Профиль

petit oiseau

petit oiseau

Франция, Flassans-sur-Issole

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Свежие фотографии

записки на манжетах

полчаса сижу перед белым прямоугольником письма. то ли будущего, то ли несостоявшегося. что-то пишу. вытираю. снова пишу. и так по кругу. слова кажутся банальными и незначительными. всё важное, о чём хочу спросить, в написанном виде превращается в ерунду. как яркий солнечный день, перечёркнутый свистом невидимой мины. у нас говорят, если ты слышишь свист - значит, точно мимо. 

береги себя. просто береги себя и своих близких. я знаю, ты можешь. 
и выстоишь ради них.



гамельнский крысолов

патовый номер отсутствие компромисса
вязкая Лета испита почти до дна
город атаковали чумные крысы
и без сомнений сожрали запас зерна
снова спаситель явился из ниоткуда
статный красавец из знойных девичьих снов
даром небес панацеей волшебным чудом
миру представился гамельнский крысолов
воздух упал до пятнашки по фаренгейту
боги благоразумно ушли в астрал
дудочник нежно пригубил стальную флейту
и до утра неотрывно на ней играл
нотам волшебным чистейшего перламутра
вторили эхом хрустальные небеса
девственных ангелов чистые голоса
благословляли вселенную а наутро
город всем телом прочувствовал чудеса
не наблюдая доселе подобный фокус
время застыло залипнув в формат часов
полным составом ушёл депутатский корпус
по рельсошпалам купленных голосов
канул в безвестность начальник овощебазы
толстый гаишник повесивший свой "кирпич"
прямо на главной дороге и как-то разом
с ними сосед по площадке семён фомич



бог желаний

  • 12.05.22, 21:05
вечной скуки полотнища - простыни для признаний.
впрочем, знания свет никого ещё не сберёг.
от великого Йа я родился как бог желаний.
самый мелкий, поскольку последний, и слабый бог.
но недолог был век мелкосудорожной печали,
ведь не мне выпал жребий охрамить овечий хлев,
и мой голос, похожий на шёпот листвы вначале,
постепенно окреп, плотоядно отяжелев.
потянулись ко мне полнокровные реки люда,
от семей отрекаясь, отринув покой, уют.
я умнее, чем старший брат луноликий будда,
и во имя моё убивают и предают.
постепенно угасло в сердцах пламя чистой веры,
лишь мои прихожане без устали, как и встарь,
ради призрачных замков в зыбучих песках химеры
неизменно несут свои души на мой алтарь.
вот и ты разыскал меня. что же, сменить сословье
пожелаешь? всемирный почёт? персональный рай?
ну, за что ты сегодня меня напитаешь кровью?
что ж ты скромно молчишь, мой хороший?
я жду.
желай!



записки на манжетах

  • 04.05.22, 19:09
стихи не пишутся. вообще. пишутся телеграммы. сжато. отрывисто. зпт, тчк. какие-то обрывки мыслей, обломки чувств. рваная кайма обмелевшего океана. что-то огромное, страшное, несущее в себе саму смерть разрывает воздух, обрушивается грохотом, от которого закладывает уши, и у тебя внутри что-то вздрагивает и лопается, и заходится в немом крике. ужас осознания неумолимо просачивается сквозь толщу непринятия, заполняет собой без остатка, выворачивая твой оказавшийся абсолютно ничтожным перед ним мир наизнанку, и ты чувствуешь хруст собственных рёбер, раскрывающихся, подобно кошмарному цветку, навстречу новой реальности.

падая

  • 22.04.22, 20:24
в свисте летящих метафор
падая вслед кораблю
мрачным седым голиафом
готэм стремится к нулю
близится к цифре двенадцать
алчно вращаясь
праща

не научившись прощаться
мы разучились прощать



в прошлом

  • 24.03.22, 18:13
плавно в веках смягчились и глас и взор
что глубиной немыслим непостижим
в прошлом смешные игры в дневной дозор
гнев противостоянье и тонны лжи
только подумать Господи сколько лет
толпы людей безудержно шли за ним
полуулыбки мудрой струится свет
над люцифером мягко сияет нимб





в гостях у сказки

кромка ломкая
лезвие
нож
игла
ангел
бес
зверь
чудовище
человек
под ресницами плещется злая мгла
разливаясь чернилами из-под век
в голове водевиль 
в стылом горле ком
в персональном аду не смолкает крик
летаргически дышит отшельник-дом
сладко-приторным запахом мёртвых книг
на запястьях дымится чернея кровь
он невидящим взглядом находит цель
и по капле вливает в него любовь
словно локи безудержный брат-апрель
и всмотревшись обыденно в дно небес
он пронзительно громко молчит о том
как однажды отправился в зимний лес
за охапкой подснежников
снов
чудес
как мучительно умер 
и как воскрес
и вернулся с навечно зашитым ртом