хочу сюда!
 

Ольга

39 лет, весы, познакомится с парнем в возрасте 35-48 лет

Заметки с меткой «стихи современных поэтов»

мистерия

давай ты будешь Хуанита - а я шестой энергоблок. За то, что ты со мной открыта, тебя я не испепелю. С тобой я буду нежно-робко лелеять каждый ноготок. И каждый расщепленный атом вопит люблю люблю люблю.
Давай побудь моей орбитой, а я конечно стану ось, и мы с тобой начнем вращаться среди мятущихся комет. Антиматерии проделки, капканы алчных черных дыр.
...чтоб было всё правдоподобно, я погашу в прихожей свет

Когда я познакомилась с тобой

Когда я познакомилась с тобой,
Я поняла – мне ничего не нужно, -
В твоих глазах и Вера, и Любовь,
В них Жизнь, Надежда и Святая Дружба.

В них всплеск души и радость перемен,
В них боль потерь и торжество участья, 
В них нет намёка на боязнь измен, -
В них только Свет и предвкушенье Счастья…

В них отраженье Сердца моего,
В них можно до безумия купаться…
И мне уже не нужно ничего, -
Лишь только бы с тобой не расставаться.


*****

Мне грустно оттого, что я не сплю
И грустные картины сердцем вижу…
Я эту боль в душе перетерплю
И истину сомненьем не обижу…

Мне больно оттого, что я ЛЮБЛЮ…
Мне стыдно за ЛЮБОВЬ, что стала Болью,
Но я в страданье Веру закалю, -
Спасу свою Любовь своей Любовью…

*****
Мне не надо слишком много…
Значит, так тому и быть…
Заведу себе я дога, -
Будем с ним на пару выть…


вещи не всегда такие, какими выглядят...

Таню с четвертого все называют шалавой.
Ей чуть за двадцать, ребенку - три с половиной.
Все потому, что Таня не поздоровалась с бабой Клавой,
Та в отместку назвала Татьяну продажной скотиной.
Во избежание очередного скандала
Таня боится рассказывать, что ребенка усыновила.

Это Кристина из двадцать второй квартиры,
Вчера перекрасилась из розового в зеленый.
"Наверняка, подражает идиотским своим кумирам,"-
Думает Саша, безнадежно в нее влюбленный.
Кристину ждут десять сеансов химиотерапии.
Ну и затылок полностью оголенный.

Это, знакомьтесь, типичный худой очкарик
Саша, что учится на четвертом курсе физмата.
У него, говорят, с собой всегда иностранный словарик,
В интеллигентной речи не слышно ни слова мата.
Саша хватается за стипендию, потому что его зарплата
Слишком мала, чтобы прокормить малолетних сестру и брата.

Это Денис, с ним жить рядом - одно издевательство.
Страшно в темном подъезде: Дэн на учете в милиции.
Он прошлым летом врезал за пьяное домогательство
К девушке.. парню, что оказался сыном министра юстиции.
Теперь Дэна ждет судебное разбирательство
СИЗО, передачки, кассации и петиции.

Это Марина, она, мягко говоря, полновата…
Местные дети громко кричат: «Толстуха!»
Вес выше среднего, фигура одутловата.
…Марина близка к уже месяцу голодухи.
Нарушение гормональное – это, знаете ли, чревато.
Лишний вес появился не от отсутствия силы духа.

Это женатая пара Сергей и Екатерина,
Больше всего на свете мечтающие о ребенке.
Для людей создается отчетливая картина:
зачем карьеристке дома стирать пеленки?
У Екатерины не такая возвышенная причина:
Стенки маточных труб для детей у нее слишком тонки.

Этот слишком богат, этот удавится за копейку,
Этот чрезмерно брезглив (у него обнаружили СПИД).
Эта мадемуазель круглый год ходит в телогрейке.
(У нее к двадцати пяти – хронический острый цистит).
Думаешь, ты простой? Стань другим на недельку.
Расскажешь потом, какой ярлык теперь на тебе висит.

(с) Алена Танчак

Эта гитара в его руках

Он не хватает звезды с небес,

И не подарит Картье –

Не в силах…

Но в душу вселяется Бог 

Или бес,

Когда очертания плеч унылых

Раскинет крылом гитары изгиб,

И струн неземная коснется сила.

И – то ли ты

На мгновенье погиб,

То ль обнаружил,

Что встал из могилы…

И рвется душа

Осколками нот.

И сердце

Жрец вырывает из тела.

И больше не важно,

Ты жив или мертв –

Лишь бы она

Надрывно пела,

 

Ангельским хором на облаках,

Из преисподней –

Демона воем,

Эта гитара в его руках,

Которой

Из смертных

Лишь он

Достоин...

