хочу сюда!
 

ПРЕ мудрая

43 года, лев, познакомится с парнем в возрасте 45-58 лет

Заметки с меткой «пахан»

віршування в окупації

13. інтерв"ю.

...випадково включив тб і втрапив у це словесне лайно. до речі, ведучій нічим не поступався у своїй зненависті до усього українського своєму співбесіднику, самовдоволеному паханцю...

(вільний переклад з московитської
на нормальну й усім зрозумілу українську мову
інтерв"ю паханця ле-не-ре
міському тб)

...а ми здумаєм історію
описово-узагальнену -
все про нашу лугандонію
справедливо-соціальную,
нами чесно уполонену
красотульку одобрялочку,
мовчазну, напівголодную
безвідмовну простолялечку.
є і буде ця республіка
принародно узаконено
за лапті, за щі, за бублики...
мову? - знищим яко гичечку,
хунту випалим! укропів
закатаєм у шаплишечки
і... - насрать нам на Европу ту!..
Україна є бо мертвою -
з прірви чорної вона
вже ніколи не повернеться
до московії і нас...
почекаємо ще трошечки -
кремль нам видасть по матрошечкє.
буде все у нас тіп-топ,
гоп зі сциком, геп і хоп...


Япо и Яну (непутевые заметки о Японии )

 

  Виктор Федорович и пожилой сумоист.

                 Крепко уперевшись обеими ногами в татами, Виктор Федорович привычно читал с бумажки: - За вклад в развитие украинско-японских гуманитарных отношений…
Толстый пожилой сумоист, явно не понимая в чем заключался его вклад в развитие украинско-японских гуманитарных отношений, смотрел на верзилу в костюме от «Бриони» и страусовых штиблетах, силясь припомнить хоть одно подходящее слово на украинском.
- Идите нахуй, - наконец-то вспомнил спортсмен как будет благодарность на украинском, и учтиво поклонился.

Иди нах….уй, - наконец-то вспомнил спортсмен, как будет благодарность,  и учтиво поклонился.
      Виктор Федорович сначала не поверил тому, что услышал, но видя, что находится перед объективами телекамер, лишь мучительно улыбнулся.
- Награждаем вас орденом «За заслуги 3-ей степени»! – закончил он. И, чтобы окончательно придять награждению неформальный вид, решил пошутить и стал в стойку борца сумо.
70-летний сумоист сделал неуловимое движение руками и Виктор Федорович, описав немыслимую дугу, пробил головой бумажную стенку седзи.
- Ниче се, бычара, - думал Виктор Федорович, барахтаясь в обрывках рисовой бумаги. Выкарабкавшись, он подошел к спортсмену, достал орден и приколол тому прямо на голое тело чуть повыше соска. Йокодзуна, даже не поморщившись, поклонился и сделал шаг назад.
- Вот есть же люди! Такого нам бы в Раду боевика, - думал Виктор Федорович, направляясь в окружении охраны на вокзал, - И не пикнул, падла.
       Вскоре, Виктор Федорович уже сидел в комфортабельном вагоне «синкансена», откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза. В окне стремительно уплывал железнодорожный вокзал Токио.

Вокруг суетилась охрана. - В вагоне должны быть только наши, - шипел в рацию начальник охраны, - Шоб ни одна нинзя не просочилась!

«Лепота!» -, подумал Виктор Федорович, окидывая взлядом, пробегающие за окном японские пейзажи.

 

 

Виктор Федорович и премьер.

Перед встречей с японским премьером Наото Каном, Виктор Федорович хлопнул в аэропорту пару порций сакэ и чувствовал себя явно в ударе.

- Я верю, что основы экономического сотрудничества, углубления гуманитарных связей и взаимных преференций для улучшения инвестиционного климата между государствами были и будут незыблемы, - без труда читал он бумажку, с написанными Анной Герман незнакомыми словами, - Украина и Япония должны действовать в унисон. Именно в этом залог успешного развития наших стран перед лицом все возрастающих требований современной эпохи.
Сакэ неожиданно ударило в голову, и Виктор Федорович отложил бумажку.
- Как говорил один мой кореш…ээээ… японские мудрецы, план без действий – это ээээ…, – сразу начал забывать текст Янукович, - Это… Як то кажуть… Потеряв мысль, Виктор Федорович глянул в бумажку, но там ничего про японских мудрецов не оказалось.

       Вдруг он неожиданно для самого себя сказал: - Слышь, терпила, есть 8 миллиардов?
Премьер Японии, выслушав переводчика, и ничуть не изменившись в лице, промолвил.
- Яцу? Дэкимасэн.
- Что значит «нет»? – неожиданно начал понимать японский Виктор Федорович.

Сакэ явно способствовало диалогу между культурами. - А если найду? Харэ мне тут кабуки корчить, самурай штопаный!

Премьер только покачал головой.
Виктор Федорович перегнулся через стол к премьеру и схватил его за грудки.
- Сышь, икебана желтожепая! Ты че, телик не смотришь? Знаешь, какая якудза у нас на Донбассе? Мы тебя если надо и на Фудзияме найдем

На лице премьер-министра Японии не дрогнул ни один мускул.
- Хорошо, берите 8 миллиардов, десу
…Уже выйдя из кабинета, где велись переговоры, Янукович повернулся к дедушке-японоведу и спросил:
- А это было 8 миллиардов чего?
- 8 миллиардов иен, - подсказал японовед.
- А сколько это в нормальних деньгах?
- Около 100 миллионов долларов.
- Тьфу, блядь! - расстроился Янукович, - Нахера я сюда тащился за копейки?
Он машинально полез рукой в карман и нашел там листочек с расписание визита. «Награждение йокодзуны Коки Ная» - прочитал по слогам Янукович. На чужой земле ему становилось все неуютнее…

 

Виктор Федорович во дворце императора.

        Первое, что увидел Виктор Федорович в императорском дворе были девушки в национальных костюмах, с лицами, раскрашенными в белое.
- Это шо за клавы? – поинтересовался Янукович у японоведа.
- Это знаменитые киотские гейши, – подсказал ученый.
- Герман? – не расслышал Янукович.
- Гейши – жрицы любви.
- Аааа…, - подобрел Янукович. – Правильно, что я Люську с собой никуда не беру, а деда? - хлопнул он японоведа по плечу.
           В зале для приемов Януковича ждал стол, ломившийся от еды, и император в расшитом золотом кимоно.
- Неплохой халат, - гыгыкнул Янукович в ухо японоведу - Мне б такой для баньки.
После нескольких витиеватых тостов от императора, Виктору Федоровичу и самому захотелось сказать что-то приятное.

Нахромив на палочку сашими и хлопнув стопарик сакэ, он лихо грянул:
- Бонсай!
- Не бонсай, а банзай, Виктор Федорович, – шепнул японовед.
- А ты под руку не трынди!, - ответил Янукович и, зачерпнув полную ложку вассаби, отправил ее в рот.
- Камикадзе, - восхищенно ахнули японцы.
Через несколько мгновений Виктор Федорович побледнел, судорожно сглотнул и наклонившись к японоведу прошептал ему на ухо:
- По-моему я щас тут оригами… прямо на стол…
Подскочившие официанты вывели Президент из зала. Кое-как потушив пылающий во рту пожар, Виктор Федорович вернулся и долго пил сакэ, исподлобья глядя на императора.
- Что бы вы, Янукович-сан, хотели попробовать перед отьездом? – поинтересовался император Акихито, видя, что гость явно не в духе.
- О, - вспомнил Янукович, - А бататовая каша есть? Несите!

 

 взято с сайта http://maidenua.livejournal.com/