хочу сюда!
 

Елена

47 лет, овен, познакомится с парнем в возрасте 40-55 лет

Заметки с меткой «православие и современность»

БОРИС РАУШЕНБАХ: от ракеты к иконе



Картинка 30 из 1112


Борис Раушенбах: "Меня всегда привлекали те проблемы, которые еще никто не решал"


* * *

Академик Борис Раушенбах, один из основателей космонавтики, создавший научную школу космической навигации, обратился в конце жизни к изучению пространства иконы и математическим моделям, объясняющим Троичность Бога. Этот поворот не был случайным, к новым научным интересам ученый пришел через работу над оптикой космических аппаратов.


Свою автобиографию академик Б. В. Раушенбах начинает словами: «Я довольно редкий экземпляр царского еще “производства”: родился до революции». Его отец был родом с Волги, а мать из прибалтийских немцев. С детства будущий ученый «увлекался всем, что летает, участвовал во всех детских кружках, связанных с полетами». Будучи студентом Ленинградского института гражданского воздушного флота, Раушенбах занялся проектированием новых летательных аппаратов — бесхвостых самолетов и бесхвостых планеров. Однажды вместе с другом он приехал на испытания в Крым, где познакомился с Королевым, у которого начал работать по окончании учебы.


С началом Великой Отечественной войны Раушенбах приступил к работе над оборонными проектами, участвовал в разработке секретных реактивных минометов, знаменитых «Катюш». Однако, как немец по происхождению, вскоре был репрессирован.


В заключении ученый не переставал трудиться: окончил расчеты полета
самонаводящегося зенитного снаряда. Это и спасло ему жизнь: работу
высоко оценил авиаконструктор Виктор Федорович Болховитинов, по
ходатайству которого непосильные каторжные работы Раушенбаху заменили работой по специальности — математикой. Освободили ученого в 1946 году, благодаря стараниям великого ученого-математика Мстислава Келдыша.


Будучи состоявшимся ученым, Раушенбах внезапно решает «начать все
с нуля», заняться новым направлением: «Уже будучи профессором, уже имея возможность “отрастить пузо”, я... всё бросил и начал всё сначала.
Занялся новой тогда теорией управления космическими аппаратами. Еще
никакого спутника и в помине не было, но я знал, что это перспективное
направление». Затем исследователь вновь начал сотрудничать с Королевым и стал главным конструктором, разработавшим системы управления космическими аппаратами «Луна», «Венера», «Восток» и орбитальной станцией «Мир».


Борис Раушенбах был последним человеком, с которым общался перед
полетом Гагарин: «Голова была забита тем, чтобы не отказал какой- нибудь прибор, чтобы не вышла из строя какая-либо система… Вот что занимало голову, а вовсе не то, что происходит нечто эпохальное. И успокоение наступало только тогда, когда телеметрические приборы корабля из космоса передавали, что системы работают нормально. Когда я понял, что все прошло хорошо, то встал и перекрестился. К великому изумлению всех присутствовавших на командном пункте космодрома».


Разрабатывая проблему стыковки космических кораблей, Раушенбах задумался о том, как наиболее точно отобразить пространство на экране, ведь космонавт не может наблюдать стыковку непосредственно, а изображение на экране искажалось. В результате ученый разработал новую теорию перспективы. «До сих пор теория перспективы опиралась на работу глаза (если угодно, фотоаппарата), — писал ученый, — а на самом деле видимая человеком картина пространства создается мозгом. Изображение на сетчатке глаза всего лишь “полуфабрикат”».






Пример прямой перспективы







Далее мысль исследователя обратилась к живописи. Он стал изучать
памятники древнерусского искусства и был удивлен тем, как в них
передавалось пространство. «В иконописи повсеместно используется
странная “обратная перспектива”, которая кажется абсолютно алогичной,
противоречащей очевидным правилам, известным сегодня всем и подтвержденным практикой фотографии. Неужели это результат “неумения”, как об этом писали многие? Почему вообще художники пишут так, а не иначе? …Я пытался найти рациональные корни, для этого пришлось учесть работу не только глаза, но и мозга при зрительном восприятии. А это, в свою очередь, потребовало математического описания работы мозга. Оказалось, что “обратная перспектива” и многие другие странности совершенно естественны и даже неизбежны».


Однако пытливым ученым руководил не только сугубо научный интерес: «Повлияло и мое детство, когда меня водили в церковь, приобщали святых тайн, а детские впечатления — это не такая вещь, которая забывается и исчезает бесследно. Во все времена моей жизни мне была весьма неприятна антирелигиозная пропаганда, я всегда считал ее чушью и болел за религию…» Итогом стали четыре книги об искусстве, первая из которых вышла в 1975 году («Пространственные построения в древнерусской живописи»), последняя — в 1994-м. В своих работах академик «поверил алгеброй гармонию».


Что же привлекло внимание ученого в области иконописания? Многие античные и средневековые художники изображали предметы на картине так, будто они не изменяются при удалении — это так называемая параллельная перспектива, однако это не было связано с неумением рисовать, ведь еще в X—XI веках в Китае создавались вполне реалистические изображения, где предметы уменьшались по мере удаления от смотрящего. В эпоху Возрождения было разработано учение о классической перспективе, однако, спустя некоторое время, художники обнаружили, что точное, реалистическое изображение не всегда создает нужное зрительное впечатление. Грубо говоря, более значимые предметы иногда бывают написаны крупнее или же, чтобы композиция казалась целостной, удаленные друг от друга предметы волей художника изображаются ближе, чем на самом деле.







Пример обратной перспективы





Что же такое «обратная перспектива»? И чем она отличается от прямой?
В прямой перспективе есть только одна точка, откуда смотрит наблюдатель,
и все видимые предметы уменьшаются по мере их удаления от смотрящего,
приближаясь к общей «точке схода» на линии горизонта. А в обратной
перспективе «точек наблюдения» может быть много, изображение имеет несколько горизонтов, предметы кажутся увеличивающимися по мере удаления от зрителя, словно центр схода линий находится не на горизонте, а внутри самого зрителя — кажется, что икона пытается заглянуть в самое сердце предстоящего перед ней.


От изучения иконы Раушенбах перешел к богословию, без которого невозможно понимание иконы. Последние его работы посвящены Святой Троице. Следует сказать, что многие святые отцы пытались найти аналогии в мире, которые позволили бы объяснить, как три личности являются одним Богом. Святитель Василий Великий приводил в пример радугу: «Один и тот же свет и непрерывен в самом себе, и многоцветен», а святитель Игнатий Брянчанинов — человеческие свойства: «Наш ум, слово и дух, по единовременности своего начала и по своим взаимным отношениям, служат образом Отца, Сына и Святого Духа». Раушенбах предложил сравнение из математики: «Я сказал себе: будем искать в математике объект, обладающий всеми логическими свойствами Троицы, и если такой объект будет обнаружен, то этим самым будет доказана возможность логической непротиворечивости структуры Троицы и в том случае, когда каждое Лицо является Богом. И, четко сформулировав логические свойства Троицы, сгруппировав их и уточнив, я вышел на математический объект, полностью соответствующий перечисленным свойствам, — это был самый обычный вектор с его ортогональными составляющими...»


