хочу сюда!
 

Оля

35 лет, весы, познакомится с парнем в возрасте 29-37 лет

Валентин

Під враженням від прочитаного, скільки ж вони життів загубили, таке відчуття що їм просто все одно, самих би на органи продати!
Эпизод 8. Праздники «несвятого» Валентина
Валентин Наливайченко ехал из загородного дома в центр Киева. До заседания Совета национальной обороны и безопасности, намеченного на сегодняшний майский день, оставалось достаточно времени, чтобы успеть встретиться с другом Чарли и обсудить несколько весьма не маловажных деталей. На Совете планировалось решить, что делать с непокорным Донбассом – договориться миром или подчинить силой, вплоть до применения войск. Шуршание шин по асфальту и мелькающие по сторонам липы и цветущие каштаны погружали его в воспоминания о детстве в рабочем Запорожье.
Валентин с детства не любил свое имя. Его мама, не зная, какого пола будет дитя, подобрала универсальное, как ей казалось, имя для будущего младенца. Валентин-Валентина одинаково годилось и для мальчика, и для девочки. У Вальки из-за этого была куча неприятностей потому, что сверстники – пацаны считали его имя однозначно девчачьим. Он даже просил мать сменить имя на Михаил, или Андрей, но она только посмеялась и утешила сына, сказав, что назван он в честь святого Валентина, почитаемого в Европе. Он поверил маме потому, что она работала медсестрой и в рабочем районе Запорожья вполне могла считаться культурной, образованной женщиной.
Детские проблемы забылись, когда к окончанию школы Валентин вытянулся в высокого красавца и стал предметом ночных грёз не одной запорожской девчонки. Он мог считать себя баловнем судьбы: завидная внешность, незаурядный ум, позволивший окончить школу с отличием, блестящие способности к иностранным языкам – все давало отличные шансы выдернуть не одно, а сразу несколько перьев из павлиньего хвоста фортуны. И он эти шансы использовал.
В киевском университете он выбрал скандинавскую филологию, преуспел в изучении финского языка и не промахнулся – специалисты – «финики» были наперечёт, что давало оперативный простор для карьеры. Язык он выучил действительно основательно и говорил на нём свободно все последующие годы, тогда как бывшие сокурсники могли с трудом припомнить разве что сакраментальное: «Кюля-кюля» - финский тост вроде русского «Давай выпьем!».
Итак, мозги сослужили свою службу, нужно было использовать следующий козырь – внешность. Тут Валентин тоже с ходу попал в цель. Женился он ещё будучи студентом и долго рассказывал потом легенду о том, как выбрал невесту на университетской доске почета, среди отличниц. Выбор оказался сверхудачным – избранница Валентина (вот ведь неожиданность!) была дочерью могущественного генерала Мухи, председателя КГБ Украины. (Чекисты тогда шутили, что вся Украина ходит « под мухой»). Молодцеватый Наливайченко, как новобранец ловивший каждое слово и жест генерала, буквально очаровал будущего тестя и вошел в чекистскую семью на правах желанного и обожаемого зятя.
Дальнейший жизненный путь, казалось бы, определился сам собой – Валентина ждала звездная карьера офицера Первого главного управления КГБ, загранкомандировки, светские приёмы, чины, награды и в конце – неброская слава уважаемого ветерана внешней разведки, особо ценимая в своем кругу избранных.
Всё, однако, обрушилось из-за двух неожиданных обстоятельств, повлекших непреодолимые последствия – пала советская империя, похоронив под собой и разведслужбу КГБ, а затем совершенно неожиданно и некстати почил в бозе тесть Степан Несторович Муха, оставив тем самым Валентина без помощи и протекции. Служить, таким образом, было некому и незачем, и Наливайченко, заканчивавший к тому времени Краснознаменный институт внешней разведки, подал рапорт об увольнении. Глава СБУ Марчук, хорошо знавший покойного Муху, препятствовать не стал.
