хочу сюда!
 

Alena

38 лет, овен, познакомится с парнем в возрасте 30-50 лет

Заметки с меткой «павел климец»

Климец Павел: спиртовые схемы водочного барона. ЧАСТЬ 2

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО: Павел Климец: спиртовые схемы водочного барона. ЧАСТЬ 1

Климец Павел

Павел Климец

Новое время – старые схемы

В 2008-2009 году Павел Климец был на вершине своего алкогольного бизнеса, его «Олимп» выпускал 25% украинской водки, и даже вышел на российский рынок: в Воронежской области (Бутурлиновский ЛВЗ) начали разливать водку «Олимп» (её рекламировал сам Валуев), а «Prime» и «5 капель» выпускали на ульяновском заводе «Юпитер продакшн».

По мнению журнала «Форбс», если оценивать эффективность бизнеса «Олимпа» с чисто законной стороны бизнеса, то она зиждилась на нижнеценовом сегменте продукции: дешевая водка массово раскупалась украинцами, потому что стоила в 1,3-1,5 раза дешевле продукции других брендов. При этом в 2006 году продукция «Олимпа» заняла 80% украинского рынка дешевой водки. Кстати, в РФ «олимповскую» водку рассматривали как альтернативу такой же дешевой «Путинки». За счет чего достигалась такая дешевизна, теперь понятно: спиртовые и акцизно-налоговые схемы Климца успешно работали, так что он мог продавать водку и себестоимости, просто кладя в карман украденный у державы акциз.

Валуев водка Олимп

Любопытный факт: тогда Климец Павел Анатольевич вошел в конфликт с главой концерна «Укрспирт» Иваном Яковцем. Тот встал во главе «Укрспирта» сентябре 2006-го, после увольнения своего «попередника» Александра Сухомлина, а до него в 1997-2005 «Укрспирт» возглавлял Иван Жолнер — немало поспособствовавший расцвету таких водочных компаний, как «Олимп», «Союз-Виктан», «Nemiroff» и «Национальные алкогольные традиции». С Яковцем водочные «бароны» как-то не сработались: начали требовать приватизировать «Укрспирт», в 2009-м вышли из всеукраинской ассоциации виноградарей и виноделов «СОВАТ» и создали собственную ассоциацию «Укрводка» (избрав главой Жолнера). Яковец был категорическим противником приватизации «Укрспирта», а в ходе этого конфликта однажды публично обратил внимание журналистов на странность: при том, что «Олимп» сокращал официальные закупки спирта, он нарастил объемы выпускаемой водки! Вопрос бил в самый пах спиртовых схем Павла Климца, поэтому он немедленно начал добиваться отставки Яковца. По данным SKELET-info, он даже договорился об этом с премьером Юлией Тимошенко, но президентские выборы не дали осуществить задуманное.

Зато сразу после возвращение во власть «донецких», в апреле 2010 года новым главой «Укрспирта» стал Алексей Савченко – приятель и бизнес-партнер Павла Климца. Например, они вместе владели футбольным клубом «Десна»! Но не менее любопытно то, что в 1994-2003 Савченко работал в УМВД Киева вместе с Виталием Яремой и Валерием Гелетеем. Его называли важной фигурой «убоповской мафии», причастным к убийству криминального «авторитета» Прыщика (и снова Прыщик!), якобы создавшего на деньги его «общака» банк «Авант». Сейчас Алексей Савченко – один из фаворитов Петра Порошенко, в 2016 году был назначен им губернатором Николаевской области.

 

Алексей Савченко

Алексей Савченко

Впрочем, тогда Савченко  продержался во главе «Укрспирта» всего два месяца, и его сменили на Михаила Лабутина, которого чуть не арестовали уже в 2012-м,  но он продержался там до 2014 года, и уже потом стал фигурантом многочисленных скандальных задержаний, таинственных «похищений», обвиняемым в убийстве и покушениях.

И всё же после кризиса 2008 года, который заодно перечеркнул многие планы Климца в строительном бизнесе, дела у «Олимпа» становились всё хуже. Причиной было повышение акцизов на спирт, что, по мнению «Форбс», уменьшало разницу в розничной цене между дешевой «олимпийской» водкой и продукцией среднего ценового сегмента других производителей, которые начали делать ставку на сегмент между низкой и средней ценой. Продажи «Олимпа» стремительно сокращались: в 2010 объем реализации составлял 1,8 миллиарда гривен, а в 2014 году лишь около миллиарда. Ситуация не спас даже запуск новой марки «Малиновка» и «Плакучая ива». Впрочем, по свидетельству журналиста Павла Баранецкого, у Климца был в запасе еще один козырь: подпольные спиртовые цеха. Один работал в Донецке, другой в Краматорске, а третий расположен прямо на территории ЛВЗ «Prime» в Малиновке.

Климец

Водочный кризис «Олимпа» увенчался еще и финансовым крахом банка «Украинский финансовый мир» (УФМ). Он был признан неплатежеспособным в августе 2014 года. Но этим дело не ограничилось, поскольку выяснилось, что Павел Климец специально обанкротил свой банк. А именно: в июле 2014 года, когда банк УФМ уже был признан кризисным, он выдал новые кредиты физическим (на сумму 212 миллионов гривен) и юридическим лицам (на сумму 124 миллиона гривен). Помимо этого, банк провел 1814 операций на сумму 324 миллиона гривен, которыми переводились ранее выданные кредиты со счетов должников на счета третьих лиц. Всё это позднее было учтено в уголовном производстве №32016100100000111, которое продолжается до сих пор. В ответ на эти обвинения Климец не придумал ничего более умного, чем заявить журналистам, будто бы продал свой банк еще до кризиса. Однако судом было установлено, что на 1 августа 2016 года АКБ УМФ на 100% принадлежит корпорации «Олимп», а та оформлена на жену, мать и сестру Павла Климца.

Возможно, ему мог бы помочь депутатский мандат, однако после 2006 и 2007 годов, когда Климцу удалось купить места в списке Партии Регионов, открыть двери в Верховную Раду ему больше не удавалось. Зато он помог открыть её другим: когда осенью 2014 года в парламенте появилась таинственная Алена Кошелева (быстро прозванная «гламурной дурой»), избранная по списку Радикальной Партии, то многие гадали, чья же она любовница? Понятно, что не самого Олега Ляшко – тот любит только коров. Но оказалось, что Алена – дочь Владимира Кошелева, директора Харьковского ликероводочного завода, то есть менеджера Павла Климца!

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Павел Климец: спиртовые схемы водочного барона. ЧАСТЬ 1

С самого своего появления в этом мире водка использовалась не только для опаливания народа, но чтобы регулярно вытряхивать из его карманов последние деньги. И за эти деньги веками дрались между собою государства и частные производители. Держава обкладывала водку налогами и акцизами, а производители придумывали всевозможные способы, чтобы их не выплачивать их в казну. Как именно? Об этом лучше всего спросить у известного украинского производителя водки, а также похожего на неё «пойла» Павла Климца. Сумевшего сколотить своё состояние, даже в нынешнее кризисное время оценивающееся в 68 миллионов долларов, именно на всевозможных водочных схемах.

Династия коммунистов и бизнесменов

В 1927 году уроженец Брестского повета Полесского воеводства (Речь Посполитая) Павел Антонович Климец вступил в запрещенную там «Компартию Западной Беларуси» и организовал подпольную ячейку сторонников присоединения Полесья к советской БССР. После того как их мечты сбылись, Павел Климец-старший стал в своём районе большим человеком: в конце 40-х организовал колхоз, заведовал хлебозаготовками. Во время такой заготовки, в 1953-м, он и был убит «лесными братьями», всё еще бродившими по тем краям.

Климец отец

Павлик Климец с отцом, 1968 год

Его старший сын Михаил Климец пошел по стопам отца и сделал карьеру в райкоме комсомола и КПСС, после увлекшись краеведением. Младший сын, Алексей Климец, став инженером, работал в управлении капитального строительства Брестского облисполкома. А средний сын, Анатолий Климец, в 1966 году переехал в Донецк, где начал работать телемастером на предприятии «Бытрадиотехника» (комбинат бытовых услуг). 23 июля 1967 года у него и его супруги Стеллы родился сын Климец Павел Анатольевич – герой нашего повествования.