Многих ученых удивляло, как человек науки может быть религиозен? На этот вопрос сам Раушенбах отвечал так: «Все чаще людям в голову приходит мысль: не назрел ли синтез двух систем познания, религиозной и научной? Хотя я не стал бы разделять религиозное и научное мировоззрение. Я бы взял шире — логическое, в том числе и научное, и внелогическое, куда входит не только религия, но и искусство — разные грани мировоззрения...»


Автор ЛИНДЕ Юлия

Ф О М А       №4 (96), апрель 2011

Цитаты приведены по книге Борис Раушенбах «Пристрастие», М., 2002 г.
- http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=author&id=101

Из Википедии

Борис Викторович Раушенбах (5.01.1915, Петроград - 27.03.2001, Москва)  — российский советский физик-механик, один из основоположников российской космонавтики, академик АН СССР, лауреат Ленинской премии (1960).

Математическое доказательство существования триединого Бога

Интересное математическое доказательство реальности существования триединого Бога в одном лице - Отца, Сына и Святого Духа - было осуществлено Борисом Викторовичем Раушенбахом (5.01.1915, Петроград - 27.03.2001, Москва)  — российским советским физиком-механиком, одним из основоположником российской космонавтики, академиком АН СССР, лауреатом Ленинской премии (1960).
Файл:Б. В. Раушенбах.jpg
Вот отрывок из его книги "Пристрастие" (1997 г.) - "Автобиографические фрагменты" - http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=632 "...В богословии меня интересует логическая сторона. Например, мне удалось доказать одно положение, которое до сих пор не было известно. Понятие Троицы всегда считалось алогичным — три Бога составляют одного Бога. Как это может быть одновременно три и один? Когда мы говорим о святости Троицы, то нам не с чем из повседневной жизни сравнивать ее, святость свойственна лишь божественному. Но когда речь заходит о триединости, то человеческий ум невольно ищет аналогии в повседневной жизни, хочет увязать это понятие с формальной логикой.

Столкнувшись с таким затруднением, многие богословы в течение сотен лет пытались найти выход из подобного положения. В основном здесь прослеживаются два пути, причем в обоих случаях триединость считалась очевидным логическим абсурдом. Первый путь сводился к утверждению, что эта алогичность вполне допустима, поскольку речь идет о Боге, который, в принципе, непознаваем. Если человеческому уму это кажется непонятным, то так и должно быть. Второй путь сводился к утверждению, что Бог слагается не из трех Богов, а из трех Лиц, и тогда логическая абсурдность исчезает, как, например, в утверждении, что один букет составлен из трех цветков. Но теперь возникает противоречие с Символом веры, в котором каждое из трех Лиц названо Богом. Как видно из сказанного, это тоже не решение вопроса.

Мне удалось показать, в чем заключалась логическая ошибка сторонников второй точки зрения и как надо в этом случае правильно рассуждать, чтобы доказать, что понятие Троицы логически безупречно, даже когда три Бога составляют одного Бога. Я сказал себе: будем искать в математике объект, обладающий всеми логическими свойствами Троицы, и если такой объект будет обнаружен, то этим самым будет доказана возможность логической непротиворечивости структуры Троицы и в том случае, когда каждое Лицо является Богом. И, четко сформулировав логические свойства Троицы, сгруппировав их и уточнив, я вышел на математический объект, полностью соответствующий перечисленным свойствам, — это был самый обычный вектор с его ортогональными составляющими...

Остается лишь удивляться, что отцы Церкви сумели сформулировать совокупность свойств Троицы, не имея возможности опираться на математику. Они совершенно справедливо называли любые отклонения от этой совокупности ересями, как бы ощущая внутренним зрением их разрушительную пагубность. Лишь теперь становится понятным величие отцов Церкви и в смысле интуитивного создания безупречной логики триединости. Сегодня совершенно разумна формулировка догмата о Троице, которая точно следует Символу веры: “Лица Троицы составляют единое Божество, в котором каждое Лицо в свою очередь является Богом”..."

* * * Символ веры
"1Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. 2И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. 3Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. 4Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. 5И воскресшаго в третий день по Писанием. 6И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. 7И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. 8И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. 9Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. 10Исповедую едино крещение во оставление грехов. 11Чаю воскресения мертвых, 12и жизни будущаго века. Аминь."   -  http://www.pravoslavie.ru/put/biblio/molitva/17.htm

О Евро-2012, футбольных фанах и не только

Матч "Украина-Швеция"

15 июня 2012

Ольга Мамона

О том, почему мы так увлечены чемпионатом; почему за проигрыш готовы ввязаться в драку; почему фан-зоны при храмах уместны – об этом и многом другом рассказал протоиерей Александр АВДЮГИН, который и сам следит за матчами Евро.

Пять лет Украина готовилась к Евро-2012, и вот, наконец, 8 июня стартовал долгожданный чемпионат Европы по футболу. 11 июня в Киеве состоялся первый домашний матч Сборной Украины со Швецией, который принес нам первую победу, а сегодня, 15 июня, наши игроки встретятся на «Донбасс Арене» с французами.  

Киев, Донецк, Харьков и Львов, которые впервые в этом году принимают Евро, живут футболом, да что говорить, футболом живет вся Украина.

О том, почему мы так увлечены чемпионатом; почему за победу мы готовы расцеловать соперника, а за проигрыш – ввязаться в драку;  о фан-зонах на территории храмов и свиньях-предсказателях; о том, нужно ли священнослужителю говорить о футболе и можно ли молиться за победу, – об этом и многом другом рассказал «Православию в Украине»протоиерей Александр АВДЮГИН, который и сам следит за матчами Евро-2012.

«Христианство убрало жестокость и низменность зрелища, но оставило в нем стремление к победе»

— Отец Александр, сейчас все живут футболом. Почему какой-то кожаный мяч способен объединять людей разных религий и национальностей, что все вдруг становятся родными и близкими? Не футболистам и не фанатам это кажется даже глупым, да и порой досадно, что объединяет людей игра, а не, к примеру, Петров пост.

— Потому, что это – зрелище. Никуда знаменитое римское требование «Хлеба и зрелищ!» не деинсталлировалось из человеческого сознания. Было, есть и будет. По причине одной и всем понятной – слаб человек. Отличие лишь в одном. Если раньше зрелищем были бои гладиаторов, а позже – рыцарские ристалища, то теперь это спортивные соревнования, в данном случае – футбол.

Произошла трансформация (уж простите за технический термин, но иной не подбирается): христианство убрало жестокость и низменность зрелища, но оставило в нем стремление к победе, которая достигается не убийством или ранением, а совершенством человеческих качеств, умением идти к поставленной цели Богом данными силой, смекалкой и ловкостью.

— Следует заметить, что Евро может как объединять, так и разобщать людей. Ведь известно, что футбольные фаны слывут своей агрессивностью. Так, уже в первые дни чемпионата в Польше были потасовки. Почему проигрыш заставляет болельщиков напиваться, проявлять жестокость и прочее?

