Виктор Цой (Кукушка)

Песен еще не написанных сколько
Скажи кукушка пропой
В городе мне жить или на выселках
Камнем лежать или гореть звездой звездой

Солнце мое взгляни на меня
Моя ладонь превратилась в кулак
И если есть порох дай огня вот так

Кто пойдет по следу одинокому
Сильные да смелые головы сложили в поле в бою
Мало кто остался в светлой памяти
В трезвом уме да с твердой рукой в строю в строю

Солнце мое взгляни на меня
Моя ладонь превратилась в кулак
И если есть порох дай огня вот так

Где же ты теперь воля вольная
С кем же ты теперь ласковый рассвет встречаешь ответь
Хорошо с тобой да плохо без тебя
Головы да плечи терпеливые под плеть под плеть

Солнце мое взгляни на меня
Моя ладонь превратилась в кулак
И если есть порох дай огня вот так

Солнце мое взгляни на меня
Моя ладонь превратилась в кулак
И если есть порох дай огня вот так

94%, 15 голосов

6%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Песни Виктора Цоя...

(НОЧЬ)

Пряный запах травы,

И полынь на губах.

Тихий рокот совы. Звезд небесный очаг. Темный фон-небосвод. Аппликации снов. Облаков хоровод. Низкий боинга рёв, И сверчок за окном... Звук гитары внутри. И во взгляде твоем Блеск луны и зари. Черной кляксой гуашь. Сто Плеяд из фольги. Ночи летней коллаж

Над спиною сельги.

(В НАШИХ ГЛАЗАХ) Постой, не уходи! Мы ждали лета - пришла зима. Мы заходили в дома, Но в домах шел снег. Мы ждали завтрашний день, Каждый день ждали завтрашний день. Мы прячем глаза за шторами век. В наших глазах крики "Вперед!" В наших глазах окрики "Стой!" В наших глазах рождение дня И смерть огня. В наших глазах звездная ночь, В наших глазах потерянный рай, В наших глазах закрытая дверь. Что тебе нужно? Выбирай! Мы хотели пить, не было воды. Мы хотели света, не было звезды. Мы выходили под дождь И пили воду из луж.

(ВОСЬМИКЛАССНИЦА) Пустынной улицей вдвоем С тобой куда-то мы идем, И я курю, а ты конфеты ешь. И светят фонари давно, Ты говоришь: "Пойдем в кино", А я тебя зову в кабак, конечно. У-у, восьмиклассница, У-у... Ты говоришь, что у тебя по географии трояк, А мне на это просто наплевать. Ты говоришь, из-за тебя там кто-то получил синяк, Многозначительно молчу, и дальше мы идем гулять. Мамина помада, сапоги старшей сестры. Мне легко с тобой, а ты гордишься мной, Ты любишь своих кукол и воздушные шары. Но в 10 ровно мама ждет тебя домой

(Группа Крови) Теплое место, но улицы ждут Отпечатков наших ног. Звездная пыль - на сапогах. Мягкое кресло, клетчатый плед, Не нажатый вовремя курок. Солнечный день - в ослепительных снах. Группа крови - на рукаве, Мой порядковый номер - на рукаве, Пожелай мне удачи в бою, пожелай мне: Не остаться в этой траве, Не остаться в этой траве.

(Закрой за Мной Дверь, я Ухожу) Они говорят: им нельзя рисковать, Потому что у них есть дом, в доме горит свет. И я не знаю точно, кто из нас прав, Меня ждет на улице дождь, их ждет дома обед. Закрой за мной дверь. Я ухожу. Закрой за мной дверь. Я ухожу. И если тебе вдруг наскучит твой ласковый свет, Тебе найдется место у нас, дождя хватит на всех. Посмотри на часы, Посмотри на портрет на стене, Прислушайся - там, за окном, ты услышишь наш смех. Закрой за мной дверь. Я ухожу. Закрой за мной дверь. Я ухожу

(Перемен!) Вместо тепла - зелень стекла, Вместо огня - дым, Из сетки календаря выхвачен день. Красное солнце сгорает дотла, День догорает с ним, На пылающий город падает тень. Перемен! - требуют наши сердца. Перемен! - требуют наши глаза. В нашем смехе и в наших слезах, И в пульсации вен: "Перемен! Мы ждем перемен!" Электрический свет продолжает наш день, И коробка от спичек пуста, Но на кухне синим цветком горит газ. Сигареты в руках, чай на столе - эта схема проста, И больше нет ничего, все находится в нас. Перемен! - требуют наши сердца. Перемен! - требуют наши глаза. В нашем смехе и в наших слезах, И в пульсации вен: "Перемен! Мы ждем перемен!" Мы не можем похвастаться мудростью глаз И умелыми жестами рук, Нам не нужно все это, чтобы друг друга понять. Сигареты в руках, чай на столе - так замыкается круг, И вдруг нам становится страшно что-то менять. Перемен! - требуют наши сердца. Перемен! - требуют наши глаза. В нашем смехе и в наших слезах, И в пульсации вен: "Перемен!

