хочу сюда!
 

Natalia

34 года, рыбы, познакомится с парнем в возрасте 34-42 лет

Заметки с меткой «лікарі»

Гімн СОКПБ.

Не знаю як ви, але здається мені що то напевно накладається вживання стекломию на Кисельова з ТБ. Інших пояснень не маю. Ну як можна таке вигадати, а потім ще співати?




Медичне. Справжнє.

Є в мене знайома, хороша дівчинка, ми разом навчалися, з медичної династії. Тато був головним лікарем шкірно-венерологічного диспансеру, дідусь, прадідусь..., тож всі три доні також пішли тею стежиною. Одна викладає на кафедрі, друга відкрила приватну клініку вже, третя - молодша - моя знайома - нині начмедствує у тому ж таки диспансері з претензією на підвищення до головного лікаря. Була минулого тижня в їхньому мальовничому містечку в гостях, кавували, згадували, реготали... Старші сестри обрали венерологію, а ця взяла дерматологічний профіль. Татко ще в них при пам'яті, в місцевому училищі працює, заслужений лікар, все таке.
І от розповідає випадок з власної практики. Прийшла пацієнтка, 26 років, доглянута, скаржиться, що тиждень тому знайшла котеня на вулиці, забрала додому, помила, нагодувала. А на ранок пішли висипки на руках якісь дивні...
Доктор просить руки показати, пацієнтка показує, відповідає, що вже все минулося... Тоді лікар каже, що вже й допомогти нічим не може, раз сиптомів немає. А пацієнтка дістає у кульочку вбитий трупік котеняти з сумочки. "Ось, - каже, - лікарю, подивіться, може щось знайдете. Воно померло ще позавчора, а я не мала часу раніше прийти, тож у морозилку вкинула, щоб вам показати....
Дохтєр молодець, жоден м'яз на обличчі не напружила, виписала направлення до психіатра на консультацію. Каже, місяць минув з того часу, а досі пацієнтів боїться і займається лише адміністративною роботою тепер.
Люди, будьте адекватними, бережіть лікарів!