Спустя годы Анатолий Павлович стал главным инженером, а затем и директором предприятия, весьма известным и уважаемым в Донецке человеком. Его обширные знакомства простирались от директоров других предприятий города и начальников отделов исполкома до «теневого» и даже криминального мира Донецка. Кроме того, источники SKELET-info сообщают, что он был лично знаком и даже имел кое-какие дела с работавшими в соседней Макеевке на «Рембыттехнике» Юрием Хомутынником, по прозвищу «Юрец Золотой» (отцом Виталия Хомутынника) и Евгением Кушниром, будущим лидером одной из самых кровавых донецких ОПГ, на счету которой в 90-х убийства Брагина, Гетьмана и Щербаня.

Климец могила

Павел Климец с отцом и дядями на могиле деда, 1985 год

Но если те в 80-х занимались «золотишком» и прочими совсем уж незаконными деяниями, то Анатолий Павлович предпочитал не выходить за рамки советской теневой экономики. Так как хорошие телевизоры и магнитофоны в то время были дефицитом, а ещё большим дефицитом были запчасти к ним, то Анатолий Павлович «круто поднялся» на имеющихся у него возможностях. Его можно было бы назвать «цеховиком», но те, как правило, что-то производили, а Анатолий Павлович занимался сферой услуг и «приторговыванием» дефицитом (в немалых масштабах). При этом умело организовывая свой подпольный бизнес: он не только делился с кем нужно «наверху», но и не обижал в гонорарах своих работников, поэтому имел уважение со всех сторон. Так сын идейного коммуниста-подпольщика, убитого буржуазными националистами, начал жить отнюдь не по ленинским заветам, а вскоре и сам превратился в классического буржуя, разве что без цилиндра на голове.

Семья их жила не просто в достатке, но и не скрывала этого – например, красуясь в импортных «шмотках». Сам Анатолий Павлович еще с 70-х был фаном плащей «как у Бильмондо в кино» (он в них на многих фото, и даже на его памятнике плащ лежит рядом на скамейке), французской моде отдавала предпочтение и дочь Марина, а вот его сын Павел ориентировался на американский «катон».

 

Климец Мария

Павел Климец с сестрой Марией

Когда в стране задул ветер «перестройки» и кооператорства, Анатолий Павлович одним из первых в Донецке поднял под него свои паруса. Уже в 1988-м году он сумел вывести «Бытрадиотехнику» из коммунальной собственности в коллективную, то есть фактически начал её приватизацию. Это позволило ему открыть на базе предприятия (и в его помещениях) массу самых разных кооперативов. Например, его друг и коллега Сергей Гуцул занялся открытием видеосалонов – которые тогда гребли деньги буквально лопатами. Открыли «комки» (формально комиссионные магазины, через которые продавали всё — от бытовой техники до парфюмерии и сигарет), занялись «кооперативным кафе» (по сути собственным рестораном), в планах была и собственная гостиница. Словом, развернулся масштабно, не хуже других начинавших бизнесменов того времени.

На фоне своего успешного отца и почтенных дядюшек, Павел Климец в 80-е годы выглядел как-то уже совсем невзрачно. После 8-го класса он поступил в Донецкий техникум промышленной автоматики на специальность «горная электромеханика». Затем устроился на работу в трест «Донецкшахтопроходка», простым подземным электрослесарем. Любопытно, что в армию Павел Климец отбыл только в 1986-м, то есть в 19 лет — причины этого его семья не разглашала. Домой он вернулся уже в конце 1988-го, когда папа вовсю развивал «кооперативное движение» в своей «Бытрадиотехнике». И всё же согласно тогдашним правилам, Павел Климец должен был отработать по направлению три полных года, так что он продолжил свой трудовой стаж в «Донецкшахтопроходке», снова простым электрослесарем. По информации источников SKELET-info, Павел Климец там только числился (одним слесарем больше, одним меньше, это было не заметно), сам же он активно занимался коммерцией под крышей семейного бизнеса. А когда срок «отработки» завершился, Павел Климец уже официально перешел к отцу и в 1992 году возглавил ЗАО «Быттехника», являвшееся дочерней фирмой «Бытрадиотехники» и занимавшейся торговлей разной бытовой техникой и электроникой.

Там он проработал до 1997 года, после чего увлекся водочным бизнесом. ЗАО «Быттехника» перешла в руки Сергея Гуцула, с которым начинал свой большой бизнес Анатолий Павлович – похоже, что во второй половине 90-х они разделились. Но в декабре 2000 года Сергей Гуцул был убит на трассе Донецк-Бердянск. Кому это было нужно? Журналисты долгое время делали намеки в сторону Рината Ахметова, даже утверждали, что Ахметов якобы потом «отжал» бизнес покойного себе. Однако позже СМИ сообщили, что «Быттехника» осталась в собственности вдовы Сергея Гуцула, а в 2005-2007 г.г. она продала её днепропетровской компании «Comfy». Таким образом, гипотетическая причастность Ахметова к убийству Гуцула осталась лишь ничем не подтвержденным домыслом. Но остались неизвестными и причины разрыва между Гуцулом и Климцами, а также то, почему отец и сын бросили свою профильную тему бытовой техники и занялись алкоголем и недвижимостью.

Климец памятник

Памятник Анатолию Павловичу Климцу в сквере гостиницы «Прага», Донецк, установленный его сыном Павлом

 

Донецкие чудеса: водка из одеколона и налоговая магия Кайзермана

Официально водочная компания «Олимп» стартовала в 2000 году, и как раз тогда на украинском телевидении началась массовая реклама её одноименной водки. Но как говорят некоторые жители Донецка, просто с 2000 года «Олимп» начал разливать свою фирменную водку, а не непонятный «шмурдяк», и стал вести алкогольный бизнес более-менее цивилизованно. Впрочем, «цивилизованно» — это значит обманывать государство, недоплачивая в бюджет миллионы, вместо того чтобы по старинке травить его граждан «паленкой».

В 1996 году в Донецке было несколько фирм с названием «Олимп», владельцы которых часто даже не знали друг друга – просто в выборе названия для своих предприятий украинские предприниматели часто испытывали дефицит фантазии и словарного запаса. Тем же самым страдала и семья Климцов. В то время в их бизнесе произошли некие перемены, приведшие к тому, что ЗАО «Быттехника» и сеть магазинов отошли к Сергею Гуцулу, а ОАО «Бытрадиотехника» с остальными дочерними фирмами, включая «Олимп», остались у Климцов, но занялись другими направлениями. Одним их них стала водка – которая и вывела их семейный бизнес из кризиса.

О первых шагах Павла Климца в водочном бизнесе информации прочти не сохранилось, однако известно, что в Украине, а тем более на Донбассе, водка и бензин были двумя главными «бандитскими темами». Сначала он с отцом торговал иностранным (или якобы иностранным) алкоголем, причем принадлежащее ему ЧП «Оникс» занималось импортом марок «Absolut», «Metaxa» и «Xenta» и в «нулевые» годы. Но вот открыть собственное водочное производство, хотя бы полулегальное, а уже тем более приватизировать Донецкий ликероводочный завод, можно было только при наличии больших связей во власти и очень хороших отношений с криминальными «авторитетами». В противном случае водочный бизнес либо закрывала власть, либо отбирали бандиты. Вот почему водочных «королей» и «баронов» в Украине не так и много. Например, у ближайших «соседей» Климцов, горловской водочной семьи Нечитайло-Риджок (концерн «Национальные алкогольные традиции»), глава компании работала заместителем мэра Горловки, а её сестра – начальником городской налоговой инспекции. И всё равно сестрам было весьма нелегко!

водка ОлимпВодочный бизнес Климцов начался и развился благодаря связям Анатолия Павловича, который, правда, не дожил до начала триумфа своего детища (он умер в сентябре 2001 года). Ходил даже такой слух, что Анатолий Павлович получил чужой водочный бизнес — то ли в виде отступного от компаньонов, то ли в качестве «подарка» от бандитов, после большого донецкого передела 1995-96 годов. Выпуск собственной водки отец и сын начали на взятом в аренду, а потом и приватизированном Донецком ликероводочном заводе (закрыв там цех кваса и лимонада), с традиционных марок «Пшеничная», «Русская» и «Украинская особая». Затем запустили собственные марки: «Олимп», «5 капель», «Prime», «Біленька», «Вдала», «Приватна колекція», коньяки «Марсель», «ЖЗЛ» и «Бахчисарай».

Дело пошло так хорошо, что фирма «Олимп», которая занималась водочным бизнесом, стала флагманским предприятием семьи. Затем в период 2000-2001 Донецкий ЛВЗ реконструировали (он стал называться «Лик»), а стремительно развивающийся «Олимп» приобрел себе Харьковский ЛВЗ и Крымский вино-коньячный завод «Бахчисарай», а также построил в 2003-2005 г.г. ЛВЗ «Prime» в поселке Малиновка (Харьковской области), сегодня являющийся главным предприятием компании.

