хочу сюда!
 

Ирина

42 года, весы, познакомится с парнем в возрасте 36-46 лет

Заметки с меткой «рассказы мои»

Боль#

  Больно ли мне было, видить как ты принёс цветы моей сотруднице, после того как неделю назад хотел обнимать меня ночь?
  Больно ли мне было, когда ты ищешь отговорки почему не можешь ничего больше сделать для меня, после того как целый год набивался ко мне в друзья?
  Больно ли мне было, слышать что ты воспринимаешь информацию обо мне с каменным лицом, после долгих лет отношений?
  Больно ли мне было, видеть как ты вновь и вновь пытаешься раскачать новые качели, зная что слетишь снова в пропасть пьянства, после безудержного веселья, обвиняя тех, кто был рядом?
  Больно ли мне было, слышать тебя посреди ночи в трубку телефона с озвучиванием желания секса, после того как ты жаловался на меня своему другу в вайбер и я это видела? 
  Больно ли мне было, когда ты в очередной раз желая быть со мной - предложил мне деньги за каждую встречу, после полугодового перерыва общения? 
   Нет, мне было не больно... Мне уже было не больно - мне  уже было смешно... 
   Каждый раз, когда это всё ещё происходит - я улыбаюсь и благодарю небо за опыт и за то, что это всё в прошлом... За то, что все Вы в прошлом... И что сейчас небо посылает мне людей, которые волнуются о том, что бы не сделать мне больно... 

Кто о чем, а Whiskey* о любви...:)

Просыпаешься – а в груди горячо и густо.
Всё как прежде – но вот внутри раскалённый воск.
И из каждой розетки снова бежит искусство –
В том числе и из тех, где раньше включался мозг.

Ты становишься будто с дом: чуешь каждый атом,
Дышишь тысячью лёгких; в поры пускаешь свет.
И когда я привыкну, чёрт? Но к ручным гранатам –
Почему-то не возникает иммунитет.

Мне с тобой во сто крат отчаяннее и чище;
Стиснешь руку – а под венец или под конвой, –
Разве важно? Граната служит приправой к пище –
Ты простой механизм себя ощущать живой.

 Вера Полозкова

Она думала, что все осталось в прошлой жизни. Ну да, стала взрослой, продуманной и вообще, все эти мечты о любви – блажь, дурь, и полный бред. Что снова полюбить ТАК, как ТОГДА, уже невозможно. И нужно жить размеренно и четко, зная наперед, что будет завтра. Только неумолимая и неутомимая сила… она - словно гейзер, она была уже где-то рядом, она пробивалась из-под кокона умной, замужней женщины.

«Что? Что же ты хочешь, что не так?» - устало и искренне непонимающе спросил муж. - «Я люблю тебя как прежде.»

«Я… - Она поднялась со стула и стала возле окна, просто смотрела в кухонное окно во двор. Во дворе был теплый летний вечер. Мальчишки играли в футбол, мамочки чинно прогуливались с колясками, толстый рыжий соседский кот грелся на солнце, игнорируя серых худых воробьев… - Я не хочу, черт возьми, вместе стареть, ходить в поликлинику, примеривать зубные протезы, знать о диагнозах друг друга, варить диетический суп, ругать правительство, читать газеты, петь песни под баян, вязать носки, и всегда быть с человеком, который только это может мне предложить…»

«Ты о чем? Ты себя слышишь?  Что за бред ты несешь? У нас семья».

«Ты пойми, мы с тобой из разного теста и всегда были. – Торопливо сказала она, пытаясь как вроде бы извиниться. – Ты не виноват и я тоже… Ну почему, почему я была такой дурой, почему не почувствовала».

«Зачем замуж тогда выходила? – его спокойный голос стал почти металлическим. – Иди, ищи. Я не держу тебя. Подумай, что ребенку скажешь, когда он вернется из лагеря».

«Я не знаю пока, что буду делать. Прости». 

Словно не было двенадцати лет, и Полозкова, как всегда каждое слово выписывает из твоих мыслей.

Утром она проснулась, мужа не было, ночевал в гостиной, убрал постель, идеально разгладил плед на диване, мойка на кухне была идеально чистая, лишь остался запах кофе и его туалетной воды. Он всегда все делал идеально, дотошно, и еще: он всегда был в здравом уме. Не то, что она. 

Она засыпала кофе, включила кофеварку. Взглянула на дисплей телефона, там была смс от мужа: "Подумай о том,  как ты вела себя вчера. Я сделаю вид, что ничего не слышал. Ты же знаешь, почему все так, мы живем в разных городах из-за моей работы, разве я хотел оставлять вас? Я уверен, ты сегодня здраво оценишь свое поведение: это все дурь, блажь и скоро пройдет. Целую тебя."

Она залезла на антресоли, где в коробке из-под конфет лежал ее небольшой архивчик, полистала свою старую тетрадь. Ну почему снова все эти строки, которые она написала человеку, которого любила когда-то, почему они снова звучат в голове? 

«Когда ты пришел, была весна. Первая праздничная весна... Я заметила, как чудесно звучит капель, и пение птиц льется свирелями. Ты был моей мечтой, и я самозабвенно поверила в нее. Ты разгадал меня. Ты просто мягко приотворил дверь в мою душу, и я сказала: «Не заперто»… Я знала, так будет лишь раз. Это была долгожданная, до заноз в сердце, до бешеного стука крови в венах… моя любовь.

Когда я уходила, была осень - мучительно сладкий, хмельной и теплый день. Ты был счастлив – неприкрыто и незамысловато, но так искренне. Я случайно подглядела эпизод из твоего маленького семейного счастья. И я тебя отпустила...

Почему Тогдашняя Я не смогла выжить, не знаю, наверное, так бывает при столкновении планет. Они разлетаются на мелкие осколки, рождаются новые небесные тела, которые блуждают в космосе. Я тоже стала новой. Я снова женщина-загадка, я - женщина-сюрприз, я думаю отрывочно, живу на бегу, спешу. Я уже не боюсь растратить нежность, но билеты проданы и вокзалы забиты чужими людьми... Я больше не пишу грустных эссе, а мысли гулко отдаются где-то высоко, как из-под толщи воды. Я думаю о старых проблемах, новых вещах, трехцветной кошке утром сидящей на чьем-то окне. Я думаю о кремовых эклерах и японско-кремлевских диетах, и о первом ощущении весны, которая скоро придет. Я думаю о жизни, в которой все не ново и кем-то уже пережито тысячу раз.

Я много думаю, но уже не о тебе. Я встречаю разных людей и иногда сравниваю их с тобой.

Я прощаю мужчин, улыбаюсь, если кто-то говорит мне о любви.

Как наивны эти слова по сравнению со столкновением планет...»

Она вспомнила, как в разные моменты жизни иногда читала свои стихи, рассказы, порой они ей казались пафосными, она становилась циником. Да нет, просто умной, взрослой женщиной. Однажды муж нашел ее тетрадь и сообщил, что бегло прочел пару ее рассказов и с особым, присущим ему чувством высокомерия добавил, что все это похоже на детский бред не созревшей личности.

Она задумчиво смотрела, как работает кофеварка. Почему именно сейчас появился этот мальчишка и напомнил ей обо всех тех чувствах, которые давно и надежно были законсервированы в душе? Да нет, он мужчина, умный, сильный, уверенный, он словно ураган… просто она старше на восемь лет. Восемь лет. Это много или все-таки мало? Но когда он целует ее, она чувствует себя девчонкой, моложе его. Кажется, целый мир летит к чертям, хочется не думать ни о чем, ехать с ним куда-то по вечерней дороге, смотреть на огни города, слушать его стихи, долго смотреть в его глаза, чувствовать его сильное тепло, целовать его плечи, и не верить, что все это скоро закончится. «Когда я с тобой, я чувствую себя живой». Он улыбается самой красивой улыбкой в мире, и профиль его четок в лучах заходящего солнца, когда он приближается, в его глазах все еще светятся золотые лучи. «Я знаю. Помнишь как у Полозковой: хочешь, будешь моей Маргаритой?»

Телефон снова ожил. «Привет, ты собрала вещи? Я жду тебя. Давай проведем эти последние летние дни вместе, там будет море, чайки, соленый ветер на твоих губах, и только мы вдвоем. Ты молчишь? Ты же говорила, что сын возвращается только через неделю». «Да, говорила. Я…» «Ты не можешь себе этого позволить?» «Кажется, да…» «Я жду тебя вечером на нашем месте. Я знаю, ты придешь».

Она допила кофе, расправила рукой скатерть на столе, потом тщательно вымыла чашку. Наверное, кризис… впору писать мемуары… и все таки купить разноцветной шерсти... И все это дурь, блажь и завтра пройдет…

Время#

Мне кажется я могу написать
тебе много писем
и в каждом из них ты
найдёшь себя и познаешь меня...

  Времени нет... Как часто мы слышим эту фразу... Практически изо дня в день и даже если нам её не говорят, мы ощущаем тяжесть её присутствия в жизни, когда хотим быть где-то в другом месте, но все ещё не там... Времени нет...

  А на что есть время? На работу, которая иногда не приносит ни радости, ни прибыли? На обязанности, что навязывают другие? На сплетни и обиды? На жалость к себе и другим? Но где мы в этом времени?
  Мы думаем, что мы бесконечны - да возможно, но в этом теле у нас ограничено время и нужно научиться пользоваться им с удовольствием сейчас ...
  Умея правильно расставить приоритеты - сначала ты сам, а потом все остальные - нет тебя и ничего вокруг тоже нет!
  Мы здесь для себя и пришли мы сюда с одной целью - научиться любить себя и разделить радость этого с другими... Научиться кайфовать от процесса жизни, нет - может и не сразу и не всегда, но научиться!
  А мы ищем отговорки и виноватых в своей не радости и своём несчастье, пытаемся переложить ответственность за свою жизнь, на кого-то другого - на мужа - жену - любимого человека, на детей, на родителей, на руководителя, на политиков, на страну, на бога...
  Бог есть любовь - заезженная фраза, да!
Но по сути то - в нас нет бога, когда мы не любим себя! Там кто-то другой в это время...
  В нас нет бога, когда мы хотим зла другим, а значит и себе, потому как любовь - она оберегает, защищает, вдохновляет и ещё много чего... Не объяснить - это надо чувствовать...
  Вспомни чувство влюбленности - крылья за спиной и все вокруг в других красках - ярко и красиво, а главное и получается все задуманное...
  Так вот о времени - мы сами решаем, на что мы его тратим!
И у меня времени нет ждать, пока ты научишься любить себя, принимать радость в жизни и ловить кайф от неё же... 

