хочу сюда!
 

Katrin

33 года, овен, познакомится с парнем в возрасте 30-45 лет

Заметки с меткой «психология»

Новая психология нового века.

Акценты сместились. Абсурд, выходящий из тени смысла завладел аудиторией и будоражит общественность своей эпотажностью и яркостью. Тусклый смысл проигрывает ему в рейтинге и вынужден уйти в тень. Все поменялось местами, хотя… Для нового времени не характерна потеря смысла, скорее это потеря даже видимости защиты от своих страхов и комплексов и переход в паническое бегство от них. Смысл сохранился тот-же, но вот вид его реализации поменялся. Теперь защита от страха бессмысленности гораздо важнее чем сам смысл. Сейчас мы не строим, сейчас мы сторожим эту стройку смыслов и используем в ее охране все более и более яркие технологии, как будто отвлекая внимание потенциальных воров от самой стройки на себя самого. Отвлекающий маневр, не более, но как же красиво выглядит эта охранно-отвлекающая деятельность.
В новой парадигме нет места развитию. Мы развиваем свои психологические защиты, мы совершенствуем свой уход к мистической личности при жизни, но мы не ищем смысла в том, что есть и было. Такое ощущение, что мы возомнили себе, что можем создавать смыслы не хуже Бога, и наша способность, проросшая из абсурдного страха проиграть в поисках смысла, хоронит все наши попытки в иллюзионных песках пустыни успеха. Новая психология нового века абсурдна по своему воплощению, но все еще сохраняет свой смысл, хотя в отдельных случаях его полностью вытеснил абсурд и банальная жадность. Праздник комплексов и закомплексованных людей выпячивающих миру свои устарелые защиты в молодых телах, растет и распространяется, фестивали и конгрессы поддерживают и развивают этот огонь в котором пылает наследие великих предков, преданных бесчеловечному забвению. Мы слишком молоды и слишком травмированы чтобы заметить и то, и другое.
Некогда бывшая в тени сторона психологии выходит на сцену ярко освещенная огнями сгоревшего стыда, мы уже не думаем о том, чем мы занимаемся, мы всегда думаем о том, как мы этим занимаемся. Это стало гораздо важнее смысла происходящего, и рано или поздно, придет такой момент, когда представители новой парадигмы психологии остановятся под гнетом своей взорвавшейся травмы и посмотрят в лицо своему ужасу принятия своей сущности. Никто не будет бить в колокола и писать статьи, никто не снимет видео и не проведет вебинар, это просто забудется и уйдет, перейдет в нечто новое, будет пересмотрено с позиции будущего, перекошено и отформатировано. И все. Наступит новая парадигма. 
Все течет, все меняется, и это время тоже пройдет. Уйдет в прошлое маниакальность и тревога, скрываемые за количеством подписчиков и рекламными контрактами на ютубе, мир перейдет в другую фазу развития, и пагубное влияние опухоли распространится все шире и поглотит полностью смысл, породив из него нечто вечно-живущее, химеру, смешанную из смысла и абсурда, монстра, который захватит умы и провозгласит новую эру человеческого самовосприятия, в котором не будет места самому человеку, а только его символам на которые все будут молиться. Эра новых Богов уже близко, и мы сами стелим красную дорожку ей под ноги. Химера – это мы. 
Теперь психолог скорее видимый, чем ощущаемый. Его внутренний мир искажен до неузнаваемости защитами и комплексами, которые он пытается решить снаружи устраивая шоу и набирая себе круг подписчиков. Чем больше аудитория, тем меньше страдание от собственной неполноценности. Но эту боль необходимо пережить чтобы стать «смыслом» для своего внутреннего психолога. Если мы не создадим свою внутреннюю осмысленную зону, абсурд поглотит нас и в конце концов заполнит нас до краев родив новейшую парадигму психологии – психологию абсурда.

Взгляд изнутри

Взгляд изнутри.

