хочу сюда!
 

Svitlana

41 год, лев, познакомится с парнем в возрасте 33-50 лет

Заметки с меткой «кошка»

До слёз

Наткнулась в полпервого ночи. Громко смеяться было нельзя - 
пришлось от души поплакать от невозможности поржать.





Подавись!

Вот и у меня сегодня под утро было подобное. cat Потому и выложила. Уж очень похоже!!!!


Лаконично )))

Муж спросил у беременной жены СМСкой как она себя чувствует. Прислала в ответ фото: 


Кот, который научит вас разбираться в искусстве

кот4

Вы до сих путаете фламандское и испанское искусство 17 века? Рыжий кот Заратустра, главная муза и модель всех великих художников, негодует! Перестаньте разочаровывать кота —  и приобщайтесь к прекрасному просмотром этого поста. 

«Нас зовут Заратустра. Мы – кот. Мы – самый лучший в мире кот, как утверждает наш ассистент, которого профаны почему-то называют нашей хозяйкой», — написано на главной страничке сайта FatCatArt, над которым, помимо рыжего толстяка, трудится и его «ассистент»  - русская художница Светлана Петрова. В июне Светлана и Заратустра  продемонстрируют свое искусство в одной из лондонских галерей, а пока вы можете освежить свои знания в области живописи, бегло пробежавшись по основным шедеврам мировой истории искусств.

СИМПОЗИУМ, ПЕСТУМ, ГРОБНИЦА НЫРЯЛЬЩИКА, (ОК. 470 ГОД ДО Н. Э.)

кот1

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ, МОНА ЛИЗА, ИЗНАЧАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

кот2

ПАОЛО ВЕРОНЕЗЕ, РЕСПЕКТ КОТАМ И ЛЬВАМ, С УЧАСТИЕМ СНУПП ЛАЙОНА

кот3

ТИЦИАН, ВЕНЕРА УРБИНСКАЯ

кот4

[ Читать дальше ]

И еще немного "в тему"...

начало здесь -  http://blog.i.ua/user/2781382/1355258/

Когда во дворе появился котёнок — 
Белей, чем на белом снегу молоко, — 
Мы все, от бульдогов до важных болонок, 
Немедля утратили сон и покой. 

«Не смей подходить!..» — завизжала левретка. 
Огромный мастиф посулился, что съест. 
Свирепый кавказец на верхнюю ветку 
Едва за котёнком с разгону не влез. 

«Не тронь наши миски! — ворчали овчарки. — 
Ещё раз увидим — пеняй на себя!» 
И даже дворняга в сердцах из-под арки 
Брехала, замшелую кость теребя. 

Котёнка облаивал пудель весёлый, 
Он лаек-охотниц тревожил во сне... 
«Я, может, и добрая, — фыркала колли, — 
Но лучше, приятель, не суйся ко мне!» 

Ротвейлер с работы притопал устало: 
Всю ночь сторожил в магазине меха. 
Котёнка увидев, клыки показал он 
И коротко рыкнул: «Уйди от греха!» 

Но тот же ротвейлер на помощь сорвался, 
А с ним и последний безродный барбос, 
Как только за нашим котёнком погнался 
Какой-то чужой невоспитанный пёс! 

За пятку схватила обидчика такса, 
За шкирку злодея тряхнул азиат: 
«А ну, поживей со двора выметайся! 
Ты нам тут, любезный, не брат и не сват!» 

От лая трещали в ушах перепонки, 
Врага кобели помножали на нуль, 
А колли в углу утешала котёнка, 
И шёрстку вылизывал рыжий питбуль... 

...Сегодня засыпало снегом дорожки, 
Но вы не ленитесь к нам в гости зайти — 
Взглянуть на красивую белую кошку, 
Что спит у кавказца в мохнатой шерсти. 

Она из любой угощается миски, 
Собачьих носов не боясь никогда. 
А кто зарычит или гавкнет на киску, 
Тот живо забудет дорогу сюда

************************************

Один был громаден, другой был мал. 
Тот чёрен, а этот — бел. 
Один уже всё о жизни узнал. 
Другой — узнать не успел. 

Состарился пёс — хранитель двора, 
Утратил прежнюю прыть. 
Подумал хозяин: пришла пора 
Юнца на смену купить. 

Пошёл на базар и принёс щенка: 
«Воспитывай, куцый хвост. 
Чтоб мог возле печки ты греть бока, 
Ему передав свой пост!» 