  Я могу написать тебе ещё много писем и в каждом из них ты найдёшь себя и познаешь меня... Но я не хочу...

  И это последнее моё письмо тебе... Перечитай их все, все по порядку ещё раз и ты поймёшь, что мне просто больше нечего тебе сказать...
  Искренне надеюсь, что ты сделаешь правильный выбор со временем, когда познаешь его быстротечность...

Бажання#


Мне кажется я 
могу написать тебе 
много писем и в каждом
 из них ты найдёшь себя
 и познаешь меня...

  Щось змінилося... Між нами...
Що саме? Це бажання... Бажання відчувати близькість іншої людини...

  Коли два місяці тому, моя найближча подружка спитала:
- Що сталося? В тебе очі змінилися, погляд став іншим - ти закохалася?
- Ні, ні, ні - відповідала я - це все затемнення...

  Мені трохи дах наче знесло від того знайомства... Бажання затьмарило все інше... Але пройшло декілька днів і мозок почав приходити до тями...
  Можна кидатися у вирій подій і почуттів, але треба розуміти куди той вирій тебе винесе і чи не викине та круговерть десь на скали, за дві години дрифту можна геть загубиться...
   Я зрозуміла, як чітко розуміючи що ти хочеш, можна швидко змінити маршрут - в боротьбі за бажання бути коханим...
"Але це не те що ти хотіла, не те, не той чоловік - ти заслуговуєш вже на краще," - кричав тоді мозок і ти з ним погоджуєшся, пізнавши дію затемнення...
Бо тільки но, воно пройшло наче пелена з очей спала...

   Да это кажется, что не о тебе, это обо мне больше, но на самом деле - если всмотреться глубже, то станет ясно - это о нас...

- Ты сама всех отталкиваешь!
- Ничего подобного...
- У тебя были интересные знакомства за эти полгода... Из того, что я слышала...
- Но ты не чувствуешь то, что чувствую я... Интуицию не обмануть... Да, я могу заснуть её глубоко в... Но надо ли?
- Нет, конечно же нет, но иногда мне кажется, что ты уже привыкла быть одна и не на йоту не хочешь изменить ситуацию...
- Ну, смешно же, малая... Не хотела - не знакомилась бы... Но рассматривая каждый отдельный случай - ты тем не менее ты соглашалась со мной...
- Ну да, наверное...
- Не наверное! Не нужен мне мужчина у которого проблемы с доверием и вопрос тут же не в том, что я не скрывала того, что у меня когда то был любовник, за 7 лет проблемной жизни с мужем, из которых мы 4 года вели вместе хозяйство, пока он бегал от одной бабы к другой и обратно ко мне или когда - 3 года по факту мы были в разводе, но я пыталась ещё сохранить наши отношения с ним, пока он не оттолкнул меня сам. Тут был вопрос в том, что он не мог поверить в то, что он может быть интересным для меня... Да и так и было бы, мы в разных кругах крутимся... За пару встреч это стало понятно и мне и ему...
  И не нужен мне мужчина у которого проблемы с алкоголем, если он один день без пива прожить не может - не хочу нюхать бесконечно перегар...
  И не хочу я мужчину, который будет под меня прогибаться - наслаждаясь при этом... Или который будет ломать меня, самоутверждаясь таким образом...
   Хотя ни кого из них, я не просила, что то менять в своей жизни - я их принимала такими какими они были, но да! не молчала, если они задавали вопросы или когда мне что то не нравилось... Каждый из нас сделал свой выбор... Да эти мужчины были с возможностями, но это было увы для меня на словах - в деле это не отразилось...
    Мне нужен мужчина сильнее меня, с которым мне будет интересно, который будет удивлять, которого захочется узнавать каждый новый день... Который будет понимать, что ошибки имеют место быть и каждый должен через это пройти, иначе не научиться и не понять что и как... Который поддержит, если ошиблась и подскажет, а не будет гнобить своим "я же тебе говорил", обнимет, посадит меня зареванную себе на колени и скажет "ну чего ты дурочка, я же рядом - справимся, я помогу если надо"... Мужчина, который увидит во мне много граней меня - друг, любовница, любимая, жена, мама детей, хозяйка дома, хранительница тепла, интересная личность...
  Мужчина с которым можно всё, который будет верить в меня и мне, который будет верить в нас!
- Да будет так, аминь!

- Не втомилась від моєї промови?
- Ні... Я тобі цього бажаю... Я і собі такого хочу...
- Але бажане - не дійсне...
- Бажання здійснюються...
- Так... Коли цього хочуть двоє...
- Бо що? Де двоє - там Бог!

# 4 Ты ждала меня.

Утром она приехала в отель, в холле по телефонной договоренности ее встречал секретарь Андрея Юрий, представительного вида молодой парень. Он улыбнулся и пожал ее руку.

- Доброе утро, рад с Вами познакомиться, я - Юра.

- Вика, - ответила она. Юра ей понравился, понравилось его приятное молодое лицо, умные глаза за оправой дорогих очков и крепкое рукопожатие. Все и вся теперь связанное с Андреем будет ей нравиться что ли?

- Андрей Николаевич сейчас спустится, у нас сегодня плотный график встреч, - сообщил Юра. – Может быть, хотите выпить со мной кофе? Я так понимаю, Вы будете нас сопровождать целый день? Поэтому решил предупредить.

Юра обаятельно улыбнулся, наливая ей и себе кофе, они сели в кресла.

- Ну, это как пожелает Андрей Николаевич, - сказала Вика с улыбкой. – Спасибо, Юра, я думаю, выдержу.

Они успели выпить по глотку кофе, и в холле появился Андрей. У Вики дух захватило, когда она его увидела. Он подошел, не глядя на нее, холодно поздоровался, и они втроем пошли к машине. Целый день они провели вместе, вернее людей вокруг было много, но она смотрела только на него. Упираться было бесполезно, она влюблялась в него все сильнее и сильнее. Иногда он смотрел ей в глаза, в его глазах было что-то непонятное. Ей порой казалось, что там проскальзывает грусть, нежность, ревность.

В детской больнице в отделении для онкобольных детей она видела, как блестели его глаза от наворачивающихся слез, и ей сильно хотелось подойти и обнять его. Они подарили дорогое оборудование, много игрушек, фруктов и сладостей и поехали на открытие детской площадки в Шевченковском районе. Здесь конечно была совсем другая атмосфера, много беззаботных здоровых детей, много радости и улыбок. Команда Андрея устроила веселый праздник с представлением клоунов, танцами и конкурсами. Андрей смотрел на детей и улыбался, один из его замов общался с главой районной администрации, в небо дети запустили огромное количество воздушных шаров. Она увидела, что он идет к ней. Он выглядел сегодня совсем мальчишкой в джинсах, которые великолепно сидели на нем и подчеркивали его идеальную фигуру. Вика подумала, что в этих джинсах он выглядит, пожалуй, даже более стильно, чем чиновники в костюмах, сегодня собравшиеся с ними.

- Устала? – спросил он, подойдя.

- Нет, все в порядке, - ответила она, кожей чувствуя его рядом с собой.

- Я так захотел сейчас ребенка, что просто крышу сносит, - произнес он.

- У тебя нет детей?

- Нет, девушек на роль матери своих детей я до этого времени не встречал. А ты хотела бы детей? – он пристально посмотрел ей в глаза.

- Да, очень, - она кивнула. Он улыбнулся. - Что?

- Ничего, все отлично.

- Андрей, у меня что-то на лице, да? Мне какой-то малыш вручил свое мороженое, чтобы я подержала, пока он катался на горке, я, наверное, испачкалась.

Он засмеялся весело и задорно, запрокинув голову назад.

- Кстати, нас «отцы города» пригласили в ресторан на Хортице, и попробуй, только, не поехать со мной.

- Я думала, что из-за того, как я вела себя вчера...

- Забудь, что было вчера, - просто сказал он.

- Я пойду на интервью с главой районной администрации.

- Иди, а потом возвращайся ко мне, - он приблизился и погладил рукой ее по шее. Эта неожиданная ласка так возбудила ее, что в животе словно всколыхнулись сотни бабочек. Неужели все это правда – все, что ощущали героини женских романов? Вика улыбнулась и подумала: «Без самоиронии, пожалуй, не обойтись, не было бы сейчас всех этих людей, я бы кинулась на Андрея, как голодная самка. Боже, ты послал мне этого мужчину для такой сладкой муки…»

  

На Хортицу она поехала в машине вместе главой районной администрации, который всегда симпатизировал ей, специально разговорила его на интервью, чтобы не садиться в машину к Андрею. Ресторан был замечательный, в козацком стиле, стол накрыли на террасе, увитой зеленью и выходящей видом на Днепр. Когда подали горячее, Вика увидела, что по дорожке к террасе ресторана направляется Сергей вместе со своими партнерами по бизнесу. Он был пьян.

- Ой, какая встреча, - воскликнул Сергей, увидев главу администрации. - Виктор Иванович, здравствуйте, Вы здесь!

- Сергей Владимирович, здравствуйте, присаживайтесь к нам.

- У Вас мероприятие? – Сергей присел за стол, потом приподнимался и здоровался со всеми за руку, поймал Викин взгляд.

- У нас встреча с нашим гостем из Киева, Андреем Николаевичем Романенко.

Сергей встал и Андрей тоже. Они пожали друг другу руки. Сергей заказал самого дорогого шампанского и начал требовать омаров. Официант объяснил ему, что омаров нет. Он был язвителен, насколько Вика хорошо его знала, и очень зол. Стал заставлять ее выпить шампанское, она отказалась, зависла неловкая пауза. Она извинилась и вышла из-за столика. Пошла в туалет, включила кран и долго смотрела на свое лицо в зеркале, смочила щеки холодной водой. У выхода ее ожидал Андрей.

- Ты в порядке? Кто этот хам? – спросил он озадаченно.