Что-то врывается в мою жизнь, вот так вот без предупреждения и приглашения, нагло вонзая свои когти в мой кусок пирога и отбирая мою часть внимания и кроша мое бытие на мелкие крошки. Внимание. Мое внимание поглощает этот объект принимая мои формы и очертания, говоря моим языком и приближаясь ко мне, я перетекаю в него плавно, мой страх раскрошился на пути к жуткой поглощающей пасти, перемалывающей меня без остатка. Поглощение безболезненное и безвременное, оно длится ровно столько, сколько длится моя увлеченность собой и нескрываемое противопоставление другим. И вот я уже внутри, поглощен, пережеван, переварен, ассимилирован и впитан, растаскан по клеточкам души и распределен между частями тела, я стал частью себя самого и теперь смотрю на все как часть взгляда из-под себя.
Как это случилось, что я не заметил своего собственного растворения, как мне удавалось жить будучи частично втянутым в свой кровоток. Непонимание, слепота, бесчувственность, недоверие. Каким можно быть бесчувственным к самому себе, чтобы наделить свой разум полномочиями по защите себя от мира и правами на полную утилизацию себя. Я стал таким каким я есть, и понял я это лишь тогда, когда последняя капля моей воли растворилась в зацикленном потоке мироздания анти-меня. Я вырастил и выстроил свою маску сам же, трудясь упорно все это время, созидая мудрость и выдержку в одном теле, допуская к нему только самое лучшее, как я думал тогда, для успокоения боли роста, как я думал тогда, для своего развития в будущем, как я думал тогда. И вот сейчас, смотря изнутри, я чувствую острый укол жажды разрушения, сокрытый во мне изначально, как базовый порок, как инструмент на экстренный случай. 
Я так долго боролся с инаковостью, что в итоге потерял себя. Кто я такой я начал понимать только после моего полного растворения в анти-себе, после провального шествия армии под знаменами правды и всесилия разума, после того, как я окончательно признал, что тень в зеркале принадлежит не тому мне, которого я видел когда-то давно. Тогда, замешкавшись у входа, я вдруг прокрутил назад все события моей жизни и с ужасом обнаружил живой ход мысли героя, но не меня. Никто не знал что будет вот так вот, меня никто не предупредил. Да и толку от них, я все равно их никогда не слушал, я просто боролся с ними самим собой, закрывал их своей тенью, укрывался от их алчного взгляда, боялся остаться с ними один на один, и в итоге они ушли. Или я ушел в себя думая, что выгнал их окончательно из своего восприятия.
И теперь глядя изнутри я четко вижу этот страх и ужас в глазах проходящих мимо людей, а ведь она даже не смотрят в мою сторону. Я вижу свое отражение на дне своих глаз, меня не раз пугало это дно своим адским ликом, и я напрасно полировал эту поверхность свисая головой вниз на тонких веревках спокойствия, вот так вот и сорвался, упал, и теперь поднявшись с колен, смотрю на это дно вверху над моей головой и вижу лишь свой страх в отполированном зеркале души. И меня тут не видно. Я спрятан от чужих глаз когда-то моими глазами, просто теперь они смотрят туда куда и смотрели до этого, прямо перед собой. Не моргая.

Ждун-колотун

Ожидание утомляет и напрягает. Суть даже не в том, чего мы ждем, а в том, что этого нужно ждать. Ожидание выматывает своей неопределенностью и неизвестностью, даже когда ожидаемое предсказано, все равное, есть тревога и желание получить это как можно скорее. Вот так вот и живет ждун-колотун, в тревоге и страхе, полный злости и отчаяния, но… он очень хорошо маскирует все это под маской разных классных штучек, которые помогают ему справиться с ожиданием, особенно, когда ждать нужно неизвестно сколько долго.
В принципе, ожидание само по себе вещь безобидная, оно становится для нас проблемой тогда, когда мы реально чего-то не дождались или в принципе не умеем ждать. Ждун-колотун обитает в среде неопределенности внутреннего мира на предмет сравнения внутренней и внешней реальности. Если внутренняя реальность не определена, мы выносим эту неопределенность наружу и стараемся ее определить. И мы ждем и ищем, страдаем и тревожимся, ставим сроки и занимаемся активностями, мы делаем все, чтобы точно определить внешнюю реальность и избавить себя от тревожных переживаний своей внутренней неопределенности. Как жаль, что сделать это невозможно. Жаль, правда жаль.
Ждун-колотун живет только в неопределенности, в уютной и компактной внутренней неопределенности, когда ничего не понятно, когда есть сомнения и негативный опыт прошлых ожиданий, когда нет сил посмотреть на ситуацию совсем по-другому и понять, что внешние обстоятельства действительно соответствуют твоему внутреннему состоянию, и исправить это можно внутри, но никак не снаружи. Поэтому люди идут в жестко-регулируемые условия со стабильно-предсказуемой средой обитания, где распорядок и окружение не меняются с течением времени, в таких условиях ждун-колотун засыпает в ожидании тревоги. 
Загрузка по-полной программе и как можно большим количеством дел тоже помогает справится с тревогой, но только с другой стороны, без засыпания на диване в офисе. В движении стараются умотать ждуна-колотуна, выжать из него (ну, конечно же из себя) все соки жизни, чтобы он упал бессильный за углом и про него все забыли. Мероприятий для этого организуется множество и их суть потрясает своей грандиозностью и безнадежностью. Нам нужно в пять утра просыпаться и срочно бежать бегать или заниматься йогой, нужно следить за своим питанием и питанием все знакомых или еще лучше вести курсы по питанию, нужно улучшать лучшее и спасать умершее, нужно учиться и работать так как это не делает никто другой, нужно быть самой красивой и самым сильным, нужно чтобы ждун-колотун умер от невозможности остановиться в этом диком танце страха.
Даже если мы усыпляем или изматываем тревогу, мы все равно делаем это с собой, потому что мы и есть тревога, точнее, она внутри нас. Компенсация и сублимация вещи безусловно классные и полезные (и это не сарказм), но, это всего лишь компенсация и сублимация. Составить жизнь из них – значит отказаться от притязаний на остальную ее часть, значит оставить свою скрытую тревогой и страхом часть личности «на потом». Ну…вы сами знаете, что происходит, когда оставляешь «на потом». 
Ничего.