— Нобель тринитротолуол для проходки горных туннелей изобрел, а применяют его, большей частью, в войнах. Политики у нас все о благе народа рассуждают, о культурном наследии спорят, моральные ценности в законы вводят и при этом благополучно, нещадно до крови колотят друг друга на виду планеты всей. Христианство – религия любви и спасения, что не помешало пребывать Европе почти столетие в религиозных войнах, уничтожая друг друга, как сказал знаменитый Портос за то, что один читал псалом по-французски, а другой на латыни.

Плохое всегда присоседится к хорошему. Недаром Господь в Своей молитве упомянул: «…и избави нас от лукавого». Сам Бог сказал! Потому что знал, что ни одно дело без внимания данной рогатой сущности не обойдется.

«Главное, что я сказал бы собирающемуся на матч, это пожелал бы победы его команде …»

— Накануне Евро-2012 в Ивано-Франковске написали икону, посвященную чемпионату, и специальную молитву за футбол. А под Киевом на территории одного храма организовали фан-зону – установили экран, где теперь прихожане вместе болеют. Уместно ли говорить о молитвах за победу в футболе и о фан-зонах при храмах?

— При храмах вполне уместно. Вот там точно не будет потасовок, грубости и прочих негативов, которыми богаты околоспортивные мероприятия. Да и почему не помолиться о победе любимой команды, если данная победа есть «благое дело» для миллионов, если она позитивно влияет  на человеческое состояние?

Раньше говорили о том, что победа любимой команды повышает производительность труда (а так и было!), теперь радость выигранного матча не разъединяет, а примеряет, делает человека добрее и доброжелательнее. Беда лишь в том, что наши СМИ всеми способами тиражируют негативы, совершенно не обращая внимание на позитив. Их больше интересуют дерущиеся хулиганы (фаны), чем обнимающиеся между собой после финального свистка соперники. 

Если мне закажут молебен перед матчем, то я открою Требник на странице, где написано «Молебен перед началом добраго дела», и особое ударение после Евангелия сделаю на прошении: «Во всем споспешествуяй всем во благое, Господи, милостивно и рабом твоим (рабу) имярек, поспешествуй, Спасе, и во благополучное совершение делу их (его) спешно произвестися, благослови, молимтися, всемогий Владыко, услыши и помилуй».

Споспешествуяй всем во благое – именно во благое. Вот тогда и негараздов меньше будет среди болельщиков, Луческу полюбит Семина, украинцы не будут считать матч со шведами битвой под Полтавой, а поляки с русскими вспомнят, что они, в общем-то, славяне…

— Безусловно, футболисты и болельщики тоже верующие. Но если раньше с болельщиком футбола ассоциировался  мужчина, который эмоционально кричит «гол!», то сегодня вспоминается тот же мужчина, но от которого разит пивом. Однако православный человек православен не только в храме, а и за его пределами, в том числе на футбольном поле и стадионе. Нужно ли священнослужителю говорить о таком понятии как культура футбола, и если говорить, то что?

— Если пиво руководит тобой, а не ты пивом, то ты не болельщик, а человек, страдающий от страсти к пиву. Неумеренное употребление пива никак не даст возможности в полной мере насладиться тактикой, стратегий, техническим мастерством и драматизмом матча. Иные проблемы часто возникать будут. Да и соседям-болельщикам надоест раз за разом пропускать вас в места не столь отдаленные.

Вот об этом прозаическом моменте тоже надобно говорить священнику. Хотя главное, что я сказал бы собирающемуся на матч, это пожелал бы победы его команде, которая возможна только тогда, когда будет отсутствовать злоба, презрение и формулировка «любой ценой». Пусть всегда побеждает мастерство и талант.

«Пенальти назначили в наши ворота – и тут крик с верхнего ряда: «Молись, батя!»

— Один священник попал на футбольный матч в рясе, и было удивительно, что все люди на стадионе радовались встрече, поздравляли с победой, а те, кто сидели рядом, старались вести себя тактично. Бывали ли с вами какие-то истории, ведь вы и сами, отче, любите футбол и не раз были на матчах?

— Так и есть. Даже без рясы священника в тебе угадывают «на раз». Эмоций от этого не уменьшается, а вот негатив убирается. Более того, очень даже уважительное отношение со стороны болельщиков. Знаю священника, которого болельщики приглашают на футбол и даже билет ему покупают. Батюшка смутился, когда я у него спросил: отчего такие привилегии? Ответил, что они его «фартовым попом» считают и даже, когда команда проиграет, претензий не предъявляют.

От меня большой футбол далековато, на «Донбасс Арене» не часто бываю, но когда получается съездить, не разочаровываюсь. Наши болельщики очень даже уважительные и тактичные люди. Хотя было однажды. Пенальти назначили в наши ворота – и тут же крик с верхнего ряда: «Молись, батя!». Между прочим, Рыбка пенальти взял…

— В последнее время стало модным, чтобы какой-то зверек предсказывал, кто победит на чемпионатах по хоккею и футболу. Вот и сейчас слон, хорек и свинья – официальные предсказатели Евро-2012. Когда предсказывал какой-то осьминог из Германии или слон из Чехии, было понятно – так развлекается Запад. Но теперь и Украина выбрала себе предсказателя, не удивительно, что им стала свинья – такой себе символ. Мол, вот вам Евро по-украински. Что это за мода такая, и зачем это нам, православной стране?

— Вот это точно не наше. Откровенное язычество, вкупе со всеми волхованиями. Тварь безмозглая уподобляется разумному... Не нравятся мне подобные «мероприятия». Организаторы просто не соображают и не понимают, кто и что такое Человек. Этой свиньей они сами себя в свиней превратили.

— И напоследок. Евро-2012 еще продлится две недели, и многое впереди. Ваши пожелания украинским болельщикам.

— Вболіваємо за Україну! Україно, вперед!

Булат — Иоанн — Окуджава

12 июня исполняется 15 лет со дня смерти русского поэта, композитора, литератора, прозаика и сценариста Булата Окуджавы. Он оставил миру около двухсот авторских и эстрадных песен, написанных на собственные стихи.

Перед самой смертью Булат Шалвович был крещён с именем Иоанн. Вечная ему память!

Каждый пишет, как он слышит. Каждый слышит, как он дышит. Как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить…

Так природа захотела. Почему? Не наше дело. Для чего? Не нам судить.

Булат Окуджава о себе

- Я родился в 24-м году, 9 мая, у Грауэрмана, на Арбате. Первая моя квартира — дом 43. Квартира на 4-м этаже, средних размеров по коммунальным масштабам, 5 соседей. Раньше это была квартира фабриканта Каневского, нэпмана. После нэпа он был директором своей же фабрички. А потом уехал во Францию с семьей.

Отец мой был прислан в комакадемию из Грузии учиться. На Арбате ему дали две маленькие комнатки в той коммуналке. И мать жила с нами. После моего рождения отца отправили обратно на Кавказ. Он продолжал работать комиссаром грузинской дивизии. А мама работала в аппарате горкома партии, здесь.