- Это… это тот мужчина…

- С которым ты встречаешься? – воскликнул Андрей. Она отошла к террасе, стала лицом к Днепру и смотрела на воду. Он подошел, обнял ее за плечи сзади, поцеловал в затылок.

- Так вот значит, где наша пресса, она на все готова с гостем из столицы! – услышали они язвительный голос Сергея. Он направлялся по дорожке к ним. Андрей вышел наперед Вики, и она увидела, как напряглись его желваки.

- Извинитесь, пожалуйста, перед девушкой, - тихо сказал он.

- Вика, это он? – не обращая внимания на Андрея, Сергей смотрел ей в глаза.

Она молча кивнула.

- Ты думаешь, ты ему нужна? Он возьмет тебя в столицу? Дура! Ха-ха…

Андрей ринулся к Сергею и ударил в лицо кулаком, тот ударил ему в ответ под ребра, они сцепились, прибежали телохранители с двух сторон, началась жуткая потасовка. Наконец, Андрея и Сергея развели в разные стороны. Оба были с небольшими кровоподтеками.

- Дура! – в сердцах крикнул Сергей, уходя. Телохранители тоже ушли. Андрей отпустил своих ребят. Подошел и обнял Вику.

- Ну, зачем ты? – прошептала она, обняв его за шею. – Очень больно? – нежно тронула пальцами царапину на щеке.

- Давно я не дрался из-за женщин, - он  засмеялся, - последний раз в восьмом классе. Ну, девченка была, конечно, особенная.

- Ах, вот  так! – Вика шутливо стукнула его кулаком в грудь.

- Нет, ты, ты одна, ты особенная! – Он засмеялся, словил ее руки, прижал к себе и крепко поцеловал. Приподнял вверх на руках и закружил в воздухе.

 

 Они стояли у входа в отель и прощались.

- Ты подымешься ко мне в номер?

- О, нет.. , я поеду домой, уже очень поздно.

- Вик, - он нежно коснулся пальцами ее подбородка и улыбнулся, - я все понимаю. Ты слышишь? Что-то ты слишком напряжена. Думаешь о нем?

- Да нет, я думаю обо всем. Ты знаешь, я вообще много думаю всегда.

- Что ты думаешь обо мне? – его руки притянули ее к себе за талию. Она подняла глаза.

- Что влюбилась в тебя.

- Я первый влюбился.

- Когда?

- А вот помнишь, когда мы приехали на такси к тебе домой, когда я провожал тебя. Ты спросила: «Ты маньяк?» А я сказал: «Нет даже, и не аферист. И вообще не подозреваю, что у тебя есть драгоценности твоей прабабки, вывезенные в Ниццу в 1917 том и завещанные тебе этой бабкой в придачу с виллой.» А ты ответила: «Их вывезли в 1918 том и вилла у нас вблизи Цюриха», помнишь?

- Конечно помню, - они вдвоем засмеялись. – Да, мы тоже тогда с тобой впервые вдвоем засмеялись. Это было всего лишь три дня назад, мне не верится. Девять лет и три дня.

- Ты просто на нем зациклилась.

- Да, ты прав, мне надо расциклиться. Я поеду. Вот и такси.

- До встречи, завтра график еще плотнее, отдохни хоть чуть-чуть, - сказал он, целуя ее. – Давай, отпусти такси и я отвезу тебя.

- Нет, Андрюш, спасибо.

- Андрюша .., ты так нежно это сказала. Блин, Вика, ты сводишь меня с ума, - вздохнул он.

- Мда, что-то я слишком роковой женщиной стала. Этот дурак испортил себе репутацию, оказывается потасовку видели все гости нашего столика.  А тебе тоже, ну зачем нужна была эта драка, скажи?

- Ну ты думаешь что, я стоял бы и терпел, слушал, как он тебя оскорбляет?

- Ладно. Все поеду. Пока., - она сжала его пальцы и побежала к машине. Он стоял и смотрел, пока такси отъехало.

Домой она добралась, когда уже была почти полночь. У подъезда увидела машину Сергея. Она вышла из такси и остановилась. Он тоже вышел из машины. Сердце как обычно привычно сжалось при виде его.

- Ты без охранников? – Вика усмехнулась. Он подошел ближе, взял ее руку и поцеловал.

- Малыш, прости, я был пьян, как дурак, - тихо прошептал. – Я знаю, как ты теперь злишься на меня.

- Я просто не хочу сейчас говорить. Как твое лицо?

- Все нормально. Я скоро уйду. – Он был подавлен, а в глазах - какая-то неутолимая печаль.

Вика пошла к подъезду и они вместе поднялись в квартиру. Она зашла в прихожую и устало скинула туфли.

-   Это был слишком долгий день…

Сергей стал сзади нее и они молча стояли и смотрели друг другу в глаза в отражении зеркала в прихожей.

- Ты стала еще красивее, наверное, потому что влюбилась впервые, - произнес он, нежно проведя пальцами по ее плечам,  шее.

-   Я всегда любила тебя.

-   Я знаю, малыш. Ты самая преданная и верная женщина, которую я встречал.

- Скажи, я теперь только поняла, у тебя была куча связей еще в Днепре, да?

- У меня всегда была только ты. Ты знаешь, я не говорил тебе, жена ушла полтора года назад.

- Что? – Вика снова саркастически усмехнулась. – Сереж, я думала ты меня уже не сможешь ничем удивить.

- Извини, я боялся тебе сказать. Ну какой я, блин, жених? Старше тебя на 12 лет. Тебе нужен муж, нормальный муж и ребенок. Я эгоист, не хотел тебя отпускать. Прости. А этот киевский, он ничего… знаешь, крепко бьет, гад. – Он устало улыбнулся и морщинки вокруг глаз собрались мелкой сеточкой.

Вика повернулась и молча смотрела ему в глаза.

-   Это тяжело, словно с мясом отрывать нужно. – Наконец проговорила она. Голос чего-то охрип.

-   Я знаю, малыш. – Он прижал ее к себе. Глаза защемили. – Я еще долго буду отрывать. Но так надо. К другому я бы тебя точно не отпустил.

-   Блин, ну ты как отец выдаешь меня замуж! – сквозь слезы засмеялась Вика. Невидимая пружина внутри нее совсем растаяла. Сергей обнимал ее и глухо говорил:

-   Ну все, малыш, теперь уже навсегда. Будь счастлива. И вообще, не пропадай. Мир так мобилен сейчас, но нам наверное лучше какой-то период не видеться. Да и вряд ли такое понравится твоему Романенку. Он хороший парень. Я сразу понял. Он для тебя.

Они еще долго стояли, обнявшись. Потом Сергей поцеловал ее легко в губы, улыбнулся и уехал. Вика закрыла дверь и долго стояла прислонившись к ней телом. Было уже очень далеко за полночь, когда она собиралась ложиться в постель, зазвонил телефон.

- Привет, извини, не разбудил,  как ты? – спросил Андрей. – Я просто переживал.

- Я знаю, - улыбнулась она, - я ждала, что ты позвонишь. Я ждала тебя…

 Whiskey* (c)

Спасибо что дочитали:) Люблю мелодрамы и сама их иногда себе пишу:) Всех целую, всем веры в мечту и любви:)

# 3 Ты ждала меня.

Вечеринка Андрея снова прошла на высоком уровне, как сказал бы Слава Задойнов, среди приглашенных лиц были известные бизнесмены, руководство города и области. Андрей отлично исполнял роль радушного хозяина, а отменный шведский стол идеально подчеркивал уровень приема. Энтони сообщил, что устал и не спустится на вечеринку, поэтому Вадик с Викой в сопровождении Андрея поднялись к нему в номер.

- Ёу, брат, вы уже тут как тут, - сказал Энтони, встретив их в гостиной. Они с Андреем тепло поприветствовали друг друга, обнявшись, и проведя только им, по-видимому, известный ритуал с хлопками ладонями.

- Энтони, мы очень благодарны Вам, что Вы согласились на это интервью, - сказала Вика, улыбнувшись. – Виктория Козаченко, газета «Город», а это мой коллега Вадим Стрельников.

- Да ладно, могу с вами, и побеседовать, чего уж там.

Энтони вел себя в особой вальяжной манере, соответствующей статусу адепта субкультуры хип-хопа. Его речь изобиловала множеством слов на сленге, а тело, натренированное до идеальной формы и украшенное множеством татуировок сейчас можно было оценить во всей красе.

- Значит, Вас зовут Виктория, - проговорил Энтони, глядя ей в глаза, а потом перевел пристальный взгляд на Андрея. – Да, брат, тебе как всегда везет.

- Когда я увидел эти глаза, Тони, понял, что теряю чувство реальности, - сказал Андрей. Вадик удивленно-вопросительно посмотрел на Вику.  Энтони пригласил его присесть в кресло, а сам разместился напротив.

- Ну что мы оставим вас, - Андрей взял Вику под локоть и пригласил пройти к себе в номер, который находился по соседству с номером Энтони. 

Они вошли в гостиную и сели рядом на высокие барные стулья. На стойке стояло ведерко с шампанским, а рядом блюдо с нарезкой фруктов.

- О чем вы говорили с Энтони, ты можешь мне сказать? – спросила Вика. - Нам с Вадиком показалось, что мы там лишние.

- Обычный мужской треп, извини, – он улыбнулся, но улыбка была его, как показалось Вике, была напряженной. – Мы вместе учились в Америке, и дурачились всегда вместе.

- Очень интересно.

- Милая, прости, я просто глупо выразился сейчас, - Андрей взял ее руку и приложил к своим губам. – Про твои глаза все - правда, они сводят меня с ума.

- Классический стиль поведения классического Казановы, - усмехнулась Вика, убирая руку. Она попыталась отшутиться, так как его прикосновения к ее коже пробуждали в ней слишком много чувственности.

- Только не говори, что ты веришь всему, что пишут обо мне в инете, ты слишком умна для этого.

- Ты сразу так это определил?

- Когда я увидел тебя, я сразу все о тебе понял, - произнес он тихо.

- Так не бывает, Андрей. Я не хочу, чтобы ты мне это говорил.

- Ладно, пока не будем. Ты очень упряма. - Он вздохнул. - Что мы будем пить?

- Давай, наверное, шампанское, я на низу выпила уже бокал.