СМИ также сообщали, что для успешной «конкурентной борьбы» Павел Климец пользовался услугами ОПГ Алексея Чеботарева и Александра Лищенко, ранее работавших в киевской «Бригаде» Прыщика. По заказу Климца, люди Чеботарева «кошмарили» те или иные водочные предприятия, либо запугивая и даже пытая их владельцев, либо устраивая им экономические «подставы» и ввергая в долги. По слухам, они «помогали» не только «Олимпу», но и «Национальным традициям» (Нечитайло-Риджок).

Чеботарёв

Огромная прибыль позволила Павлу Климцу инвестировать в другие проекты: донецкий ресторан «Африка» (где любили бывать Ахметов и Янукович) и гостиницу «Прага» (мечту о которой лелеял Анатолий Павлович), ТРЦ «Золоток кольцо», несколько жилищных комплексов, клуб «Максимум» в Киеве, туристический комплекс «Гелиос». Он открыл собственный банк «Украинский финансовый мир» и страховую компанию «Вега», в 2008-м объединил свои строительные фирмы в ООО «Прайм Кэпитал групп». Вкладывал в пищевую отрасль: открыл комбинат хлебопродуктов и птицефабрику в Волновахе, комбинаты по производству хлебобулочных изделий и комбикормов в Доброполье.

Однако за этим внешним успехом скрывалась теневая сторона водочного бизнеса Павла Климца, основанная на трех китах: «левом спирте», махинации с акцизными марками и махинации с возмещением НДС. В свое время об этом немало писали украинские СМИ, в том числе издательство «Багнет», принадлежащее «генерал-гешефту» МВД Василию Грицаку (не путайте его с тезкой из СБУ). Грицак тогда контролировал производство акцизных марок через консорциум ЕДАПС, а потому конфликтовал с теми, кто их подделывал — но чисто из собственной жадности, а не из обиды за державу.

В качестве «левого» спирта Климец использовал не технический, как «гаражные» производители контрафакта, а почти пищевой, но закупленный по мошенническим схемам. Из них подробно описывались две основные. Первая – это спирт, официально приобретенный для… парфюмерного производства (он чуточку отличается от пищевого, как и медицинский). Именно с этой целью, писали журналисты, Климец открыл парфюмерное предприятие «VIP-parfum», которое не столько производило одеколоны, сколько закупало и потом «списывало» огромные объемы этилового спирта. «Списывало» как экспорт, причем в страны Европы, и по оптовой цене, втрое превышающей стоимость французской парфюмерии! Получалось, что в 2001-2004 г.г. «VIP-parfum» был не только крупнейшей экспортирующей парфюмерной компанией Украины (75% объема экспорта), но и одной из крупнейшей в Европе. Как так? Об этой афере чуть ниже. А вот смысл аферы с парфюмерным спиртом состоял в том, что акциз на него был всего 1,2 гривны за литр, а в 2003 году вице-премьер Николай Азаров выдал лично «VIP-parfum» акцизную льготу, снизив акциз на спирт для этой компании до 42 копеек! Вот она и начала закупать одеколонный спирт эшелонами – который потом через поставные фирмы (ООО «Аквадон» и другие) поставлялся на ликероводочные заводы «Олимпа» и превращался в «Біленьку». Данный бизнес процветал до 2009 года, когда правительство подняло акциз на парфюмерный спирт до 39,4 гривен за литр. Сразу после этого предприятие «VIP-parfum» стало вдруг ненужным Павлу Климцу, и в 2010 году он выставил его на продажу.

схема Климец

Вторая схема – использование т.н. экспортного спирта. Она очень проста, и использовалась украинскими водочными «баронами» с конца 90-х до 2008-2009 г.г., а источники SKELET-info утверждают, что она работала и при Януковиче, и успешно работает и сегодня – причем, в этих схемах участвуют уже и сепаратисты. Конкретнее: подставные фирмы (ООО «Центурим» и другие), которые у Климца курировал Геннадий Щетинин, оформляли фиктивный экспорт украинского спирта по нулевой акцизной ставке (без уплаты акциза вообще).  Но цистерны с ним шли не в Россию или Европу, а на украинские ликероводочные заводы. При этом еще с фиктивного экспорта спирта возмещался НДС!  При этом обе спиртовые схемы работали в паре с акцизной: когда «Олимп» использовал либо фальшивые акцизные марки, либо настоящие, но приобретенные незаконным способам, не заплатив за них в бюджет Украины.

Климец схема

В еще больших количествах Павел Климец «зарабатывал» на возмещении НДС с фиктивного экспорта продукции своего «VIP-parfum» — вот почему её заявленная стоимость была такой высокой! А вот автором и куратором акцизных и налоговых схеме «Олимпа» называют Вадима Кайзермана. Его отец Александр Яковлевич был начальником в советской торговле и сделал первое состояние на торговле дефицитными продуктами. Говорят, что с ним лично был знаком и Анатолий Павлович Климец, и что якобы где-то в 1990-м году у него даже была идея создать вместе с Александром Яковлевичем «кооператив» по снабжению «афганцев» и «чернобыльцев» колбасой и сгущенкой. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Павло Климець: Лівого спирта повно і без Климця

Добре бути в партії влади, але не хотілося б бути на боці влади, яка
робить погано народу... Головне, щоб гроші сюди прийшли. Але вони не
йдуть, тому що ПДВ - плати, мито - плати, хабарі - плати, з землею
непрозоро. (Рос.)


- Потребительский вопрос: конкуренция, судя по рекламе, идет на уровне
качества. "Хортица" пытается довести до потребителей, что она
качественная, "Немиров" тоже, и вы. А в чем принципиальная разница?

- Это вопрос риторический. Каждая компания говорит, что она самая
лучшая. Принципиальной разницы нету. Но химсостав воды, химсостав
спиртов, руки технологов – в любом случае это персонифицировано. Вкус
водки у каждого свой. Тем более, масса сортов имеет добавки, пусть
незначительные, из пипетки лимонной кислоты капнули – уже придается
какое-то послевкусие, условно говоря. Но водка достаточно простой
продукт – спирт с водой смешанный и профильтрованный.

- Как вы оцениваете конкуренцию на водочном рынке?

- Сегодняшняя ситуация на рынке, я бы сказал, - это бой японских
самураев, и каждый стоит на одной ноге. Кто первым упадет после
очередного удара, никто не знает. Ситуация у всех паршивая. Если кто
говорит, что у него хорошая, – неправда. Мы зажаты между высокой
себестоимостью и низкой покупательной способностью.

- Вам может, например, Черняк позвонить и спросить, почему у вас водка дешевле?

- Мы все общаемся, хоть не скажу, что все мы дружим. Разбирать личностные моменты нет смысла.


Хазяїн "Хортиці" Євген Черняк та Павло Климець


- А если взять дистрибуцию, борьбу за размещение ваших товаров – чем вы конкурируете?

- Во время рукопашного боя бьешь тем, что под руку попало. Так и здесь.
Сложно сказать, у кого что конкурентное. Спросите у Черняка, чем он
выигрывает, он скажет, что хорошим качеством. И я скажу, что хорошим
качеством.

У каждого свои проблемы. У кого-то есть клиенты, у кого-то нет. Все
водочники друг друга знают, но это не значит, что все они дружат.

- Когда речь идет о запрете рекламы алкоголя, то это должно вас объединять…

- Есть пять-шесть компаний, которые никогда не могут договориться. Как
это не парадоксально звучит. За все время существования отрасли
водочники никогда не могли объединиться полностью до конца в борьбе за
свои общие интересы. У каждого есть свои нюансы.

Но это нормально. В любой семье из трех-четырех человек и то разногласия
есть. Большие компании – большие проблемы. Если кто завидует
бизнесменам – пусть не сильно завидует. Особенно водочникам.

Более животрепещущие темы и более важные, чем водка – это свободные
экономические зоны и индустриальные парки. То, что этого у нас нет ни в
законодательной, ни в практической плоскости, это большая проблема. И
каждый, кто способствует ее решению, продвинет нас далеко вперед.

- Банкиры жалуются, что сейчас не время для продажи банков. А как у водочников? У вас лично?

- Покупателей вообще нет. Их и раньше не было, но сегодня иностранцев нет вообще.

- Вот ситуация с тем же "Немировом" – они говорили, что Bacardi делала им предложение, "Русский стандарт". И все?

