хочу сюди!
 

Оксана

34 роки, козоріг, познайомиться з хлопцем у віці 55-62 років

Замітки з міткою «психолог»

Исследования. Понять.

Еле-еле открывающиеся глаза. Утро, много людей, жизнь вокруг тянется как водоросли в океане под давлением воды, меня несет течением в сторону берега надежды. Мозг отчаянно сопротивляется думать, мысли пробиваются как навязчивые родственники все вместе и все сразу в одну узкую дверь размером с мой зрачек, меня тошнит от обилия счастья вокруг, уличные собаки спокойно бегают в поисках дерева. Понимание меня одолевает постепенно становясь моей второй реальностью, замещая первую, прогоняя ее на задворки моей души в самые ее глубины.

Я иду на автомате, мои чувства спят под толщей непрожитого сна в котором я …я все забыл. Я бесчувственный, мои мысли пытаются все вместе меня в этом убедить. И я верб им сейчас, пока я иду, пока я просто позволяю им пользоваться моим мозгом, пока я бесчувственная водоросль в океане чувств. А вокруг жизнь! Она будит меня своим дыханием ритма, я колышусь в такт и мое тело оживает. Я верчу головой туда-сюда, я двигаю ногами, я ищу взглядом хоть что-то, что напомнит мне о моей стремлении, о том, зачем я вообще сейчас тут иду.

Я привык думать. Я думаю о чувствах. Я не проживаю их, а подобно водоросли колышусь на волнах своих мыслей, они гонят и гнут меня, по моему же желанию. Я гнусь в сторону денег, я алчный и жадный, и вот новая волна, и я гнусь в сторону «пользы», которая обещает мне беспроблемную жизнь. А жизнь, она ведь совсем другая, она не мешает мне чувствовать. А что же я? А я думаю. Я думаю про то как я мог бы разозлиться в том месте и в то время, как летел бы стул в стену и с треском об нее разбивался, но я не бросил его, а просто тихо сидел и очень умно рассуждал. Но стул уже улетел, и злость моя радостно потирая руки о засаленную тряпку весело смахнула мусор прямо мне в лицо. Я отерся, посмотрел на руку и задумался, что же все это означает. Я мыслитель, я не жилец. Я просто все это терплю. И страдаю. Но как же умно я страдаю!

Поток чувств как черное облако постоянно над моей головой, я бегаю за ним не понимая, что оно бежит вместе со мной всегда и везде. Я прыгаю в надежде зацепить облако рукой, и оно подпрыгивает тоже вниз. Куда бы я не пошел, оно всегда со мной, и со мной всегда мой верный зонтик мыслей, который надежно защищает меня от мнимой влажности и пасмурности, говоря мне, что я могу промокнуть и простудиться под этим некрасивым и неприемлемым облаком чувств. Но как же я хочу побегать под дождем по лужам и весело упасть в не так чтобы забрызгало всех вокруг моим злостным восторгом эмоций. Мой внутренний родитель всегда держит меня за руку, он знает, что для меня лучше. Мы ходим вместе, он и я.

Но как же легко я проигрываю свои чувства в себе потом. Я буквально захвачен этим потоком, он несет меня туда в ту непрожитую ситуацию, и я ее проживаю вновь и вновь все ярче и ярче, и я очень далек от себя и от мира в это время, безнадежно далек. Водоросли сами плывут куда им хочется и океан для них в этот миг всего лишь наполнитель пространства для поддержания их иллюзии всевластия и всесильности. И все это до первого мысленного шторма, который затопит тебя всего и заставит роптать вися одиноко на железном пруте посередине бушующего океана, который всего лишь хочет принять тебя к себе.

Я мыслю, значит я существую. Мне кажется тут что-то было не досказано. Или не прочувствованно. Или не прожито.

 https://www.facebook.com/stefanenko.psy/posts/2026016190988449

Исследования. Танцующий мужчина, кричащая женщина.

Танец ценою в жизнь длится быстро и волнообразно, накатывает мощная волна, погребающая под собой все кричащее и молящее о продолжении. Мужчина движется в ритме танца и испытывает глубокое одухотворение с самими собой, тут и сейчас он не привязан ни к кому и ни к чему, он тот, кем он является, он крутится в танце и кружит головы, он молод и стар одновременно, он проживает последнюю секунду смысла с полным неосознанным вожделением. Для этого танца он выбрал себе свою самую лучшую сущность, наделив ее всеми своими грехами и нереализованными желаниями, продлив ей существование и укрепив ее веру в его истинность и реальность, они стали роднее и слились одно целое, в его праздничный аватар.

