хочу сюда!
 

Тетяна

38 лет, стрелец, познакомится с парнем в возрасте 30-48 лет

Чехов - украинский писатель, писавший по-российски...

  • 13.04.12, 19:54
Реакция читающей публики на сообщение одного из блоггеров о том, что А.С.Пушкин был абиссинским евреем, не может не заставить задуматься о происхождении иных знаменитых российских писателей. Вот, например, Антон Павлович Чехов. Кацапы Московии и сопредельных государств абсолютно серьёзно воспринимают его как российского писателя, причём исходят из того, что писал прозаик на российском языке, описывал российскую жизнь. Однако может ли язык творчества быть идентификатором этнического происхождения автора? Думаю – нет. Достаточно более внимательно всмотреться в саму речь писателя, проанализировать его письма или воспоминания о нём его современников, чтобы сделать верный вывод. Именно так дело и обстоит с А.П.Чеховым. При более пристальном анализе его творчества оказывается, что Чехов – самый что ни на есть стопроцентный украинец! 
Сам Антон Павлович в переписке с друзьями не раз называл себя украинцем. В 1902 г., беседуя на Белой даче с Горьким и Лазаревским,Чехов признавался: «Я настоящий малоросс, я в детстве не говорил иначе, как по-малороссийски». Мария Павловна, дочь писателя, в окружении украинских писателей, участников юбилейных торжеств по случаю 50-летия памяти Чехова, говаривала: «Я сама хохлушка». Характерна фраза из письма Антона Павловича накануне поездки семьи на отдых в Сумы: «...мать и батька, как дети, мечтают о своей Хохландии» (15 февраля 1888 г.). Друг детства Чехова П. А. Сергеенко свидетельствовал: «Самым любимым занятием будущего писателя в деревне было пребывание в людской, где хохлушка-стряпуха ...мастерила «затерку», и где ему доводилось слушать дивные украинские песни». Еще в 20-х годах прошлого века Д. К. Зеленин указывал на «новороссийские словечки» (диалектизмы, украинизмы) в письмах и произведениях писателя. Многие деятели украинской культуры, к примеру, Мария Заньковецкая и Игнатий Житенецкий считали его «своим». Последний просил в 1889 г. Ивана Франко написать этюд об украинцах в современной литературе — В. Короленко, А. Чехове и Г. Мачтете. Важно отметить, что после смерти писателя некролог о нем написал М. Грушевский, будущий руководитель Украинской республики.
Интересен вопрос о предках писателя. Прадедом Антона Павловича считают крепостного крестьянина Воронежской губернии Михаила Емельяновича (Евстафьевича) Чехова (1762—1849 гг.). Был он человеком обстоятельным и степенным, сыновья почтительно величали его «паночи» — от «пан отче». С чего бы русские воронежские крестьяне величали отца «паном»? Уже здесь возникают намеки на украинское происхождение предков Чехова.
По семейным преданиям, у прадеда был брат Петр Емельянович, о котором сохранилось предание как о человеке, исходившем всю Россию для сбора средств на постройку церкви в Киеве. Церковь он якобы построил. Бабушкой Антона Павловича была крепостная крестьянка Ефросинья Емельяновна Шимко (1798 — 1878 гг.), украинка из села Зайцовка, из семьи коневодов. Ходила в украинской свитке и очипке. Была простодушна, верила в нечистую силу. После рождения младшего сына Митрофана пешком ходила из Ольховатки в Киев на поклонение святыням. Видимо, дала обет. В воспоминаниях М. П. Чеховой, записанных С. М. Чеховым, есть несколько анекдотических историй о бабушке-хохлушке. Особенно выразителен эпизод гастрономического свойства. Его отражение есть в рассказе Чехова «На чужбине»:
«1873—74 гг. Бабка Ефросинья Емельяновна была простой крестьянкой — хохлушкой, носила очипок. Как-то в Больше-Княжеской на престольный праздник Егор Михайлович был приглашен с нею на обед к хозяйке — графине Платовой. Подали раков. Бабка, желая показать свою благовоспитанность, хотела рака взять с блюда вилкой. Егор Михайлович толкал ее локтем и ногою под столом, но ничего не достиг. Пришлось объяснить словами...»
Забавны и другие эпизоды. Однажды в Княжей в погребе дверь так забухла, что ее никак не могли открыть. Наивная бабка думала, что дверь изнутри держит домовой. «Як вин до соби потяг», — рассказывала она потом.
Отголоски украинских впечатлений Чехова обнаруживаются в десятках чеховских произведений. Прекрасны пейзажные зарисовки в рассказе «Именины»: «...Хохландия милая страна. Меня манила обворожительная мысль — засесть у себя на хуторе и жить в нем, пока живется...»; «Белое облачное небо, прибрежные деревья, камыши. Лодки с людьми и с веслами отражались в воде, как в зеркале; под лодками, далеко в глубине, в бездонной пропасти тоже было небо и летали птицы. Один берег, на котором стояла усадьба, был высок, крут и весь покрыт деревьями; на другом, отлогом, зеленели широкие заливные луга и блестели заливы». Прототипом героини рассказа «Огни» стали две украинские актрисы — М. К. Заньковецкая и М. К. Доленко: «Говорила она, словно пела, двигалась грациозно и красиво и напоминала мне одну знаменитую хохлацкую актрису».В последний ялтинский рассказ «Невеста» вошел мотив из «Кобзаря» Шевченко: «Оженись на вольній волі, / На козацькій долі». В повести «Три года» размышлениям чеховского героя, миллионера Алексея Лаптева («ему было обидно, что на его великолепное, чистое, широкое чувство ответили так мелко; его не любили, но предложение его приняли, вероятно, только потому, что он богат») соответствуют известные Чехову строки другого стихотворения из «Кобзаря»: «Не завидуй багатому: / Багатий не знає / Ні приязні, ні любові — / Він все те наймає...»

2

Комментарии

118.12.12, 23:29

"Мария Павловна, дочь писателя..."

(в задумчивости)... Может, я чего-то не знаю?...