хочу сюди!
 

Марина

45 років, овен, познайомиться з хлопцем у віці 39-50 років

Замітки з міткою «чужие мудрости»

Долгий -долгий день...

Сердце моё
Унеслось от меня и скиталось
По вешним горам,
Долгий-долгий день
Оно прожило сегодня

( Ки-но Цураюки )
 


Просто будьте...

Будьте светом себе самому. 
Не беспокойтесь о том, 
что говорят другие,
 не беспокойтесь
 относительно традиций,
 религий,
нравов.
Просто будьте светом себе самому.

(Будда Шакьямуни )

Осенью...

Осенью реки становятся холодней,
Воздух в груди сминается смертным плачем:
Только не слушай больше ночных теней,
Не доверяй себе и котам бродячим.

Осенью тени боем идут на мир,
Тёмные силы копятся на востоке.
Те, кто забыл, как страшно теперь с людьми,
Как-то совсем, чудовищно одиноки.

Осенью небо – взглядами не достать,
Хочешь – кричи, срываясь на вой тоскливый,
Хочешь – лети во тьму, головой с моста,
Или лови кошмар заплетённой ивой.

Осенью кровь бесценнее серебра,
Холод воды стократ тяжелее ртути.
Только не жди, понимаешь, не жди добра –
Лиственный вихрь завертит тебя, закрутит.

Осенью лёд вместо сердца в ларце груди,
А на лице – усмешка под стать паяцу.
Только останься, слышишь, не уходи!
Осень пройдет, а мы.... Мы должны остаться.

( Рин - Рыжий Лучик )



Слово.


В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо своё, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орёл не взмахивал крылами,
Звёзды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это - Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества.
И, как пчёлы в улье опустелом,
Дурно пахнут мёртвые слова.

Николай Гумилев.

Чужие мудрости

И глубокая ненависть есть идеалистка: делаем ли мы при этом из нашего противника бога или дьявола, в любом случае мы оказываем ему этим слишком много чести.
НИЦШЕ

Халил Джибран



Ваши дети - вовсе не Ваши дети. 
Они сыновья и дочери извечной мечты бытия - 
воссоздать себя. 
От Вас. но не из Вас они родом. 
И хотя они с вами, но не Вы их хозяин. 
Вы можете подарить им любовь, 
Но не мысли Ваши - 
Ибо мысли они имеют свои. 
Вы даете кров их телам, 
Но не душам, - 
Ибо их души заселяют дом, 
имя которому - Завтра. 
Даже в Ваших снах Вам в ту обитель не проникнуть. 
Вы можете попробовать уподобиться им, 
Но даже не пытайтесь уподобить их себе, - 
Ибо жизнь не отступает назад и вчерашнего дня не ждет. 
Вы лук, из которого живыми стрелами 
Ваши дети вылетают в будущее, 
А Стрелок ищет знак на тропе бесконечности 
И сгибает Вас так своей могущественной рукой, 
Чтобы стрелы его летели проворно и достигали далеких целей. 
Осознайте радость того, что Вы - лук, сгибаемый рукою Лучника, 
Ибо любит он и стрелу, что стремительно мчится, 
И надежный лук одаряет своей любовью. 

Халил Джибран. // The Prophet (Пророк) (1923)


        

Летать...

Легко летать, когда кто-то рядом помогает взглядом...

(Харуки Мураками)



Если хочешь о важном — давай о важном.




Если хочешь о важном — давай о важном.
Хотя это понятие так двояко.
Одиночество — вовсе не так уж страшно.
Страшно в двадцать один умереть от рака.

Страшно ночью не спать от грызучей боли,
Что вползает под кожу и ест с корнями.
А ты роешь могилу от слов «уволен»,
Или  «лучше остаться с тобой друзьями».

Говоришь, как пугающи предпосылки
Неизбежности рока, судьбы, удела?
Страшен выбор — идти собирать бутылки,
или сразу идти на торговлю телом.

Говоришь, нет квартиры в многоэтажке,
Платежи коммунальные шею душат?
А когда-то хватало малины в чашке
И оладушек бабушкиных на ужин.

Говоришь, что вокруг — дураки и драмы,
Что в кошмарах — тупые пустые лица.
Страшно — в девять ребенку лишиться мамы.
Страшно — маме ребёнку не дать родиться.

Страшно видеть, как мир в себе носит злобу,
Как друзья обменялись ножами в спину.
Если хочешь о важном — давай о добром.
Как быть добрым хотя бы наполовину?

Как найти в себе силу остаться честным,
Ощутить в себе волю, очистить душу?
Правда, хочешь о важном? Садись. Чудесно,
Это важно, что ты ещё хочешь слушать...

( Александра Воробей )



Шесть лапок.

Ползу по стене и думаю-думаю, и грустно так. Топорщу красноватый мех и усиками вожу туда - сюда. Все меня боятся, никто со мной разговаривать не хочет.
Не знаю куда ползу, просто так – прогуливаюсь. Может понравлюсь кому и меня возьмут домой.
Будут гладить по шёрстке, наливать молоко в блюдечко, щекотать за ушком. А я тогда прицеплюсь ножками к шторе и буду мурлыкать, как кошки делают, тапочки приносить как собачки, и никто моих рожек не заметит.
А то всё ползу, шестью ногами - лапками перебираю, и грустно так. Одиноко. Я тут всё вспоминала, где была, что делала. Помню забралась как - то в дом.
Встретился мне как - то по дороге синий шарик, тоже из наших. Только злой и сердитый. Хотел меня догнать, а зачем? Шипел, чавкал, хрипел – наверное покусать думал. Но у меня то шесть лапок, а у него ни одной – убежала. А потом думаю, а может ему тоже одиноко было – поговорить хотел.Это я, глупая, незнамо что вообразила. Пожалела потом, он меня испугался наверное, бедолага...

(Сольгрэ 13.01.2008)


Каждый шаг.

Каждый шаг должен вести к совершенству. Если это не так - ты ползешь назад, собирая на себя грязь и мусор.

Каждое слово должно нести в себе смысл. Если это не так - ты разучился не только говорить, но и слушать.

Каждое чувство должно быть непритворным. Если это не так - твоя жизнь фальшивка и не имеет ценности.

( Наталья М.)
 


Сторінки:
1
2
3
5
попередня
наступна