Профиль

T Rex

T Rex

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

Велопедики

Давно собирался сделать гневный пост, да всё злости не хватало.
Наверное, глупо считать велосипедистов поголовно - культурными и соблюдающими правила гражданами. Просто по причине того, что процент дегенератов, в принципе, одинаков для любого среза общества, с некоторыми проф.искажениями у шмулициянтов и таксистов.
  В последнее время я этих двухколесных вполне серьезно опасаюсь, ибо каждый день хожу по набережной, утром и вечером. Каждую неделю, что-то да вылезет.
  Вот, буквально вчера. Иду себе, никого не трогаю™, с мороженым. Навстречу две девочки-подростка, на лисапедах. Рядом, конечно же, есть велодорожка, но они не в курсе. Так бывает, когда у них в мозгах мальчики и куклы устраивают оргию.  Ну и едет такое чудо, прямо на Рекса. Глаза пустые, взгляд в никуда. Не, ну я понимаю, я - человек-невидимка, а вовсе не 95-килограммовый бегемот! Но лисапед с наездницей все ближе, и сворачивать она никуда не собирается.
  Беру мороженое в зубы, начинаю хлопать. Громко, чтобы обозначить свое присутствие. Человек-невидимка становится вдруг непреодолимым препятствием, школьница испуганно виляет в сторону, чуть не сбивает подруженцию и, под добрые наставления рептилии, скрывается в тумане.
  Сегодня иду я. Сбоку, параллельно, идет мужик. Промеж нами  метр-полтора. Со стороны мужика и со стороны Рекса - полно места, объезжай с любой стороны! Но велопедик решает иначе, ведь он быстрый и очень дерзкий! На весьма высокой скорости, он проносится между нами, вызывая, синхронно, офигевание и выкрик "ёптваюмать"! История не знает сослагательного наклонения, потому мне трудно судить, что сталось бы, если б один из нас решил сладко потянуться, разведя руки в стороны?
  Или вот недавно, гуляю в парке, разговариваю по телефону. Держусь правой стороны. Дорога довольно широкая, метра 4, пустая. НЕ велосипедная дорожка. Я на них не захожу, в отличие от мамашек с колясками. Прямо мне в лоб приезжает велосипедист, останавливается впритык и смотрит на меня "этим странным, немигающим взглядом". Я отвожу телефон от уха, тоже смотрю на него, влево, вправо, и, полный недоумения, спрашиваю: "тебе места мало или дебил?". Поворачивает - уезжает. В общем, мне реально страшно от таких неадекватиков!
  И еще, из наблюдений.
  Если на узкой дороге в одной точке пространства-времени двигаются навстречу, и встречаются, два пешехода, велопедик ни за что не сбавит скорость и не дождется, пока они разойдутся! Нет, он будет лезть через жопу хомячка, вызывая острое желание пнуть его ногой! 
  Если на узкой дороге, в одной точке пространства-времени встречаются пешеходы и два велопедика, один попутный пешеходу, другой встречный, никто не додумается тормознуть. Они будут до последнего играть в гляделки, а потом один попытается свернуть в пешехода.
  Если ты будешь сидеть в заглушенном автомобиле, припаркованном у обочины по всем правилам, в тебя все равно приедет велосипедист! Это не голословное утверждение, но вполне реальный случай из жизни Рекса и его таврюши. Более того, велосипедист был трезвым, а таврия - крепкой!
  Черт с ними, с моноколесниками и самокатами! Они - наиболее уязвимая часть хрустиков, и весь их выпендреж до первого перелома конечностей. А велопедики, к своей массе и ускорению, добавляют еще и массу своего ашан-байка, ввалит так, что мало не покажется! Еще и тормоза хреновенькие, метров пять по асфальту прочешет до остановки.
  В общем, негодую люто! Давайте, осуждайте мну!

Музыкальное паузо

  • 04.08.19, 19:50
Токарев всё.
Во вполне почтенном возрасте.


Свадьбы, предложения и язва

Продолжаем цикл публикаций из мемуаров бабушки. Забавно иметь монету с человеком, о котором она пишет.