Важкий текст, ще й москальською

Юлия Клименюк
1 год
Прочитайте ...
Врача зовут Ирина. Говорят, хороший врач. Нам повезло. Я ни разу не видела ее лица. Она всегда маске и в очках.
Она - инфекционист. Хороший инфекционист и плохой психолог.
За все время, что она лечит мою дочь, она не сказала мне ничего успокаивающего.
Она разговаривает со мной языком цифр и фактов.
- ...лейкоцитов 12...
- Это хорошо?
- Это меньше, чем было, но больше, чем норма. И родничок просел. Пересушили.
- Это опасно?
- Я назначу препарат, и он стабилизирует....
Она разговаривает...неохотно. Родители лежащих здесь, в больнице, детей пытают ее вопросами. Она должна отвечать.
Но каждое слово, сказанное ею, может быть использовано против неё.
Ирина выбирает слова аккуратно. У каждого слова есть адвокат, зашифрованный в результате анализа.
Ирина хочет просто лечить. Молча. Без расспросов. Но так нельзя.
Я не знаю, нравится она мне или нет. Не пойму. Я вынуждена ей доверять. Здоровье моей дочери в ее руках.
Она вообще не пытается нравиться, успокоить меня, погасить панику. Но она и не должна, наверное.
Она должна лечить инфекции, а не истерики.
Я вижу, что Ирина устала. Сквозь стекла очков я вижу красные, будто заплаканные глаза.
Я уже не спрашиваю ничего.
Я и так вижу: дочери лучше.
Положительная динамика налицо.
Два дня назад дочка была почти без сознания, я сегодня сидит, улыбается, с аппетитом ест яблоко.
Ирина осматривает дочку, слушает, подмигивает. Говорит ей:
- Молодец, Катя.
А мне ничего не говорит.
Я же не спрашиваю.
После обеда привезли годовалого мальчика. Очень тяжелого.
Ирина стала вызванивать центральную больницу. Дело в том, что здесь, в инфекционной, нет реанимации. А мальчик очень плох. Но центральная грубо пояснила: у него какая-то нейроинфекция, лечите сами, у нас мест нет.
Рабочий день врача - до 15 часов. Ирине пора домой. У нее есть муж и свои собственные дети.
Но мальчик. Он очень плох.
Ирина остается на работе. Наблюдать за пациентом. Ругается с центральной. Требует прислать невролога и какой-то препарат. Ругается с мужем. Муж требует жену домой. Потому что мальчик - чужой, а дома - свои.
Медсестры притихли. Они привыкли, что начальство сваливает в три. После трех в больнице весело.
Годовалый мальчик с мамой лежит в соседнем с нами боксе. Слышимость отличная.
Мама мальчика разговаривает по телефону. Мне слышно каждое слово. Она звонит знакомым и просит молиться за Петю. Подсказывает, какие молитвы. Сорокоуст. И еще что-то. Просит кого-то пойти в церковь и рассказать батюшке о Пете. Чтобы батюшка тоже молился. Батюшка ближе к Богу, чем обычные прихожане, его молитва быстрее дойдет.
Я слышу, как врач Ирина вечером входит к ним в палату, и говорит маме мальчика, что лекарство нужно купить самим. Потому что в больнице такого нет. Запишите, говорит Ирина. Диктует препараты. Среди них - "Мексидол".
Я слышу, как мама возмущенно визжит:
- Мы платим налоги! ... Лечите ребенка! ... Везде поборы!... Я вас засужу...
Ирина ничего не отвечает и выходит из палаты.
Моей дочери тоже капают "Мексидол". Мы тоже покупали его сами.
Я слышу, как мама мальчика звонит мужу. Жалуется на врача, просит мужа принести иконы и святую воду.
У меня есть лишние ампулы "Мексидола".
Я беру упаковку и выхожу в коридор. В принципе, это запрещено, все боксы изолированы, но я ищу Ирину.
Нахожу ее в Ординаторской.
Она диктует список препаратов для Пети. Диктует своему мужу. Она меня не видит, стоит спиной.
- Ну, Виталь. Сейчас надо. Привези. Мальчишки побудут одни 20 минут. Не маленькие...
Виталя бушует на другом конце трубки.
- Виталь, аптека до десяти. Потом расскажешь мне, какая я плохая мать. Сейчас купи лекарства...
- Вот "Мексидол", - говорю я. - У меня лишний. Пусть "Мексидол" не покупает.
Ирина вздрагивает, резко оборачивается.
Я впервые вижу ее без маски. Красивая.
- А, спасибо, - говорит она и добавляет в трубку. - "Мексидол" не надо, нашли...
Я засовывают в карман ее халата тысячу рублей.
- С ума сошла, не надо! - Ирина ловит мою руку.
- Это не Вам. Это Пете.
Она опускает глаза.
- Спасибо тебе, - тихо говорит она и поправляет сама себя. - Вам.
- Тебе, - поправляю я её обратно и возвращаюсь в свою палату.
Ночью Пете становится хуже. Я сквозь сон слышу, как Ирина командует медсестрам, какую капельницу поставить и чем сбить температуру.
Слышу также, как фоном молится мама мальчика.
Когда заболела моя дочь, мне хотели помочь тысячи людей.
Если привести примерную статистику, то примерно из каждой сотни тех, кто хотел помочь, 85% - молились за мою дочь и подсказывали мне правильные молитвы, советовали исповедоваться, вызвать батюшку в больницу, поставить свечку. Говорили: "молитва матери со дна морского достанет".
5 % предлагали попробовать нетрадиционную медицину, гомеопатию, остеопатию, акупунктуру, рейки, колдуна, бабку, целителя, метод наложения рук.
10% - прагматично давали контакты хороших врачей, советовали лететь в Европу, потому что "в России нет медицины, ты же понимаешь".
Я читала где-то, что чем ниже уровень жизни людей, тем сильнее Вера. Чем меньше зависит от человека, тем больше он уповает на Бога. Я не знаю, так это, или нет, но мама Пети выглядит как женщина, которая , если бы могла выбирать, повезла бы больного ребенка в церковь, а не в больницу.
Я сама верю в Бога.
Настолько, что я срочно покрестила дочку в больнице (батюшку в инфекционную больницу не пустили). Сама покрестила. Так можно в критической ситуации. Как наша. Нужна святая вода. Или даже вообще любая вода. И слова, продиктованные Богом.
Я верю в Бога. Сильно верю. Для меня нет сомнений, что Он - Есть. Свои действия и поступки я всегда мысленно согласовываю с Богом. И чувствую Его благословение.
Но у Бога очень много работы. Он любит. И прощает. И спасает. И направляет.
Он Всемогущ. А мы - нет.
И у Бога нет цели прожить за нас наши жизни, решить за нас наши задачи. Бог - учитель, но домашнее задание выполнять надо самим.
Он учит нас жить с Богом в душе, а уж кто и как усвоит Его урок...
Иногда с хорошими людьми случаются плохие вещи. И это тоже - Божья Воля.
А вот то, как вы справляетесь с ситуацией - это уже ваша "зона ответственности". Проверка того, как вы усвоили урок Бога. Для чего-то же Вы живете.
И не надо упаковывать свою лень и безответственность в "Божье провидение" и "Божий промысел".
Божий промысел лишь в том, чтобы все мы в любой, даже самой сложной ситуации, оставались людьми...
Бог не купит антибиотики. Антибиотики купит Виталя. Который сегодня сам кормит гречкой своих двоих детей, потому что мама занята. Мама спасает маленького Петю, которого захватила в плен инфекция...
К утру Пете стало лучше. Он заснул. Без температуры. Спокойно. Заснула и мама. Я не слышу молитв. Слышу храп.
Ирина не спала всю ночь.
В 9 начинается ее новая смена. Она делает обход.
Заходит в палату к нам с дочкой.
- Лейкоцитов 9, - говорит она.
- Спасибо, - говорю я.
- Это хорошо. Воспаление проходит.
- Да, я поняла.
Я ничего не спрашиваю. Я ей очень сочувствую. Ирина в маске и в очках. За очками - воспаленные, красные, будто заплаканные глаза.
Она идет обходить других пациентов.
В три часа заканчивается ее смена. Пете намного лучше. Он проснулся веселый, хорошо поел.
Перед тем, как уйти домой, Ирина заходит к ним в палату. Убедиться, что все в порядке.
Я слышу, как она осматривает мальчика и ласково уговаривает дать ей его послушать.
В этот момент у мамы звонит телефон, и я слышу, как мама мальчика говорит кому-то восторженно:
- ОТМОЛИЛИ ПЕТЮ, ОТМОЛИЛИ!!!!
Я смотрю в окно своей палаты, как врач Ирина идет домой. У нее тяжелая походка очень уставшего человека. Она хороший инфекционист. И очень хороший человек. Посланник Бога, если хотите.
Это она победила Петину болезнь. Убила ее своими знаниями, опытом и антибиотиком.
И сейчас идет домой. Без сил и без спасибо. Работа такая.
Отмолили...
Світлина від Юлії Клименюк.