А потом пришло время мне учиться. И меня отправили в Тбилиси, где я поступил в первый класс. Это был такой странный первый класс, где были экзамены — по-русски. На экзамене каждому давали табличку, на табличке был нарисован лабиринт. В центре лабиринта — колбаса, а снаружи мышка, нужно было найти кратчайший путь до колбасы. О Пушкине мы не слышали ничего, Пушкин не существовал, Лермонтов не существовал, Толстой не существовал. Все они были помещики.

Потом отец работал уже секретарем Тбилисского горкома партии. У него были нелады с Берия, очень серьезные. И дошло до того, что отец мой поехал в Крым, к Серго Орджоникидзе, и попросил направить его на работу в Россию, потому что в Грузии он работать не мог. И Серго отправил его на Урал. Парторгом ЦК на вновь строящийся в первой или второй пятилетке вагоностроительный завод.

Вот в 32-м году отец отправился на Урал — там еще была дикая тайга и несколько бараков. А потом выписал и нас. Я жил там, учился, до ареста отца. До февраля 37-го года.

Мы вернулись в Москву. Опять в эти же две комнаты. Мать, конечно, исключили из партии тут же. Она устроилась кассиром в какую-то артель. И занималась тем, что в свободное время бегала, добивалась приема у Берия, чтобы сказать ему: ты же знал его по работе, он не может быть троцкистом или английским шпионом. Она добивалась, добивалась до тех пор, пока не пришли однажды ночью и не забрали ее тоже.

Я остался с бабушкой. В это время был уже брат. Он родился в 34-м году. Жили мы впроголодь. Страшно совершенно. Учился я плохо.

- Вы ощущали себя сыном врагов народа?

- Я испытывал это на себе ежечасно, во всех смыслах. Но я считал, что это ошибка. Я был очень политический мальчик. И я знал, что мои родители такие коммунисты, каких не бывает вообще в природе. Произошла ошибка какая-то. И когда это до Сталина дойдет, он все исправит.

Семью Окуджавы «выкашивал» террор 30-х годов. И, словно бы вопреки этой трагедии, в подростке, а затем юноше Булате рождаются жажда добра и надежда. Это была милость Божия, конечно же, незаметная и не до конца осознанная. Бог действует в мире и в каждом человеке, если Он посеял в нём жажду добра и сострадания.

[ Читать дальше ]

Вот комната эта — храни её Бог! - Мой дом, мою крепость и волю. Четыре стены, потолок и порог, И тень моя с хлебом и солью.

И в комнате этой ночною порой Я к жизни иной прикасаюсь. Но в комнате этой, отнюдь не герой, Я плачу, молюсь и спасаюсь.

В ней всё соразмерно желаньям моим - То облик берлоги, то храма,- В ней жизнь моя тает, густая, как дым, Короткая, как телеграмма.

Пока вы возносите небу хвалу, Пока ускоряете время, Меня приглашает фортуна к столу Нести своё сладкое бремя…

Покуда по свету разносит молва, Что будто я зло низвергаю, Я просто слагаю слова и слова И чувства свои излагаю.

Судьба и перо, по бумаге шурша, Стараются, лезут из кожи. Растрачены силы, сгорает душа, А там, за окошком, всё то же.

ПравМир

Вечная ему память!                      rose roseroseroseroserose

Служка блаженной Ксении или Последняя песня Хиля

Оригинал взят из ЖЖ у [info]otets_gennadiy в Служка блаженной Ксении или Последняя песня Хиля
Весть о смерти Эдуарда Хиля коснулась сердец самых разных людей. Конечно, в первую очередь, наверное, огорчились люди его поколения, люди шестидесятых-семидесятых годов, когда впервые прозвучал его голос. С этим голосом выросли целые поколения советских людей. В годы советского космического энтузиазма Эдуард Анатольевич воспринимался как «свой парень». В 70-е годы, которые сейчас принято называть «застойными», Хиль пел своим радостным голосом, вселял в советских людей бодрость. В переломные 80-е годы о нем не забыли, тогда его воспринимали как патриарха советской эстрады. В 90-е годы он выехал за границу, конечно, не от хорошей жизни. Это был не побег, это была скорее экономическая эмиграция. Его концерты в США совершенно неожиданно произвели самый настоящий фурор. Америка, избалованная самыми разными голосами и именами, открыла для себя Эдуарда Хиля. Сегодня огорчилось огромное множество его поклонников в самых разных концах мира, поскольку он стал выразителем глубочайшего русского оптимизма на эстраде, в песне. Безусловно, это талант, дар Божий. Это еще харизма русской радости. Эдуард Хиль пел с русским задором. В его голосе и в его взгляде одновременно соединились наш сказочный Иванушка, лесковский Левша, Василий Теркин, стахановцы и наши космонавты. В его взгляде угадывался даже взгляд Юрия Гагарина. Он выразил глубочайшую задушевную сторону нашего характера. В Эдуарде Хиле каждый узнавал себя. Однажды услышав его голос, невозможно было не стать его поклонником, его почитателем, потому что каждый действительно узнавал в нем что-то свое. Православные, церковные люди услышали в Хиле православный, пасхальный аккорд. Не случайно этот поистине глубоко православный русский человек в конечном счете пришел к корням русскости, к Православию. В последние годы он воцерковился, стал прихожанином церкви Смоленской иконы Божией Матери на Смоленском кладбище, которое для всех нас связано, прежде всего, с именем Блаженной Ксении Петербургской. Хиль стал прихожанином Блаженной Ксении. Сопряжение этих двух имен неожиданное, но внутренне логичное. Поэтому сегодня скорбят сердца многих русских православных людей. [ Читать дальше ] Царство Небесное и вечный покой новопреставленному рабу Божиему Георгию, пусть Господь примет его душу во Царствии Своем! Протоиерей Геннадий Беловолов, настоятель Леушинского подворья в Санкт-Петербурге
Эдуард Хиль тайно восстанавливал храм на Смоленском кладбище Дополнено 

[info]kuzma_prutkoff 2012-06-06 08:28 (UTC)