Связи любимого тестя, однако, помогли Валентину устроиться в МИД Украины и вкусить, наконец, от ранее запретного плода западной красивой жизни. Правда, зарплата второго и даже первого секретаря посольства Украины в Финляндии, а также Дании и Норвегии по совместительству, не давала откусить от этого плода нужный шматок. Маловата была зарплата, что и подтолкнуло сообразительного Валентина без особых раздумий ступить на проверенный многими соотечественниками путь агента иностранной спецслужбы. Случай такой представился во время работы в украинском консульстве в США. Грехопадение произошло по инициативе Валентина и его даже несколько разочаровало то, что сотрудники ЦРУ восприняли радостное согласие украинского консула стать боевым штыком американского разведсообщества, как нечто само собой разумеющееся. И вознаграждение назначили до обидного маленькое, не сулящее никакого ощутимого прибытка в семье. Оставалось надеяться на компенсацию после возвращения на родину.
Предчувствия его не обманули. Невидимая рука ЦРУ молниеносно протащила его через ухабы и загогулины мидовской карьеры сначала к заветному посту начальника Консульского департамента, потом - к высшему в МИДе рангу Чрезвычайного и полномочного посла (неважно, что в занюханной соседской Белоруссии, посол – он и в Африке посол!), а в 2006 году по подсказке заокеанских друзей его коллега по «агентурному» цеху Витя Ющенко назначил Валентина исполняющим обязанности председателя СБУ. Это был взлет, обещавший, наконец, почти неограниченные возможности для роста благосостояния. А именно денег так давно не хватало ему, гордившемуся своей голливудской внешностью. Красота нуждалась в дорогой упаковке, и Валентин с энтузиазмом принялся наполнять скарбницы и сундуки. Делал он это, впрочем, осмотрительно и львиную долю средств оставлял на заграничных счетах.
Для начала Наливайченко, не чуравшийся общества симпатичных девчонок, наладил через давнего приятеля, луганского сутенёра Андрея Кислинского крышевание нескольких роскошных борделей в центре Киева. Занятие было не праздным и, помимо увесистого денежного конверта каждый месяц, давало возможность обслуживать интимные интересы Вити Ющенко и некоторых других обитателей киевского Олимпа, а также высокопоставленных иностранных гостей. Благодарность таких «клиентов», особенно за поставку непорочных юных хохлушек из киевских предместий, была подчас намного дороже денег. Особыми льготами в интимном обслуживании пользовались коллеги из ЦРУ, заселившие при Наливайченко целый этаж на Владимирской, 33. Многие из них оказались оторванными от семей и нуждались в женской ласке. Тонким ценителем отдельных сексуальных шалостей оказался сотрудник ЦРУ Чарльз Леви, весёлый парень из Нью-Джерси, с которым на этой почве у Валентина завязалась личная дружба. Он-то и обрисовал Наливайченко перспективу их совместного бизнеса, сулившего баснословные доходы.
Но в первую очередь его покорило то, как Леви произносил имя Валентин. Вместо укороченного на конце «Вален-тин» – будто обрубленного топориком или, простите, обрезанного, словно серпом по мошонке, Леви нежно и протяжно выговаривал: «Валента-а-айн». Это долгое «а-а» будто перечеркивало задымленное запорожское детство и призывно манило пропуском в калифорнийско-флоридское будущее, символом которого был белый открытый «Роллс-Ройс», набитый длинноногими белозубыми, загорелыми девчонками. Белый лимузин означал также наличие банковских счетов со многими нулями, что и должен был обеспечить бизнес, задуманный гениальными мозгами веселого еврея Чарльза Леви.
Дело было весьма непростым в плане организации, поскольку требовало привлечения немалого количества людей, а уж по сути своей и вовсе оборачивалось исчадием какого-то средневекового кошмара. Когда Чарли стал излагать подробности, лощёного Валентина, ещё не расставшегося с нимбом дипломатического светила, передергивало, а его желудок съёживался в мучительных позывах к тошноте. Леви предложил Валентину наладить поставки в США и отдельные страны Европы человеческих органов для трансплантации. Тошнота, однако, покинула брезгливого Наливайченко, когда он вник в финансовую сторону дела, которое сулило нешуточные прибыли даже по его взыскательным понятиям.