Просто напишу це тут. Ну а що ще робити!

Колись писала, що лікарі скажаться на занадто зігнуті коріння моїх зубів, що не можуть їх пролікувати. Я собі вже напридумувала коріння у вигляді спиралей, чи дуг. Зробила, коротше, 3д знімок своїх щелеп з усіма зубами, і оце вже другий місяць поспіль блукаю просторами своєї ротової порожнини за допомогою комп'ютера і цих знімків, і тупо не бачу ніяких неймовірних згинів коренів зубів, на які постійно всі стоматологи скажилися. І лікарі теж не бачать на цих знімках ніяких згинів коренів.
Вже не знаю що думати. Бо все моє життя стоматологи знущалися над моїми щелепами, і запевняли, що причиною їхніх труднощів є ці загиби. Яких виявилося немає. корені нормальні, нормально рівні.
Тоді чому ці всі знущання? Чому тепер мене довели до такого стану, коли єдине, що можна зробити - видалити більшу частину зубів, аби позбутися інфекції. Видаляти, кажуть лікарі, треба і зуби, і якусь частину тканин (і кісткових теж) навколо цих інфікованих зубів.

По-перше, напишу, що видаляти зуби я не готова, і не робитиму цього. Бо стати беззубою шипилявою незрозумілою особиною у свої 33 роки я не готова. І впевнена, що жоден з моїх роботодавців не готовий буде тримати на посаді такого співробітника. І що тоді? Куди тоді мені буде дорога? Стати беззубою тітонькою-прибиральницею? Чи торгашихою на базарі? Ну, куди дорога людині з такою зовнішністю? Ні, видаляти зуби я зовсім не готова, і не стану.
А що вже казати про пошуки чоловіка!!! Який нормальний мужчина зійдеться з беззубою шепелявою безробітною жіночкою!?!? Та й взагалі, що з мене стане!?

Не розумію. Враження складається, ніби навмисне хтось поставив за ціль формувати саме таку людину з мене, і працює над цим дуже ретельно. Але як це вдається?

