хочу сюда!
 

Твоя мрія

37 лет, телец, познакомится с парнем в возрасте 27-45 лет

Заметки с меткой «сказки»

В трубе печной гуляет ветер...



В трубе печной гуляет ветер,
Кружит в истоме жёлтый лист.
Играет осень на кларнете,
Песчаный берег сер и мглист.

Стоит церквушка над рекою,
Над куполами серый крест.
Проходит дождик стороною,
Глаза не сводит с блеклых мест.

Выходят звёзды молчаливо,
Приходит месяц молодой.
Родник молоденький, счастливый,
Поёт под юною сосной.

Шумит вода на перекатах,
Забылся в дрёме старый бор.
Седая даль не пахнет мятой,
Застыл в безмолвии простор.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Анатолий Шмыдко
https://yadi.sk/d/Xlmr9UVNpZXlCw

Наивный волк Сказка в стихах




Солнце встало у ворот,
Чрез лесок лиса идёт,
В лапах лисоньки петух,
В радость ей куриный дух.
Подошёл к лисичке волк,
Разговор он с ней завёл:
- Вижу ты, лиса, цветёшь,
С петушком домой идёшь?!
Угости меня, не жмись,
Добрым делом запасись!
Села лисонька пред ним,
Взгляд лисы неуловим:
- Обленился ты уж, друг,
Оглянись скорей вокруг!
Там, в деревне, домик есть,
Побывать в нём, волк, за честь,
А хозяин в нём - простак,
Раздаёт их просто так!
Так что, милый, поспеши,
Будешь кушать от души!
Волку слов не нужно красть,
Он раскрыл мгновенно пасть:
- Видно, надобно бежать,
Лапы в дело подключать,
А зевнёшь, так разберут,
Пошустрей быть нужно тут!
Развернулся волк и в путь,
Стал он ход к деревне гнуть,
Домик ветхий отыскал,
Волк ломиться в двери стал:
- Эй, хозяин, открывай,
Петушка жирней мне дай,
Чтоб окрасом был пригож,
Чтоб он нравом был хорош!
Вышел рыжий мужичок,
Слов он в ступе не толок:
- Коль ты, волк, явился сам,
Петушка тебе я дам,
Будешь ты, дружочек, сыт,
Петушок и свеж, и мыт!
Мужичок в сарай свернул,
Следом волк за ним рванул.
Мужичок схватил ухват,
Обогрел им волчий зад!
Волк от боли  ошалел,
Пулей к лесу он летел,
Сел под старый жёлтый куст,
Не смыкал он жарких уст:
- Ну, даёт дрозда мужик,
В драке он и зол, и дик!
Угостил, что не унесть,
Зад болит до зуда весь!
А лиса уж тут как тут,
Глазки лисоньки снуют,
Утка в лапе у лисы,
Гладит лисонька усы:
- Вижу, волк, ты кем-то бит,
Вон, в глазах тоска стоит!
Перепутал, чую, дом,
Видно, бес ютится в нём?!
Волк обиды не держал,
Просто он лисе сказал:
- Да, лиса, не повезло,
Может, с тропочки снесло?
Да теперь не горевать,
Мне бы боль, лиса, унять,
А тебе опять везёт,
Запасёшь жирка на год!
Держит лисонька ответ,
В лисьих глазках яркий свет:
- У деревни дворик, друг,
Нет души людской вокруг!
Во дворе утят, не счесть,
Покажи, каков ты есть!
Волк секунды не стоял,
Двор он  к ночи отыскал,
Прыгнул тут же волк во двор,
Лапы он в траве простёр!
Пёс над ним горой завис,
Взгляд его струился вниз.
В страхе волк глядел на пса
И лежал он, чуть дыша.
Пёс в охотку в драку влез,
С волка вмиг слетела спесь.
Пёс бил волка, не жалел,
Волк на шёрстку оскудел,
Как бежал, не помнил сам,
Сбросил вес на килограмм!
Скоро волк упал под куст,
Вдруг он слышит веток хруст.
Подошла к нему лиса,
В тех глазах её слеза:
- Потерял ты хватку, волк,
Сам себя совсем извёл,
Шёрстка клочьями висит,
Неприглядный просто вид!
Ты давай-ка, подлечись,
К Мишке в горе заявись,
У медведя есть медок,
Он в болезни мне помог,
И тебе поможет, друг,
Вмиг избавишься от мук!
Бочка с мёдом у двери,
Больше мёду ты бери!
Волк в любви к лисе вздохнул,
Путь он к Мишке повернул,
У двери он бочку зрит,
Взгляд его огнём горит.
Волк в бочонок сунул нос,
Лапы он над ней занёс!
Вдруг проснулся тот медведь,
Мишка стал глаза тереть:
- Разрази меня гроза,
Это, что за чудеса?!
Сил медведь не пожалел,
Волка лапой он огрел.
Волк от боли сжался в ком,
В лес рванул  он, напролом!
Под сосною волк  залёг,
В речи волк совсем размок:
- Что поделать мне с собой,
Не хочу я жить, порой!
Нужно лисоньку спросить,
Как мне дальше нужно жить?
За сосной лиса стоит,
Лап она не шевелит:
«Ах, какой наивный волк,
В думах весь себя извёл!
Что ж, продолжим завтра ход,
Пусть в крапиву он идёт,
Коль сошёл с него окрас,
Ей лечиться, в самый раз,
А сейчас пора мне в сон,
Никому не в тягость он!
Утро вечера мудрей,
Спи, волчок, не хмурь бровей»!

