хочу сюди!
 

Александра

45 років, лев, познайомиться з хлопцем у віці 37-47 років

Замітки з міткою «француженка»

Сон молодой француженки. Еnfiler


Часть предыдущая, 6-ая, сборник "Парижская лазурь"
Кому в Париже платят больше? здесь - http://blog.i.ua/user/3661818/2053845/
------------------------------------------
"Парижская лазурь", часть 7-ая
----------------------------------
Ей снился дом бабушки.
Но не совсем тот, который был когда-то давно, еще в ее детстве. А пустой, совсем без ничего – только стены и анфилада комнат. Enfiler – так звучит это слово по-французски.
Красивое название, правда? Оно завораживает.
Французский глагол enfilade en fil, который дословно обозначает «нанизать на одну нитку». Серые дверные проемы, они расположены на общей оси-нитке. Сквозная перспектива и дорога, ведущая вдаль. Или в бесконечность?
Комнат в доме сна было, по-видимому, множество. И они не были обставлены.
Бабушкин же дом был снизу доверху заполнен хламом. Так говорила мама.
И он вызывал неизменный интерес у нее, ребенка, в свое время. Ну, еще бы! Столько безделушек, картин, салфеточек, фотографий в рамочках, стоящих на комодах, свечек и вазочек ей больше нигде не приходилось видеть. Часами она бродила по дому, стараясь ступать тихо-тихо, и фантазировала.
Например, что она – художник и пришла в музей в поисках вдохновения.
Ее мама, бабушкина дочка, говорила:
– Мама, как тебе не надоедает стирать пыль со всего этого непрактичного старья? Все это давно не модно.
Бабушка возражала:
– Разве это хлам? Я сама не люблю старых и отслуживших свой срок вещей. Они мешают мне думать о будущем, и мечтать, что хорошее меня ждут завтра и даже послезавтра. В то, что ты называешь старьем, на самом деле делает мой дом не пустым.
У мамы же в съемной квартире не было салфеточек, которые надо регулярно стирать. Не было и вазочек, в которых нужно менять воду для цветов на свежую. И даже ни одной статуэтки не было. Для чего?
В квартире все было продумано для удобства квартиросъемщиков. Ничего лишнего, ведь функциональность – это символ времени…
И вот нанизанные на нитку проемы без дверей. Их было слишком много, и этим дом отличался от реального из детства.
Сон обещал быть интересным, ибо даже во сне зрителю понятно – анфилада, или по-французски «enfilade», должна когда-нибудь закончиться, как заканчивается нитка на катушке.
Она проходила арку за аркой, но видимо нитка была слишком длинна и тому, кто нанизывал на нее эти пустые комнаты, оставалось еще много работы.
Ей казалось, что она слышит тихий разговор бабушки и мамы, но никак не могла понять, в какой из комнат их искать. Слова, несмотря на то, что они произносились едва слышно, звучали четко. Ведь там, где сплошная пустота, звук приобретает особые качества…
Утром она пила кофе и думала о своем сне.  Еnfilade en fil – это завораживает.
Ее съемная квартира, в которой тоже ничего не было лишнего, не нуждалась в тщательной ежедневной уборке.
Смарт-квартира – что может быть лучше?
В мире, где все спешат, и все время ждут новых финансовых кризисов? Эконом-предложение для молодой девушки, которой еще только предстоит… Действительно, а что именно предстоит?
Она скользила взглядом по своей смарт-«эконом-квартире», более чем компактной и весьма современной.  Выгодное предложение, центр города, оплата разумная. И, главное, в ней нет ничего лишнего, что может отвлечь от цели. Все, что нужно для стабильного и качественного жизнеобеспечения тут есть. Безделушки в этой комнате явно будут выглядеть инородным телом.
«Необычный сон, – думала она, – наверное, надо навестить маму. Только почему я никак не могу вспомнить, о чем мама и бабушка говорили во сне?»
-----------------------------
© Copyright: Ирина Лазур, 2017
Свидетельство о публикации №217022801815

Функция подогрев, сборник "Парижская лазурь"