З самого початку:

1. Ще у шкільні роки перше, що нашкодило, це відмова у безкоштовній стоматології дітям старшим 15 років. Це був мій перший похід до дорослої стоматології. Де за талончиком мені лікували один зуб, який почав боліти. Тітонька сверлила його до болю. Тоді ставила пломбу, яка випадала через кілька днів, і я поверталася. Вона знов сверлила, пломба знов випадала. І так розів з п'ять. Останнього разу, як вона це робила, її інструмент кудись "провалився". Вже тепер розумію - вона просверлила діру з середини зубу прямо до гайморової пазухи, бо потім в мене почалися гайморити. Пломба знов випала. А тітонька втікла з поліклініки. Мені поставили пломбу вже в іншого лікаря. Але пломба вкотре випала. І я просто не пішла більше. Зрештою той зуб розколовся, розвалився. Якісь рештки, я сама викорчувала. Все інше запливло десною і заросло. Пізніше вже у приватній клініці хірург повидаляв ті рештки.

2. Почався період хронічних гайморитів. Щороку лікарня, та операції. Через ніс пробивали безліч разів, одного разу пробивали через лоба навіть.

3. Мабуть почалася якась інфекція, бо ні з того - ні з сього, наривав передній зуб. Опухало все обличчя. Врач казав, що інфекція розтіклася каналами м'яких тканин. Навіть на шиї були пухлинки, які повільно сходили. Мене різали, і я ходила зі спеціальними дренажами.

4. Той передній зуб просто почорнів зсередини. У нього поставили пломбу, але він просто відвалився. І довелося ставити на нього коронку.

5. Пізніше помітила якусь гульку на зубі поруч. Кільк разів зверталася до лікаря-стоматолога. Але він каже "все добре". І лікував щось інше. Гулька ніяк себе не поводить. Просто собі тверда гулька.

6. Почалися дивні речі. Один за одним болять зуби. Мені їх лікують. Один видаляють знов. Але проліковані зуби продовжують боліти. Лікар видаляє всі нерви, але він всеодно болить. Мене починають сварити у стоматолога і звинувачувати у симулюванні. Але мені страшенно болить. Я починаю приймати знеболюючі. Легкі не допомагали, друзі починають колоти мені кетанов у ампулах.
Лікар ставить коронки на ті зуби, що болять, припустивши, що біль від незначних рухів зубів відносно одне одного.
Я втомлююся займатися цим питанням, і намагаюся не звертати уваги на біль, і вірити словам лікаря "біль скоро пройде".
Але зрештою у кістці на цих зубах утворюється язва.
Лікар каже "це саме по собі заживе".
Але не заживало. Язва виводила наружу процеси гниття, закривалася, і знов відкривалася. Поки взагалі не перестала закриватися і почала розширюватися. Зрештою це була чорна діра диаметром 5-7 мм з-під щоки кудись усередину кісток.

Я починаю ходити по різним лікарям. Вони кажуть "не знаю", або "полощіть полоскалкою для рота "ротакан" або іншою". А ще казали "це все діло має зажити, всередині капсулюватися. Типу має утворитися капсула тканин, всередині з інфекцією, і я так маю жити.

Полоскалки не допомагали ніяк.

7. Потрапляю до хорошої людини лікаря Михайлюк стоматології "Астрадент". Який мовчки без зайвих питань просто взяв і зробив те, що мав зробити. Викинув у смітник коронки (доречі, Германські, керамічні, дорогі). Вирізав нафіг все, що там було і зашив. Так я позбавилася страшенної діри у роті. Зате і білозубої посмішки теж позбавилася, бо під коронками виявилися якісь металеві штуки, які тепер трохи видно, якщо я широко посміхаюся.

8. Цей же лікар вирішив поміняти пломби у зубах поруч. Але щось пішло не так. Почав нарікати на загнуті корені зубів. І один з пролікованих ним зуб досі болить. А знімок показує, що там на корінні інфекція. Хоч ці зуби ніколи раніше не турбували. Тепер почали. При натисканні трохи болить.

9. Звісно, я зневірилася. Не буду ж я закривати коронками те, що болить!? Це ж пряма дорога до того самого шляху, що я вже проходила.

10. Почала ходити по консультаціях і шукати правди, зробивши 3д знімки, на яких все видно, і вже не можна нарікати на якусь там загнутість коренів.