- И поэтому согласилась пойти со мной? – пошутил он, открывая бутылку.

- Да, решила напиться и сегодня не убегать от тебя, - произнесла она, проведя пальцем по ободку бокала.

- Даже не верится, что мы встретились только позавчера. За нас? – Андрей поднял бокал, и они чокнулись.

- За тебя, - сказала Вика, отпивая глоток шампанского.

- Кстати, когда выйдет мое интервью?

- В пятницу, помнишь, мы еще договаривались о том, что наш фотограф сделает пару снимков.

- Да, помню, Олег Петрович меня уже упросил, я завтра заеду к вам в редакцию.

- Но зачем к нам? – удивилась Вика. – Эдик должен был завтра приехать к тебе в отель.

- Я сам предложил, - Андрей улыбнулся. – Хочу посмотреть, где ты работаешь.

В эту минуту зазвонил Викин мобильный, это был Сергей. Она извинилась и вышла на балкон.

- Да, Сереж, привет.

- Привет, ты еще работаешь?

- Ага, концерт закончился недавно, мы в отеле, Вадик интервьюирует Энтони.

- Ну, он знатный «интервьюист», - усмехнулся Сергей. - А ты чем занимаешься?

- Я на вечеринке, нас с Олегом Петровичем и Маринкой пригласили.

- Ясно.

- А ты уладил дела?

- У меня завтра две встречи. Сейчас в отеле, стою на балконе, мы только с ребятами поужинали. Ладно, ты иди, работай, малыш. Потом поговорим.

- Ладно, пока, целую.

Она выключила телефон и стояла, задумчиво глядя на сверкающий огнями город. Отсюда открывался вид на Днепр, с набережной доносилась музыка, играющая на стоящем у причала теплоходе.

- Все в порядке? – спросил Андрей у нее за спиной. Она не обернулась. Он подошел и стал рядом. - Это был он?

- Угу.

- Кто он? Просто любовник или что-то большее?

- Он… мы вместе девять лет.

- Он женат?

- Ты будешь презирать меня, но да, - Вика почувствовала, что ее голос хрипнет. Она вообще не понимала, что происходит, она стоит захмелевшая от бокала вина на балконе с почти незнакомым мужчиной и выворачивает ему наизнанку душу.

- Милая, я не буду тебя презирать, ну что ты выдумываешь, - прошептал Андрей. Он приблизился, обнял ее, нежно погладил рукой ей шею, волосы, она вдохнула его запах, почувствовала его сильные руки на своем теле и у нее закружилась голова от непонятного взрыва эмоций. Она вдруг подумала, что инстинктивно знала наперед, что будет все именно так, как только увидела его впервые. Он поцеловал ее, и губы их уже не могли расстаться.

- Андрей, я… мне надо идти, - через пару минут она отстранилась. Он посмотрел ей в глаза.

- Извини.

- Ты очень воспитан.

- Я знаю, - в глазах его как обычно зажглись веселые искорки.

- Ты очень красивый, - Вика нежно провела пальцами по его лицу, руки его все еще лежали на ее талии.

- И об этом я догадывался.

- Ты наследный принц, - проговорила Вика. – Но я не могу.

- Вика, ну почему ты так ведешь себя?

- Кстати, веду я себя очень непрофессионально. Мне и вправду надо идти, и тебе тоже возвращаться на собственный прием. Пошли.

- Ты бросишь его? – внезапно спросил Андрей, и взгляд его стал серьезным.

Она ничего не ответила и, высвободив руку из его руки, ушла.

Когда они вернулись в зал ресторана, вечеринка уже была в самом разгаре, градус был повышен, и все достойные серьезные люди стали вести себя чуть раскованнее. Музыканты играли джаз, и певица-мулатка запела что-то сильное и романтичное. Андрей снова взял Вику за руку.

- Ты потанцуешь со мной?

Она, молча, кивнула, и они пошли танцевать. Среди танцующих пар Вика увидела Олега Петровича и Марину. Шеф был прилично выпившим, у Маринки щеки раскраснелись тоже явно не от одного бокала. Они увидели их с Андреем, и шеф подмигнул Вике, а у Маринки чуть челюсть не отвисла от удивления.

Вика не замечала никого вокруг, хотя их танец, несомненно, привлек к себе резонансное внимание всех присутствующих, она посмотрела Андрею в глаза, он поцеловал ее пальцы и нежно сжал в своей руке.

- Ты помнишь, что было потом в «Золушке»? – хрипло спросила она.

- Да, и я готов действовать по сценарию, - он улыбнулся.

- Ладно, я сейчас в это поверю, ведь еще нет двенадцати, - прошептала она, прижавшись щекой к его плечу.

  

Утром Вика проснулась в полдевятого и валялась в постели, вспоминая вчерашний вечер. Олег Петрович в приливе вселенской любви разрешил ей прийти на работу позже, а потом подумал еще раз и разрешил ей вовсе взять выходной, чтобы полностью заняться статьей. Она лежала и смотрела как в окна и через балкон врывается чудесное летнее утро. А перед глазами все еще был теплый, нежный вечер с Андреем. После танца они сбежали с вечеринки и поехали гулять на Набережную. Они много танцевали в ресторане, а потом просто гуляли и разговаривали, взявшись за руки. Телохранители Игорь и Толик, сопровождая их, деликатно старались быть максимально незаметными. В машине по пути домой они целовались как сумасшедшие. И было все так просто и понятно, словно они все время были вместе. «Вот что называется полная отключка мозгов, м-да, мать, ну ты даешь», - подумала Вика, усмехаясь. Она встала с кровати, заправила постель и побрела на кухню. Сварив кофе, она зашла в гостиную и включила телевизор. На полу в большой вазе стоял огромный букет роз, Андрей вчера скупил ей все розы у продавщицы в ресторане, а их у нее было ровно сто одна штука. Молчаливый Толик занес ей цветы в квартиру, следом за боссом. Андрей по-джентельменски откланялся, поцеловав ее легким поцелуем, и уехал.

Она еще раз посмотрела на цветы и даже встряхнула головой. «Стоп, пора возвращаться в реальность. Сегодня приедет Сергей и все будет по-прежнему. Розы придется выбросить…» Она вдруг почувствовала, что это будет словно предательством вчерашнего вечера, тех чувств, которые зародились в ней и в Андрее тоже, она почему-то инстинктивно была уверена в этом. «Забавно, я чувствую, что изменила женатому любовнику, который со мной изменяет своей жене, прям французская комедия какая-то, черт возьми».

Она решила, что необходимо было хотя бы один день провести в здравом уме. Она сходила на пробежку, быстро приняла душ и привела себя в порядок. Затем убрала в квартире и сварила борщ. Активная деятельность немного отвлекла от навязчивых мыслей об Андрее, но ненадолго. Было почти двенадцать, когда раздался неизвестный звонок на мобильном. Вика, даже не глядя на дисплей, поняла, что это он.

- Привет, я уже соскучился по тебе, - сказал он в трубку. – Не звонил раньше, чтобы ты выспалась.

- Андрей, где ты взял мой номер?

- Олег Петрович дал, я только от вас, меня там такой радушный прием ожидал.

- Цыгане и медведи были?

- Ну да, - он засмеялся.

- Узнаю Олега Петровича.

- Что ты делаешь сейчас?

- Да ничего, убирала, готовила, сейчас собираюсь писать статью о твоем интервью.

- А что ты готовила?

- Ну,… борщ.

- Настоящий домашний? Ой, я очень хочу попробовать. Можно я сейчас приеду?

- А у тебя совсем нет запланированных дел?

- Есть, но ужасно хочется кушать.

- Хорошо, приезжай. Нам нужно поговорить.

Он немного помолчал, понял, что последние слова ее уже были произнесены серьезно.

- Хорошо, я скоро буду.

Она положила трубку и побежала в ванную принимать душ и краситься.

Он приехал и первое, что сделал, когда вошел в прихожую, притянул к себе и поцеловал. Он был с пакетом продуктов, и все выглядело так, словно они лет десять были женаты, и он просто вернулся домой.

- Ты ждала меня, милая? – он улыбнулся и погладил рукой ее шею, спину.

- Идем на кухню. – Вика мягко отстранилась.

- Чувствую, что разговор будет не очень приятным, - проговорил Андрей. – Давай лучше в гостиную.

Они вошли в комнату, он огляделся вокруг, присел в кресло за ее рабочим столом и посмотрел на страницу текста в открытом ноутбуке.

- «Первое, что поразило меня в Андрее Романенко -  открытость, прямолинейность и интеллигентность. Эти качества, несомненно, создали его безупречное реноме в большом бизнесе», - прочел он. – Вот как ты красиво обо мне пишешь.

- Да, я только начала, - Вика кивнула. Ей было так плохо, что хотелось плакать.

- Что ты мне хотела сказать?

- Я хотела сказать,… что вчера был прекрасный вечер, и я совсем потеряла голову, но мы должны все это прекратить, Андрей.

- Ты не смотришь мне в глаза.

Вика подняла голову.

- Да, все это нереально и я не должна была себя вести себя так вчера, - твердо произнесла она.

- Вчера был самый лучший за последнее время вечер. И ты сама это знаешь. Но ты хочешь снова убежать. Ты не веришь себе. Что он сделал с тобой?

Андрей встал и подошел к ней, взял ее лицо в свои руки.

- Милая, ну, пожалуйста, забудь обо всем. Начни новую жизнь со мной. Я хочу, чтобы ты была со мной, понимаешь?

- Андрей, не мучь меня, - прошептала она.

- Это ты мучишь меня.

- Ты просто не можешь смириться, что кто-то тебе отказывает. Все это неважно, ты скоро уедешь, все забудется.

- Вика, ну не мели чепухи! – воскликнул он. – Ну, неужели ты тоже вчера не почувствовала, что-то, что мы встретились – это не просто так? Так, словно две точки сошлись в одну линию, и стало все ясно и предельно понятно, черт возьми?

- Я не хочу, чтобы ты сердился на меня.

- Да я не сержусь, я просто не понимаю. Ты сейчас стоишь и талдычишь мне одно и то же, все мои слова отбиваются, словно от стены, ты закрылась наглухо, но вчера со мной была совсем другая женщина, веселая, остроумная, добрая, невероятно соблазнительная и нежная, та женщина, которая мне нужна. Неужели он так много для тебя значит? Неужели ты не можешь все оставить в прошлом и начать все сначала со мной?

