хочу сюда!
 

Тетяна

32 года, стрелец, познакомится с парнем в возрасте 32-52 лет

* * *

  • 29.07.12, 23:44
Кость

Ты словно пила меня под столом первого свидания,
когда искала в сумке сигареты,
а я жался в углу барной стойки,
щурясь на твою хлипкую красоту
сквозь "Гиннес" и поток находок — 
полбатончика "Марс", карминовая помада...
И как добрую примету,
ты вручила мне
ворсистую бархотку в пуху,
в коей я нащупал "паззл"
из негодного мяча для гольфа,
или просто камень. Но ты вынула
артрозный нарост твоего отца —
аккуратно вырезанную хирургом кость
в прекрасных кратерах далёкого мира.

Каминная полка в комнате;
серебряная каске*;
пепел его тела в прозрачной сашетке**,
которую ты вручала мне —
сухая дробь пустыни сквозь пластик.
Не спя, ты медлишь
в розовом мираже великой пустыни,
куда надо всем костям.
Ты настаивала, что пьёшь как он
и настойчиво выпытывала у меня
каково "иметь мячи"***,
на что это похоже.
Я лежал в розовых простынях,
как в шелках и песках, внемля
бледному предрасссветному длению,
куда отцы сходятся на марш-прогулку.

Стефен Дункан
перевод с английского Терджимана Кырымлы
* шкатулка (фр.), иногда с прозрачной крышкой;
** пакетик (фр.);
*** тестикулы (?)



The Bone

Drinking me under the table on our first date
you rummaged in your bag for cigarettes
as I wedged myself into the corner of the snug,
focussing on your thin beauty across the Guinness
and the flow of your finds:
half a Mars bar, a carmine lipstick.
And as if this was to be a good sign
you placed in my hands a velvet pouch,
nap caught with the fluff,
and I could feel inside a fragment,
the puzzle of a rotten golf ball
or just a stone. You revealed it to me:
your father's arthritic hip,
the lump of bone neatly sawn by a surgeon
pitted with the fine craters of a distant world.

A silver casket on the mantelpiece of your room,
the ash of his body in a transparent sachet,
you wanted me to hold him -
the dry grit of a desert through the plastic.
You still linger, sleepless,
in the pink mirage of the great deserts
where all bones must go.
You claimed to drink like him
and holding mine wanted to know
what it was like to have balls,
what it was like.
I lay in your pink sheets,
a sensation of silk and sand, listening
lingering in the pale shimmer before dawn
where fathers come to stroll.

Stephen Dunkan
2

Последние статьи

Комментарии