- Это как в том анекдоте про двух стареньких американцев, которые
разговаривают, и один другому говорит о том, что вон сосед хвастается,
что он в 82 года с женой два раза подряд. А тот ему: а ты скажи, что
можешь три. Поговорили. А где Bacardi?

- А продали бы?

- Сегодня. Давайте предложения. Я всегда все продаю. Мы всегда все
продаем, но не всегда ж покупатели есть. Особенно в сегодняшней
ситуации.

- А сколько сейчас "Олимп" стоит?

- Как кто-то давно сказал, товар – это то, сколько кто за него платит.

- Но вас все равно какой-нибудь журнал посчитает…

- Но это ж просто воздух. Зачем считать то, чего реально нет. Никто не
знает, что сколько стоит. Вы не знаете, сколько квартира в соседнем доме
стоит. Можно дать восемь разных оценок. А сколько она стоит – это будет
девятая оценка, когда придет покупатель.

- Просто хотелось узнать, каково ваше желание расстаться с этим бизнесом.

- Я хочу все продать.

- В Малиновке Харьковской области вы построили с нуля несколько
предприятий –ликеро-водочный завод PRIME, стеклозавод, завод
металлической упаковки. И называете их индустриальным парком. Однако
такие индустриальные парки – это готовые офисные и производственные
помещения со всеми необходимыми коммуникациями, логистические склады,
транспорт и т.п., созданные не под конкретных, а под еще неизвестных
инвесторов. Почему же Малиновка считается индустриальным парком?

- К сожалению, у нас в стране нет ни одного индустриального парка,
который классически от начала и до конца эту идею воплощает. Есть
промплощадки. Малиновка даже уникальный случай, потому что это не
отдельное предприятие, построенное инвестором, а некий блок. Еще можно
кластером его назвать. Это предприятия, которые производят продукцию
одного назначения.

- В июле прошлого года Верховная Рада приняла в первом чтении
Законопроект "Об индустриальных парках". Какова ваша оценка этого
закона?

- Сейчас сложно его оценивать детально, я не готовился именно к оценке
этого законопроекта. Но, по сути, любой закон – это лучше, чем когда нет
никакого. Несмотря на недостатки, которые в любом законопроекте
возникают, надо его принимать. Но проблема в том, что нет ни закона, ни
парков. И вторая проблема меня больше волнует, чем первая. Не было бы
закона, а были бы парки – было бы полбеды.

Когда ты за границей власти, кажется, что когда в нее придешь, можно
что-то сделать. Когда находишься внутри, понимаешь, что иной раз это
сделать еще сложнее. Вопрос: почему у нас нет индустриальных парков,
почему у нас нет или же очень мало прямых инвестиций, почему у нас
неблагоприятный климат, почему у нас нет того-то, того-то, они переходят
в политическую и риторическую форму. Проводятся ток-шоу, обсуждения и
так далее.

- Индустриальных парков в Европе немало. И есть страны, которые, как и
Украина, собираются их создавать. Почему есть уверенность, что инвесторы
выберут именно нашу страну, а не ту же Россию, к примеру?

- Хотя я не стоял у истоков этого вопроса, я считаю огромной ошибкой
отмену закона о СЭЗ. Да, были какие-то злоупотребления. Я сам выходец из
Донецка. И часто выходцы из Донецка обсуждают этот вопрос, и я
спрашиваю: а ты сам в зоне был – в Донецкой экономической? А я вот был.
Она недалеко расположена, и я не поленился и съездил. То, что я там
увидел, это было с одной стороны смешно (в то время) - два-три небольших
ангара стояло. Но сам принцип зоны опробован во многих странах, он
доказал свою жизнеспособность, и рано или поздно он бы сработал и у нас.

А из-за нарушений отдельного мясокомбината, который крал какие-то
окорочка или что-то не доплачивал, закрывать зону с международным опытом
и эффективностью, зону инвестиций, это было крайне неправильным
решением.

К сожалению, я не присутствовал при том, как это принималось, не знаю,
кем принималось, но это однозначно было неправильно. Если по такому
принципу будет закон об индустриальных парках принят, что парки есть, а
льгот нету, это будет пустой звук.

- Вы свой индустриальный парк строили с расчетом на то, что со временем
государство даст какие-то преференции, или это было для того, чтобы
бизнес как-то оптимизировать?

- Льготы от государства на самом деле получить весьма нелегко. А страна у
нас коррупционная – откаты, закаты есть разные. Остальное додумайте
сами.

- Вы хотите реанимировать те зоны, которые раньше были?

- Нет, те не хочу, потому, что их не было. С одной стороны власть дает
деньги шахтерам и порой деньги воруются, а с другой – она не хочет
давать льготы реальному инвестору, который пришел из-за рубежа, который
реально рискует деньгами. Недавний пример – льготы по ЕВРО. У меня один
знакомый народный депутат строит отель в Донецке. Причем он – довольно
влиятельный по донецким меркам. Оказывается, заморозил строительство. Я
спрашиваю: а как же льготы? Он: да какие там льготы! Ты оказываешься
один на один со всеми нашими реалиями.

- А какой смысл строить отель на три недели чемпионата?

- Это отдельная тема. Но это – пример инвестора, которому обещали
определенные льготы. А инвестор реально их не видит. А иногда эта льгота
есть, но ее получить невозможно. Почему сегодня любому
среднестатистическому инвестору не во что вкладывать? Льгот у нас нету.
Вон мы жилищный комплекс строили, мы потратили триста миллионов гривен
на жилищные сети и не получили ни гривны компенсации. Пытались взять
какие-то дешевые государственные кредиты – нам ничего не дали. Малиновка
– все или личные деньги, или кредиты.

- А кроме льгот вы другого пути не видите?

- Реально – не вижу.

- Но если так разобраться: субсидии есть…

- Давайте так: мухи и котлеты – отдельно. Субсидии социальные, населению
– это другие вещи. Я вот ездил в прошлом году в составе президентской
делегации в Шанхай, Пекин. Три самолета, куча денег, людей, движение… Я
никого не хочу ругать, но если посмотреть: сколько реальных инвестиций
пришло за последние два года? Я не говорю о покупке госбумаг, когда
облигации купил, а через неделю выскочил. Мало. А почему? Потому, что у
нас что ни возьми – то проблема. Почему если ввозишь станки в Украину,
нужно платить НДС?

- А вы тоже через Кипр инвестируете?

- У нас есть другие модели, подобные. Но не об этом разговор. Вы никогда
не отличите реального киприота от замаскированного. Смысл же в том,
чтобы достать за границей деньги. И неважно, чьи они – нашего олигарха
или же киприота. Главное, чтобы эти деньги сюда пришли. Но они не идут,
потому что НДС - плати, пошлину - плати, взятки - плати, с землей
непрозрачно…

- За Налоговый кодекс голосовали?

- Голосовал.

- НДС возвращают автоматом?

- Знаете, сегодня с НДС порядка побольше. На счет автомата не знаю, мы
не крупные экспортеры, нам возмещение не положено. Но сегодня порядка
побольше, чем раньше, на мой взгляд. Это один из плюсов.  Хотя о
реальной ситуации лучше у кого-то из экспортеров спросить.

- Они все жалуются, как и раньше.

- Значит, не такой уж порядок.

- Зачем же голосовали?

- Знаете, если я вас спрошу: вы за президента голосовали? За любого? Вам
что-то не нравилось? А чего ж голосовали? Ведь когда голосуешь, ты не
всегда понимаешь, что реальность будет несколько отличаться от
деклараций.

- В прошлом году в Донецке открыли первый в Украине частный завод по
производству биотоплива. Основным инвестором выступила группа компаний
"Олимп". Из полученного пищевого спирта на биотопливо можно делать
водку, а содержание спирта в биотопливе та же налоговая не контролирует.
Следовательно, если за производство биоэтанола берется владелец
водочной компании, это не может не вызвать подозрений...

- Следуя индуской философии переселения душ, вы, наверное, в прошлой
жизни были одесским контрабандистом. Вас почему-то все время тянет в
какие-то… Вот есть инструмент - молоток. Но им можно убить. Скажите: так
это все-таки инструмент или оружие? Если так подходить, то вы,
изготовляя наливку на дому, являетесь тем фальсификатором, о которых все
говорят. Любой завод, условно говоря, можно переквалифицировать из
помады на производство патронов.

- Почему вы решили заняться производством биоэтанола?

- Это перспективное направление, и это дает спиртзаводам возможность
выжить в этой непростой ситуации. Для многих это просто спасение. К
сожалению, никто ничего не делает. За десять лет напринималось столько
различных документов, но они не выполняются. Левого спирта полно и без
Климца, и без завода биоэтенола. Он был, есть и будет всегда.