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Инна Якубсон
Читает: Анатолий Шмыдко

Я иду речной долиной...



Я иду речной долиной,
Нет в карманах ни гроша,
Пахнет ягодой  – малиной,
Светится душа.
Ветер кружит надо мною,
С ветром  спорят пташки,
Встало солнце над ветлою, 
Трогает ромашки.
Чист и светел небосвод,
Даль зовёт и манит,
У зеркальной глади вод,
Чайка хулиганит.
Дай же Бог тебе цвести,
Край цветов и мяты,
Встал пенёк на полпути,
Кружевом опята.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Анатолий Шмыдко

У дороги поле ржи...



У дороги поле ржи,
Да берёзки с клёнами,
В тихой радужной глуши,
Речка с перезвонами!                
Дует лёгкий ветерок,
Пахнет терпкой мятой.
Бродит летний вечерок,
С белою заплатой.
Выполз из лесу туман,
Стелется в низинах.
Вышел месяц-хулиган,
Взглядом даль окинул.
Филин ухает в бору,
У болотин нега.
Дремлет зорька на посту,
Да скрипит телега.


Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Анатолий Шмыдко

Дед-разиня, хитрая лиса и глупый волк Сказка в стихах



Дед поехал на базар,
Кой-какой купил товар,
Рыбки свеженькой припас,
В сани он сложил запас
И, довольный сам собой,
Вновь отправился домой.
Через лес он держит путь,
Не спешит домой ничуть,
Небо, знай себе, коптит,
Самокруткой дед дымит,
И лошадке нет забот,
Сани лошадь еле прёт.
Тут, откуда не возьмись,
Из кустов лиса явись,
Носом чутко повела,
На дорогу прилегла,
Очи ясные прикрыла,
Про дыханье позабыла.
Дед увидел в тот же миг
Рыжей шубки яркий блик.
Он лошадку придержал,
До лисы в огляд бежал,
Тронул лисоньку ногой,
Повернул на бок другой.
Да лиса не кажет хворь,
Терпеливо сносит боль.
Дед прошамкал: - Ну, дела,
Богу душу отдала,
Дармовой нашёл ломоть,
Повезло под старость хоть.
Славны выйдут рукавицы
С этой рыжей-то лисицы,
Но, коль выйдет воротник,
Прячь, старуха, в ларь язык!
Укрощай свой буйный нрав,
Ни к чему мне твой устав,
Ведь такой подарок клад,
В дом войдут покой и лад!
Весь в работе на износ,
До саней лису он нёс,
Рядом с рыбой положил,
Мешковиной дар прикрыл.
В темноте лежит лиса,
Щурит хитрые глаза.
Дед спешит уже домой,
Лошадь гонит пред собой.
Ей, конечно, невдомёк,
Почему спешит дедок,
А лисичка, знай, лежит,
На рыбёшку ту глядит,
Нос её истомой взят,
Глазки лисоньки горят,
Подхватилась, правда, тут,
Довершить позорный труд,
Побросала рыбку в снег,
Из саней пошла в побег,
Собрала её без бед,
Здесь и время на обед.
Вмиг насытилась лиса
В чуткий сон ушла она,
И пока лисичка спит,
Пулей дед домой летит,
Заезжает он на двор
И кричит на весь простор:
- Эй, жена, выходь к саням,
Радуй глаз подарком там
И прошу, пошевелись,
За дверьми не хоронись!
Бабка двери на распах,
На него кричит в сердцах:
- Языком молоть постой,
Всё-то ходишь по кривой!
У тебя он стоит грош,
Так и треплешь им, что хошь!
Улыбнулся хитро дед:
- Не в цене такой ответ!
Вон, поди, к саням давай,
С них накидку скидавай,
Там умишком и раскинь,
Что к чему сама прикинь!
Спину я не зря сгибал,
Весь от боли изнывал!
Веры нет его словам,
Бабка двинулась к саням,
Мешковину ту с саней,
Вмиг припомнила чертей,
Кулаком ему грозит,
Дед в смущении стоит,
На санях тех рыбий хвост,
Худоба рыбёшки в рост!
Бабка гневом  налилась,
Деда хаять принялась:
- Ты, я вижу, дед, шутник,
Оторвать тебе язык!
Уж в бутылке с утреца,
Нет преграды для словца,
Потому-то так звонишь,
Шутки глупые творишь,
И тобою знамый стыд,
Уж давным-давно забыт?!
Дед на бабку не смотрел,
Он огнём до пят горел:
«Накатила же напасть,
Перед жёнкой так упасть!
Впрямь, наверно, я дурак,
Как пацан попал впросак»!