Настоятель церкви Смоленской Иконы Божией Матери отец Виктор Московский - духовный наставник Эдуарда Хиля - открыл тайну певца. Артист при жизни помогал восстанавливать Воскресенскую церковь на Смоленском кладбище, пишет Lifenews. На реставрацию старинной церкви артист тратил гонорары от своих выступлений. Воскресенская церковь в Петербурге была построена еще в 1857 году, но в советское время из нее сначала сделали общежитие. Затем сломали все внутреннее убранство и своды, заменив их металлическими конструкциями, а сам храм превратили в насосную станцию. Лишь в 1991 году церковь вернули епархии. Эдуард Хиль целенаправленно дал деньги на окошечки на куполе Воскресенского храма, оставив свой добрый след. Эдуард Хиль был верующим человеком и прихожанином церкви на Смоленском кладбище. Храм артист выбрал не случайно, так как он сам родом из Смоленска. От настоятеля этой церкви Эдуард Анатольевич и получил последнее причастие. Отец Виктор давний друг семьи Хиль. При жизни артист с супругой часто приходили в его церковь Смоленской Иконы Божией Матери. Здесь накануне болезни, в Великий пост, он пришел в храм - причастился и соборовался. А на Вербное воскресенье попал в больницу. По словам настоятеля, Эдуард Анатольевич (в крещении Георгий) был человеком набожным и дружил со всем приходом. В праздничные дни вместе со всеми садился за стол и для каждого мог спеть песню поздравительную. Стихи сочинял вместе с супругой, а потом их перекладывал на какую-нибудь известную народную мелодию, получалось очень красиво. Постоянно он приходил и в воскресную школу, где занимался с детьми. Из-за привязанности Эдуарда Хиля к этому месту Зоя Александровна и захотела похоронить супруга рядом с его любимой часовней, будто выполняя последнюю волю мужа. Настоятель Смоленской церкви ее в этом поддержал полностью. rose rose 

«Лестница в небо»

Как голландские рок-музыканты пришли к православному миссионеру игумену Сергию (Рыбко)

На своём концерте в Москве музыканты известной рок-группы Physical Graffiti (Led Zeppelin соver) познакомились в антракте с игуменом Сергием (Рыбко), который был среди зрителей. Знакомство их впечатлило. Во второй части концерта лидер группы Эндрю Элт адресовал отцу Сергию и другим священникам знаменитую «Лестницу в небо», а виртуоз соло-гитарист Даниэль Ферберк неожиданно вручил батюшке смычок, с помощью которого исполнял одну из вещей.

Led Zeppelin помог прийти к вере

Группа в полном составе посетила храм Сошествия Святого Духа на Лазаревском кладбище, где гостям рассказали о святынях храма и его истории. Оказалось, что гитарист Даниэль Ферберк наполовину славянин — его мама православная, родом из Македонии. Даниэль выразил желание венчаться со своей девушкой у отца Сергия. Однако сейчас он формально принадлежит к католической церкви.

Так завязалась беседа о вере, музыке, душе, о главном выборе человека. Отец Сергий рассказал гостям, что музыка Led Zeppelin, которую они исполняют, в своё время помогла ему и его друзьям сделать шаг к вере.

— Это был глоток свободы, глоток иного мира, — сказал игумен. — Благодаря рок-музыке мы взбунтовались против «совка», стали искать свободу. Мы поняли, что политические системы — это второстепенно. Главное, что есть Бог, и только в Боге человек может быть свободен и независим до конца. И оказалось, что ответы на наши вопросы находятся в учении Христа. В Евангелии есть таинственные слова: познайте Истину, и она сделает вас свободными. Учение Христа зовёт к независимости от мирских принципов, устоявшихся мнений, зашоренности. Для меня до сих пор свобода — один из главных идеалов. Какая разница, кто что обо мне думает? Главное — что Бог обо мне думает. Насколько были свободными святые! Заповеди показывают вещи такими, какими они сотворены Богом, предлагают реализоваться таким, каким тебя Бог сотворил.

[ Читать дальше ]

Страх и трепет

Оригинал взят из ЖЖ у [info]igumen_aga в Страх и трепет
дед Мороз
Ровно год назад, будучи в экспедиции в одном из наших наслегов я крестил парня двадцати с небольшим лет. Он старательно готовился, искренне, гласно в храме исповедовал веру в Троицу, в Сына Божия, имел желание жить в доброй совести. В этом году он приходил на службы, когда приезжали наши миссионеры, -- причащался и исповедовался. Жизненный уклад рыбаков предполагает долгие периоды тяжелой работы без выходных, -- когда идет рыба отдыхать некогда. Потом, после продажи рыбы, бывает время, когда заняться особо нечем до следующих сезонных дел. Парень этот начал выпивать и увлекся компьютерными играми, - всякими стрелялками, преимущественно. Кончилось тем, что недавно он совершил тяжкое убийство, -- зарубил топором пожилую женщину. На суде он утверждал, что не понимал, что делает, --  ему казалось что он в игре. Его признали вменяемым и осудили на длительное заключение. Владимир его имя. Из того же наслега родом был и другой человек. Убил же Владимир его близкую родственницу. В прошлом же году он как-то зашел в Тиксинский храм сильно навеселе, устроил диспут о вере, заявил, что нет Бога и быть не может, -- так как он воевал в свое время и видел много всякого, несовместимого с бытием Божиим. Хорошо, что тогда в храме был наш командировочный о. Владислав, сам воевавший на Кавказе. Поговорили они довольно резко, но ушел этот гость в раздражении и полном убеждении в своей правоте. Вчера, спустя ровно год, заходил снова. Поставил свечи, перекрестился, спросил о крещении детей. Поговорили мирно и светло с ним. Рассказал он, что с прошлого года, как только заявил он громко в храме о своем неверии, -- жизнь его сильно изменилась и он много думал. В итоге вот, --  пришел. Страх и трепет обнимает меня, когда я начинаю размышлять о путях и судах Божиих, страх и трепет, братцы мои... страх и трепет. А вот рассказ Игумена Агафангела (Белых) о том, какой была у него самая памятная Пасха

Игумен Агафангел (Белых). Фото Дениса Маханько

Весна 1984 года была холодной. Мы бесцельно слонялись небольшой стайкой по тёмным, мокрым переулкам и грелись пошлыми анекдотами и дешёвыми сигаретами. Не помню уже, кто сказал, что завтра Пасха. Это было хоть какое-то развлечение, — пойти в церковь в праздник. Всё, что мы знали, это то, что служба должна быть ночью. Домой рано никто не собирался и мы понеслись через полгорода в сторону кафедрального собора. Через 16 лет и два месяца там меня будут рукополагать во диаконы.

Издалека была видна пестрая толпа у церковной ограды и яркий свет из высоких окон храма. Мы приблизились к воротам. Я совершенно не помню ни своего настроения в этот момент, ни того, о чем я думал. Зато я четко помню свои ощущения спустя несколько минут. Спокойно и уверенно, как мы обычно заходили в кинотеатр или какой-нибудь ДК на дискотеку, наша компания направилась ко входу в храм. В этот момент я почувствовал, как мягко, но властно меня взяли за локоть.

Лицо человека в потертой кожанке было невыразительным, но даже подростку было ясно, что этот дядя из органов. Глядя в сторону, он будничным тоном осведомился о цели нашего визита. Кругом были люди и я не делал ничего противозаконного, поэтому с определённой долей нахальства я заявил, что мы идем, короче это… молиться, — я с трудом вспомнил, что обычно делают в церкви. В этот момент я заметил, что у ворот стоят преимущественно мужчины с красными повязками на рукавах. Пасха в том году пришлась на день рождения Ленина и, может быть, по этой причине храмы усиленно патрулировались нарядами милиции и дружинниками.