- Какие мощности вашего завода по производству биоэтанола? Говорят, что
строить завод мощностью менее 75 млн. л этанола в год нет смысла. В США
средний завод производит 300 млн. в год, в Европе – 150 млн.

- У нас завод может произвести до семи тысяч тонн  в месяц
альтернативного топлива. Это небольшой завод. Но он первенец, и строить
большой завод, не понимая рынка, это то же самое, если вы построите
большой завод по производству кубинского рома на Украине. У вас будет
классное предприятие, только вы не сможете продавать, нет объема.

- Как быстро, по вашим подсчетам, этот проект должен окупиться?

- Лет через семь вам скажу.

- Содержание спирта в бензине варьируется в зависимости от требований
законодательства. Зачастую он колеблется в пределах 10%. В этом случае
биотопливо облагается такими же ставками акциза, как и весь остальной
бензин. Есть также смесевые бензины, в которых доля спирта должна
превышать 30%. Они считаются альтернативным топливом и облагаются
акцизом в 56 евро за тонну вместо 182. Какое именно биотопливо
производите вы?

- Это топливо моторное альтернативное. Я не технолог…

Эксперты говорят, что здесь нужно создавать вертикальную интеграцию,
замкнуть звено от поля до бензобака. Есть ли такая возможность?

- Сегодня основная проблема применения альтернативного топлива – это
негатив у нас в головах. Было несколько попыток запуска производства
альтернативного топлива, и не все удачные. И очень сложно сломать этот
негатив в голове, что альтернативное топливо с добавлением каких-то
альтернативных ингредиентов – это хорошо. И над этим, по сути, сейчас
все работают. Реальных производителей альтернативного топлива можно по
пальцам пересчитать. Остальные об этом, извиняюсь за выражение, только
бла-бла. Два частных и три спиртзавода. Объемы небольшие, но каждого
клиента просто уламывать приходится.

- Известно, вы имеете хорошие отношения с Николаем Присяжнюком, который
сейчас возглавляет Министерство аграрной политики и продовольствия.
Насколько он способствует развитию производства биоэтанола в Украине?
Он, в частности, призвал агариев увеличивать посевные площади под рапсом
и сахарной свеклой для выращивания сырья. Но должно же министерство
какие-то более действенные рычаги влияния иметь, чтобы обеспечить
производителей биоэтанола необходимым количеством сырья? Чувствуется
вообще нехватка сырья на рынке?

- Небольшой анекдот от Присяжнюка: нашему сельхозпроизводителю мешает
четыре фактора - весна, лето, зима и осень. Если перефразировать на
производство альтернативного топлива, без культуры потребления и
государственной обязаловки… Если вы произвели товар и не можете его
сбыть, то каким бы умным вы не были, вы обанкротитесь.

- У вас есть перспектива?

- Я об этом много в Интернете прочитал. 60 миллионов тонн в год в мире
продается. Колоссальный объем. Некоторые страны, типа Бразилии,
практически полностью ездят на альтернативном топливе. А у нас тут 5-10
процентов добавить – мы годами думаем, РНБО собираем… А концовка какая?
Ничего ж нет.

- Так зачем вы ввязались в это?

- Ну а вдруг у нас получится.

- Что-то тут не то.

- Нет, ну мы ж не вкладывали мегаинвестиции. Мы реконструировали одно из
своих производств, малой кровью. Около тысячи тонн в месяц продаем. Это
не много, как на нефтяной рынок, но темнее менее, продажи есть, в том
числе и в Киеве.

- Но это совсем мало.

- Согласен. Но это лучше, чем ничего. Хотим больше. Мы ж только начали,
полгода. Если вы завтра начнете водку лить, то пять ящиков будете
продавать для начала. Я тоже скажу, что это мало. Будет больше.

- Вопрос по ВТО. Мы члены этой организации, очень много говорилось о том, что у нас будут большие проблемы…

- Я боюсь людей, которые специалисты во всех сферах. Как некоторые
депутаты. Иной раз смотришь – все знает. Лучше всего про акцизы знают
люди, которые ни разу с этим не сталкивались. Тут иной раз сам что-то не
знаешь, а тут универсальные солдаты.

Участие в таких международных организациях, как ВТО, на мой взгляд,
положительно. Но я неоднократно был на переговорах, в том числе в
формате министра сельского хозяйства. Крайне осторожно нужно подходить к
любому вопросу. Вся ж сила в мелочах. Потому что под маркой ВТО и
борьбы за членство можно положить ряд отраслей.

Мы когда-то были с депутатской делегацией в Южной Корее, Присяжнюк был в
качестве главы комитета, и там был один корейский профессор, который
участвовал, был переговорщиком по ВТО. Там была драка за каждую отрасль,
за каждую товарную позицию отдельно. Так что в целом положительно, но
нужно внимательно относиться к мелочам. Например, отмена названия
шампанское может, по сути, положить на пять-семь лет целую отрасль.

- То есть, ВТО прошла мимо вас.

- Скажем так, я вопросом владею процентов на двадцать от всего объема, тут я эксперт не самый лучший.

- А в рамках зоны свободной торговли с ЕС, наверное, мы откроем ворота для импорта более беспрепятственного. Верно?

- Да мы его и так открыли, по сути. Но с другой стороны, открывая ворота
для импорта, мы открываем их и для экспорта. И это тоже надо не
забывать.

- Не факт.

- Согласен. Когда я был на "зеленой неделе" год назад, там была сцена, и
министр наш говорил, что в ЕС существуют двойные стандарты тоже, что
квоты на наши продукты очень малые, а требуете полного раскрытия рынка
для вас. Тут нужно быть внимательным.

- А вот просто по регламенту: существуют стандарты качества очистки спирта и тому подобное. Ваша водка сможет попасть в Европу?

- Однозначно. По техническим параметрам – однозначно. Да и вообще: что
мы все время про водку? Знаете, не тот это вопрос, что б ему уделять все
время. Водка – это пищевой продукт, как хлеб, масло…

- Давайте о вине. Почему те вина, которые экспортируются в Украину,
можно в Европе за два-три евро купить, здесь – больше ста гривен. В чем
дело?

- Наверное, на таможне коррупция.

- Но такая колоссальная разница, и здесь эти вина преподносятся как нечто особое…

- Не хотелось бы в нашей беседе возвращаться к спиртному, но крупный
импортер фруктов сказал, что в цене банана на полке шестьдесят процентов
взятки. Колоссальные суммы. Я сейчас не готов говорить о вине, но не
исключено, что там существует определенная система взяток-откатов.

- А вот по качеству… Вы производите вино в Крыму …

- Да.

- Как оно конкурирует с импортом?

- Нам конкурировать тяжело. Технология разная, сорта винограда. Мы
сейчас на уровне 50-60-х годов. И это лучшие наши виноделы говорят.
Такие, как Плачков – фанаты. Бывший министр который. У него есть своя
торговая марка, он увлекается. Технологии 50-60-х годов.

- И чем они характеризуются?

- Старые технологии. Можно долго рассказывать. Надо догонять.

- Вы сами-то пьете это вино?

- Пью. Мы сейчас холодный розлив установили на заводе, вино не
уваривается. Качество достойное. Сказать, что с лучшими французскими
сортами оно может сражаться нельзя, но цена/качество…

- А что такое порошковое вино?

- Это как красная ртуть – ни разу не видел. Если кто-то из читателей
ваших может рассказать – дайте мой мобильный, пусть расскажет. Не знаю.

- А коньяк какой предпочитаете?

- Я коньяк вообще не пью, у меня от него давление скачет. Пью водку PRIME с хорошей закуской умеренно.

- Как любой крупный бизнесмен, вы шли в парламент, в том числе, для
решения вопросов, касающихся вашего бизнеса. Как вы сами оцениваете
пройденный путь: насколько удачным было ваше пребывание в Верховной
Раде?

- Плохо. Приватизации отрасли спиртовой нету. Закона об индустриальных парках толкового нету. Биотоплива продаем мало. Плохо.

- Но вы собираетесь идти на выборы?

- Сейчас думаю. На распутье.

- То есть, идете.

- Я попытаюсь попасть в парламент, но я далек от того, чтобы положить на это остаток жизни. Я к этому спокойно отношусь.

- Партийная принадлежность для вас значение имеет?

- Конечно, имеет.

- С точки зрения бизнеса или идеологии?