  В 1916-м году, будучи на 4-м курсе университета, отец был мобилизован и, как зауряд-врач (еще не окончивший учебу) направлен в качестве хирурга в военный госпиталь профессора Черняховского, где и начал работать. В это время там уже работала сестрой милосердия моя будущая мать - Таня Любич-Доманицкая, 19-ти летняя хорошенькая стройная девушка, бойкая и общительная. Она сразу произвела на 30-ти летнего Якова Мельничука большое впечатление. Он начал за ней ухаживать и Таня, несмотря на то, что вокруг нее вертелись молодые врачи из аристократических семей (даже был среди них один барон из прибалтов), все же предпочла им всем мужицкого сына и в „Татьянин день” – 25 января скромно обвенчалась с ним в церкви на Сенной площади г. Киева.
  Старшей дружкой у мамы была ее двоюродная сестра Зина Левитская, а шафером папы – его друг и сокурсник Богаевский. Папа очень хотел, чтобы шафером  был его самый близкий друг – Миша Павлов, но он уже был женат и ему не разрешалось быть шафером.
  Поскольку его жена уже ожидала ребенка, то папа с Мишей „поклялись”, что если у них родятся сын и дочь, обязательно их поженят. Так что я, еще до своего рождения уже была помолвлена с будущим сыном Павлова. Во время венчания шафер Богаевский, стоя за женихом в паре с Зиной, дружкой мамы, и держа венец над головами венчающихся, нашептал Зине с очень „значительным ” видом (но так, что слышала вторая пара дружек, которые и рассказали об этом потом): „а чи не стать би і нам з Вами у перший ряд !?”, что фактически означало предложение руки и сердца, да еще перед Алтарем.
  Но Зина только фыркнула в ответ на это серьезное предложение, а напрасно! Она так и осталась старой девой, а Богаевский стал впоследствии профессором и в мои студенческие годы был зав. кафедрой рентгенологии Киевского медицинского института. В первое мое с ним знакомство (он у нас в группе проводил семинар и со мной, как со старостой, познакомился), узнав мою фамилию спросил: „Ви Яшина дочка ?, бо похожі на нього, я одразу впізнав. А чи ще не засватані за Павловського парубка ? Він же Ваш наречений ще зі свадьби”.

После свадьбы отец с матерью стали жить в квартире с бабушкой и Наташей. Отец работал в госпитале и готовился к сдаче гос. экзамена. Сдал его летом 1916-го года, после чего получил назначение в земскую больницу местечка Вязовок (Городищенского р-на, теперь Черкасской области). А его молоденькая жена стала чахнуть, появились боли в животе, вскоре начались рвоты, она сильно исхудала. Отец попросил доцента кафедры терапии Стражеско Н.Д. (тогда еще не профессора и академика, а молодого, но уже считавшегося восходящей „звездой” среди терапевтов) осмотреть его жену.
  Стражеско не отказал и принял маму в клинике (правда, вечером, после тяжелого рабочего дня). Осмотрев ее, он определил у нее язвенную болезнь желудка, назначил режим питания, лекарства, постельный режим и холод на живот. Мама сначала строго выполняла все эти назначения, но затем, заметив, что от них ей не лучше, а хуже, боль от холода усиливается, стала потихоньку от мужа пузырь со льдом с живота снимать. Постепенно боли утихли, рвоты прекратились, а когда в мае месяце почувствовала движение плода в животе, то стало ясно, что у нее просто беременность.
  Об этом случае академик Стражеско на одной из своих лекций рассказал нам – студентам 5-го курса, приводя его как пример врачебных ошибок при диагностике заболеваний брюшной полости. А, когда я сдавала гос. экзамен, он вдруг явился в аудиторию, где сидела вся профессура, принимавшая гос. экзамен по терапии (сюда же входили: все гигиены, детские болезни, неврология, кожно-венерические, инфекции) всех их было 9 профессоров. По традиции, академику Стражеско поставили отдельно, в глубине аудитории столик и кресло, и он лично выбрал из списка экзаменуемых двух отличников, тех же, которых он таким же образом экзаменовал на 4-м курсе.


  Этими отличниками были я и Андрущенко Степан из нашей группы. Мы со Степой уже знали, как будет проходить этот экзамен и не очень переживали – за нас переживала вся профессура, сидевшая в отдалении за экзаменационным столом.
  Он просто проводил с нами беседу, ничего у нас не спрашивал, просто давал практические советы для нашей будущей работы. И вот, во время этой беседы, я и призналась, что я и есть та самая „язва”, которую он находил у моей мамы 20 лет тому назад. Он был очень удивлен и даже обрадован и расстроган этим фактом, все расспрашивал меня о дальнейшей судьбе моих родителей.