Малыш подружился со стариком 
Природной семьи тесней. 
И очень способным учеником 
Себя показал к весне. 

За домом растаял последний снег, 
Когда на хозяйский двор 
Вломился чужой и злой человек, 
В руке он держал топор. 

«Тебя не пущу к родному крыльцу!..» — 
Послышался лай щенка. 
Но много ль такому надо бойцу? 
Вполне хватило пинка... 

И всё же не даром короткий миг 
Держался его заслон. 
Сорвавшись с цепи, налетел старик, 
Он всё ещё был силён. 

Хоть старость затмила его зрачки, 
Умерила резвость ног, 
На горле врага сомкнулись клыки — 
Топор уже не помог... 

Вот так и ушли в тот же день и час, 
На соловьиной заре: 
Старик на крылечке тихо угас, 
Малыш уснул во дворе. 

Один был громаден, другой был мал. 
Тот чёрен, а этот — бел. 
Один уже всё о жизни узнал. 
Другой — узнать не успел. 

Немало воды утекло с тех пор, 
Но люди навряд ли лгут: 
По-прежнему крепко стоит тот двор. 
Два пса его берегут.




Из-за пазухи вынув щенка-сироту,

Обратился Хозяин со словом к коту:

«Вот что,- серый! На время забудь про мышей:

Позаботиться надобно о малыше.


Будешь дядькой кутёнку, пока подрастёт?» —

«Мур-мур-мяу!» — согласно ответствовал кот.

И тотчас озадачился множеством дел —

Обогрел, и утешил, и песенку спел.


А потом о науках пошёл разговор: 

Как из блюдечка пить, как проситься во двор, 

Как гонять петуха и сварливых гусей... 

Время быстро бежало для новых друзей.


За весною весна, за метелью метель... 

Вместо плаксы щенка стал красавец кобель. 

И, всему отведя в этой жизни черёд, 

Под садовым кустом упокоился кот.


Долго гладил Хозяин притихшего пса... 

А потом произнёс, поглядев в небеса: 

«Все мы смертны, лохматый... Но знай, что душа 

Очень скоро в другого войдёт малыша!»


Пёс послушал, как будто понять его мог, 

И... под вечер котёнка домой приволок. 

Тоже — серого! С белым пятном на груди!.. 

Дескать, строго, Хозяин, меня не суди!


Видишь, маленький плачет? Налей молока! 

Я же котику дядькой побуду пока...





Это было давно, 

Да запомнилось людям навек. 

Жил в деревне лесной 

Старый дед с бородою как снег.


Кособочился тын 

Пустоватого дома вокруг: 

Рано умерли сын 

И невестка, но радовал внук.


Для него и трудил 

Себя дед, на печи не лежал, 

На охоту ходил 

И хорошую лайку держал.


Внук любил наблюдать, 

Как возились щенки во дворе: 

Чисто рыжие — в мать 

И в породу её матерей.


Но однажды, когда 

По-весеннему капало с крыш, 

Вот ещё ерунда! — 

Родился чёрно-пегий малыш.


«Знать, породе конец! — 

Молвил дед. — Утоплю поутру...» 

Тут взмолился малец: 

«Я себе его, дед, заберу!


Пусть побудет пока, 

Пусть со всеми сосёт молоко...» 

Но пронять старика 

Оказалось не так-то легко.


Вот рассвет заалел... 

Снились внуку охота и лес, 

Дед ушанку надел 

И в тяжёлые валенки влез.


Снился внуку привал 

И пятнистая шёрстка дружка... 

Дед за шиворот взял 

И в котомку упрятал щенка.


«Ишь, собрался куда! 

Это с пегим-то, слыхана речь! 

Что щенок? Ерунда! 

Наше дело — породу беречь.


Ну, поплачет чуток, 

А назавтра забудет о нём...» ...

И скулящий мешок 

Канул в воду, покинув плечо...


«Вот и ладно...» Хотел 

Возвращаться он в избу свою, 

Тут внучок подоспел — 

И с разбега — бултых в полынью,


«Что ты делаешь, дед! 

Я же с ним на охоту хотел...» 

Внук двенадцати лет 

Удался не по возрасту смел.


Только ахнул старик... 

Не успел даже прянуть вперёд, 

А течение вмиг 

Утянуло мальчонку под лёд.


Разбежались круги 

В равнодушной холодной воде... 

Вот такие торги 

И такая цена ерунде.


Без хозяина двор, 

Догнивает обрушенный кров... 

...А в деревне с тех пор 

Никогда не топили щенков.