Рядом кричащая женщина. Ее крик – это стон погребенной заживо души, наделенной способностью чувствовать и знать, что жизнь тут и теперь может быть столь же прекрасна в своем непостижимом ужасе разочарования самыми сладкими мечтами. Ее взгляд прожигает пламенем трещины в телах ее простодушных возжелателей, она томно подпускает их к себе, кладет их голову себе на грудь, нежно откидывает прядь поседевших волос с поржавевшего уха и медленно кричит им внутрь свою песню о забвении и печали в мире однобокого восприятия красоты и морали. Женщина кричит, и ее крик полон сладких нот для уха мужчины, она вложила всю себя в этот звук и исчезла, растворившись в вибрации волны в теле ее дорогого друга. Звук – это волна, волна – это энергия, энергия – это ее стремительная часть, которая будет преобразовывать все на своем пути, заставляя каждую молекулу колебаться в такт ее голосу. Так рождается танец мужчины.

Мужчина движется в такт ее крику и его танец столь прекрасен, что он прячет его смущенно за стеной своего отрицания безжалостной реальности этого мира, которая знает, как ему лучше двигаться. В тот момент, когда он начинает танцевать, мир кажется ему полным страстного влечения к бесконечным богатствам вселенной, в миг, когда мужчина перестает танцевать, он теряет всякий интерес к подаренному ему магическому зову сирены на обрыве скалы, у которой разбилось уже бесчисленное множество жизней.

Магия женского крика открывается только лишь с возрастом, когда морщины прорезают путь для слез не только вниз, но и в сторону, когда взгляд становится набит доверху увиденным, когда все в этом мире уже перестало удивлять. Этот крик от начала первой вспышки света и до последнего заката век и вздрагивания ресниц, весь этот крик по частям прорывается в моменты магического танца мужчины, летящего на скалу на всех парусах дрейфующего в бескрайнем океане любви летучего голландца.

Мужчина танцует. На сцене светло и шумно. Аплодисменты и преданные взгляды полные надежд и отчаяния. Столько сил отдается для этих движений, столько взглядов согревают тебя, столько тел колышутся в такт одному лишь посланному вдаль крику. И сцена вибрирует под его сильными ногами, волна силы наполняет зал порывом неосязаемого волнения, переполняет сердца женщин верой в вечную сильную и наполненную смыслом жизнь.

Когда женщина крикнула в последний раз, мужчина замер и концерт окончился.

Анализ. Душевная боль как злость на свою невозможность любить.

Как важно все делать вовремя. Сказать «я тебя люблю» тоже важно успеть вовремя, когда человек все еще рядом с тобой, когда он все еще в этом мире. Порой бывает уже слишком поздно, и это растягивается на целую вечность и никогда не заканчивается. И это порождает злость.

Злость как первозданная чистая энергетическая материя окутывает нас с ног до головы и руководит нами во многом в жизни. Порой, ее трудно заметить под налетом ложного притворства в навязчивой заботы или в пассивном отреагировании, и как бы мы не старались ее игнорировать она все равно есть. Она двигает нами и убивает нас.

Я злюсь потому, что я не удовлетворен. Это ощущение неудовлетворенности стало моим жизненным фоном, я буквально и есть эта неудовлетворенность, мне не нравится все подряд, я всем недоволен. Это мое состояние является своего рода платой за тот товар, который я получаю взамен своей неудовлетворенности. За что я плачу своей неудовлетворенной жизнью? Один из вариантов, на мой взгляд, является товар в виде сбрасывания ответственности с себя на все и всех вокруг. Когда я не удовлетворен я тем самым сбрасываю ответственность за удовлетворение своих потребностей на других и эти другие как правило разочаровывают меня, и это дает мне новый повод для злости, для неудовлетворенности и для нового сбрасывания ответственности, и как это не парадоксально в этом цикле я и нахожу свое удовлетворение. Т.е. сказать, что я страдаю в страдании будет не совсем правдой. И это уже отдельная тема.