часть 2-ая "Парижская лазурь", часть 1-ая тут - http://blog.i.ua/user/3661818/2049814/ - "Состоявшийся мужчина" - для тех чудоков, кто читает подобное :)
---------------
Она взяла деньги не из его рук. Просто показала глазами на туалетный столик рядом с кроватью. Где только что…
Но... об этом не будем.
Он положил банкноты, кивнул ей головой и вышел.
Что она чувствовала?
Если мы скажем, что, например, неловкость, это будет неправда. Мы можем придумать массу стереотипных деталей из которых будет состоять ее биография. Эти вещи уже прилично всем надоели и кочуют из рассказа в рассказ.
Ах, бедная девочка! Ей так тяжело, нет, правда.
Досталось в жизни порядком и теперь она вынуждена заниматься этим делом. Ну, например, у нее был строгий отчим, которого она жутко раздражала. А чтобы вышибить из читателя слезу, можно добавить опять же литературный штамп – этот на вид приличный мужчина, о, ужас, пытался соблазнить милое невинное дитя тогда, когда у нее начали появляться вторичные половые признаки.
Итог – душевная травма и путь на улицу, в поисках состоятельных клиентов.
Или, пофантазируем дальше, мать нашей героини – истая парижанка.
И если следовать стереотипам и далее, как мы уже с вами договорились, мать относилась к взаимоотношениям полов так, как это принято в этом городе, полном контрастов, испокон веков. Результат слишком свободного воспитания, короче говоря. Придумать душещипательные эпизоды из жизни не составит труда, но оставим это занятие.
Итак, француженка, с так и невыясненными деталями биографии, вышла на улицу. Она очень хотела курить.
А еще ей хотелось выпить вина.
Не какого-нибудь Гранд-крю (как написать «р» так, чтобы звучало с неподражаемым французским прононсом, ума не приложим). Элитного, стоящего уйму денег.
Даже если заработанных только что банкнот хватило бы на его дегустацию, наша героиня была слишком благоразумна для таких неоправданных трат.
Ей хотелось вина обычного, столового, третьей категории. То есть, не того, которое делают из отборных виноградных ягод, на выращивание которых затрачена бездна усилий.
Столовое, этого вполне достаточно. И стоит недорого и выполнит свою задачу.
Вдруг ей пришло в голову сравнение. Банальное, в общем-то.
Не то, чтобы она часто любила размышлять. Ничего подобного. Ведь она была простой девушкой, которая не училась в университете и не читала книг. Модные женские журналы не в счет.
А сравнение звучало так:
Третий сорт вина – это для самых обычных средних потребителей. Как я.
Оно имеет достаточно приличный вкус, чтобы выпить его без отвращения. Как употребил меня саму мой самый первый клиент.
Все женщины проницательны в этом вопросе, и тут уже не играет роли ни их природный ум, ни полученное образование, ни количество прочитанных книг. Любая из представительниц слабого пола, будь она жительницей Берлина или Парижа, Рима или Венециии, мгновенно определит – что на самом деле испытал мужчина, который прикасался к ее телу.
Женщина вспомнила, как этот неразговорчивый клиент, как будто заключенный в старомодный футляр, несмотря на современные брюки из классического синего денима, смотрел на нее сначала с обычным вожделением самца, а потом… Видно было, что он изо всех сил пытается скрыть свое разочарование. В его глазах не было отвращения, нет. Он употребил ее просто, как доступный продукт… не более.
Она слегка коснулась своей груди. Вспоминая, как упорно пытался мужчина поймать губами ускользающие соски. Маленькие кончики мгновенно прореагировали на ее прикосновение и напряглись. Значит, они способны отвечать на ласки.
А женщина… Она сидела в баре, курила сигарету, и не спеша пила недорогое столовое вино, изготовленное хоть и во Франции, но все же из слегка порченых виноградных ягод. Даже не второго сорта, а третьего.
Третий сорт. Сорт – третий, самый низкий. Из него не сделаешь элитный напиток, который затем помещают в изысканную бутылку, изготовленную дорогим дизайнером. Горлышко не закупоривают тщательно особой пробкой из натурального дерева, которую, о боже, меняют через определенное время. Да это целый священный ритуал! Бутылка находится в подвале долгие годы, чтобы потом быть поданной к столу какого-то истинного ценителя. Гурман будет долго любоваться напитком, осторожно сжимать бокал в ладонях, согревая его теплом своих рук, с наслаждением вдыхать тонкий аромат, слегка покачивая драгоценным сосудом, и лишь потом сделает первый острожный глоток…
А тут. Третий сорт. Ну и глупое сравнение, правда? Эх, никуда нельзя уйти от стереотипов!
Женщина лениво смотрела по сторонам, периодически замечая заинтересованные мужские взгляды. Она машинально отметила про себя – эти взгляды изменились.
Молодая француженка безошибочно считывала импульсы, идущие от них. Вы же помните, мы говорили о проницательности женщин любого возраста и с разным  опытом в этих вопросах.
До сегодняшнего дня этого нюанса она никогда не замечала. Не то, чтобы ею не интересовались как самкой. Совсем нет. Мы говорим о другом.