- Не могу. Пожалуйста, сейчас уходи.

- О’кей, все, - Андрей поднял руки, - все, я ухожу. Раз ты этого хочешь…

Он быстро направился к выходу. Ей так хотелось побежать за ним, остановить, но она лишь выпрямила спину и стояла неподвижно. Дверь хлопнула, Андрей ушел. Резко зазвонил мобильный, это был шеф. Она медленно подошла к столу и взяла трубку.

- Да, Олег Петрович, здравствуйте.

- Детка, привет, ну как дела?

- Все отлично, я дописываю статью, - бодро сказала она.

- Умничка! А у нас новости, - было слышно, что шефа распирает от радости. – Романенко был у нас, и мы договорились о ряде материалов, короче ему нужен карманный репортер на время визита, и догадайся, кто будет этим репортером.

- Олег Петрович, но почему я?

- Потому что. Так, все без разговоров. Согласуешь с его секретарем программу и будешь везде их сопровождать. – Строго распорядился он. - Завтра я жду статью с интервью. У нас в пятницу номер, если ты забыла.

Вика опустилась на диван. Ну, вот снова будет эта пытка – видеть Андрея каждый день, быть рядом с ним, видеть его глаза, вспоминать его губы и руки на своем теле...

- Я знаю в субботу твой день рожденья, и ты хотела взять отпуск, но видишь, как оно сложилось все, - смягчив тон, добавил шеф.

- Я все поняла, Олег Петрович.

- Ни черта ты не поняла еще, детка, - как обычно загадочно брякнул шеф и засмеялся. – Кстати, вы вчера обалденно смотрелись вместе.

- Олег Петрович, я понимаю, что вела себя не очень этично, - пробубнила Вика.

- Да ни черта ты не понимаешь! – снова повторил шеф. – Все, давай работай, детка, завтра жду тебя в редакции.

Он отключился, Вика подумала, что шеф просто сошел с ума.

- Сумасшедший, - прошептала она, поднялась и посмотрела на себя в зеркало. - Впрочем, кто тут сумасшедший, так это я, – сказала она своему отражению. - Я только что прогнала мужчину своей мечты…

Целый день Вика работала над статьей и когда работа была сделана, она встала из-за стола, закрыла ноутбук и пошла на балкон. Вечер зажигал огни, с Днепра тянуло прохладой, наступили уже прохладные августовские вечера, она поежилась. В голове было на удивление пусто. Наверное, она просто устала терзать себя. Она пошла на кухню, посмотрела на кастрюлю с борщом на плите. «Глупо все вышло». Зазвонил мобильный, это был Сергей. Она взяла трубку.

- Привет, ты где?

- Привет, откроешь мне дверь? – сказал он. Вика побежала в прихожую и открыла входную дверь. Сергей глянул ей в глаза и протянул букет роз, она поцеловала его.

- Почему ты не открыл своим ключом? – спросила Вика.

Он крепко обнял ее.

- Ну, вдруг ты была бы не одна, - прошептал он, зарываясь лицом в ее волосы.

- Пошли на кухню, ты голодный?

- Подожди, дай мне насладится твоим запахом, - он улыбнулся, поцеловал ее в губы и снова прижал к себе.

 

Они ужинали, вернее Сергей ел борщ, как обычно расхвалив ее кулинарные способности, а она пила чай и смотрела на него. Новая морщинка залегла у него на лбу. Он хмурился, думая о чем-то своем. Вика вдруг ощутила, как далеки они друг от друга, так словно сейчас между ними находился не кухонный стол, а целая жизнь. У этого мужчины совсем другая, своя жизнь, и то, что они сидят сейчас за одним столом, словно бутафория некого семейного вечера. Она яростно осознала, как хочет замечать новые морщинки на лбу у своего, родного мужчины, который будет принадлежать только ей и всегда будет рядом.

- О чем ты задумалась? – спросил Сергей, подняв голову.

- О том, что съела огромный кусок киевского торта, - она улыбнулась, взяла чашку и пошла к мойке.

- Мы не виделись всего лишь неделю, а ты снова изменилась, я не могу тебя поймать.

- Сереж, не выдумывай, - Вика собрала посуду на столе.

- Что случилось, расскажешь?

- Олег Петрович не отпускает меня в отпуск, - ответила она, тщательно намыливая тарелки. – Сейчас будем готовить ряд статей о визите «Ромпрома».

- Ты не хотела его послать? Разве ты не имеешь права отдохнуть?

- Сереж, я не могу ему отказать, этот человек многому меня научил. – Вика вытерла руки и сняла передник, подошла к столу и налила Сергею чай. Он поймал ее за руку и усадил к себе на колени, поцеловал в открытом вырезе ее кофточки шею, грудь.

- Ну что с тобой, малыш? Ты дикая какая-то. Я так соскучился по тебе. Никогда не перестану удивляться – тебя надо каждый раз по-новому завоевывать.

- Меня надо завоевать раз и навсегда, неужели ты не понимаешь, мне нужно, чтобы ты сидел и ел мой борщ каждый вечер, - проговорила она, чувствуя, что в ней, будто разворачивается какая-то невидимая пружина.

- Ну, я же ел его, - Сергей улыбнулся, погладив ее рукой по щеке.

- Черт возьми, каждый вечер, понимаешь, я больше не хочу засыпать одна, я не хочу быть все время одна,  - она поднялась и подошла к окну. – Я всю жизнь одна. Ты дал мне все, но тебя самого я так и не получила.

Сергей некоторое время молчал, потом достал из кухонного шкафа сигареты и закурил. Он курил редко, в особенных случаях, когда терял самообладание, и сегодня, наверное, был один из них. Он посмотрел на свои пальцы, держащие сигарету, они дрожали.

- Малыш, прости меня, за все, - проговорил он и поднялся.

- Ну, куда ты идешь? – она подошла к нему и обняла.

- Я поеду в отель, у меня завтра еще дела в городе. Я думаю тебе сегодня лучше побыть одной.

- Сереж, помнишь, ты тогда не хотел меня слушать,… но за это время я собрала определенную сумму, и если бы ты согласился ее принять, я тогда дальше… второй частью отдала бы деньги за квартиру…

- Ты идиотка?! – сердито воскликнул он и резко убрал ее руки. Он никогда не обзывал ее до этого раньше. – Чтобы я больше никогда не слышал этого.

Он взял зажигалку и сигареты со стола и быстро вышел из кухни. Следом хлопнула входная дверь. Вика опустилась на стул, сил почти не было. Она достала из шкафа начатую бутылку виски, которую Сергей когда-то оставил, налила себе пятьдесят грамм, зажмурилась и выпила. Стало легче, она решила сегодня ни о чем не думать, и пошла спать.

 Продолжение следует...

Whiskey*(c)

# 2 Ты ждала меня.

Утро как обычно началось в бешеном темпе. Она поднялась в шесть, сходила на пробежку, выпила кофе и начала тщательно собираться. Перед выходом она критически оглядела свое отражение в зеркале прихожей. Загорелые красивые ноги, на них – изящные открытые туфли на шпильке, так икры смотрятся еще стройнее. Широкие, немного не модельные бедра – Вика вздохнула – но зато талия узкая и фигуру красиво подчеркивает безупречная черная юбка-карандаш, к ней она надела любимую английскую шифоновую белую блузку в черный горошек. Из украшений она выбрала серьги с жемчугом и маленькими капельками-бриллиантами, на шею – нитку жемчуга, этот комплект когда-то подарил Сергей, - дорого, элегантно и в тоже время скромно. Блестящие каштановые волосы уложены мягкими волнами, - да, неплохо получилось – ну и идеальный легкий макияж довершает картину. Она улыбнулась своему отражению и, прихватив на тумбочке ключи от машины, выбежала из квартиры.

Ровно без пяти восемь она вошла в холл «Интуриста» и направилась к стойке администратора.

- Доброе утро, я Виктория Козаченко, у меня назначена встреча с Андреем Романенко.

- Доброе утро, - улыбнулся ей молодой парень в стильной униформе, - господин Романенко просил передать, чтобы Вы подождали его в лобби-баре. Прошу, метрдотель проведет Вас за столик.

- Спасибо. – Вика вошла в лобби-бар. Ее провели к красиво сервированному столику у окна. В зале никого не было. Она села в кресло, разгладила юбку на коленях и стала ждать. Она давно научилась справляться с нервами перед ответственными интервью. За годы, проведенные в журналистике, она брала интервью у знаменитых, богатых людей, звезд музыки и спорта, политиков, и со временем у нее выработалась профессиональная привычка, как называл ее Олег Петрович, «не мандражировать». Но сейчас ее била мелкая дрожь, которая эхом отдавалась, казалось, где-то глубоко в желудке. Из головы вылетели все заготовленные вопросы, когда у входа в зал она увидела Андрея. Он тоже увидел ее, улыбнулся и подошел к столику. Она поднялась и протянула ему руку.

- Доброе утро, Андрей Николаевич, я Виктория Козаченко, еженедельник «Город».

- Доброе утро, я так и думал, что это будете Вы, - он, улыбаясь, пожал ее руку. – Вы отлично выглядите.

- Спасибо, Вы тоже, - кивнула она. Руки выдали ее дрожь. Он внимательно смотрел ей в глаза.

- Ну что же, прошу садиться. Давайте позавтракаем вместе, Вы не возражаете?

- Нет, но я не хочу задерживать Вас.

- Ну что Вы, в нашем распоряжении целый час. Успеете еще задать мне свои вопросы.

Они разместились в креслах. Подошел чинный официант, Андрей заказал кофе, фруктовый салат и овсянку, Вика попросила принести ей только кофе.

- А Вы не очень любите журналистов? – спросила она, наконец, справившись со своим волнением.

- А за что их любить? В Киеве они вечно доставляют мне кучу неприятностей. Все эти статейки в желтой прессе… - Андрей поморщил нос. – Хотя я конечно не очень хорошо знаком с запорожской журналистикой, в частности с ее представителем, который сейчас сидит напротив меня, - он улыбался и его зубы, которые были одного цвета с белоснежной рубашкой, красиво контрастировали с особой смуглостью его кожи. – Поэтому, когда мы познакомимся ближе, я, возможно, кардинально поменяю свое мнение. Вы давно работаете в этой газете?