Я думаю, что основной причиной неудовлетворенности у людей является любовь, точнее отсутствие чувства любви. И проблема тут не в том, что нас не любят, проблема тут в том, что мы не в состоянии чувствовать любовь и любить самим, и это очень сильно злит. Я бы сказал, что это ощущение своей наивысшей ущербности – не иметь возможности, способности, сил любить. В таком самоощущении очень много злости и очень много желания отреагировать этой злостью на те объекты, которые по нашему мнению не дали нам то, в чем мы так нуждались. И в этом своем переносы мы тонем как в огромной океанской воронке. Мало что изменится в жизни если не остановиться и не попытаться осознать, что все, что меня так сильно терзает, это все находится внутри меня, и моя злость, это просто отголосок любви, которую я не испытал, а если проще, счастье, которое я не прожил.

 И как можно выйти из этого порочного цикла нелюбви? Я вижу выход там же где и вход - в возможности любить. Цикл можно разорвать в любом его месте, в моменте злости, в моменте сбрасывания ответственности, в моменте ожидания любви со стороны другого человека. Очень важный первый шаг на выходе из цикла - это осознанность того, что ты в цикле. С понимания своей патологичной схемы и начинается выход в норму. Для начала можно просто поговорить, возможно даже с самим собой, и предложить себе вариант быть счастливым и любить несмотря ни на что. Любовь прекрасна сама по себе тем, что она не требует совершенно ничего взамен (если это конечно любовь, а не материнский комплекс, или слияние). Быть в любви довольно просто, и понять это крайне сложно. Избавиться от злости полностью невозможно, да и не нужно лишать себя жизненной энергии, ее стоит приручить и направлять, в том числе и в любовь.

Я позволяю себе любить.


https://www.facebook.com/stefanenko.psy/posts/2023567561233312

Исследование. Держи меня крепче, отпусти меня подальше.

Достаточно хорошая мама и достаточно отдаляющяяся мама образуют идеальный тандем для счастливого развития ребенка. Счастливый ребенок - счастливый взрослый.

Достаточно хорошая мама всегда рядом, она помнит про тебя, и она знает, что тебе нужно. С самого первого дня, она как твой ангел хранитель оберегает тебя от любой напасти в этом мире, которые ты потом откроешь сам для себя по-своему. Эта мама способна принять тебя в свои объятия и обогреть своим теплом, она понимает тебя даже когда единственное что ты можешь, это лишь смотреть на нее своими большими и прекрасными глазами. Достаточно хорошая мама переводит твой язык архаичных и непонятных символов души в понятный и доступный язык речи и жестов, отдает все это тебе, и ты этим пользуешься. Ты пользуешься материнским аппаратом мышления и принимаешь ее переработанные символы как свои собственные. Ты ей, она – тебе обратно. Так происходит усваивание мира в том виде в котором он для тебя предстает в виде матери. Как она его представит, таким он и будет для тебя. Ты вбираешь ее часть в себя, ее инструмент мышления, данный тебе пока что в аренду, порождает в тебе новые части для дальнейшего роста. Твое Эго состоит в том числе из достаточно хорошей мамы, которая будет в таком виде всегда твоей частью, твоей анимой. Достаточно хорошая мама - это тот человек, который в состоянии выйти из послеродового психоза и не впасть в послеродовую депрессию, и не повторить таким образом эти первые две стадии развития младенца. Эту маму не увлечь за собой в цепком слиянии, она будет надежным оплотом здорового мира в твоей душе.

Достаточно отдаляющяяся мама всегда рядом, она всегда около тебя, она уже приближается к тебе, она создает это свободное пространство между тобой и ней для наполнения его достаточно хорошими переходными объектами. Эта мама наполняет тебя надеждой, которая всегда будет сбываться, и при этом она дает тебе достаточный для тебя страх, фрустрацию, которая будет постепенно закалять тебя и создавать в твоей душе пространство для творчества. Приближаясь к тебе на твой зов с каждым разом все дольше и дольше, эта мама дает тебе твое пространство, твою сильную творческую сторону, твою самостоятельность которой ты воспользуешься потом. Достаточно отдаляющяяся мама твой верный друг и соратник, который переживет с тобой все твои боли и печали, и сделает это так, чтобы ты при каждом новом случае держался сильным и храбрым, или просто знал, что ты точно выдержишь все это и потом спокойно пойдешь дальше. Эта мама беспокоится о тебе, любит тебя, ценит тебя, и она на достаточном расстоянии от тебя чтобы ты мог спокойно распахнуть свои крылья и без препятствий выпорхнуть из гнезда.