11. Приймає мене лікар Жуков у клініці "Прайм". І ось що дивно! Вчора виявилося, що є ще одна клініка "Прайм" майже на тому самому місці тільки через дорогу! Адреси майже однакові. Предславінська 35 корпус 11 (де мене приймали), та Предславінська 34 (тут лікується моя подруга). Дивно, правда?
Лікар Жуков з порогу заявляє "а чого ви до мене прийшли". Я: "в сенсі!". Після чого він пояснив, що не являється ендодонтом, а всього лиш протезист. "Ок - кажу я - а чи є у вашій клініці ендодонт?" "Звісно є! - відповідає лікар". Але до ендодонта він мене так і не провів. Весь час тягнув, дуже повільно проглядаючи і мене і знімки (навіщо, якщо ти не той лікар, що тут потрібен???). Витребував двісті гривень за балачки про погоду і розглядання на моніторі моїх знімків, повільно, ніби на прогулянці.



Ендодонт - якийсь динозавр, чи що. Мабуть вимер ще до потопу. Всі про нього чули, але ніхто не бачив. Я ж вбачаю у цій міфічній істоті новий спосіб себе виправдати стоматологами. Тепер вони не можуть сказати "у вас просто криві корені зубів" бо є 3д знімок. Тепер вони кажуть "а я просто не ендодонт, от і не вийшло".



Жуков пояснює, що краще за все видалити інфіковані зуби, та все, що навколо них (м'які тканини, кісткові тканини). Ходити без зубів, поки не заживе, а тоді нарощувати кістку і м'язи, а тоді ставити імпланти.
Чесно кажучи, щось після всього пройденого мало віриться, що на такому довгому шляху все піде так як слід. Та й перспектива проходити рештки молодості беззубою, і десь там у сорок років отримати зуби не надто радує.
Та й фінансово все це коштує стільки, що перспектива жити, працювати, тільки на це й викладаючись. Відмовляючи у їжі, у одязі, і взагалі у всьому.
Перспектива ходити беззубою голодною обідранкою зате у сорок років отримати зуби.
І не факт, що робота буде за такого зовнішнього вигляду.

12. Помічаю, що все частіше з одного ока випадають якісь згустки білі. Розумію, що все взаємопов'язане, і мабуть воно діє на око. Зір поки в нормі. Але моторошно.

13. Починаю консультуватися з усіма підряд лікарями. Один стоматолог, що лікує родичів (Дегтяренко), подивився, сказав все те саме (що треба нафіг видаляти майже всі зуби з усім що поруч). А тоді його рознесло в одкровеннях, в нього навіть руки тремтіли. Що в його практиці дуже багато людей отримали в результаті лікування все те саме, такі самі інфекції, і він не знає від чого це.

14. Помічаю, що в мене все більше хрустять сустави. Хрустить все підряд, і так гучно і часто, як ні в кого більше не хрустить. Хрустить вже давно, вже років з п'ять. Але нещодавно один  друг прочитав в інтернеті, що це може бути наслідком інфекційних запаленнь в організмі. Запалення в організмі можуть віддавати у руйнування суставів.
Просто чудово, блін!
Згадую, що періодично в мене якісь невідомі висипи на обличчі, плечах, спині бувають. Колись прийшла до терапевта з цим, а вона мені "а я нічого не бачу". Типу мені здається, чи що, блін!
Вчора хотіла піти до невропатолога (який сказав мені колись, що в мене просто зносився хребет, і новий мені ніхто не вставить). Ну, з цим хрустом порадитися, чи може це бути інфекція в організмі. А мені там нагрубили. Типу, до невропатолога можна тільки після терапевта, а терапевт приймає тільки зранку. Я питаю "чи можна до якогось іншого терапевта, аби тільки отримати направлення до невропатолога?" на що отримала крик в обличчя "я такі питання не вирішуюююююююю!!!!!!!!". Я: "А хто вирішує? До кого підійти?". Довідкова: "224 кабінет, але вони не приймають сьогодні!!!". Довелося піти звідти.

15. Коротше, зневірилася я майже остаточно. Оце тепер сиджу і тупо чекаю, що буде далі. Може я перетворюся у зомбі? І одного разу буду йди, наприклад, до магазину, а подорозі в мене відпаде рука...... Чи нога.... а може це буде щелепа.


Ось фото з екрану моїх 3д знімків. Червоним обведені інфекції.



Доречі, на останньому знімку взагалі якась невідома хрінь. Лікар не знає що це. Але там нема зуба.


Зі святом, наші дорогі!