Тончайшие рецепторы, которые управляемы неведомыми нами сигналами, идущими неизвестно откуда, безошибочно давали информацию в мозг потенциального сексуального партнера – объект открыт, готов к употреблению, пробка вынута, остается только разлить его по бокалам и…
А сорт? Элитное, столовое… какая, в принципе, разница?
------------
http://www.proza.ru/2016/12/17/1253
--------------------------
© Copyright: Ирина Лазур, 2016
Свидетельство о публикации №216121701253
------------------
часть 3- тья сборник "Парижская лазурь"
-----------
Завтрак молодой француженки состоял  из свежей выпечки, джема, клубничного или абрикосового и двух чашек крепчайшего черного кофе.
Выпечка, круассаны или багеты, поглощались ею в умопомрачительных с нашей точки зрения количествах. Перед завтраком она выпивала апельсиновый сок. Черный кофе завершал утреннюю трапезу. И никаких сливок, они только испортят чудесное ощущение, которое дарит терпкая жидкость. Банальный и типичный завтрак. Так питаются миллионы французов.
Она не заботилась о своей фигуре. Потому с аппетитом ела свежие булки. Одного круассана или даже длинного багета с поджаристой коркой обычно было мало.  Свежая выпечка – это сказочная еда, которая не может надоесть. Какая это все ерунда – специальные низкоуглеводные диеты. Вы видели хотя бы одну женщину, которая была бы счастлива после такой экзекуции?
Прекрасный обмен веществ и отсутствие глупой привычки думать о том, о чем думать просто неприятно. Вот секрет ее хорошей фигуры.
Денег, которых дал первый клиент, хватит еще на пару дней. А там будет видно.
Но если мы начали наш рассказ о еде, стоит немного развить тему. Готовить наша девушка не умела. Да и зачем ей это? Есть ведь функция «подогрев», можно быстро разогреть еду из магазина прямо в упаковке. А свежая выпечка, которая одуряюще пахнет на всю улицу, всегда в доступе. Стоит только спуститься по лестнице и заглянуть в магазинчик на первом этаже дома. Там же можно купить баночку джема. Любого, на выбор.
Джем, варенье, повидло…
Эту универсальную еду, которую можно вытаскивать ложкой просто так, прямо из банки, пока не видит мама или бабушка, или мазать на черный хлеб или батон из белой муки, ел бесчисленное количество раз каждый из нас, где бы ни была его родина.
Например, в деревне у бабушки.
Особенно вкусно, если на ломоть свежего хлеба положить кусочек сливочного масла, а потом все это великолепие намазать сверху вареньем. О!
Некоторые особо впечатлительные читатели уже ощущают вкус ТОГО самого варенья из большого медного таза. Они представляют ТО САМОЕ блюдечко с пенкой, то самое, из своего детства…
Признайтесь, вы уже хотите заплакать?
Сейчас все по-другому. Настало комфортное время.
Исчезла потребность часами варить повидло, варенье, джем и мармелад.
Какая времязатратная процедура на самом деле! Сначала долго перебирать ягоды, потом засыпать их сахаром, потом варить, снимая пенку, то и дело, глядя на часы – не переварить бы! Оставлять на сутки и опять варить. И так – несколько раз! А затем долго мыть банки, стерилизовать их, разливать бурлящую приторную массу, рискуя обжечься, закатывать каждую баночку металлической крышкой, переворачивать вверх дном и нести в угол комнаты. Там уже стоит несколько таких баночек, их надо тщательно укутать одеялом, чтобы несколько часов еще шел процесс, который называют пастеризацией.
Ой… и тут француз.
Наверное, Луи Пастер, который родился в небольшом городке под Парижем, и которому было суждено стать известным на весь мир, очень любил бабушкино варенье. Но несколько раз отравившись, он понял, что тут что-то не так. Наверняка эту сладкую массу из ягод любят не только люди – подумал Луи и начал нещадно бороться с невидимыми глазом врагами человечества – болезнетворными микробами. Для того чтобы пища могла храниться, ее нужно хорошо прогреть. Так решил Луи. И тогда все будут счастливы и довольны. И он прогрел.
А сейчас человечество ушло еще дальше в своем неудержимом прогрессе. Появились верные помощники на кухне, которые экономят время и делают сам процесс жизни оптимальным. Не хочешь готовить, так и не надо! Тебя всегда ждет функция «подогрев».
Но мы, пожалуй, чересчур увлеклись описанием процесса приготовления варенья. Да и Пастер со своей жизнеутверждающей пастеризацией в нашем рассказе явно выбивается из сюжетной линии.
Главная героиня – молодая француженка. Мы исследуем ее привычки, препарируем ее характер и попробуем заглянуть в глубины ее подсознания.
Молодая женщина мало что знала о своем великом соотечественнике Луи. И микробы ей тоже были не интересны. У нее был прекрасный иммунитет, такой же, как и аппетит. Она уже доедала великолепный джем из отборной клубники, облизывала плотоядно свои губы, и, о, ужас, даже пальцы. Ей было хорошо. День начался отлично.
 Она уже почти забыла, как выглядел тот человек, который стал ее первым клиентом. Она никогда не думала о неприятных вещах, вы помните?
------------
фото - Audrey Tautou
http://www.proza.ru/2016/12/25/2042
© Copyright: Ирина Лазур, 2016
Свидетельство о публикации №216122502042