- Восемь лет.

- Приличный срок. А я давно занимаюсь бизнесом. Меня отец в пятнадцать лет привел в офис (а это была арендованная двухкомнатная квартира в «хрущевке») первой нашей малехонькой компании, ему просто нужны были бесплатные руки и мозги. Позже когда я понял, как это трудно зарабатывать деньги, через три года уехал учиться в Гарвард.

Принесли завтрак, официант, пожелав приятного аппетита, удалился.

- Не хотели после учебы остаться в Америке?

- Ну, конечно, американская система обучения и жизнь мне очень понравились, как ни банально свобода и вправду там основополагающее понятие, но мне очень хотелось домой, на Украину.

Вика улыбнулась, представляя себе его студентом в Америке. Вот он на лекции в форменном джемпере с гербом Гарварда сосредоточенно учится бизнесу, вот он играет в американский футбол, вот он на пляже в Калифорнии проводит уик-энд в окружении блондинок в красных купальниках, на его сильном загорелом теле блестят капли воды, а его глаза влюблено смотрят на одну из блондинок.

- Вы что-то вспомнили смешное?

- Извините, у меня просто сильно развита фантазия, - она опустила глаза, смутившись от собственных мыслей.

- Очень интересно, - Андрей отпил кофе. Он старался не улыбаться, но эта девушка забавляла его. Пожалуй, впервые за долгое время ему было так тепло и приятно в обществе женщины, и он чувствовал себя бесшабашным мальчишкой. Хотелось шутить, смеяться от какого-то пьянящего чувства легкости. Вчера вечером он думал о ней, сожалел, что отпустил. Но он знал, что они обязательно встретятся, словно это уже было какой-то данностью. И сейчас он был так рад, что она пришла на это интервью. - Кажется, вчера мы переходили на «ты», - заметил он, посмотрев ей в глаза.

- Мне кажется, вчерашняя наша встреча вчера не реальной, - пошутила Вика, но в глазах у нее снова была грусть. – Андрей Николаевич, давайте все-таки перейдем к моим вопросам, хорошо?

- Хорошо, - согласился он. – Я Вас внимательно слушаю.

Вика задала ему все вопросы, которые планировала вчера. Он послушно отвечал, не пытаясь больше ее смущать, так, словно на время принял ее правила игры. И она была ему за это очень благодарна.

Она посмотрела на часы, когда было уже без десяти девять, их встреча заканчивалась, и она в уме сочиняла будущую статью.

- Наверное, не буду Вас больше задерживать, - сказала она. – Большое спасибо за это интервью, Андрей Николаевич.

- А теперь, когда официальная часть закончена, давай просто поговорим. Что ты будешь делать сегодня вечером? – внезапно спросил он.

- Я… ну не знаю, наверное, дописывать статью.

- А кушать ты будешь вечером? Давай где-то поужинаем.

- Андрей, я… не хочу, чтобы ты думал, что я тебе отказываю, - проговорила она тихо, уставившись на свои руки, и попыталась зацепиться за мысль о том, что французский маникюр, сделанный Илонкой, был идеальным.

- А ты именно это и делаешь. – Он усмехнулся.

- Я не знаю, почему ты решил меня пригласить. Вчера у тебя тут был огромный выбор девушек, причем модельной внешности. Ты мог выбрать любую.

- Я не хочу выбирать моделей. Мне с тобой хорошо. И ты очень красива. Скажи, те отношения сейчас у тебя очень серьезные?

- Это неважно, - она поднялась, взяла свою сумочку. – Извини, я пойду.

- Вика, стой. Ну что я постоянно гоняюсь за тобой? – он поднялся и взял ее за руку.

- Я просто думаю, что небольшой запорожский романчик ты можешь завертеть с кем угодно. Зачем тебе понадобилась я? – она мягко убрала свою руку.

- Боже, сколько глупостей у тебя в голове! - Андрей вздохнул. – Кто, когда все это вложил тебе в мозги?

- Никто мне ничего не улаживал. Мне пора. Спасибо за завтрак.

Она быстро пошла к выходу.

- Ох, черт возьми, ты, словно наглухо закрытая ракушка, - проговорил Андрей, глядя ей вслед.

 

 Вика вошла в офис редакции, и ее прихода с нетерпением ожидали. Она села в кресло за своим рабочим столом, подошли Марина и Вадим - коллеги, с которыми она поддерживала приятельские отношения.

-  Ну что там, Вика, колись, каков мистер Куул-мэн? - спросил Вадим, состроив гримасу а-ля «мачо». 

- Приятный, умный, деловой, как еще можно рассказать, Вадик, - ответила она, включая компьютер.

- А как насчет того, что он известный плейбой? – улыбаясь, просила Маринка, присев на ее стол и скрестив свои длинные красивые ноги. – Как он, испробовал уже на тебе свои чары?

- Ну, он просто красивый молодой успешный мужик, Марин, и поведение у него вполне соответствует статусу, я вообще не понимаю, когда на людей навешивают ярлыки.

- А как еще назвать такого красавца? Я читала в инете, что в его постели перебывали, чуть ли не все украинские «звезды».

- Повезло им, - пробормотала Вика, загружая свои рабочие программы.

- Мда, что-то ты совсем не разговорчивая, - разочарованно выдала Марина, изящно спрыгнула со стола и пошла к кофе-машине. – Олег Петрович, кстати сказал, что бы ты как появилась, сразу к нему зашла.

- Марусь, просто наша Вика уже так очарована Романенко, что не может вымолвить ничего связного, - засмеялся Вадик.

- Точно, Вадюсик, ты экстрасенс просто, - идя мимо, Вика подхватила у него из рук баскетбольный мини-мяч, который он вертел на пальце, и точным броском закинула его в корзину на противоположной стене кабинета. Это были американские штучки, любимое занятие Вадика во время, когда он отлынивал от работы. Олег Петрович страшно ругал его за этот «баскетбол», но даже гнев шефа не мог истребить тягу Вадика к игре, которая помогала ему, как он говорил «сконцентрироваться».

- Вау, да это девятиочковый, ну ты, мать, даешь! – восхитился Вадик.

Вика улыбаясь, вышла из кабинета. Олег Петрович встретил ее радостно и выглядел он очень довольным, загоревшим. Она подумала, что отдых все-таки пошел шефу на пользу.

- Ну, как ты, детка? Выглядишь шикарно, - он взял ее за руки и усадил на свой белый кожаный диван, сам сел в кресло напротив.

- Спасибо, Олег Петрович, Вы тоже. Наши меня, прежде всего, спросили как он.

- Ну а что он, я-то представляю, как и кто он. Киевский плейбой, папенькин сынок, золотая молодежь.

- Вы знаете, мне он показался совсем другим человеком – умным, интеллигентным, порядочным, он, кстати, работал вместе с отцом с пятнадцати лет. А «Ромпром» – одна из компаний, капитал которой наращен вполне легально. И в лихие девяностые они цивильно занимались стройкой дач под Киевом.

- Ага, строители-скромняги, с того времени они «обросли» множеством дочерних компаний, и далеко ушли от строительства, «Ромпром» сейчас владеет контрольными пакетами более 80 компаний в энергетической, телекоммуникационной отраслях, в банковском и страховом секторах, - усмехнулся шеф.

- Сам Романенко не скрывает, что отец в советские времена был старым партийным работником, кажется заместителем председателя совета министров УССР.

- Мда, интересное кино, и чего для этой неожиданной диверсификации им понадобился наш город?

-  Олег Петрович, ну не преувеличивайте, наш город - большой индустриальный центр промышленного юга, и бизнесу нашему действительно важны свежие инвестиции. Кстати, Андрей Николаевич рассказал мне, что они собираются реализовать попутно несколько социальных проектов: оборудовать детские площадки в спальных районах города, оказать благотворительную помощь для лечения онкобольных детей и закупить дорогостоящее оборудование для нескольких больниц. У него целая команда опытных менеджеров и он вправду готов все это сделать.

- И откуда такая манна небесная, ты посмотри, - проворчал Олег Петрович. Вика с улыбкой смотрела на него, иногда шеф вел себя как большой ребенок, если чего-то не понимал, ужасно раздражался.

- Отец Андрея… Николаевича родом из Запорожья, - ответила она, - и сейчас, когда у него появилась такая возможность, он хочет сделать что-то для родного города.

- И ты во все это веришь?

- Мне он показался искренним. Тем более у нас с вами будет возможность убедиться в истинности его намерений.

Олег Петрович внимательно вгляделся ей в глаза.

- Мда… замуж тебе надо, детка, - задумчиво проговорил он. Иногда шеф совсем выбивал ее из колеи своими неожиданными репликами.

- Олег Петрович, а …, - Вика даже запнулась.

- Да, замуж, и ребенка! – безапелляционно воскликнул он и поднялся. – А сейчас иди, работай на благо нашей родной газеты. Давай, давай время не терпит!

- Статью готовить проникновенную? – осведомилась она.

- Конечно, как ты умеешь.

- Хорошо, я пошла, Олег Петрович.

Она вышла из кабинета шефа под каким-то странным впечатлением. Все это появление Андрея сплелось в непонятное наполнение окружающего ее пространства новыми словами, понятиями. «Замуж, ребенок». Почему именно эти слова ни с того, ни с сего сказал шеф? «Замуж, ребенок», - словно прогремело у нее в висках. «Если выйду замуж, то только за наследного принца». Она засмеялась собственным мыслям, а, вернувшись в кабинет, попыталась себя сдерживать, но дурацкая счастливая улыбка никак не сходила с губ, что в течение рабочего дня вызывало активные «переглядки» Вадика и Маринки. Вика делала вид, что не замечает стараний этих мимов-самоучек, но совершенно бесшабашное настроение не покидало ее целый день.

Вечером в кабинет заглянул Олег Петрович. Вадик как раз приготовился к броску своего мяча, но поспешно спрятал его под стол. Маринка, подкрашивая губы, хихикнула, закрывшись зеркальцем. Вика с улыбкой отвернулась к монитору.

- Так-с, бездельники, ну что есть планы на вечер? – спросил шеф, обведя их напускным суровым взглядом. Это была часть их игры, в которую все с удовольствием играли.