Вітаю усіх медиків та близьких до них з професійним святом! Хто б там що про вас не казав, а я знаю. Ваша праця дуже важлива, важка і часто невдячна. 




дохтєрське

Хирург:
«Вот было позорище, когда я после работы (15 гинекологических УЗИ) зашла в магазин и строго спросила у продавщицы: «Когда последние месячные?» А она сначала быстро и четко ответила: «29 мая», а потом спросила робко: «А вам зачем?»

Акушер-гинеколог:
«После бессонной ночи пришел домой. Жена говорит: «Мне нужно с тобой серьезно поговорить!» Я автоматом выдал: «Иди раздевайся, ложись, готовься».

Невролог:
«Закончила прием больного, для того чтобы позвать следующего, подошла к своей двери и постучала с внутренней стороны».

Стоматолог:
«Муж говорит, что я перед декретом активно болтала во сне. Самый перл был где-то за неделю до ухода: «Не разговаривайте со мной, я вижу ваши зубы. Боже, повсюду зубы! Почему они есть у всех?»

Врач скорой медицинской помощи:
«Я однажды, простывшая и уставшая (сутки на ногах), на вызове ночью подписала ЭКГ: «Главное, все живы».

Врач общей практики:
«А я, возвращаясь домой после кучи вызовов, на вопрос мужа по домофону «Кто?» ответила: «Врач».

Анестезиолог:
«Я отвечаю на звонок частенько: «Реанимация, слушаю».

Инфекционист:
«Или после суток отвечаешь по мобильному: «Дежурный!»

Отоларинголог:
«После многократных телефонных звонков на дежурстве вставила в уши фонендоскоп, приложила его к груди больного и сказала: «Алло»…

Онколог:
«Как-то вышла из кабинета, и на монитор моего компьютера коллега прикрепила приглашение на конференцию. 15 минут я пыталась закрыть его мышкой, чуть не вызвала службу технической поддержки по поводу коварного вируса. Потом бумажка не выдержала и отвалилась…»

Врач-кардиорадиолог:
«Звонок на мобильный вечером, я беру и отвечаю: „Радиология“, а там мама мне отвечает: „Педиатрия на проводе“ (мама у меня педиатр)».

Хирург:
«Как-то в очереди стояла, подошел мужчина, спросил, за кем я, на что был ответ: „За этой больной…“ Я после 2 суток подряд была».

Врач клинической лабораторной диагностики:
«Дневник дочери неоднократно подписывала словами: «Врач Иванова».

Онколог-маммолог:
«Еду в маршрутке и говорю: «Остановите мне в конце менструального цикла».

Отоларинголог:
«Забавно было, когда забыла снять лобный рефлектор и так поехала домой. Поняла не сразу, почему на меня люди на остановке косились. Опа! — звезда во лбу».

Психиатр:
«Я, отработав последний день, так долго пробовал открыть чужую машину, что вышел хозяин, радостно предложив поменяться авто, коли уж его старая «десятка» мне глянулась».

Ортодонт:
«А после 3 дней подряд 12-часовой работы — звонить по телевизионному пульту не пробовали? Причем с полным набором номера, прикладыванием к уху и нетерпеливым ожиданием звука вызова…»

Мануальный терапевт:
«И мне пора в отпуск… Сегодня, садясь в такси, вместо названия улицы я сказала таксисту: «На кушетку, пожалуйста».

Невролог:
«После покупок в супермаркете расписался на чеке и поставил свою печать! Кассирша охренела!»

В нас є неонатологи на айці?