И та и та мама, конечно же могут быть одним и тем же человеком, и большое счастье что твоя мама была именно такой. И нет ничего страшного если твоя мама не была такой. В любом случае она была, есть и будет. Часть ее всегда в тебе. И от того примешь ты эту часть ее или будешь и дальше с ней спорить зависит так классно ты проведешь этот и следующий день.

 https://www.facebook.com/stefanenko.psy/posts/2017148728541862

Анализ. Месть или любовная игра?

Часто в запросах от клиентов женщин при разборе отношений мужчина – женщина я слышу такую фразу «он мне мстит». И правда, некоторые поступки мужчин (так же и женщин) выглядят на первый взгляд, как нечто такое, что имеет под собой агрессивную основу и некий скрытый умысел. Но это только на первый взгляд.

Я немного помассажирую это напряженное место и постараюсь раскрыть некоторые детали такого коварного слова месть. Я думаю, что большинство людей применяет к данному слову вполне устоявшийся стереотипный описательный набор в виде сопровождающейся агрессией (в основном у того кому мстят) и неким скрытым умыслом (по мнению того кому мстят). Опять же, я бы немного поисследовал этот феномен мести и перевел его из разряда общепринятых в разряд анализируемых. Если посмотреть на природу взаимоотношений мужчины и женщины при разыгрывании мести, то я склонен увидеть в этом некую природную невозможность одного из партнеров выражать свои чувства открыто и понятно для партнера и для самого себя. Причин этому может быть множество и речь сейчас не об этом. При разыгрывании подобного сценария на первый план выходят чувства, и на первый взгляд они реально кажутся негативными. Это может быть злость, гнев, страх, которые в свою очередь могут маскироваться в обиду или некоторые маниакальные компульсивные действия.

Если опуститься на уровень ниже, и вскрыть мотив такого агрессивного поведения одного из партнеров то я думаю, мы скорее всего обнаружим неудовлетворенные потребности в любви, безопасности, принятии, попросту говоря, неудовлетворенные желания иметь «идеальные» отношения. «Идеальные отношения как с кем?» - спросил бы я. Скорее всего ответы был бы про маму, которая была именно тем самым идеальным объектом, который мог дать всю эту полноту чувств. Тогда, мы приходим к некоторому промежуточному выводу, что за местью стоят непрожитые эмоции от недополученных идеальных отношений и, как следствие, неудовлетворенности своим положением в этих отношениях. Если принять во внимание что главной движущей силой при построении отношений может быть любовь (не исключая другие варианты, например, безопасность, т.е. деньги) то мы приходим к тому, что разыгрывается простая любовная игра, по типу дергания девочек в младших классах за волосы. Кстати, дергание волос девочек, это скорее всего от очень раннего детского опыта дергания мамы за волосы.

Я думаю, что правильнее было бы говорить не «он мне мстит», а «он со мной играет», и это становится уже куда более интересней. Если так вот поменять свой взгляд на происходящее, то можно, во-первых, остаться в отношениях позволив партнеру все-таки выразить свои чувства, а во-вторых, не страдать от параноидальных мыслей о страшной мести.

Просто немного проанализировав ситуацию и взглянув на нее с другой стороны мы получаем парадоксальный ответ, который в корне меняет картину происходящего и делает из страшной нервозной проблемы милую забаву влюбленных, которые просто не могут быть чуть более взрослее чем они есть сейчас.

https://www.facebook.com/stefanenko.psy/posts/2016300781959990

Исследование. Мужчины без женщин.

В своем стремлении убить время Ю. не было равных, во всяком случае, он всегда так думал о ней, принимала его всем сердцем и ненавидела всем сознанием, потому что знали, что они всегда будут так вот, на расстоянии. Большой задел времени отведенный на знакомство был сожжен несколькими взглядами и ничего незначащими репликами, когда ни осталось ни секунды и наступила тишина, Ю. знал, что они уже настолько близки, что могут спокойно расходиться по домам. Красота и жестокость момента встречи были так ослепительно прямолинейно поглощены запахом злости и нервного перевозбуждения, что казалось еще немного и воздух пропитается запахом сожженного кислорода. И все-таки вспышки не было. Кто-то прошел рядом и посмотрел на нас, отвел взгляд, сомкнул глаза, сделал шаг, отворот пальто открыл нежный шелк платья, колыхнулась рука в синей кожаной перчатке, каблук громко разбился об асфальт, все повторится вновь и будет совершенно не таким как ранее.

