хочу сюда!
 

Юлия

44 года, дева, познакомится с парнем в возрасте 38-50 лет

Заметки с меткой «екатерина щеткина»

Тезисно - о победах.

Полная статья
Каждый год мы впадаем в сомнения. С одной стороны, странно и неправильно отказываться от собственной истории или тем более памяти. С другой стороны, это же абсурд — праздновать общую победу с тем, с кем ты теперь воюешь. Это не просто абсурдно — это может быть даже опасно, потому что сбивает прицелы.

культ «Великой Победы» (он же — победобесие) и был создан — для цементирования «советского народа». Новая гражданская религия объединяла в своих ритуалах разные нации и этносы, завоевателей и завоеванных в один единый-неделимый «народ-победитель». И это было гениальное — для Компартии — решение, поскольку она таким образом сумела наконец предложить более-менее приемлемый заменитель «опиума для народа». Причем как раз в тот момент, когда этот народ, травмированный войной, смертью Сталина и развенчанием культа личности особенно нуждался в опиуме или хотя бы в заместительной терапии.

Из этих соображений родился культ «Великой Победы». Со своими мучениками и преподобными, иудами-предателями, святыми местами великих битв, капищами-обелисками и храмами-музеями. И, разумеется, «священной историей», канонизированной раз и навсегда и не подлежащей пересмотру (этим священная история и отличается от просто истории).

религия победобесия — это прекрасный урок, который нам стоило бы извлечь и усвоить, раз уж не посчастливилось его избежать. Религия «Великой Победы» (неважно, кого и над кем) — это всегда религия войны. Прославление воинского подвига — это всегда оправдание жертв как вольных, так и невольных, принесенных ради победы. При этом причины этого героизма и обстоятельства ему сопутствующие, выносятся подальше за скобки — ввиду неаппетитности, несовместимой с сакральностью. Именно поэтому советская историография «Великой Отечественной» так болезненно реагирует на любой намек, что одежды их святых воинов-освободителей не так уж белы.

культ «Великой Победы» как почти любая другая религия никак не влияет на положение на фронтах. Если вера в Воскресение Христово не мешала воевать друг с другом «братьям во Христе», то и «дедывоевали» никак не отменяет возможной вражды между внуками.

любой символизм — не говоря уже о квазирелигиозных ритуалах — совершенно излишний. Нет повода ни для торжества, ни для официальной тризны. Равно как нет нужды что-то «отдавать» или «вычеркивать» из собственной истории, выбрасывать из личной или родовой памяти (это вообще возможно?), отрекаться от себя и своих. Все, что нужно — отказаться от культовых практик, выдуманных не нами и не для нас. Память — такое же личное дело каждого человека, семьи, рода, места как и вероисповедание. У каждого найдется, о ком вспомнить, куда прийти, с кем подержаться за руки, о чем подумать в этот день.