4 февраля - день онколога
9 февраля - ДЕНЬ СТОМАТОЛОГА
21 февраля - день фельдшера
22 марта - день патологоанатома
24 марта - ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ БОРЬБЫ С ТУБЕРКУЛЕЗОМ - ДЕНЬ ФТИЗИАТРА
27 марта - ДЕНЬ НЕФРОЛОГА
5 апреля - день неонатолога
7 апреля - ДЕНЬ ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГА
28 апреля - День Скорой помощи
5 мая - ДЕНЬ АКУШЕРА
12 мая- Международный день медицинской сестры
17 мая - ДЕНЬ ПУЛЬМОНОЛОГА
20 мая - ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ ТРАВМАТОЛОГА 
3 воскресенье июня - ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ МЕДИЦИНСКОГО РАБОТНИКА
26 июня - день нарколога
15 ИЮЛЯ - День ГИНЕКОЛОГА
25 июля - день зубного техника
8 августа - Международный день офтальмологии.
3 суббота сентября - ДЕНЬ ХИРУРГА 
8 сентября — Всемирный день физического терапевта (специалиста по физической реабилитации)
9 сентября - День косметолога
24 сентября - день кардиолога.
29 сентября - ДЕНЬ ОТОЛАРИНГОЛОГА
Первый понедельник октября - Международный день врача
1 октября - ДЕНЬ ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА (ДЕНЬ ГЕРОНТОЛОГА)
2 октября - ДЕНЬ УРОЛОГА
10 октября - ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ (ДЕНЬ ПСИХИАТРА)
16 октября - ДЕНЬ АНЕСТЕЗИОЛОГА И РЕАНИМАТОЛОГА
16 октября же - ДЕНЬ АЛЛЕРГОЛОГА
17 октября день терапевта 
8 ноября - ДЕНЬ РЕНТГЕНОЛОГА
14 ноября - МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ БОРЬБЫ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ - ДЕНЬ ЭНДОКРИНОЛОГА
20 ноября - ДЕНЬ ПЕДИАТРА
1 декабря - ДЕНЬ НЕВРОЛОГА

цей день в історії...

1 марта 1897 года всемирно известный хирург Ян Микулич-Радецкий сделал первую операцию в перчатках и маске. Операционная бригада обрела привычный внешний облик. Началось это преображение с романа хирурга и медсестры, а кончилось одолженным у католической церкви чудом с кровью.

Когда главные герои познакомились в 1889 году, врачи только-только надели белые халаты и начали стерилизовать инструменты раствором сулемы. Ни перчаток, ни масок у них не было. Итак, в американском городе Балтиморе открылся новый госпиталь имени Джонса Хопкинса – впоследствии знаменитая больница. И медсестре по имени Каролина Хэмптон выпало работать с хирургом Уильямом Холстедом.

О нём ходили легенды. Он был из очень богатой семьи. Студентом бил баклуши, учился плохо, зато возглавлял первую в Штатах студенческую сборную по американскому футболу. Под конец курса вдруг ощутил интерес к медицине и даже поехал стажироваться в Европу к великому Теодору Бильроту, который как раз готовил операцию резекции желудка.

По возвращении принялся творить чудеса. В 1881 году спас родную сестру, потерявшую много крови при родах, введя ей шприцом свою собственную кровь (о переливании во время операций тогда и не думали); потом выручил свою мать, удалив ей желчные камни (первая в Америке холедохотомия – операция рассечения желчного протока). Через 4 года узнал об открытии местной анестезии раствором кокаина и стал экспериментировать на себе с группой однокурсников. Все они поголовно попали в зависимость и погибли – кроме Холстеда. Он ушёл в плавание на яхте с лучшим другом, чтобы вдали от людей пережить ломку, но не удержался, и чуть не убил этого друга, который по договоренности прятал у себя аварийную дозу кокаина. Лечился, на год оставил хирургию, и вот теперь вернулся в профессию, но попечители больницы не верили в полное избавление от зависимости. Опасаясь, что рука Холстеда дрогнет не вовремя, как это случается с врачами-наркоманами, его никак не назначали главным хирургом госпиталя, и некоторых операций ему не поручали.

Одевался Холстед экстравагантно: сюртуки заказывал только в Лондоне, а сапоги и сорочки – в Париже. Грязные сорочки отправлял стирать на их родину в Париж, утверждая, будто в Балтиморе нет нормальной прачечной.

В общем, для покорения девичьих сердец загадочности хватало. Каролина быстро нашла с Холстедом общий язык, научилась довольно ловко ассистировать ему. Однажды после операции она заметила, как шефа пробирает сильная дрожь. Он быстро вышел, заперся у себя в кабинете, а потом вернулся умиротворённый. Несложно было догадаться, в чём дело: бросив кокаин, Холстед перешёл на морфий. Оказалось, каждый день он колет себе по 180 миллиграммов. Каролина не выдала его. Так они стали заговорщиками.

Хирург-морфинист из кожи вон лез, чтобы обмануть попечителей. За 1890 год он провёл сразу две первые в мировой практике операции – удалил поражённую раком молочную железу и справился с паховой грыжей, которая прежде считалась неизлечимой. Руководство сочло, что наркоману подобное не под силу, и Холстед всё же получил должность главного хирурга. Но тут Каролина заболела. Возникла угроза, что придётся брать другую сестру, и в этом случае неизбежно разоблачение.