У Ю. всегда были проблемы с женщинами. Ну как проблемы… он просто не знал, как и что с собой делать, когда женщина говорила с ним. Застенчивость и податливость, напор и неискренность, интерес движет им, манит форма и суть, отталкивают обиды, и разочарования. Найти баланс и успокоиться, вот что он хотел, и для этого он все свои силы бросал на свое неугомонное стремление понравиться им и оттолкнуть их как можно дальше, потому что так, он видел четче свое отражение в них. Иногда Ю. сомневался, что вообще существует разница между мужчиной и женщиной, возможно в эти мгновения он был наиболее близок к ним и наиболее далек от себя самого. Вспышки гнева от неполученного счастья сменялись меланхоличным призывом к рациональной экономии сил, которая заканчивалась бурным падением в бездну страдания и затем опять, возвышением над своей человеческой сутью и возвращением к первоначальному вопросу – «Почему все происходит именно так?». Ю. знал ответ на этот вопрос, и игра была важнее чем выигрыш, тем более, что только играя он мог быть участником игры.

Пустота и ощущение одиночества, закрытые окна и удушье мешают мне думать об этом трагическом течении времени. Она никак не может рассказать о просьбе, которая хранится в ее тонкой душе, делая ее настоящим ангелом хранителем несбыточной мечты для одной очень симпатичной девочки. Хрустальный гроб не такой уж и красивый изнутри. Хрупкость бытия они компенсировали твердостью намерений, я сам это прочувствовал на себе, когда мне в спину упирался ее прямолинейный вопрос о несказанной правде. За всеми этими всплесками активности и напудренной самодостаточности стояла вялая крупица самосознания изможденная постоянным самокопанием и надеждами на скорейшее раскрытие тайны ее бытия. Совершенно нет сил ни на что другое. «Даже на меня?» - спросил Ю.. «Даже на меня» -ответила она.

Среди двух головоломок есть две руки, которые заняты каждый своей задачей и глаза в это время смотрят только сквозь, а не на. Две судьбы, завязанные на общий тугой пояс ужимок и сдавленности, два человека, не знающие как оторваться от игры и посмотреть друг на друга. Ю. слишком наивен, она слишком занята собой, они противоречивы и жалки каждый по-своему, за ними стена человеческих непрожитых чувств которые толпа несет в море и тонет там, тонет, и тонет.

В своем стремлении быть с женщиной Ю. потерял себя. Придя к нему она не увидела никого, подождала и ушла, оставив открытой входную дверь. Ветер нежно колыхал ее в своих объятиях не давая ей закрыться и тем самым делая Ю. видимым. Однажды Ю. поймает на себе взгляд устремленный из него, подойдет к двери и закроет ее. Я думаю, в этот момент он узнает о существовании женщины несущей в себе частичку отраженного света его глаз. Найдут ли они друг друга или растворятся в тонущей толпе?

Ю. по прежнему один, без женщины, как и многие.

 https://www.facebook.com/stefanenko.psy/posts/2014033825520019

Секс без любви или любовь без секса.

Что выберете вы? Из предложенного выбор сделать действительно сложно ввиду того, что ни тот ни другой вариант не кажется полноценным. И так и есть, оба варианта «кастрированные» по своей сути и отражают крайние точки жизненного континуума. В отношениях нередко есть и тот и то вариант, да и отношения сами по себе бывают чрезвычайно разнообразными.

Секс без любви крайне распространенное понятие и на практике оказывается весьма неплохим масажором для напряженного эго и входным билетов в мир непреклонных поборников правил и ритуалов. По своей особенности мир очень импульсивный и холодный.

Любовь без секса встречается, хотя и реже. Приверженцы этого варианта либо дикие лгуны самим себе, либо неисправимые романтики, сбежавшие с последнего звонка в школе в погоне за воздушным шариком. Любить – это главное для них и утопая в неге чувств они симпатизируют конечно же сами себе, ну и понятное дело, что секс с собой возможен, но в крайне ограниченной форме. Так вот и живем, прерываясь на реальный секс в перерыве от маструбации.

Но, моя инвазия бессознательного в наше коллективное супер-эго, вовсе не про то о чем многие подумали. В принципе любовь и секс в моем понимании - это своего рода прообразы экстраверсии и интроверсии. Чувственность – это любовь, размышления – это секс. Метафорическое поле тут настолько широко, что я даже теряюсь в таком огромном выборе подбора пар и эпитетов. Любить чувствовать и чувствовать любовь, думать о сексе и «трахать мозг», это очень живые примеры и очень яркие представители того, о чем я хочу написать.