- А что Вы предлагаете, шеф? – откликнулся Вадик, делая вид, что очень увлечен работой.

- Да вот Андрей Романенко сегодня приглашает нас на концерт Энтони, только что доставили семь пригласительных, парочку я раздал тунеядцам в спортивном отделе, эти три ваши.

- Ух, ты, клево, - сказала Маринка, подхватив со стола пригласительные билеты, - вип-ложе, посмотрим концерт как белые люди. А только чего это Романенко решил позаботиться о нас?

- Понравились мы ему, - ответил шеф. – Виктория сегодня утром провела отличное интервью. Да, Вика?

- Ой, Олег Петрович, а я сегодня не смогу пойти на это мероприятие. У меня дела вечером, - поспешно сказала Вика.

- Никаких отговорок, тем более эти пригласительные он прислал для тебя, будет очень некрасиво.

- Да, Вик, это будет по-свински, - с энтузиазмом поддержал Вадик, и она показала ему кулак за спиной у шефа.

- А ты, умник, писал же у нас когда-то о музыке, так вот пока Петренко в командировке, давай готовься, подсобери материальчик об этом Энтони, возьмешь у него интервью, - распорядился шеф, - а Виктория должна будет попросить об этой услуге у Андрея Николаевича. Говорят, что Энтони очень высокомерный и избалованный вниманием прессы, и интервью кому попало, просто так не дает.

- Олег Петрович, а как я смогу заставить Энтони дать интервью, если он не захочет? – обреченно спросила Вика.

- Должен захотеть, мне ли тебе рассказывать. К тому же хорошее расположение к тебе Романенко сыграет нам на руку. – Шеф говорил тоном, который не подлежал возражению, и они это прекрасно знали. – А сейчас все по домам чистить перышки и чтобы вечером показали мне высший класс. Давайте, шевелитесь. Бегом, бегом. Маруся, на тебе уже килограмм косметики, детка, хватит красить губки. Все, встретимся там, до вечера.

 

Вика ехала домой и задумчиво смотрела на дорогу. Снова мыслей в голове были тонны. Она вспомнила, как поделилась с мамой своими мучениями, заплакала, мама подошла и обняла ее. «Я не оправдываю тебя, ты много горя принесла его жене, но девять лет он с тобой, это уже что-то большее, чем обычный роман «налево». «Мам, ну ты же знаешь, я никогда в жизни не хотела причинить боль его жене, сколько раз я прогоняла его!» – снова зарыдала она. «Нужно было прогнать раз и навсегда», - сурово сказала мама. Она поняла, что никогда не нужно перелаживать проблемы на других людей, даже близких, и за все, что она сделала, будет отвечать сама.

Она повернула на шоссе к Южному району, зазвонил мобильный. Это был Сергей, как обычно сердце ее радостно сжалось.

- Привет, Сереж как дела? – спросила она в трубку.

- Малыш, я здесь задерживаюсь на пару дней. Как ты?

- Да еду домой, вечером еще работать. Олег Петрович выдумал нам пионерское задание. В город приехал певец Энтони, сегодня будем ловить его, что бы взять интервью.

- Ага, что-то я читал сегодня, к вам там и крупный холдинг пожаловал со своим притоком крупного капитала.

- Ну да, шуму тут наделали.

- Так ты сегодня интервью брала у этого Романенка?

- Да, как ты догадался?

- Ты знаешь, я догадливый. Ну ладно, я сейчас немного занят. Вечером позвоню.

- Я соскучилась.

- Я знаю, я тоже. 

- Хорошо, целую тебя.

- Следи за дорогой, целую.


Концерт, как обычно на площади Фестивальной, собрал огромное количество людей. Перед выходом киевского гостя публику разогревали запорожские группы. Энтони отработал концерт на высоком уровне, выложившись вместе со своим балетом на все сто. Так как из вип-ложе открывался хороший вид на сцену, Вадик шепнул Вике, что Энтони работал вживую. «Чувачек, видишь, профессионалом оказался», – добавил Вадик. Вика улыбнулась и перехватила внимательный взгляд Андрея, так словно он пытался определить, какие отношения связывают ее с Вадимом. Он вообще целый вечер смотрел на нее, с самого их приезда, после представления всех друг другу, его глаза словно прожигали ее.

…Концерт подходил к концу. Энтони «качал» публику своим последним нашумевшим хитом. Вика заметила, что Андрей поднялся и направился к выходу. Олег Петрович мигом бросил на нее красноречивый взгляд. Они как по команде с Вадиком поднялись и пошли за Андреем.

- Андрей Николаевич, можно Вас на минуту? – окликнула его Вика. Дорогу им с Вадиком преградил внушительного вида телохранитель.

- Игорь, все в порядке, - сказал Андрей.

- Андрей Николаевич, мы перед концертом не успели, хотели попросить Вас об одной услуге.

- Да, с удовольствием, я слушаю Вас, - Андрей обаятельно улыбнулся.

- Не могли бы Вы отрекомендовать нас Энтони, а Вадим возьмет у него небольшое интервью?

- А Вы пишете о современной музыке? – Андрей смерил Вадика пристальным взглядом.

- Немного пытаюсь, - улыбнулся Вадик, протягивая руку. Андрей пожал ему руку и, словно решив, что Вадик не представляет никакой угрозы, кивнул.

- Хорошо, тогда я приглашаю вас на вечеринку. Где вся ваша группа? Олег Петрович, ваш редактор, кстати, мне очень понравился. Так что я рад буду видеть всех в ресторане отеля на втором этаже.

- Спасибо, - вежливо поблагодарили Вика и Вадик.

- Игорь, проведешь наших уважаемых журналистов после концерта в отель. А мы с Толиком сейчас проберемся туда, - распорядился Андрей. – Извините, мне нужно сделать пару важных звонков. – Он посмотрел Вике в глаза и пошел вниз по винтовой лестнице. Молчаливый Толик в костюме от Бриони последовал за ним.

- Он сама добродетель, - сказал Вадик Вике на ухо. – Ты знаешь, даже я сейчас испытал силу его обаяния, как женщины сдерживаются, прям, ума не приложу.

- Хватит балаболить, - Вика шутливо стукнула его по голове, - настройся на интервью.

К ним подошел Олег Петрович. Концерт закончился, толпа свистела, Энтони прощался.

- Ну что, детки, как дела?

- Нас всех пригласили на вечеринку, - ответила Вика. – Там все и случится.

- Ну что же вечеринка, так вечеринка. Очень приятно, что Андрей Николаевич пригласил нас. Кстати, он и вправду, по-видимому, очень хороший парень, как ты и говорила.

- Я такого не говорила, - Вика почувствовала, как ее щеки краснеют.

Шеф с Вадиком переглянулись и заулыбались. 

Whiskey*(c)

Продолжение следует... 

Ты ждала меня.

Она ехала с работы домой и сосредоточено смотрела на дорогу, когда раздался звонок.

- Привет, малыш, я улетаю сегодня в Киев, как дела?

- Привет, дорогой, все хорошо.

- А голос какой-то странный. Мне кажется, у тебя что-то случилось.

Она сцепила пальцы на руле. Как, даже на расстоянии он чувствует ее тоску, которую она так умело и безупречно научилась маскировать?

- Да нет, просто ты же знаешь, это все кризис тридцатилетия, которое неумолимо близится, - пошутила она.

- Кстати, ты решила куда мы поедем на твой день рождения?

- Ой, Сереж, на работе завал. Вряд ли Олег Петрович меня отпустит.

- Вик, это не обсуждается. Я сам решу, куда мы полетим и думаю, Олег Петрович помашет нам ручкой.

- Хорошо, - она засмеялась. – Люблю, когда ты тиран.

- А я люблю тебя.

Она промолчала, она знала, он это предугадал. Он все и всегда о ней знал. Эти отношения длились так долго и иногда бывали мучительны для обоих. Физическая и эмоциональная привязанность друг к другу – словно замкнутый круг. Он много раз ее отпускал, хотя знал, что она не сможет уйти. Почти три года назад он сказал, что не расстанется с женой. «Я не смогу, малыш. Она со мной со школы. Она верный преданный человек. Она прощает мне очень многое. Да и потом… моему сыну почти шестнадцать... и детей у меня уже не будет, ты должна начать новую жизнь. Я слишком стар для тебя» - пошутил грустно. «Прости меня, я виноват, мне не надо было трогать тебя тогда, пять лет назад…» От безысходности они вдвоем напились. Сидели на террасе его гостиничного номера, пили виски, и смотрели на тихий осенний вечер, как солнце окрашивало золотом воду Днепра. Утром Вика уехала, и они расстались почти на год. Она пыталась завести новые отношения, но это были лишь разочарования в мужчинах буквально на первом свидании. Однажды Сергей позвонил и сказал, что не может ничего с собой поделать. Он признался в своей слабости и это пожалуй было открытием и для него самого. Он вернулся и они больше не поднимали темы «уйти-отпустить», все было так, словно наступил праздник. В последнее время все больше её мучила совесть, что она воровка, взявшая чужое, занималась самоедством. Она надолго уходила в себя, плакала… Короткие приезды Сергея были и радостными и мучительными одновременно.

И вдруг эта встреча… Она закрыла глаза и вспомнила смутные очертания лица мужчины из сна. Это было нереально. Но вчера они встретились.

Она приехала домой и принялась за работу, зашла в интернет, на сайт Торгово-промышленной палаты, которая проводила форум и щелкнула закладку «новости». «Вчера к нам в город приехали представители киевского холдинга «Ромпром» для реализации проектов строительства комфортабельных коттеджей на побережье Днепра. Вице-президент холдинга Андрей Романенко вчера встретился с руководителями пяти запорожских строительных фирм, которые пытались завлечь его выгодными предложениями. По мнению экспертов, этот возможный приток капитала на строительный рынок Запорожья давно ожидаем и актуален. После пресс-конференции «Ромпром» организовал вечеринку в отеле «Интурист», где проживает сам господин Романенко и его свита. Туда же устремились все гламурные красавицы города, ведь, как известно Романенко – знатный киевский плейбой и один из самых завидных холостяков Украины. Вечеринка прошла на высоком уровне, ваш покорный слуга вкушал настоящую черную икру, запивая отменным французским шампанским, гостей развлекал как всегда пафосный известный рэпер Энтони, друг господина Романенка, по случаю захваченный им на гастроли в наш город. Решение о выборе запорожской фирмы «Ромпром» объявит в течение недели. Слава Задойнов, газета «Фокус недели» для ТПП.zp.ua».