У помощницы Холстеда развился контактный дерматит. Для дезинфекции хирурги мыли руки раствором сулемы с фенолом, и в нём же замачивали инструменты. Кожа Каролины слишком сильно реагировала на антисептическую жидкость. Тогда Холстед заказал для своей медсестры резиновые перчатки. В таких перчатках уже работали гинекологи и проктологи, но никому не приходило в голову внедрить их в операционной. Теперь сестра-заговорщица подавала инструменты в перчатках, и у них с Холстедом дело пошло так хорошо, что через полгода они поженились.

Наблюдая этот опыт, коллеги по хирургическому отделению со словами: «если соус годится для гусыни, подойдёт и для гуся», тоже стали беречь свои руки, работая в перчатках. Когда 450 операций грыжесечения прошли у них без единого случая сепсиса, Холстед сказал: «Куда ж я раньше смотрел!» и перенял эту практику. Да ещё рассказал о ней своему другу Яну Микуличу-Радецкому, с которым вместе учился у Бильрота.

Микулич работал в Германии и слыл мировой звездой – Америка считалась тогда задворками медицины. Родился он в Черновцах, на территории Австро-Венгрии. Отец Яна был из Польши, мать – из Австрии. Он одинаково свободно говорил на польском (его первый язык), немецком, русском и английском. На вопрос, какой же он национальности, отвечал: «хирург».

Оперировал Микулич в клинике университета Бреслау (ныне польский Вроцлав). На Пасху 1896 года он впервые надел перчатки, и несколько месяцев успешно в них работал, пока один пациент не умер от заражения крови, явно в результате операции. Эффективность перчаток вызвала сомнения.

В том же университете Бреслау на кафедре гигиены работал профессор Карл Флюгге, одержимый странной по тем временам идеей воздушно-капельного пути распространения инфекций. Зимой 1897 года к нему на стажировку приехал из Харькова гигиенист Павел Лащенков, и вместе они проделали важный опыт. Флюгге изучал так называемую «бациллу чудесной крови». Она разносится по воздуху, плодится на богатой крахмалом среде и выделяет алый краситель. Весьма впечатляюще выглядит кусок хлеба, окрашенный такими бациллами. Их деятельностью объяснимы чудеса с облатками для церковного причастия, придающие убедительность рассказам о чуде пресуществления хлеба и вина в тело и кровь Христа.

Лащенков полоскал рот культурой таких бактерий – они считались безвредными. Теперь нам известно, что Павел Николаевич испортил себе зубы и рисковал воспалением слёзных желез. Потом Лащенков заходил в комнату, уставленную чашками Петри с агар-агаром. В молчании не происходило ничего. Но если экспериментатор чихал, кашлял, насвистывал или просто говорил, на агар-агаре появлялись красные колонии его бацилл.

Флюгге понял, что происходит: когда воздух движется мимо слизистой со скоростью более 4 метров в секунду (что бывает при подаче голоса, чихании, кашле и простом сужении отёкших от насморка ноздрей) воздушный поток увлекает с собой капельки жидкости с бактериями. Эти невидимые капельки разлетаются вокруг и при попадании на агар-агар бациллы принимаются на нём размножаться, вызывая окраску. Ещё не оформив статьи об этом открытии, Флюгге помчался к Микуличу и рассказал, отчего у злосчастного пациента возник сепсис. Выходило, что разговаривать хирургам нельзя, а врачу с насморком нет входа в операционную. Но в конце февраля трудно было собрать такую бригаду, чтобы ни у кого не было насморка. Решили обвязать рот и нос марлей, надели реабилитированные перчатки и так 1 марта 1897 года открыли новую эру в хирургии.

Узнав об этом, Холстед продолжал работать без маски. Ему несложно было молчать во время операций. Скрывая борьбу с пристрастием к морфию, они с Каролиной вели уединённый образ жизни, и стали немногословны на людях. Некогда общительный Холстед погрузился в научные исследования, отчего медицина только выиграла: в одиноких раздумьях была разработана установка металлических пластин при переломе. Ценой невероятного усилия за 10 лет наш герой сумел вдвое снизить свою дозу морфия, а к ещё через десять лет вовсе побороть зависимость – правда, выкуривая по 50 сигарет за день. В 1922 году Холстед перенёс ту же операцию, что и его мать, но ослабленный наркотиками организм не выдержал осложнений. Каролина очень тосковала по мужу. Через 11 недель после его похорон она умерла от простуды.
(С)