- Наверное, пятьдесят на пятьдесят. Хорошо быть в партии власти. Но с
другой стороны, если она что-то делает не так… В свое время и у
коммунистов партию начало качать. Мне не хотелось бы быть на стороне
власти, которая делает плохо народу.

- Ходили слухи, что вы БЮТ финансировали…

- Видать, плохо финансировал (сміється).

- Считаете ли вы себя влиятельным человеком?

- Нет, не считаю.

- К примеру, когда в 2010 году главой "Укрспирта" стал ваш партнер
Алексей Савченко, в узких кругах считали, что этому способствовали
именно вы и что теперь вам будет легче демонополизировать и
приватизировать эту отрасль. Но вы от этого открещивались – мол, он сам
туда попал. Вы пробовали через кого-то из друзей улучшить условия
ведения бизнеса? В тот же "Укрспирт" поставить кого-то, например. Что б
упростить жизнь и себе, и другим.

- Скажу две вещи и на этом мы закроем тему водки и спирта. Во время
"царствования" Савченко, за четыре месяца, я и украл все миллиарды. И
второе: в прошлой жизни вы точно были контрабандистом! Например, с
Присяжнюком дружу, но преференций не дает. Хотя очень бы хотелось. Я
его, кстати, вижу гораздо реже, чем когда в комитете одном работали.
Министр – тоже нервная работа.

- Несмотря на то, что вы являетесь человеком не очень-то публичным, в
СМИ немало разнообразных слухов о вас. Вплоть до слухов уровня
таблоидных изданий. Было ли что-то, что вас как-то, скажем так,
зацепило, удивило?

- Хочется хоть часть миллиардов получить. Хотелось бы узнать, где это можно сделать, место и время.

Андрій Муравський, Андрій Черніков, Економічна правда

Павло Климець: Іванющенка я бачив один раз

Лікеро-горілчаний ринок не такий прибутковий, яким його вважають. Це
міф, що він дуже прибутковий. Майже на 25% впали продажі
лікеро-горілчаних виробів за минулий рік, купівельна спроможність
населення падає, ціни ростуть, спирт дорожчає, пляшка дорожчає ... На
такому ринку заробити багато принципово неможливо (рос.)


Про власника горілчаної компанії "Олімп", народного депутата від Партії
Регіонів Павла Климця, ходять різноманітні чутки. Його називають чи не
найбільшим тіньовиком на горілчаному ринку, розкривають схеми, за
рахунок яких він нібито зумів вкрасти в держави мільярди гривень. Климця
навіть підозрюють у тому, що через кохання до депутатки Наталії Королевської він таємно фінансував БЮТ.

Климець - людина не публічна, інтерв`ю дає рідко. Зрозуміло, чому – йому
не вдається уникати розмови про горілчаний ринок, "Укрспирт" тощо. Під
час розмови з журналістами "Економічної правди" він неодноразово хотів
відійти від цієї теми, наголошуючи, що більш важливими є інше –
наприклад, створення в Україні індустріальних парків.

Прізвище Климця можна побачити у рейтингах найбільш багатих людей
України, які публікують вітчизняні журнали. Втім, сам він до них
ставиться скептично, наголошуючи, що оцінки суб`єктивні і різняться у
десятки разів, а насправді товар коштує стільки, скільки за нього готові
платити.

Власник "Олімпу"  запевняє, що алкогольний бізнес є не таким
прибутковим, яким його прийнято вважати, і що він готовий продати
компанію хоч сьогодні.

З того, що казав Климець, може скластися враження, що він або жартує,
або глузує. Чого варті лише заяви про те, що лікеро-горілчаний ринок є
поганим місцем для заробітку? Чому вірити, а чому ні, вирішуйте самі.

- За "Олимпом" закрепилась репутация крупного ”теневика” на водочном
рынке. Например, в прошлом году СМИ обвиняли вас в махинациях с
акцизными марками. Говорили, что вы украли у государства более миллиарда
гривен, закупив легально партию акцизных марок для сухого вина (12
копеек за марку) и исправив цифры на водочные (более 7 гривен за марку).
Писали о спирте, который по документам экспортировался, а на самом деле
использовался для производства "левой" водки. Были ли в отношении
"Олимпа" какие-то проверки госорганов по подобным фактам?

- К счастью, в СМИ в числе людей, которые украли миллиарды, я не один.
Там еще группа товарищей, которые расхищают в этой же сфере. Иногда она
причисляется ко мне, иногда действует отдельно. В девяностых годах,
условно говоря, все торговали красной ртутью. Она всеми покупалась,
продавалась, но никто ее в жизни не видел.

Ликероводочный рынок сложный: жесточайшее  - подчеркиваю -
государственное регулирование. Каждая бутылка снабжена уникальным в
своем роде средством защиты. На таком рынке чтобы украсть, а тем более
миллиарды, нужно еще очень постараться.

К моему сожалению, этот рынок не такой доходный, каким его считают. Это
миф, что он очень доходный. Я всегда привожу пример, что одна из самых
успешных компаний, "Союз-Виктан", несколько лет назад обанкротилась. Это
первая, по сути, большая легальная украинская компания. И все остальные
компании, поверьте, находятся далеко не в лучшей форме.

Почти на 25% упали продажи ликероводочных изделий за прошлый год,
покупательная способность населения падает, цены растут, спирт дорожает,
бутылка дорожает… На таком рынке много заработать принципиально
невозможно.

И если мы говорим о злоупотреблениях, то они, как и в любой сфере,
где-то есть, но чисто по интернету ориентироваться не совсем корректно –
там на любого из нас, в том числе и на вас, можно найти много негатива.
Что вы, например, сотни тысяч долларов берете за заказные материалы,
условно говоря.

- Осенью о проблемах в спиртовой отрасли говорил тогдашний первый
вице-премьер Андрей Клюев. У него вызвало подозрение резкое сокращение
производства ликероводочной продукции и спирта. И он обещал, в
частности, производителям проблемы уже к концу года, если за это время
порядок не будет наведен на рынке. Обещание сдержал?

- Андрей Петрович в какой-то конкретной точке проблему подчеркнул, но
она существовала и до него, и при нем, и будет существовать после него. К
сожалению, единственное положительное, что случилось после этого
разговора, - "Укрспирт" цену на спирт немножко опустил. В свое время ее
подняли чуть ли не в два раза, сейчас процентов на семь-восемь опустили –
и на том спасибо. Сейчас это около 145 грн.

- Можете ли вы назвать какие-то инициативы депутатов, правительства и
т.д., которые действительно могут уменьшить тенизацию алкогольного
рынка?

- Это комплекс объективных и субъективных факторов. Например,
производство самогона в сельской местности – как на него воздействовать?
Только уголовной ответственностью? Так каждого второго сажать нужно
было бы, условно говоря.

Из двух килограммов сахара делается литр спирта. А из него можно сделать
пять бутылок водки. Это сивуха и так далее, но делают это активно. Что с
этим делать – вопрос философский. Нужно поднимать благосостояние
населения, чтобы оно не гнало самогон, а покупала водку сегодня по 26, а
завтра – по 33, как этого хотят некоторые товарищи из Минфина.


Під час нашої бесіди


- Депутат Ирина Бережная предлагает усилить защиту водочной продукции от
подделок через введение марки с полной информацией о продукции –
производителе, дате производства, и т.д. По ее словам, марка позволит не
только налоговым и контролирующим органам, но и потребителю проверить
легальность продукции путем распознавания штрих-кода или получения
данных о товаре через sms-сообщение. Как оцениваете такую идею?

- Если говорить об акцизной марке, то это документ строгой отчетности,
на котором нанесены все параметры. У нее много степеней защиты. По этой
марке видно дату выпуска, регион, сумма уплаченного акциза и так далее.
По ней можно определить 100% информации. Себестоимость марки на
полиграфкомбинате – десять копеек. Эту марку можно подделать. Импортные
производители достаточно быстро и эффективно подделывают такой продукт.

Марку можно сделать за рубль. На ней будет 50 степеней защиты, с нее
тоже можно будет снять всю информацию, и ее тоже можно будет подделать.
Можно сделать за три рубля. На ней будет сто степеней защиты, у нее
будет связь со спутником, и ее тоже можно будет подделать. Возникает
вопрос: а где конец?

Я не хочу обвинять Бережную, но многие лоббисты систем защиты пытаются
под лозунгом борьбы за легальный рынок просто, извиняюсь за выражение,
впаять государственный заказ на вот такие степени защиты.

- В Европе каждые два года марку меняют.

- Поскольку это полиграфическое производство, на перенастройку оборудования уходит три-четыре месяца.