- Ви понимаете, Валента-айн, я изучил конъюнктуру рынка. У вас пересадка сердца стоит 2000 долларов, а у нас – 250 тысяч долларов. Можно очень хорошо зарабатывать. Мы освоили эти технологии еще в Косово и избаловали этим среднего американца. В Америке выстроились длинные очереди на операции разного рода, а доноров катастрофически не хватает. Мы с вами, Валента-айн, можем помочь решению этой проблемы, ибо в ваших руках вся прекрасная Украина со здоровыми, неиспорченными фаст-фудом и геномодифицированными продуктами людьми. Итак, почки, печень селезенка, легкие в среднем по 50 тысяч долларов, сердце, как я уже сказал – 250 тысяч и примерно столько же будут стоить женские репродуктивные органы. Да-да, трансплантологи уже научили рожать пересаженную матку, а это колоссальная надежда для миллионов бесплодных женщин, мечтающих родить. Так, что мы с вами, Валента-айн, будем благодетелями Америки и её верных друзей. Украина – великолепный парк доноров, и мы обязаны использовать такую возможность, надо только решить несколько технических проблем.
Технические проблемы Наливайченко решил без особых усилий. По его приказу несколько доверенных сотрудников СБУ взяли под контроль ДТП и несчастные случаи по всей территории Украины, и организовали немедленную доставку пострадавших в специальные боксы, примыкавшие к приёмным покоям крупных больниц. В боксах опытные хирурги быстро препарировали материал и отбирали нужные «запчасти». Смотрящим за всем процессом он назначил проверенного Андрея Кислинского. В то же время заместительница Валентина по хозяйственной части, матёрая аферистка Светка Нежнова с его негласного разрешения приватизировала клинический госпиталь СБУ и передала весь комплекс зданий в распоряжение супруги президента Ющенко – Кати Чумаченко-Клэр под детскую клинику. В недрах клиники был оборудован специальный центр по изъятию органов и подготовке их к переправке через океан, дабы «потроха», как их мысленно называл Валентин, доходили до потребителя неиспорченными. Подарок настолько очаровал Катю-Клэр Ющенко-Чумаченко, что она охотно вступила в интимную связь с великолепным Валентином – Аполлоном. Друг, президент Витя, знал о романе Вальки – плейбоя со своей женой, но, став импотентом после своего непонятного отравления, не препятствовал встречам «сладкой парочки» и даже предложил преобразовать их в L` amour d` trois, поскольку это будило в Ющенко остатки потенции.
Схема прекрасно работала несколько лет, пока в Киеве не пришла к власти команда «донецких», оттёршая Наливайченко в тень кулуаров Верховной Рады. Хорошо ещё, что не посадили, хотя попытки были. Болтливый дурак Москаль из Комитета по безопасности инициировал парламентское расследование и даже докопался до их дружбы с Чарльзом, но по рекомендации американских друзей был вовремя отодвинут от расследования. Валентин решительно не понимал, как такой урод с языком такой длины смог дослужиться в милиции до генеральских погон, хотя если смотреть философски, то у ментов и не такое бывает.
Подлинный реннесанс наступил для их бизнеса после победоносного Майдана, когда Валентин снова оказался в кресле председателя СБУ, и все рычаги управления некогда налаженной схемой вновь попали в его руки.
Валентин понимал, что сегодняшний разговор с Чарльзом, так или иначе, будет касаться темы «органического», как он называл, бизнеса. Он не ошибся.
- Хэллоу, Валента-а-айн! Ты уже Выпивайченко, или еще только Наливайченко?
Это была многолетняя шутка Леви по поводу его фамилии.