Интроверсия и экстраверсия – противоположные тенденции, которые в чистом виде встречаются крайне редко, как и чистые виды секса и любви. Быть в себе и быть с другим, вот о чем я хотел поговорить. Как совместить эти тенденции в одном индивиде или как принять эти тенденции в другом индивиде.

На этом минном поле «разности» можно запросто взорваться гневом и истерией, тут нет минеров и нет врачей спасателей, тут разрывает на части сразу и на долго. А всего лишь навсего, речь то идет о разном восприятии движения информации, чувств, разном отношении к интуиции в этом мире для разных людей. И насколько мы в этом оказываемся слепы и глухи, настолько нам и не достает любви или секса.

Ведь все это можно получить стоит лишь принять тот факт, что все мы разные. И даже если случается, что рядом с вами оказывается «одинаковый» по первичным признакам человек, дальше все равно ваши индивидуальности разойдутся, и вы не сможете соприкоснуться абсолютно всеми точками вашей души. Никогда.

Будьте более щадящими к друг другу. Никто не знает когда мы увидимся в последний раз.

Терапия вне терапии.

В аналитической психологии и психоанализе есть такой термин как «отыгрывание». Под этим подразумевается, что клиент размещает вытесненный материал и свой перенос вне рамок сессии и не проговаривает, и не проживает его в терапии, а делает это вне терапии, часто вовлекая в это самого психоаналитика. В зависимости от типа психологического расстройства отыгрывание и будет иметь свой неповторимый окрас.

Тут я хочу немного поисследовать тему, почему клиент переходит на такой тип переноса и что это по сути за информация которую клиент наделяет свойствами игры с психоаналитиком. Лично мне интересен сам «дизайн» этого процесса в начальной его фазе и действительно ли отыгрывание является чем-то мешающим психоанализу?

Сейчас, когда я пишу эти строки, я сам действительно как в тумане этого процесса, меня завлекает в себя сама суть того, что есть еще что-то за пределами кабинета аналитика, есть еще мир, который продолжает жить между сессиями. Похоже я уже вошел в отыгрывание даже с самим процессом отыгрывания. Что там живет за этими непроглядными стенами чистой энергии которая струится от клиента не зная границ, в то время как на анализе мы не можем преодолеть защиты. Я словно в некотором замешательстве и хочу настойчиво разобраться что все это означает для анализа клиента. Что он мне этим хотел сказать. Да. Я ощущаю на себе этот перенос значительно ярче чем в терапии, в отыгрывании я как бы пью концентрированный сок, он слишком приторно кисло-сладкий и мне нужно запить его чистой водой отстраненности и одиночества. Мне предлагают стакан, и я почему-то его беру в руки хотя совсем не хочу пить, все-таки в этом приглашении в игру есть нечто большее чем сам процесс переноса, и я вовлекаюсь в него на бессознательном уровне. Мои защиты и мое сознание пропускают меня туда, видимо, я еще не осознал того комплекса который как магнит меня туда тянет. Я чувствую во рту этот насыщенный вкус сока, перенос очевиден, смыслы понятны и читаемы, так что-же тогда со всем этим делать?

Очевидно, что клиент размещается в более эмоционально разряженном поле, там, где нет сопротивления и нет возможности проглотить что-то сложное самому. Тем самым он мне еще раз демонстрирует свою травму в более наглядном виде. Он что не чувствует, что я ее уже заметил? Может все дело в том, что я недостаточно транслирую ему свою заинтересованность в его исцелении, или это говорит о недостаточном уровне коммуникаций. Это про дефицит. И я склонен задаться вопросом: «Если в твою дверь стучит незнакомец поздно ночью, то что это говорит о тебе?». Если меня вовлекают в отыгрывание, что это говорит про меня как аналитика? Это про мой дефицит?

Когда я пью концентрированный сок не разбавленный водой, я думаю о том, что вкуса слишком много, но в тоже время я его пью! Возможно это про мою способность понять себя именно в этой точке куда меня завлекают, это как моя личная тест система, которая точно указывает мне где именно я слеп в работе с клиентом, и что только увидев и почувствовав мощный, свободно-текущий, порыв переноса я только тогда обретаю осознание о происходящем с клиентом и мной действии.