- Вы говорили, что прибыльность производства алкоголя – миф. Какие есть
еще факторы снижения доходности, кроме покупательной способности и
стоимости спирта?  

- На этой марке написано 6,80 грн (показує пляшку горілки з акцизною
маркою). Но это старая марка, на новой с апреля будет 9,20 грн.
Производитель платит государству 9,20 в форме акцизного сбора, и еще
около 1,5 – в форме НДС, налога на прибыль. То есть, больше 10 грн.
Сколько остается производителю? Вы не поверите, но я цифру назову:
максимум – 1 грн.

Давайте попытаемся понять, кто больше заработает – легальный
производитель или государство? А нужно же купить акцизную марку, сделать
водку, поставить на полку магазина, сделать рекламную компанию и так
далее.

Теневик будет пытаться заработать десять гривен. А давайте сделаем акциз
больше. Давайте сделаем 20 грн. Тогда теневик заработает 20 грн. И, как
писал Маркс, за 300% капиталист пойдет на любые преступления. Эта как с
наркотиками: сколько не борись, а сфера потребления есть. Повышение
акцизов или цен только подхлестывает теневика на определенные чудеса.

- Сколько в среднем один среднестатистический теневик может производить?

- Вопрос немного некорректный: он может производить столько, сколько
может продать. Сегодня на рынке доминирует покупатель. Условно говоря,
один наш завод, запущенный на всю мощность, может занять 70% рынка. Но
мы не можем столько продать. Соответственно,  борьба с теневиком –
задача правоохранителей.

- Минфин предлагает поднять минимальную оптово-розничную цену на водку и
ликероводочные изделия с 88,5 грн до 111,9 грн за литр 100% спирта, а
розничную – со 130,5 грн до 165 грн. Каково ваше отношение к этой
инициативе? Вообще, пугает ли водочников повышение стоимости продукции?
Все-таки на эту продукцию спрос всегда есть.

- Это проблема для покупателей. Акциз – налог на покупателя. А
производитель является посредником при взимании этих денег. Если у вас
зарплата, условно говоря, 3000 грн, и вчера вы могли купить на них,
условно, 100 бутылок водки, то завтра вы сможете купить 90 бутылок.
Тогда это вопрос к вам: а является ли это для вас проблемой? Акциз
платите вы.

Это тоже одна из распространенных легенд – то, что водочники против
повышения акцизов. Водочнику что? Я марку купил, на бутылку наклеил и
поставил на полку. Когда мы видим, что продажи падают, то это значит,
что население не хочет покупать, а не мы против. Мы против просто
потому, что мы это понимаем… Когда была попытка поднять на 25%, мы
понимали, что это очень плохо.

Маркетологи в таких компаниях, как наша, за 20-50 коп ложатся пластом.
Подойдите к маркетологу любой компании, другого рода, производителям, и
предложите поднять цену. Они у виска пальцем покрутят, поскольку
понимают, что потеряют 40% продаж. А некоторые господа, в том числе в
Минфине, считают, что сколько не поставь, а пить все равно будут. Будут,
но вопрос в том, что - суррогат и фальсификат.

- В свое время у вас были довольно сложные отношения с руководством
"Укрспирта", когда его возглавлял Иван Яковец. В 2008 году по вашей
инициативе состоялись парламентские слушания о состоянии спиртовой
отрасли. И вы обвиняли "Укрспирт" и руководство Департамента налоговой
администрации в коррупции и покрывании нелегального производства спирта.
С его стороны тоже звучали обвинения в ваш адрес по поводу нелегального
производства водки. Как работается с нынешним руководством "Укрспирта"?

- Недавно я пересматривал передачу, где меня спросили, какие у меня
отношения с "Укрспиртом". Никакие. И когда спросили: Дмитриев (Андрій
Дмітрієв, в.о. гендиректора ДП "Укрспирт" – ред.) – кто он такой? То я
ответил, что кто-то из донецких, наверное. И немножко посмеялся. Сегодня
модель управления "Укрспиртом" такая, что мы с руководством не
общаемся. К сожалению, диалог с водочниками практически отсутствует.

- Недавно в СМИ появилось утверждение, что руководство "Укрспирта" под
видом модернизации вытеснило с рынка легальных производителей
алкогольной продукции, чтобы сотрудничать исключительно с теневыми
структурами. Вы в курсе, что все-таки в прошлом году произошло на этом
рынке?

- Интернет на эту тему широко пишет. Но что б я тут снова обвинителем не
выступал, лучше у третьих лиц спросить. Кто может являться единственным
поставщиком теневого спирта, если у государства монополия?

- Те же спиртовые заводы, которые производят его.

- Я этого не говорил. Внесите в протокол (сміється - ЕП). Зачем
припираться на эту тему? Любое изменение руководства ведет к смене
стратегии, тактики. В данном случае - высокая цена на спирт и спиртное
дает коридор фальсификату.

- Недавно депутаты Коммунистической партии подали в парламент
законопроект, предлагающий установить государственную монополию на
производство и реализацию не только спирта, но и алкогольной продукции и
табачных изделий. Мол, это для усиления борьбы с незаконным
производством и оборотом. Как водочники к этому отнеслись?

- Хорошая идея. Тогда я предлагаю монополизировать угольные шахты и так
далее. А почему только водку? Давайте тогда все заберем у всех. Почему
только у водочников забирать? Почему новый завод, который мы построим, у
нас надо забирать, а старую шахту, но очень хорошую – нельзя?
Реприватизация и национализация пахнет революцией. И поверьте, что водка
не такой прибыльный бизнес.


Климець має орден "За заслуги III степени". Фото з персонального сайту депутата


- А почему нельзя с "Укрспиртом" что-то сделать и договориться? Хотя бы
по партийной принадлежности. Партия регионов руководит страной.
Большинство производителей легальной водки – из Партии регионов. Она
контролирует все органы власти, а договориться не могут. В чем проблема?

- Как это у классиков: когда в товарищах согласья нет.

Это сложный вопрос, мы переходим в политическую плоскость. К сожалению,
раньше, наверное, диалог был лучше. Когда даже лично я был в оппозиции и
мы ругались. При этом если я знаю лично Яковца, то Дмитриева не знаю.

- Насколько нам известно, вы выступаете не столько за приватизацию
спиртовых заводов, сколько за демонополизацию отрасли. Вы планируете
строить свои собственные спиртзаводы, правильно?

- Наряду с идеей фикс, что водка очень прибыльный бизнес, существует еще
одна – что спиртзаводы наше большое достояние. Можем организовать
экскурсию на ближайший спиртзавод, чтобы увидеть это достояние в жизни.
Поверьте, зрелище будет очень печальное.

- У вас уже есть определенные мощности. Сможете ли вы развивать это направление на них?

- Да. Площадка должна быть недалеко от ликероводочного завода. С
технической точки зрения, с инвестиционной, постройка спиртзавода – это
плевое дело. По большему счету, серьезно обсуждать не имеет смысла.

- Построить помещения и завезти оборудование?

- Да. По сравнению с другими это довольно простое производство.

- В Малиновке (недалеко від Харкова, там знаходиться комплекс
підприємств, якими володіє Климець; в Інтернеті пишуть, що там
розташований один з трьох заводів Климця з розливу нелегальної водки –
ЕП) строить будете?

- Да, площадка есть. Три гектара нужно.

- Будете ли вы вновь лоббировать демонополизацию спиртовой отрасли?

- Слабо лоббируется.

- Почему?

- Плохо про это пишете. Нужно активнее.

- Насколько обоснованны слухи, что "Укрспирт" сейчас под контролем Юрия Иванющенко?

- Вопрос серьезный. Иванющенко я видел один раз, Дмитриева не видел ни
разу. Прогуливающимися под ручку их не видел. Утверждать, наверное, не
корректно. Документов на эту тему тоже нет. Слухи есть… Я не хотел бы
комментировать слухи, скажем так, из Интернета.

- А вы в курсе, что произошло с "Немировым" – между акционерами?

- Да, тут я более детально знаю ситуацию.

- Можете поделиться своим видением того, что там произошло, и почему
акционеры разбежались? И насколько вероятно то, что Грибов с Кипишем
говорили: ”запретим здесь продавать под брендом "Немиров" и выведем
производство в Беларусь и Россию”?

- Яков Грибов – один из основателей этой компании. Я когда-то сказал на
совещании "основатель", и тут же получил от присутствующих Глусей
пистон: как это основатель, мы основатели! Теперь говорю: один из
основателей.