Дед поведал бабке сказ
Он покаялся, не раз!
Бабка гнев погнала прочь:
- Что теперь слова толочь?!
Ты давай-ка, дед, уймись,
За добром тем не тянись,
Нам терять уж не впервой,
Бог с ней, рыбой и лисой,
И воспрянул духом дед,
Он готов обнять весь свет,
Начал лошадь распрягать,
Смехом дворик оглашать.
А тем временем лиса,
Приоткрыла уж глаза,
Рыбку снова стала есть,
Полнить хрустом спящий лес.
Тут же волк к ней подкатил,
Глазки скромно опустил,
Попрошайничать он смел,
Действом сим, не тяготел:
- Ты бы кумушка-сестричка,
Доброта сама лисичка,
Угостила б меня рыбкой,
Ох, и голоден я шибко! 
Пред лисою волк стоял,
Взгляд его лису ласкал.
А лиса ему в ответ:
- Для тебя, волк, рыбки нет!
Ты меня хоть захвали,
Будешь плавать на мели,
Лучше сделай резво крюк
И свали отсель, мой друг!
Волк головушкой качнул,
Песню волчью затянул.
Повела лисичка взгляд,
У лисы такой расклад:
«Вот избавлюсь от тебя,
Перепрячу рыбку я»!
Лик лисичка кажет свой,
Говорит она с ленцой:
- Ладно, волк, чего уж там,
Свой секрет тебе отдам!
Рыбку сможешь сам ловить,
Станешь скоро сытно жить! -
Волк тут уши навострил,
Глазки дико округлил,
А лиса себе, знай, врёт,
Даже глазом не моргнёт. -
У деревни речка есть,
Рыбы в ней уже не счесть!
Прорубь в речке с колесо,
Сделай дело, волк, одно,
Опусти в ту прорубь хвост
И улов твой, не вопрос,
Но до зорьки не вставай,
Больше рыбки запасай,
И живи, не знай забот,
Наедай себе живот!
Волк от радости вскочил,
Когти в наледь запустил:
- Ой, спасибочки, кума,
Голод свёл меня с ума!
Ночки пусть я не посплю,
Много рыбки наловлю!
Побегу, лиса, скорей,
Я до проруби своей!
Он глазёнками сверкнул,
Рысью к реченьке рванул.
А лисе не в тягость бред,
Говорит ему во след:
- До чего же глупый волк,
В голове его рассол!
Только волку мыслить грех,
Он настроен на успех,
Тот секрет теперь раскрыть,
С сытым брюхом зиму жить.
Скоро волк на речке был,
Хвост он в прорубь опустил,
Пред собою стал глядеть,
Дробно зубками греметь,
А морозец тот крепчал,
К ночи прорубь льдом сковал.
Волк решился было встать,
Да не может зад поднять,
Держит хвост надёжно лёд,
Встать он волку не даёт.
Волк от радости сомлел,
Думкой спешной богател:
«Видно, рыбы там нарост,
От него тяжёл мой хвост!
Только я уж досижу,
Больше рыбки наужу»!
Тут и ночке вышел срок,
Зорька встала на снежок.
Волк настойчиво сидит,
Взглядом огненным искрит,
Да надежды видит след;
С рыбкой будет он в обед
И сожрёт её, в присест,
Вновь придёт на свой насест!
Вдруг в тиши раздался смех,
Волк настроил морду  вверх,
На деревню бросил взгляд,
Стал он жизни той не рад.
Бабы к проруби идут,
Языки беседой трут,
Вёдра в рученьках с бельём,
Кое-кто из них с кайлом!
Ощутил он дикий страх,
Горечь слов понёс в размах:
- Нужно лапы поднимать
И отсель, как конь, бежать!
В драку глупо просто лезть,
Нечем рыбку будет есть!
Изогнулся волк дугой,
Хвост рванул разок, другой,
Не поднять ему тот хвост,
Волк умишком в прорубь врос,
Понимал, что дело дрянь,
Разносил тихонько брань.
Бабы начали кричать,
Гром и молнии метать,
Всеми вёдрами греметь,
На глазах его звереть.
Тут как тут уж мужики,
Били волка, чем могли!
Он от боли занемог,
Силы все собрал в клубок,
Взор на прорубь обернул,
Без хвоста в лесок рванул,
И пока от них бежал,
Языком народ чесал,
И лису словечком грел,
Слов отборных не жалел!
До сих пор не понял волк,
Был ли в той рыбалке толк?
И теперь пред ним вопрос,
Где ж ему искать свой хвост?
Может так случится, вдруг,
Ты тот хвост отыщешь, друг?
Волк безмерно будет рад,
Волчья жизнь пойдёт на лад,
Ведь смеются неспроста,
Волку стыдно без хвоста!