Ещё крепче сжав мою руку, невыразительный человек спросил номер школы, сколько мне лет, где мои родители и не желаю ли я помолиться в отделении милиции, покуда они за мной явятся? От забора в нашем направлении двинулась группа дружинников. Притянув меня вплотную к себе,  дядя из органов хрипло прошептал мне в ухо несколько слов. Наверное, следовало бы написать, что он обдал меня при этом смесью чеснока и перегара или просто каким-нибудь малоприятным ароматом, но это не так. Он просто грязно выругался и сообщил, мешая мат и разговорный русский, что если я не хочу неприятностей, то через секунду и духа моего здесь быть не должно.

В мгновение ока, выдернув рукав куртки, я рванулся было бежать и тут же почувствовал увесистый пинок в то место, где на джинсах обычно пришивают задние карманы. Потеряв равновесие я слетел с тротуара в грязь. Раздался хохот людей с красными повязками. Человек в кожанке в нецензурных выражениях посоветовал мне ускорить темп. Я отряхнул грязь, насколько это было возможно и нарочито медленно пошел в сторону от храма. Всегда мне доставалось в уличных конфликтах за такие несмиренные штуки больше прочих и, кстати, вполне заслуженно.

Ночью автобусы не ходили. Свою компанию я не нашел. Шлёпая по весенним лужам, в которых рябью отражались редкие фонари, я тащился через ночной город домой и думал: Гады, ну какие же они гады!

Как выяснилось на другой день, моих друзей также прогнали от храма дружинники. Возможно, формально они были правы, – нечего было несовершеннолетним делать в полночь в людном месте без сопровождения взрослых.

А в собор я все же попал. Через неделю. Зашел из принципа и чувства протеста прямо среди бела дня. Там было солнечно, тихо и совсем пусто. И была в этой тихой солнечной пустоте какая-то тайна, непонятная и привлекательная. Потому что её тщательно охраняли от меня, а значит, — она была настоящей.

Об авторе
Игумен Агафангел (Белых) - [info]igumen_aga
Игумен Агафангел (Белых)
Биография: Клирик Белгородской епархии, насельник Свято-Троицкого Холковского пещерного монастыря, что в Белгородской епархии. С 1.04.2009 совершает миссионерское служение в г. Тикси, Саха (Якутия) Республика.

В Церкви нет идеологии. В Церкви есть Хрис­тос.

 Православие и современность Маяк один. Все остальное — отблески Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин
Легко представить себе человека, который устал от житейской непонятицы, от хаоса мнений, от отсутствия в стране сколько-нибудь ясной и надежной идеи, от отсутствия, наконец, внутренней опоры, твердого ориентира для души и сознания. Он приходит в Церковь и надеется обрести именно это: ясность, определенность, твердость и неизменную надежность всеохватывающего учения. Человек совершенно прав: где же еще это искать, если не во Христе и не в Церкви! Но, если он не ограничится посещением служб и захочет расти, узнавая все больше и больше, если он будет читать книги и посещать православные Интернет-ресурсы,— он очень быстро увидит, что в Церкви, если иметь в виду ее земную человеческую составляющую, вовсе не царит тишь да гладь. Палуба церковного корабля весьма ощутимо вибрирует от полемики. И далеко не всегда эта полемика протекает «в духе братской любви и взаимоуважения».

Ибо, во-первых, слышу, что, когда вы собираетесь в церковь, между вами бывают разделения, чему отчасти и верю. Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные,— писал апостол Павел христианам Коринфа (1 Кор. 11, 18–19). То есть сама по себе ситуация разногласия, спора — нормальна. Мы должны знать, где положен этим спорам предел, какое утверждение поставит полемизирующего вне Церкви, вне Православия. Но, во-первых, даже и это мы, не кончавшие ни семинарий, ни академий, знаем не всегда, а во-вторых, и не выходя за пределы православного вероучения, любой из нас может оказаться в ситуации выбора: кому следовать, кого слушать?

— Наш батюшка призывает нас причащаться как можно чаще. А вот на этом сайте такой почтенный, такой ученый протоиерей пишет, что благочестивые христиане издавна причащались только пять раз в год — в каждый пост, в Великий — дважды. А причащаться часто, с его точки зрения, неблагочестиво и вредно…

— Мой духовник посоветовал мне прочитать книгу Александра Шмемана о Евхаристии; а когда я приехал в монастырь и сказал там, что читал эту книгу, то услышал: «Считай, что влил в себя отравленную кровь».

— С огромным интересом читаю книги схиархимандрита Софрония (Сахарова), никакие другие пока не давали мне такого ощущения духовной реальности. Но от профессора Осипова, да и не только от него, можно услышать, что старец Софроний находился в прелести, что книги его опасны…

— Профессор Осипов, кстати, считает, что нельзя крестить младенцев, что креститься человек может только сам, сознательно, во взрослом возрасте… А ведь он в Духовной Академии преподает!

Бабушка в церковном дворике сует мне бумажную «иконку», изображающую Ивана Грозного, и листочек с «акафистом» ему же. «Где вы это взяли? Кто вам сказал, что он святой?!» — «Я в монастырь езжу, к старцу, он мне все это и дал». Старец, о котором она говорит,— вполне легитимный иеромонах, и в служении его никто не запрещал. Впрочем, это случай несложный: бабушке надо объяснить, что Церковь не канонизировала и не собирается канонизировать Иоанна IV Грозного и что соборное мнение Церкви должно быть для нас выше мнения конкретного священнослужителя, кем бы он ни был и как бы мы его ни уважали. Другие случаи посложней.

Так как нам быть, как ориентироваться, на что опираться, поневоле оказавшись в спорной ситуации? Где взять уверенность, что поступаешь правильно?

Этот вопрос мы задали Митрополиту Саратовскому и Вольскому Лонгину.

— Прежде всего — то, что в Церкви присутствует дискуссия, не должно никого смущать. Это естественно — особенно если учесть, что мы пережили семь десятилетий, когда никаких дискуссий не было — было просто не до них. Вспомним эпоху Константина Великого: Церковь, вышедшая из катакомб, вдруг оказалась охвачена распрями. Сразу появилось много еретиков, ересей, и борьба с ними продолжалась несколько столетий. Какая-то параллель между той эпохой и сегодняшней возможна. Церковь выходит на свободу после долгого периода искусственного сдерживания ее духовной жизни; периода, когда невозможна не только дискуссия, но и сколько-нибудь нормальное развитие духовного образования. И начинаются споры, которые вследствие утраты традиций, а зачастую вследствие отсутствия соборных решений приобретают неоправданно жесткий характер. Это надо понимать, надо относиться к этому как к данности и не воспринимать глашатаев каких-то крайних точек зрения как страшных еретиков.

В истории Церкви было немало примеров, когда люди, признанные впоследствии святыми, при жизни не находили общего языка и согласия друг с другом. Классические примеры — Иоанн Златоуст и Феодорит Кирский, Иосиф Волоцкий и Нил Сорский. Некоторые ситуации просто невозможно достроить до конца, определить в них победившую сторону: может быть, вся проблема в том, что это были просто очень разные люди.