Зачем мне как аналитику процесс отыгрывания? Возможно для того чтобы ясно видеть все, что я вижу, но не говорю про это, точно так же как и клиент, чувствует но не говорит. Это как поле в котором можно наконец-то быть собой. Это пространство свободнее чем кабинет аналитика, тут открывается первичный терапевтический план помощи, только выглядит он тут как в комнате кривых зеркал – совершенно наоборот.

То, что я ищу в отыгрывании я очень сильно боюсь потерять в анализе. То, во что я играю в этом поле, я уже потерял в анализе. То, что я хочу получить в переносном отыгрывании, я хороню в моей реальной жизни.

Главное не заиграться.

Терапия вне терапии.

В аналитической психологии и психоанализе есть такой термин как «отыгрывание». Под этим подразумевается, что клиент размещает вытесненный материал и свой перенос вне рамок сессии и не проговаривает, и не проживает его в терапии, а делает это вне терапии, часто вовлекая в это самого психоаналитика. В зависимости от типа психологического расстройства отыгрывание и будет иметь свой неповторимый окрас.

Тут я хочу немного поисследовать тему, почему клиент переходит на такой тип переноса и что это по сути за информация которую клиент наделяет свойствами игры с психоаналитиком. Лично мне интересен сам «дизайн» этого процесса в начальной его фазе и действительно ли отыгрывание является чем-то мешающим психоанализу?

Сейчас, когда я пишу эти строки, я сам действительно как в тумане этого процесса, меня завлекает в себя сама суть того, что есть еще что-то за пределами кабинета аналитика, есть еще мир, который продолжает жить между сессиями. Похоже я уже вошел в отыгрывание даже с самим процессом отыгрывания. Что там живет за этими непроглядными стенами чистой энергии которая струится от клиента не зная границ, в то время как на анализе мы не можем преодолеть защиты. Я словно в некотором замешательстве и хочу настойчиво разобраться что все это означает для анализа клиента. Что он мне этим хотел сказать. Да. Я ощущаю на себе этот перенос значительно ярче чем в терапии, в отыгрывании я как бы пью концентрированный сок, он слишком приторно кисло-сладкий и мне нужно запить его чистой водой отстраненности и одиночества. Мне предлагают стакан, и я почему-то его беру в руки хотя совсем не хочу пить, все-таки в этом приглашении в игру есть нечто большее чем сам процесс переноса, и я вовлекаюсь в него на бессознательном уровне. Мои защиты и мое сознание пропускают меня туда, видимо, я еще не осознал того комплекса который как магнит меня туда тянет. Я чувствую во рту этот насыщенный вкус сока, перенос очевиден, смыслы понятны и читаемы, так что-же тогда со всем этим делать?

Очевидно, что клиент размещается в более эмоционально разряженном поле, там, где нет сопротивления и нет возможности проглотить что-то сложное самому. Тем самым он мне еще раз демонстрирует свою травму в более наглядном виде. Он что не чувствует, что я ее уже заметил? Может все дело в том, что я недостаточно транслирую ему свою заинтересованность в его исцелении, или это говорит о недостаточном уровне коммуникаций. Это про дефицит. И я склонен задаться вопросом: «Если в твою дверь стучит незнакомец поздно ночью, то что это говорит о тебе?». Если меня вовлекают в отыгрывание, что это говорит про меня как аналитика? Это про мой дефицит?

Когда я пью концентрированный сок не разбавленный водой, я думаю о том, что вкуса слишком много, но в тоже время я его пью! Возможно это про мою способность понять себя именно в этой точке куда меня завлекают, это как моя личная тест система, которая точно указывает мне где именно я слеп в работе с клиентом, и что только увидев и почувствовав мощный, свободно-текущий, порыв переноса я только тогда обретаю осознание о происходящем с клиентом и мной действии.

Зачем мне как аналитику процесс отыгрывания? Возможно для того чтобы ясно видеть все, что я вижу, но не говорю про это, точно так же как и клиент, чувствует но не говорит. Это как поле в котором можно наконец-то быть собой. Это пространство свободнее чем кабинет аналитика, тут открывается первичный терапевтический план помощи, только выглядит он тут как в комнате кривых зеркал – совершенно наоборот.

То, что я ищу в отыгрывании я очень сильно боюсь потерять в анализе. То, во что я играю в этом поле, я уже потерял в анализе. То, что я хочу получить в переносном отыгрывании, я хороню в моей реальной жизни.

Главное не заиграться.