Ну, конечно же, это был он. Слава снабдил свою статью хорошими фотографиями. Вот он на пресс-конференции, вот он представляет публике Энтони, вот он в окружении длинноногих красавиц. Рассматривая последний снимок, Вика почувствовала неожиданный укол ревности. И сама себе удивилась.

Ну, конечно же, это был он! Этот мужчина, которого она встретила вчера утром в кафе. Вчера было воскресенье, и в городе был дождь. В выходные она особо остро чувствовала одиночество. Она просто гуляла пешком по магазинам и зашла на чашку кофе, сидела и смотрела на шумный проспект. Он подошел и попросил разрешения присесть. Просто разговорились, он пригласил на ужин, она отказалась. «У тебя есть кто-то? Ты замужем?»

«Это неважно…» «Ты права, неважно, кто у тебя есть. – Он улыбнулся легкой улыбкой. - Ты ждала меня». Он подвез ее домой на такси, Вика протестовала, но с этой стихией невозможно было ничего поделать. И телефон не оставила. Глупо. «Ты ждала меня» - неужели это не сон?

Вика отвлеклась от монитора. Звонил шеф, Суриков Олег Петрович, заслуженный журналист Украины, звание которого он по праву носил.

- Виктория, как статья? – сурово спросил он.

- Все готово, Олег Петрович, завтра в набор.

- Знаешь новости? – Шеф был раздражен. Где-то вдалеке слышались голоса детей, лай собак и шум воды, они с семьей были за городом. Но шеф работал 24 часа в сутки. «Это неизменное правило хорошего журналиста», - всегда говорил он.

- Да, Олег Петрович, я как раз на сайте палаты. Моя статья, конечно, не будет такой вкусной как у Славика. Я так понимаю «фокусники» наняли себе экстрасенса в помощники. Я уезжала из «Интуриста» в семь вечера. О приезде «Ромпрома» никто не знал.

- Да, там такая .... - Шеф ругался только в тех случаях, когда был очень зол. - Все держалось в тайне. Даже этот клоун-певец летел сюда инкогнито. Они дружат с Романенко чуть ли не с детсада, в общем, хрен их разберет. А «фокусники» носом землю рыли, ты же видела позавчера, не зря. Ну, ничего, мы их все равно сделаем, мы – серьезное издание и эти писульки Славика даже приблизительно не претендуют на наш уровень. Значит, слушай меня внимательно, план действий таков. Завтра ровно в восемь утра ты появляешься в холле «Интуриста», и выглядишь как сама принцесса Диана в день помолвки, встреча с Романенко уже назначена, ты берешь у него самое лучшее в своей жизни интервью и не дай Бог тебе, Викуся, потом из него не сделать конфетку. Получишь у меня так, что тебе не поможет даже твой "олигарх".

Она запнулась. Тему ее трудоустройства (тогда сразу после универа ее взяли в газету по протекции Сергея) они никогда не поднимали, и шеф заговорил так с ней впервые. За восемь лет работы в этой газете она стала настоящим профессионалом, когда нужно было, она пахала, как лошадь, и шеф всегда мог на нее положиться, он критиковал ее больше других, потому что «видел потенциал», потому что относился к ней «по-отечески», но и хвалил всегда заслуженно. А тут этот первый прокол … и он готов указать ей на место?

- Олег Петрович, - Вика постаралась, что бы голос ее не дрожал от обиды, которая захлестнула ее до самих кончиков волос. – Вы же знаете, я никогда не подводила Вас. Я сделаю все, что в моих силах.

- Ох, прости, детка, хреновый из меня всегда был психолог, ты же знаешь, я не подумал, что ляпнул.

- Нет, если Вы и вправду так думаете, то я должна знать, - ком в горле давил так сильно, что слезы вот-вот готовы были хлынуть из глаз.

- Да не думаю я так, ах, черт возьми! Егор, да вылезь же ты из воды! - крикнул он внуку. – Бабушка мне по шее надает! Вылезь и возьми полотенце. На, вот! Детка, послушай,  - тяжело вздохнув, сказал он ей после некоторой паузы, – прости старика. Я просто очень зол. Тут еще эти сорванцы нервы мотают, жена с утра заходилась с вареньем, к Егорке и Марусе пришли соседские дети, и у меня добровольно-принудительный детсад организовался.

Вика представила себе, как Ольга Ивановна, красивая ухоженная женщина с безупречной прической из платиновых волос стоит сейчас на кухне и деревянной лопаткой мешает в большой кастрюле персиковое варенье. В этом огромном добротном евро-деревянном доме вкусно пахнет пирогами, на столе в пузатом стеклянном чайнике дымится ароматный чай, а на террасе с видом на залив плещется каленное августовское солнце. Они были очень хорошими людьми. Вика часто бывала у них в гостях на этой даче на пикниках и просто на выходных, слушала бесконечные истории об их жизни, смотрела старые фотографии, возилась с их внуками. Домой она возвращалась с сумкой огурцов, помидоров и зелени, которые Ольга Ивановна выращивала сама, не смотря на иронические поддевки супруга… нет, Олег Петрович не мог ее предать…

- Я не сержусь, Олег Петрович, - сказала она уже окрепшим голосом. – Я все поняла. Я все сделаю.

- Хорошо. – Он и вправду расстроился, что обидел ее, а теперь в его голосе слышалось неподдельное облегчение. -  Давай, детка, удачи тебе, до встречи завтра. Будь умницей и не обижайся.

«Ты ждала меня…» - прозвучали в голове снова его слова. «Ну, как дура, право. Ему просто не было чем заняться в чужом городе в воскресенье. Решил развлечься, а я подвернулась под руку». Сейчас не до глупых мечтаний, есть только работа, которую она должна выполнить и ей нужно хорошо подготовиться к встрече с Романенко. Вика позвонила знакомой маникюрше, которая жила в соседнем доме, записалась через часик на прием, и приступила к осмотру содержимого шкафа.

Поздно вечером она дочитывала информацию о «Ромпроме», которую собрала в интернете, когда позвонил Сергей.

- Малыш, не спишь?

- Да нет, готовлюсь к очень ответственному интервью завтра.

- Куришь?

- Нет, сегодня только одну сигарету. Я брошу, обещаю.

- Сила воли отсутствует в принципе! – проворчал он. - Ну, как тебе не стыдно?!

- Стыдно, - она вздохнула, - так получилось.

- Когда ты приедешь? – спросила она.

- Ну, если не выйдешь до этого времени замуж, то на следующих выходных, - пошутил он, но голос его был каким-то усталым.

- Сереж, ну прекрати.

- Когда-нибудь это случится, малыш. Я должен буду тебя отпустить. Хотя мне самому очень страшно от этой мысли.

- Давай приедешь завтра? Я испеку твою любимую шарлотку.

- Посмотрим, у меня куча дел в офисе, ты же знаешь. Из Киева я буду лететь сначала в Днепр.

- Ладно, - Вика надела тапочки и пошла в ванную. Стала возле зеркала и сосредоточенно смотрела на свое лицо. – Приезжай, как получится.

- Хорошо. Ложись уже и высыпайся. Целую тебя.

- Целую, спокойной ночи, - она выключила телефон.

Она вспомнила тот период, когда они расставались. Это была словно ломка физическая и эмоциональная. Когда он вернулся, они решили не мучить друг друга и попытаться не думать о том, что будет дальше.

Она выключила ночник возле кровати и перевернулась набок. Что будет дальше?… Она вдруг подумала, что даже не представляет себе, как сможет впустить в свою жизнь другого мужчину…

Продолжение следует...

Whiskey* (c)

Иллюзия#


Мне кажется я 
могу написать тебе 
много писем и в каждом
 из них ты найдёшь себя
 и познаешь меня...

  Сейчас ты самая большая Иллюзия моего настоящего... И я соглашаюсь на это осознавая, что сама её создаю...
 Да, сама - ты сразу ограничил рамки и границы, пытаясь меня предостеречь... Но ты и питаешь её, наполняя своими смс...
  "Доброго ранку... Гарного вечора... Ти дуже цікава і мене це вабить..."
  І я, як повна дурепа хапаюсь за цей гачок очікування, знаючи що вколюся, що буде боляче, но той біль вабить також... Бо розумієш, що жива!

  Дурня! Так... Але я бачила твої очі і цікавість в них, в них можна втопитися, якщо не вмієш плавати...
Чи вмію я? Хочу сподіватися...
  Ти питаешь чи виспалася, а я розумію що яб краще ті дві години пролежала на тобі або поряд, граючись твоім волоссям...
  Я фантазую про те, як побачу тебе знов і знаєш, що мені хочеться тоді в твоїх очах бачити не тільки цікавість, а ще й бажання... Бажання спробувати, доторкнутися, скоштувати...
  Але... Так завжди є це "але" і саме тому, це велика ілюзія, бо все може бути не так як гадалося... І доторкнувшись ти чи я можем зрозуміти, що все не те і все не так...
  І знову серце охопить хвиля розчарування... Бо тільки не маючи очікуваннь - не має розчаруваннь... А я вже на гачку... На гачку Ілюзії своїх бажаннь...

Извини#

Мне кажется я 
могу написать тебе 
много писем и в каждом
 из них ты найдёшь себя
 и познаешь меня...

   Извини меня... Но я нарушу все твои планы и покачну все твои устои...
  Я не умею входить тихо и вести себя прилично... Я захожу и начинается театр - экспромта... Когда ни ты ни я точно не знаем что будет дальше...
   Будет ли это тихая и долгая дружба или вихрь эмоций любви ...    Будет ли это переписка месяцами и две три встречи в год по случаю или поиск возможности проводить как можно больше времени вместе, нуждаясь в друг друге как в воздухе... Будет ли это долгосрочно или быстротечно ...
  Я не знаю...
 Но...Если ты откроешь мне дверь своей души будь готов к вихрю перемен - это я тебе гарантирую...


Страницы:
1
2
3
4
5
6
8
предыдущая
следующая