В Церкви не все определено окончательно, есть множество тем, которые не рассматривали Вселенские Соборы. И есть вещи, которые нам просто знать неполезно. Скажем, спор об участи младенцев, умерших некрещеными. Профессор Осипов решительно утверждает, что эти младенцы будут в раю, потому что они не виновны; архимандрит Лазарь (Абашидзе) говорит, что виновность и невиновность здесь вообще ни при чем, некрещеный в Царство Божие не войдет. Дело в том, что богословская ученость — она вообще очень специфическая вещь. Богословие — это не философия и не точная наука, это, скорее — рефлексия над личным опытом, а иначе говоря, выстроенная для школьных нужд надстройка над святоотеческой письменностью, которая являет собою фундамент богословия. Но эта школьная научность богословского труда — она играет какую-то злую шутку со своими носителями. Постоянное использование научного инструментария вырабатывает у человека своего рода самоуверенность: хочется раз и навсегда все решить. Вот так — и никак иначе. Но не бывает такого. Бог — это Личность. И мы не можем заставить Бога действовать в рамках нашей логики: спасать этих младенцев или наоборот. И надо ли нам об этом думать, надо ли нам это знать? И надо ли, наконец, исходить из этого в вопросе крещения ребенка? Церковь веками крестит младенцев, возлагая ответственность за них на родителей и восприемников, и вряд ли частное мнение хотя бы даже и самого ученого богослова может служить этому препятствием. У того же профессора Осипова, кроме спорных утверждений, есть немало полезного, необходимого верующим людям, вот это и надо брать от него, а не вникать в его споры или споры вокруг его имени.

Очень важно держать в памяти вот что: в Церкви нет идеологии. В Церкви есть Хрис­тос. Когда начинается чисто идеологический спор, Христос уходит. А еще важно вот что: разные люди по-разному воспринимают окружающий нас мир. То, что прекрасно для одного человека, может оказаться совсем не полезным для другого. С моей точки зрения, классический пример — митрополит Антоний Сурожский. Удивительный, поистине уникальный человек! Он один такой был — с таким внутренним устроением. Но посмотрите — у него нет ни одного ученика, последователя. Есть эпигоны, которые, мягко говоря, не представляют такого интереса, как он, которым даже в малой степени не удается приблизиться к образу своего учителя. Есть и всегда были такие люди — они настолько широки, настолько свободны, насколько позволяют масштабы их личности. А у эпигонов эта широта превращается в безответственность, а свобода — во вседозволенность. Но именно эпигоны формируют вокруг имени человека, уже ушедшего или еще живущего в этом мире, своего рода идеологию. И то хорошее, то ценное, что было и есть в этом человеке, теряется в спорах, уходит.

Чтобы не дать сбить себя с пути, нужно потрудиться, нужно самому разбираться в учении Церкви и в церковной истории. Сравнение с политикой может показаться некорректным, но посмотрите, что происходит вокруг нас: людей, не знающих истории собственной страны, даже ее последних десятилетий, можно убедить в чем угодно. Эти люди становятся жертвами самой примитивной пропаганды, такой, что человеку, хоть что-нибудь понимающему, слушать ее просто невозможно. То же и здесь. Людей, не понимающих, что такое Церковь, не понимающих церковного учения, не имеющих, наконец, личного опыта богообщения, очень легко увлечь в любые крайности — как модернистского, так и псевдоохранительного толка.

Если нам нужно решить важный вопрос — например, вопрос о частоте Причащения Святых Христовых Таин,— мы можем познакомиться со всеми точками зрения, бытующими в Церкви, и сделать выбор, руководствуясь собственным сердцем и сознанием,— потому что иного способа делать выбор еще не придумали; но при том главной для нас должна быть все-таки общецерковная точка зрения, а не частная, кому бы последняя ни принадлежала. Это следует помнить.

Подготовила Марина Бирюкова Газета «Православная вера» № 6 (458)

Рождественский Никола

6 января, 2012 • Протоиерей Александр Авдюгин

Служба в Рождественскую ночь начиналась в четыре утра. Так принято было еще в том, старом храме, который сохранился лишь в памяти стариков. Они же, бабушки и дедушки, сквозь годы веру сохранившие и Бога не оставившие, своему священнику в новой церкви так и сказали:

- Ты, батюшка, конечно, все уставы знаешь, но Рождество у нас завсегда рано утром начиналось и «Кто Бог велий» мы затемно пели и из вертепа огонек всю церкву освящал…

На том и порешили.

Обычно отец Андрей за пару часов до службы на своем стареньком «жигуленке» из города приезжал, но в Сочельник, накануне Рождества, разыгралась нешуточная метель, и батюшка решил остаться на приходе. Вечером, распрощавшись с очередными колядующими, пошел священник запирать церковную дверь, иначе ходоки с кутей, узнавшие, что священник на ночь домой не уехал, до утра бы донимали батюшку.

Проходя через храм (комнатушка священника слева от алтаря, за пономаркой располагалась), отец Андрей в очередной раз споткнулся об взгляд с иконы, изображающей, как утверждал местный богомаз, святителя Николая. Странный какой-то взгляд. Не пугающий, не укоряющий, а какой-то останавливающий.

С иконой этой целая история приключилась. Пришел как-то в храм местный художник, вернее, даже не художник, а работник шахтного клуба. Да и как ему было не прийти, если церковь новая и расположилась именно в здании бывшего очага шахтерской культуры?

Практически все свои работоспособные года, до самой пенсии, рисовал здесь художник афиши, писал лозунги с призывами, составлял стенгазеты и наглядные пособия по технике безопасности. Выполнял эти незамысловатые поручения шахтного руководства и профсоюзов мастер кисти и плакатного пера всегда четко и тщательно, налегая, прежде всего, на две краски: положительную и призывающую – красную, отрицательную и осуждающую — черную.

В церковь художник изначально практически не ходил, не мог пересилить себя, что на его рабочем месте теперь Богу молятся и там, где раньше его мастерская была, теперь батюшкина келья определилась. Но время шло, все вокруг менялось, да и возраст заставлял о вечном думать. После очередной, невесть откуда взявшейся болезни, когда скрутило так, что и о батюшке вспомнил и на икону, от матери оставшуюся, по иному смотреть начал зачастил художник к храму. Даже место себе в церкви постоянное определил: за клиросом, в правом церковном углу, где народа поменьше.

Отец Андрей был рад новому прихожанину, а когда тот подошел к нему с предложением «нарисовать» икону Николая Чудотворца, то с радостью согласился, тем более, что прихожане ему не раз намекали о существовании местного мастера красок и кисти. Распечатал батюшка на цветном принтере несколько образцов иконы святительской, помог краски купить и даже место в храме для новой иконы определил. После молебна перед началом всякого доброго дела принялся художник за работу и к Покрову труд свой представил.

С гордостью и сознанием четко и в срок выполненного долга внес мастер местного изобразительного искусства большую в рост написанную икону святителя Николая Чудотворца в храм, установив ее у алтарного иконостаса, сдернул полиэтиленовое покрывало…

Батюшка застыл. Надолго. Слов не было, одни междометия.