BIS

Я очень соскучился.

Да.

По тебе.

Но знаю, что время

Неумолимо.

Что в этой неравной и жесткой борьбе

Лишь дети и старцы судьбою хранимы.

Что ждет одиноких и хмурых дождей

Под куполом мира жестокий старатель –

Чтоб души просеять сквозь сито страстей

И золотом бросить на серую паперть.

Что дух закалится, пройдя через боль.

Что серые будни спасительно вески,

Уже заслоняя тот мир, где порой

Ты был еще чист и наивен по-детски.

 

Я очень соскучился.

Только молчи.

Чудовищных, дерзких обид

Не прощают.

И незачем знать,

Слышишь – незачем! – чьи,

Чьи сны

Твоя тень

Без стыда

Навещает…

Вечная песня звезд

Мне ночь не колыбельные поёт –

Глазами звезд

Из мрака смотрит вечность.

Не в эту ль тьму бесследно жизнь уйдет,

Круговорот

Сменив на бесконечность?

 

Не в эту ль тьму

Уйдет туман надежд,

И призрачного счастья ожиданье,

Пророков мудрость, суета невежд,

Беспечность жизни,

Смерти назиданье?

 

В шагах столетий

Звуки голосов

Безмолвием окутает забвенье –

Покуда нет у времени оков,

Покуда есть у вечности терпенье…

 

Мгновения теряются в веках.

Уходит сумрак лунною тропою.

Лишь звезды,

Оставаясь в небесах,

Незримый чертят круг

Над головою…

НЕБЫЛЬ

Я ступаю по звездам – ушедший навеки.

Непривычно легко над землею дышать.

Где-то там, позади, онемевшие веки

Синеве предрассветной уже не поднять.

 

Ни печали, ни слёз, ни горчинки утраты.

Время пылью слетело с разнузданных плеч.

Может, то за греховность и было расплатой –

То, что тщетно так силится память сберечь?

 

Невесомы шаги, и неслышимо эхо.

Я сливаюсь с впустившей меня пустотой –

И, как будто в пространстве заштопав прореху,

Бытие изумило своей простотой…

 

Странный сон ни о чём шорох листьев развеял.

Непроглядная темень за мокрым окном.

То ли дождь нашептал, то ли ветер шалеет…

Это жутко нелепым покажется днём –

 

Я ступаю по звездам…

Здравствуй, холод

Здравствуй, холод.

На глухом перекрестке мы снова вдвоем.

Ты не молод,

Я еще не старик под последним дождем.

Перья чаек

Опускаются снегом на шрамы дорог.

Хрипы лаек

Чью-то душу уносят в последний чертог.

 

Что ж так пусто?

Отошедшему – мир,

Остающимся – тьма?

 

Обернуться,

Чтоб однажды понять,

Что не вечна зима...

Сколько сердца

Доведется вложить в поворот головы!

Не согреться,

Под весенним лучом не увидев травы.

 

Вновь неслышно

Обогнет остров суши пылающий шар.

Харе Кришна,

Аве Спиритус Сантис,

Аллаху Акбар.

Всем по вере.

Не устанет и кесарь чеканить гроши.

 

В коей мере

Слышать вечность способен

В холодной тиши?

ОГНИ

Как черный город,

Убегая вдаль,

О жизни шепчет желтыми огнями –

Так о любви

Далекая печаль,

Невольно дирижируя словами,

Тихонько вспомнит…

И оживит –

Не то,

Что в силах кисть обрисовать.

Не то,

Что слово выразить сумеет, – 

Тот мир,

Где, обреченное молчать,

Все сущее

Безропотно немеет.

Как удивленно замирает ум,

Непостижимое постичь не в праве,

И, прерывая суматоху дум,

Униженно скулит о переправе

В тот мир волшебный…

 

И вдруг поймешь,

Что жизнь

Ютится холодком

В тени,

Которую пытается разрушить

Лишь зов безмолвный,

Бередящий душу.

 

Лишь долгий взгляд

На желтые огни…

Лишь день прошел...

Лишь день прошёл,

И осень наступила:

Как неожиданно приходит неизбежность…

Ах, если б счастья до весны хватило,

Ах, если б оказалось нам по силам

Понять своих стараний бесполезность,

Не тратя силы на напрасный труд:

Чтоб не идти туда,

Где нас не ждут,

И не просить того,

Кто не ответит…

 

Напрасен свет,

Который вдаль не светит.

И мрачен дом,

В котором не живут.

Страницы:
1
2
3
5
предыдущая
следующая