Ситуация такова. Представьте себе:  вы организовываете какой-то бизнес.
Условно говоря, магазин. Собралось три человека. Разделили акции,
уставной фонд. Десять-двадцать лет работали, он превратился в большой
супермаркет. И ваш партнер, будучи на треть директором супермаркета,
потом вас не пускает на порог, ссылаясь на какие-то причины.

Рейдерским захватом нельзя назвать, но пошли какие-то конфликты силовые,
кто-то привлек частную структуру, кто-то – "Беркут". Кто-то получил
решение одного суда, кто-то – другого. Пошли разборки, кто кому
Рабинович. Но по сути дела, это негативнейший и для Украины, и для
ликероводочной отрасли пример корпоративного конфликта, на мой взгляд, 
когда основные собственники были вытеснены из бизнеса.

- Я разговаривал с Грибовым и Кипишем, и они, хоть и не прямо, это
связали с тем, что Глусь-старший из БЮТа перешел в Партию Регионов. И
началось.

- Знаете, может, косвенно это тоже влияет. Но если вы, условно говоря,
владелец супермаркета, то какая разница, какая власть на дворе?

- В Украине это имеет значение.

- Я к тому, что это негативно. Вот я о чем. Вы не должны зависеть от власти.

- А вы зависите от нее?

- Мы все зависим.
 


- А кто у вас в акционерах?

- Я единственный счастливый обладатель вот этой компании, так и запишите: счастливый обладатель.

- И никого не пускаете?

- Вы хотите купить? Я всегда все продаю. Тоже запишите: ”Все желающие,
кто хочет купить, пусть звонят”. Коммунистам давайте предложим. Через
"Правду" обратимся к Симоненко с призывом, что ”если хотите хищения
предварить, купите и подарите государству”.

- Скажут, что вы пытаетесь его споить.

- Это как в том анекдоте: он же первый начал. Его идея.

- А как вы оцениваете водочный рынок? Вы же экспортируете в Россию? Беларусь?

- Мало. У нас экспорт слабенький. У нас есть стран десять-пятнадцать для экспорта, но объемы небольшие.

- А почему?

- Сложно пробиться на внешних рынках. Нам это в меньшей степени удалось сделать. Опять же – спирт дорогой сегодня.

- А в чем разница между спиртом производства "Укрспирта" и импортным?

- Сегодня, наверное, ряд заводов может добиться хорошего качества, это
вопрос цены. Если в Роттердаме он стоит $1-1,2, а у нас – $2, то есть
вопросы.

(далі буде)

Андрій Муравський, Андрій Черніков,  Економічна правда

«Укрспирт» вытесняет с рынка «белых» производителей алкоголя

Климец продолжает травить украинцев паленкой?
 

В 2011 году новое руководство «Укрспирта» под видом модернизации
предприятия вытеснило с рынка легальных производителей алкогольной
продукции, чтобы сотрудничать исключительно с теневыми структурами. Как
результат – в прошлом году отмечен небывалый спад в производстве почти
всех видов «белого» алкоголя. В Украине участились случаи отравления
некачественной ликеро-водочной продукцией, а в госбюджет не поступили
миллиардные прибыли.

Государственная налоговая служба также подтвердила увеличение теневого
оборота алкоголя в прошлом году на более чем 20%. Производство спирта в
Украине на сегодняшний день осуществляет одно юридическое лицо –
государственная монополия ГП «Укрспирт». Пользуясь своим положением,
госпредприятие формирует отпускные цены на спирт, которые за последние
пару лет, по официальным данным, увеличились почти в 3 раза. При этом
цена для теневых производителей, которые расплачиваются налом,
значительно ниже. Закупив спирт в обход госказны, такие предприниматели
выставляют на прилавках  бутылки с содержимым сомнительного качества и с
поддельными акцизками.

При этом о наличии на предприятии «смотрящих» не раз открыто заявляли
высокопоставленные чиновники. «Мы решили рассмотреть вопрос об
эффективности работы спиртовой отрасли как одной из наиболее
коррумпированных. На каждом заводе сидят «смотрящие», которые начинают
работать на спиртзаводах в тапочках и шортах, а уезжают на мерседесах», -
отметил еще будучи на посту председателя Комитета ВРУ по вопросам
аграрной политики нынешний Министр АП Николай Присяжнюк.

Ранее «Багнет» уже писал о том, что некоторые крупные производители
крепкого алкоголя не брезгуют использованием поддельных акцизных марок и
схем по уклонению от уплаты акцизных сборов. Среди них  водочная
корпорация «Олимп», которую контролирует народный депутат Павел Климец.

Ранее независимый журналист интернет-издания «ХайВей» Павел Баранецкий
опубликовал материал, изобличающий «водочного короля» в том, что тот
украл у государства более миллиарда гривен. Почетный президент компании
«Олимп», по мнению журналиста, путем махинаций с акцизными марками
уклонился от уплаты акцизного сбора именно на такую сумму. Схема
«оптимизации», утверждает Баранецкий, была незамысловатой. Закупив
вполне легальным путем солидную партию акцизок для сухого вина (их
стоимость – 0,12 горн., она указана на самой ленточке), Климец решил
исправить эти цифры на водочные. Так скромные 0,12 грн. превратились в
7.4 грн. И таких марок у предприятия было, на минуточку, около 130
миллионов.

Также в СМИ звучала информация о схеме уклонения от уплаты налогов, по
которой одна из компаний, близкая к Климцу и его друзьям, якобы закупала
спирт для экспорта за рубеж, а на самом деле экспортировала за границу
воздух, поскольку спирт, ушедший только по документам в Турцию,
оказывался на водочных заводах «Олимпа».

Получался двойной навар: с одной стороны, по сделке фиктивного экспорта
организаторы преступной схемы получали возмещение НДС из бюджета, а с
другой – гнали на рынок дешевую паленую водку, произведенную из фиктивно
экспортированного спирта.

Самой большой проблемой для реализации преступных схем Климца стала
украинская акцизная марка с голографическим защитным элементом (его
разработчиками являются специалисты СП «Голография», участника
консорциума «ЕДАПС»), который исключает подделку. Что только не делали
Климец и Ко, чтобы выведать технологию печати акцизок! Не обошлось без
традиционного скандала: помощник нардепа Тарас Миколаенко (по
совместительству – модель и телеведущий), пребывая с визитом на
полиграфкомбинате «Украина», пытался всучить тамошним специалистам 100
тыс. грн. за информацию о производстве акцизных марок.

По сообщениям СМИ, Климец просто построил себе подпольные спиртзаводы в
количестве трех штук. Таким образом он, видимо, вознамерился уничтожить
монополию «Укрспирта». Один из подпольных заводов Климца находится в
Донецке на улице Элеваторной, второй – в селе Малиновка, Харьковской
области. А третий, сообщает Баранецкий, в Краматорске. Последний Павел
Климец называл «цехом водоподготовки», но, по некоторым данным,
краматорский «свечной заводик» производит более 100 тонн левого спирта в
сутки. То есть, за месяц левое водочное производство Климца не платит в
казну более 150 миллионов гривен прямых и косвенных налогов.

Безнаказанность народного депутата журналист объясняет мощными связями
Климца во властных кругах. Так, благодаря активному лобби нардепу
удалось снять с должности руководителя концерна «Укрспирт» Ивана Яковца,
который задавал слишком «неудобные» вопросы. Тогдашний премьер Юлия
Тимошенко вместе с Турчиновым активно поддержали Климца, и тот был уже в
шаге от полного контроля над «Укрспиртом». Помешала исполнению
грандиозных планов смена власти. Но Климец не сдается и продолжает
разрабатывать все новые схемы.  

Помогает Климцу обворовывать государство организованная преступная
группировка под руководством Андрея Чеботарева. ОПГ имеет четкую
организационную структуру и состоит из более чем 100 человек. Под ее
контролем более 30 ликеро-водочных заводов, доведенных рейдерами
Чеботарева до банкротства.

Схема преступной деятельности банды Чеботарева незамысловата. ОПГ
полностью блокирует заводу сбыт, в результате чего все экономические
показатели резко падают, появляется задолженность по выплатам зарплаты и
в бюджет, а по итогам 6-9 месячной балансовой комиссии с неугодным
директором разрывают контракт из-за спада производства. Прижатому к
стенке директору ставят условие: или ты подчиняешься установленным
правилам - или тебя увольняют. В результате, на заводах, где расставлены
«свои» люди незаконно производится спиртное, теневой сбыт которого
Чеботарев курирует как на внутреннем рынке, так и на экспорт.

Как уже сообщал «Багнет», водочные короли травят украинцев, а за нелегальной продажей водки стоит «Укрспирт».

«Багнет»