- Чарли, у меня государственная работа и язва желудка. Я еду на заседание Совета, какой уж тут Выпивайченко.
- Знаю я вашу государственную работу! Петя Порошенко каждый вечер пьяный в свинину, несмотря на диабет! Ну, так по бурбону или просто поговорим?
- Просто поговорим, у меня цейтнот.
- А это что за еврей такой, Цейтнот? Ладно, шучу. Давай о деле. Юджин мне сказал, что вы сегодня будете обсуждать Донбасс. Что ты сам думаешь об этой проблеме?
- Что тут думать! Конечно, надо бы давить это быдло, чтобы не бегали с российскими «триколорами». Но вся моя агентура как один доносит, что при использовании силы, а тем более с началом боевых действий, Россия неминуемо вмешается и, вполне вероятно, введёт свои войска на территорию Донбасса. А с Москвой воевать, да ещё с такими полководцами, как Гелетей, у нас пока кишка тонковата. Дело быстро может закончиться российским десантом в Киеве.
- Ну, до этого, я думаю, дело не дойдёт. Белый дом позаботится, чтобы русских не было в Киеве. Но ты смотришь на ситуацию глазами политика и забываешь, что у тебя есть бизнес. А вот если посмотришь глазами делового человека, то поймёшь, что для бизнеса силовое подавление беспорядков, а тем более война открывают просто фантастические возможности. Валента-а-йн! Представь себе Апокалипсис – груды, горы трупов! Это же будет Клондайк! Эльдорадо! Надо только предусмотреть все необходимое и правильно построить работу. Ты меня понимаешь?
-Ха! Бесовский сын, ты как всегда прав! Прикидывай, что нам понадобится для расширения масштабов дела.
- Нам будут нужны ещё спецмашины под эмблемами «Скорой помощи» и подготовленные экипажи. Я договорюсь с Юджином, он найдёт хороших медиков через свои возможности в Европе и Штатах.
- Юджин будет в доле?
- Он поможет за чисто символическую плату. Ты ведь знаешь, что у него свой бизнес с транзитом героина из Афганистана на Европу. Дело хоть и денежное, но кропотливое, занимает много времени. Кстати, нужно будет позаботиться ещё об одной вещи. Надо подобрать команду снайперов, человек 30 – 40. Клиентам нужен первосортный материал от молодых самцов и, особенно, самок. В местах беспорядков и военных столкновений снайперам предстоит выборочно отстреливать самых качественных особей. Прибыль вырастет минимум процентов на 50. Это не пустяки.
- Согласен. Между прочим, один момент меня беспокоит. Андрей Кислинский в последнее время стал много пить и болтать, к тому же постоянно требует повысить его долю, а сам ни хрена не делает.
- Валента-айн, это твой человек, подбери хорошую замену.
- Я бы предложил привлечь к делу Олега Тягнибока. Он медик и человек организованный, контроль обеспечит, да и деньги ему нужны.
- Но ведь он радикал, крикун, скандалист. Он всё время в центре внимания прессы. Он больше идеолог. Какое отношение он может иметь к нашей теме?
- Самое прямое, как ни странно. В начале 90-х он работал в Львовской областной больнице и сам стал «черным хирургом». Так что нашу тему он знает не понаслышке.
- Да-а? Тогда, конечно, привлекай его, но от активной политики ему придётся отойти, чтобы не будоражить прессу.
- Это мы отрегулируем.
- Ну, Валента-айн. Ты понимаешь, к какому решению надо склонить Совет?
- Конечно, думаю, меня большинство поддержит. У нас там только Петя один миротворец, боится, что конфеты в России пропадут. Пока! Вечером загляну, обсудим Совет, так что заготовь бурбончика!
Валентин уезжал с сознанием того, что чертовски приятно иметь друзей, способных внести в душу такое воодушевление и чувство уверенности в светлом завтрашнем дне, когда пригодится, наконец, лежащий пока в сейфе американский паспорт.
11

Комментарии