На священника прямым, волевым, утверждающим и призывающим взглядом смотрел образ широкоплечего передовика социалистического производства, с необъятной шахтерской грудью и натруженными монументальными руками. Правая – благословляющая длань, больше напоминала указывающий жест к новым свершениям, а левая держала в руках громадный красный том с золотым крестом, на место которого больше напрашивалась надпись: «Моральный кодекс строителя коммунизма».

Одежда образа сверкала всеми красками радуги и была выписана тщательно и ярко, именно так, как рисовали на цирковых балаганах и на бумажных гобеленах, висевших по сельским домам в далекие 50-60-х года века прошлого. Полноту «образа» дополняла подпись над нимбом: «Николай Чюдотворец».

Слов у священника не было. Он не мог их найти еще и потому, что рядом с иконой стоял любующийся своим творением и ожидающий похвалы художник, а невесть откуда приключившиеся две старушки-прихожанки почти хором воскликнули: «Красота-то какая!».

Раскритиковать, отругать и отвергнуть данное «письмо» священник, глядя на гордого «иконописца» и прихожанок, сразу не решился. Лишь, смущаясь, смог вымолвить, что, мол, каноны иконописи нарушены, да цвета яркие и подобраны неверно.

Критику художник и бабушки тотчас отвергли, а силы настоять и сказать категорическое «нет» отец Андрей найти не смог. Да и понимал, что не одобрили бы прихожане его решительной отрицательности. Художник-то свой был, родной, понятный, вместе с ними выросший и живший.

Маялся теперь настоятель с этой «иконой». В кивот не поставишь, в иконостас, тем паче, никак нельзя. Приедет благочинный или Владыка заглянет – неприятностей не оберешься. Вот и переставлял отец Андрей «Николая Чюдотворца» с места на место и спотыкался раз за разом под взглядом от него исходящим и останавливающим.

Батюшка не торопясь вычитал свое священническое правило, подсыпал угля в котел, поплотнее прикрыл форточки, метель разыгралась не на шутку, и отправился спать. Вставать рано, да и грядущий день рождественский всегда хоть и в приятных заботах проходил, но сил великих требовал.

Мобильный телефон уснуть не дал. Отец Андрей, уверенный, что это очередное поздравление с наступающим праздником взглянул на дисплей – 22.30, а вместо имени — набор неизвестных цифр. Ответил. Звонили из соседнего, расположенного в трех километрах от храма, умирающего по причине отсутствия работы, небольшого поселка.

- Батюшка, это Сергей, фермер, вы у нас на прошлой неделе младенца крестили, помните?

- Конечно, помню, — ответил священник, — мы с вами еще беседовали после крестин. Что случилось то?

- Беда, батюшка. Температура под сорок у сыночка нашего, — голос фермера срывался и был настолько тревожным, что тревога эта передалась и священнику.

- Врача вызывайте, — потребовал отец Андрей, но взглянув на забитое снаружи мокрым снегом окно понял, что совет этот невыполним. В балке, под горой усадьба фермерская располагалась, оттуда и без снега, в дни дождливые на машине выехать было проблемой, а сейчас, когда бушевало снежное и гололедное ненастье ни о какой машине и речи быть не могло.

- Одевайте потеплее ребенка, — распорядился священник, — и выходите пешком, наверх, к трассе. Я на шахте транспорт раздобуду.

Фото: Nemirovich Anna, photosight.ru

Фото: Nemirovich Anna, photosight.ru

Другого выхода батюшка не видел и решил сам отправиться на шахту на своей машине. Тщетно. Машина священника буквально вмерзла в снег, и даже если бы он ее как-то и освободил от обледенения, уверенности, что старый автомобиль заведется и сможет куда-то доехать, у него не было никакой. В отчаянии священник бросился к телефону.

Директор шахты был на месте. Выслушал. Посочувствовал и извинительным тоном окончательно расстроил священника:

- Понимаете, отец Андрей, все три трактора дорогу чистят к городу, чтобы ночную смену на работу доставить.

Батюшка не знал, что теперь делать…

Он просто представил мать и отца со своим закутанным в одеяла первенцем, бредущих по заледенелой дороге, сквозь пронизывающий холодный и мокрый снежный ветер. Идущих и ожидающих спасительную машину.

Священник зашел в храм. В центре стоял вертеп, освященный внутри маленькой лампадой. Над младенцем Христом склонилась Богородица, рядом стоял, опираясь на посох, праведный Иосиф… И священник невольно подумал:

- Они нашли убежище.

Батюшка взмолился:

- Господи, ну подскажи, что мне делать. Погибнет малец. Не донесут они его до больницы.

И тут вновь — этот останавливающий взгляд неканонического святителя Николая. Отец Андрей буквально бухнулся пред ним на колени:

- Хоть ты, помоги, Никола – кричала душа, вопило сердце.

Прошло лишь несколько мгновений, а может больше? Бог весть. Но через окна церкви вдруг брызнул мощный свет подъезжающей машины, а потом заколотили в церковную дверь:

- Открывай, батя, кутю принесли, Рождество встречать будем! – кричало несколько голосов.

Священник отодвинул задвижку и распахнул двери. Перед ним стояли пятеро не совсем трезвых, чрезвычайно веселых, незнакомых представителя молодого бизнес-поколения. За ними возвышался громадный джип, семейство которых настоятель ласково называл «гардеробом».

- Будем встречать, будем! – радостно закричал отец Андрей. — Кто водитель?

И, определив самого трезвого, распорядился:

- Всем остаться у меня в келье. В тумбочке кагор и печенье, а с водителем мы сейчас кое-куда съездим.

- — -

Закутанную и покрывшуюся ледяными сосульками семью с ребенком на руках батюшка встретил еще в начале пути, который им предстояло пройти.

Через полчаса мать с хныкающим и горячим от температуры младенцем были в больничной палате.

- — -

В храме батюшку встречала иллюминация. Гости, найдя в лавке ящик со свечами, расставили их в каждое гнездо всех шести подсвечников, зажгли и хором распевали:

Добрий вечір тобі, пане господарю, радуйся, Ой, радуйся, земле, Син Божий народився. Застеляйте столи, та все килимами, радуйся, Ой, радуйся, земле, Син Божий народився.

Батюшка тут же присоединился:

Бо прийдуть до тебе три празники в гості, радуйся, Ой, радуйся, земле, Син Божий народився. А перший же празник: Рождество Христове, радуйся, Ой, радуйся, земле, Син Божий народився.

А затем, тихонько, чтобы гостям не мешать, подошел теперь уже к своему абсолютно каноническому святителю Николаю и поцеловал его благословляющую руку…

ПРАВОСЛАВИЕ И МИР

Об авторе Протоиерей Александр Авдюгин
Протоиерей Александр Авдюгин
Биография: Настоятель храма-часовни святых Богоотец Иоакима и Анны в честь погибших шахтеров, г. Ровеньки, Луганская область, интернет-миссионер, редактор епархиальной газеты "Православие Луганщины", писатель.

Всех форумчан поздравляю с  Рождеством Христовым!