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Анатолий Шмыдко

Про лису и журавля Сказка в стихах




Всем известная лиса,
Гордость леса и краса,
Подружилась с журавлём
И души не чает в нём.
Как-то утренней порой,
Перед ним лиса юлой:
- Приходи в мой дом, дружок,
Накормлю тебе я впрок,
Стану кашкой угощать,
Клюв тебе не закрывать.
Мы и песню можем спеть,
Станцевать и пошуметь!
Заверял журавль лису:
- Я визит свой нанесу!
Вот в один из ясных дней,
Направляется он к ней.
Солнце в небе высоко,
Рядом с лесом озерко,
Птички песенки поют,
На лугах цветы цветут,
Красотой сияет пень,
До чего хороший день!
Да лисе не до красот,
У лисы полно хлопот,
Ей бы кашку доварить,
По тарелкам разложить.
Вот пришёл той кашке срок,
Встал делёж ей поперёк,
Над тарелками лиса,
Лапой трёт она глаза:
-  Я себя не обделю,
Ложка каши – журавлю,
Остальная каша мне,
Я не враг самой себе!
Взгляд лисы в тарелках вяз,
Вдруг она пустилась в пляс,
У лисы, в тарелке той,
Каша высится горой,
А в тарелке журавля,
След крупиночек в края.
В срок журавль явился в дом,
Речь не вёл он за столом,
Да лисичка не молчит,
Перед ним лиса юлит:
- Про дела свои забудь,
Кушай, друг, не обессудь!
Опустил журавлик взгляд,
Был в душе его разлад.
Он в тарелку клювом, стук,
Закружил по дому звук,
Клюв журавлика пустой,
В нём крупинки ни одной,
Но клюёт журавль, клюёт,
Взгляд с тарелки не ведёт.
Слов лисичке не искать,
У лисы словечек рать:
- Кашки ты такой не ел,
Вижу, даже припотел,
Дальше клюй, не торопись
И смотри, не поперхнись!
Полчаса  журавль стучал,
От стола голодным встал.
У двери лиса стоит,
Слёзно другу говорит:
- Ты прости меня, дружок,
Тут самой бы кушать впрок!
Угостила, как смогла,
По сусекам наскребла!
А журавль пошёл в поклон,
В речи был спокоен он:
- Ты не думай ни о чем,
Долг мой красен платежом.
Угощу тебя, чем есть,
Не терять мне тоже честь.
Ты имей, лиса, в виду,
С нетерпеньем завтра жду!
Встала лисонька в обед,
Ей преград к визиту нет:
- Подкрепиться в самый раз,
Сил моих иссяк запас!
Для лисички лёгок путь,
Ей истома давит грудь,
Солнце в небе высоко,
Рядом с лесом озерко,
Птички песенки поют,
На лугах цветы цветут,
Красотой сияет пень,
До чего хороший день!
Журавлю не до красот,
У него полно забот!
Он окрошечку творит,
На лисичку нет обид.
Скоро минул целый час
Влил журавль в окрошку квас,
Той сметаною приправил,
Без каких там либо правил.
Тут же он кувшины взял,
Разливать окрошку стал,
В деле скромном не мудрил,
В равных долях поделил,
На окне оставил взгляд,
Гостье был журавлик рад.
Вот лиса явилась в дом,
Вмиг уселась за столом,
Тот кувшинчик перед ней,
Говорит журавлик ей:
- Ты отведай мой обед,
Ничего вкуснее нет,
У окрошки дивный вкус,
Помочи, лиса, в ней ус!
У лисы возник вопрос,
У кувшина лисий нос:
"Чудеса, какие здесь,
Из кувшина, как же есть?!
Узко горло у него,
У меня же пасть, ого"!
Уж она и так, и сяк,
Ей не взять еду, никак!
Стала лисонька сопеть,
На журавлика глядеть,
Злобно глазками сверкать,
Гнев лисичке унять.
Да журавль не горевал,
От стола он сытый встал.
Шёл журавль к двери с лисой,
Был в душе его покой:
- Ты, лиса, прости меня,
Привечал от сердца я.
Угостил тебя, чем мог
И тому свидетель, Бог!
И пошла лиса домой,
Злость несёт она с собой,
И цветы не в радость ей,
И не в радость соловей,
И какой противный пень,
С шапкой серой набекрень!
С той поры прошёл уж год,
В думке лисонька живёт:
"Не пойму его никак,
Почему он сделал так"?!
А журавлик до сих пор,
С ней не водит разговор.
Он нашёл себе друзей,
Стаю верных журавлей,
Дружбой с ними дорожит,
Угостить их норовит.

      Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Инна Якубсон
Читает: Анатолий Шмыдко
https://yadi.sk/d/y8GNL46nqY8z5w

Деревянные бусины-вдохновить ваше творчество


Резюме: Деревянные бусины горячие продукты. Они настолько популярны из-за их высокого качества и низкой цены. Они могут удовлетворить различные запросы людей.


Эти деревянные бусины все ручной работы. Вам не нужно беспокоиться о их качестве. И они легкие. Они очень прекрасно для изготовления ювелирных изделий. Вы не будете чувствовать себя тяжелым, когда вы носите украшения из них.



Наши рукодельницы делают деревянные бусины в различные формы. Наши бусины имеют различные формы, такие как обычные круглые, трубчатые, цветочные и овальные, а также уникальные формы бабочки, кролика и слона. Размеры деревянных шариков варьируются от 1 мм до 39 мм в диаметре, а размеры отверстий также различаются. Мы предлагаем различные цвета деревянных бусин, таких как черный, синий, коричневый и т.д.Вы можете выбрать деревянные бусины, которые вам нравятся.


Мы делим наши деревянные бусины на четыре группы, которые различают их по стилю. Возможно, вы больше всего беспокоитесь о цене этих деревянных шариков и их использовании. Деревянные шарики можно использовать для того чтобы сделать все ювелирные изделия видов как браслеты, ожерелья, кольца и так далее. Вы также можете изготовить некоторые продукты и использовать их для украшения ваших сумок, одежды и даже вашего дома. В общем, деревянные шарики широко использованы, и их цена очень разумна.




Вы не пожалеете о покупке этих красавиц. Если вы ремесленник или ювелир, они вам понадобятся для пополнения вашего инвентаря.




Они помогут вам создавать красивые статьи. Вы можете увидеть больше информации в нашем интернет-магазине, добро пожаловать для посещения нашего вебсайта на: https://ru.pandahall.com/




















Санный путь лежит далёкий...



Санный путь лежит далёкий,
Лунный свет прилёг окрест,
Вдоль дороги снег глубокий,
И вдали чернеет лес.
Звёзды млеют в поднебесье,
Слышат голос ямщика,
Душу тешет дядька песней,
Та душа хрипит слегка.
Тащат кони в горку ношу,
Кони чувствуют беду.
Ветер в чистом поле брошен,
Ветер их вершит судьбу;
Снег свивается в позёмку,
Чрез дорогу вьёт и вьёт,
Вьюга тощая с котомкой,
Тёмный лес вдали жуёт.

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Читает: Анатолий Шмыдко
https://yadi.sk/d/Ka49JzKDqBTlBA

Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах



За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На  базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель! 
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что  кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает,  делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни  сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В  сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой  хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
В каждом доме те слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас  не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться  в том посмел,
Да и ей любви не  скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья  тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле  царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Анатолий Шмыдко
https://yadi.sk/d/78oTSdGWIAq07A

ААААА!!!!)

Моя любимая ГС (группа Городские сказки) озвучила еще одну мою историю "Карлсон, который живет"
Блин, невообразимо удивительно слушать то, что ты когда-то написала и потом вообще забыла, что это и о чем. А чужие, казалось бы, люди, помнят. И даже озвучивают в качестве благодарности. Да бесплатно. Да еще профессионально. 
Короче, я довольна, как слон)
Поздравляйте меня)))

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
32
предыдущая
следующая