(Последний Герой) Ночь коротка, цель далека, Ночью так часто хочется пить, Ты выходишь на кухню, Но вода здесь горька, Ты не можешь здесь спать, Ты не хочешь здесь жить. Доброе утро, последний герой! Доброе утро тебе и таким, как ты, Доброе утро, последний герой. Здравствуй, последний герой!

По пради говоря здесь не полные текста=(


19%, 3 голоса

38%, 6 голосов

38%, 6 голосов

6%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Послединй герой....

15 августа – 20-я годовщина со дня смерти Виктора Цоя, погибшего в 1990 году в автокатастрофе в Латвии. Тысячи поклонников группы "Кино" приходят на Богословское кладбище Петербурга, где похоронен Цой. В Москве и Петербурге пройдут концерты его памяти. Накануне на кинофестивале "Окно в Европу" в Выборге состоялась презентация фильма "Игла Remix" Рашида Нугманова – новой версии культового фильма конца 80-х с Виктором Цоем в главной роли.

Фильм выйдет в российский прокат 16 сентября, так что на фестивале "Окно в Европу" состоялась премьера "Иглы Remix". По сути дела, это отреставрированная копия фильма 1988 года. Старый фильм вставлен в новую оправу, у него появились экспозиция и постскриптум. В экспозиции с помощью отснятого для фильма "Я-ха" материала, компьютерной графики и
досъемок Александра Баширова чуть прояснена история отношений героя Цоя – Моро – со Спартаком. В постскриптуме есть немного нынешнего Петра Мамонова, а сама заключительная часть предлагает иной вариант финала: Моро остается в живых и спешит домой к отцу и сестренке. В кинотекст первой "Иглы" тоже добавлена музыка и компьютерная графика, что ничего принципиально не меняет. Это все та же история благородного юноши, попробовавшего спасти свою девушку, но не преуспевшего на этом пути.

Вообще, интересен не столько сам этот фильм, сколько странная параллель, возникшая из-за того, что на фестивале прямо перед "Иглой" показали новую ленту Алексея Балабанова "Кочегар". Значительная часть действия происходит в кочегарке, и все, должно быть, помнят, что в кочегарке работал Виктор Цой, там же он время от времени давал акустические концерты, и тогда кочегарка, "Камчатка", как ее называли, была приютом свободных художников и музыкантов, можно сказать, в ней зарождалась перестройка. А в фильме Балабанова в топках кочегарки омерзительные бандиты жгут трупы своих врагов, в то время как на втором этаже работает подпольное казино. И не прекращается война, в которой свои уничтожают своих. А печи топит якут - контуженный в Афганистане Герой Советского Союза. До поры до времени он верит, что его друзья уничтожают плохих людей, а когда верить перестает, совершает акт возмездия и погибает сам.

"Перемен, мы ждем перемен", – пел Виктор Цой.
Вот такие перемены - если судить по образу кочегарки начала 80-х и середины 90-х, какой она изображена у Балабанова - произошли, очевидно, со всей страной.

"Товарищ, я вахту не в силах стоять, –
Сказал кочегар кочегару.
Огни в моих топках совсем не горят,
В котлах не сдержать мне уж пару…"

В новой кочегарке вряд ли может появиться новый Виктор Цой.

А теперь о том, каким, собственно, был Виктор Цой, говорит Петр Мамонов – тогда он был лидером рок-группы "Звуки Му":
– Виктора я помню на пляже, с акустической гитарой за 7 рублей, улыбающегося, без всякой черной этой формы, без этого ужаса стадионного,который его и сгубил. Мне так кажется, это мое мнение. И я очень его люблю вот тем, таким. Вот солнечные дни – это все. Не из-за того, что старая сопля такая, ностальгическая, а это было как-то интересно, чисто и
ново. Ну, что сказать про кино… Рашид наш любимый Нугманов, мне кажется, очень четко попал в такую модную струю в хорошем смысле слова. Я думаю, что хорошо, что мы все еще увидим Витю и песни его услышим. Что плохого? Мне очень нравятся эти люди, которые это делали, и Рашид сам, и брат его, и вся эта история. Мы жили очень весело и дружно, и это все было хорошо. Наверное, это все на экране есть, потому что иначе не бывает. Дух творит себе форму…

79%, 11 голосов

21%, 3 голоса

0%, 0 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.