Душа в Боге или Бог в душе.

Мои мысли несут меня подальше от сегодня и сейчас. Я хочу быть, как мои мысли, легким и стремительным, ранящим точно в цель, бьющим наповал, всегда знающим свою правоту, и я могу быть таким, ведь говорят, что я - это мои мысли. Мысли наполняют мое сознание и создают вокруг меня невидимый ореол моего лицемерного притворства, они манят меня как виртуальная реальность перед моими глазами с экрана телефона, они провоцируют меня на проявления жизни. В тот миг, когда они исчезают, я останавливаюсь. Поток либидо разворачивается внутрь меня и наполняет меня страстным предчувствием целомудренного познания себя. И я могу быть обманут собой, и я хочу, чтобы это произошло. Моя мама, мой папа, я сам, мы знаем, что все совсем не так, как мы это представляем себе. Мысли – вот что нас объединяет и разобщает столь сильно, что иногда я хочу быть алюминиевым проводом, греющимся, текущим сквозь него током, как нерв, только металлический. Я хочу быть как электропровод, я хочу чувствовать напряжение, греться, гудеть, окисляться и быть в напряжении и знать, что мои электроны бегут точно к цели. Мысли как электроны, они текут к цели, всегда полюсность, всегда заряд, всегда удар того, кто не в теме, всегда мощь и огромная цена за незнание их силы. Мысли окутали меня. Кто кого проводит, электричество – провод или провод – электричество? Мысли проводят меня, без них я безликий, пустой и живой творец своей собственной пустоты.

Что толку от того, что я знаю о них, я все равно им принадлежу и завишу от них. А что я хотел, будучи проводником? Мои родители, они были проводниками, я -проводник, мы просто носители мыслей в этом информационном поле, мы провода, соединенные в цепь и передающие кластеры информации, мы просты курьеры, мечтающие о карьере шеф-редактора. Мысли – это мы. Все есть перенос, мы переносим, нас переносят, мы проецируем и интроецируем. Если так подумать, то что мы есть без переноса? Возможно, мы проецируем и внутри самих себя. Мысли имеют свойство скрывать свой смысл от нас.

Странности моих настоящих попыток успокаивают меня, мои опыты провальны так же, как и суть опытов. Что и кому я хочу доказать, теоремы заучены и не подлежат изменениям, они так же тверды, как и мои взгляды на небо, я смотрю в него и совершенно ничего не вижу. Я живу сплошными аксиомами, нет ни доказательств святости дуги ни опровержений человечности Бога, я не знаю, что в этом мире можно менять кроме себя, и, как бы я не поменял себя, я все равно иду мысленно по доказанной ранее теореме. Времени на раздумья нет, пора мыслить. Я ищу способы приспособиться к универсалиям жизни, и я думаю о них как о законах бытия, а они просто меня приговаривают к еще одному году поисков смысла. Они в сговоре с мыслями, мысли им служат и в награду получают всего меня. Я их раб без сомнения и суеты, я даже этого не знаю, я так наивен и глуп, что пытаюсь познать суть, изменяющую меня в этом мире, но как я могу изменить себя, если мир никогда мне этого не позволит. Когда срывают одну травинку, содрогается вся вселенная, когда я пытаюсь изменить себя, меняется все вокруг, а это невозможно просто потому, что оно было, есть и будет неизменным. Я просто плод воображения моих мыслей, я просто аватар на их профиле в соцсетях.

Мысли мыслят меня, и я их замысел с самого начала начал. Я был, есть и буду в своей ничтожно малой ипостаси в этом несоизмеримо вечном мире. Крупица на фоне вечности, мысль на фоне молчания на совещании, пылинка в глазе Будды, я так велик во всем этом. Спасибо вам, мои мысли, что привели меня к такому величию в ничтожности, мы и правда стоим друг друга. Я в ответе за ваше проявление во мне, а вы в ответе за мои проявления в вас, мы просто такие взаимоуничтожающиеся единицы смысла. Мы с вами, это и есть Бог.

Душа в Боге или Бог в душе, мысли о Боге или Бог мыслит обо мне, я вещь в себе или я вещь для него?

Мысли, они не дают мне ответа, они вечны как этот мир, как этот Бог, который просто смотрит мне в глаза моими глазами, и он улыбается мне, а я ему. «О чем он думает?» - спрашиваю я себя. «Я думаю о тебе.» - отвечает он мне.

Попался!

Мысли. Бог. Я.