хочу сюда!
 

Ирина

35 лет, телец, познакомится с парнем в возрасте 31-43 лет

Заметки с меткой «расставание»

Я забыла

Я забыла, что мы лишь друзья.     

Ты прости, я снова заигралась

Я забыла, что любить нельзя

Но опять на тот крючок попалась!   

      Я же знала, что нельзя быть вместе! 

Но меня в обратном убеждал             

Я решить хотела всё на месте,           

Но меня назад ты возвращал

Я же знала, что нельзя зубную щётку

У тебя на ванной оставлять

А ты не только вставил в рамку фотку

Но и фен хотел мне покупать

Я забыла, что мы просто вместе

И друг другу и не муж и не жена

И что может и не быть невесте

Я забыла, что "сегодня" жить должна

Мы о детях даже говорили,

И о том, как будем вместе жить

Но о том, что всё игра, забыли

Надо просто нам "сегодня" жить

Enj

Enj

Я слишком гордая...


Я слишком гордая, чтоб падать на колени,

      Пусть даже до безумия любя.

Ушел с другой и я ушла без тени

        И даже взгляда не оставлю для тебя.

 Я не оставлю все на пол дороге,

                   За прошлое отвечу я сама,

   Пусть твое сердце бьется без тревоги

Холодное, как буд-то в нем зима.

          А встретившись случайно на дороге,

    Начну шутить, смеяться даже,

               Печали я своей не покажу.

Пусть говорят, что сердцу не прикажешь,

      А я возьму и сердцу прикажу. (с)

                                                             В.Пушкова

Моя свобода

 

 

Свершилось. Наконец – то наступил момент, которого я ждала, казалось бы, целую жизнь. Я свободна. Как ветер, как весна, как летний зной, как мартовская кошка, согласная на притязания кота, именующегося этим же месяцем. И моя свобода развивается с волосами, выбившимися из уложенной утром прически, и моя свобода просачивается сквозь щели почти герметично запертого авто и абсолютно герметично упакованного самолета набирающего высоту. Набираю высоту. Новую, самую-самую крайнюю. Дойду до точки, до предела, до той границы, за которой только море. И оно плещется, и оно блестит и переливается. Наконец – то я свобода. Свободна настолько, что больше нет необходимости сажать себя в клетку, закрывать на замок в одной из самых обычных квартир взбалмошной столицы, нет необходимости кормить твоего кота рыбками из твоего же аквариума. Теперь начнется новая жизнь, новая жизнь без тебя, прежней работы, твоих проблем и ежедневной грязи, которую я сама на себя выливала, продолжая путь из дома на работу. Мне больше некуда торопиться, потому что теперь я везде успею, ведь я уверена в том, что случайно не позвонишь ты, не предложишь встретиться, так сказать, кофе попить. Смотрю на себя в зеркало. Я еще никогда так хорошо не выглядела. Все-таки аристократическая бледность и желтушная усталость вокруг глаз меня не украшали. Отлично. Все просто супер, «гуд» и подобные им слова, так часто употребляемые мной, до того момента пока я не познакомилась с парнем, способным испортить мою жизнь, то есть с тобой. Ты отличный парень, несмотря на то, что больше меня это не интересует. Больше меня также не интересует, как ты себя чувствуешь, как дела на твоей работе, и какой фильм ты захочешь посмотреть вечером. Какае бы кинокартина не прельстила тебя сегодня, зная твою любовь к кинематографу и высокоразвитое чувство зависимости от вечерних просмотров и последующего рецензирования фильма, безусловно, в твоей жизни и теперь все это будет, но только без меня. Все тот же кот будет поглощать еду, которую я для него сварила. Все те же шторы в твоей спальни, плотно задернутые мной еще вчера вечером. И по большому счету, каждому из нас будет этого не хватать, не долго, совсем не долго. Свобода – это чувство, которое долго не хранится, оно скоропортящееся, но почему-то надписи «употребить до истечения срока, указанного на упаковке» не наблюдается. А значит, я буду поглощать свободу по капле, долго и самозабвенно, жадно внимая возгласам знакомых, о том, что это уж слишком, что все хорошо в меру. Возможно, они правы, но кого это теперь интересует. Может быть кого-то и интересует, но вот что не меня – это точно.  

                Меня теперь интересуют абсолютно другие вещи, еще вчера совершенно чуждые мне: сколько я буду наслаждаться подаренной мне свободой, прошу не путать с одиночеством, вещи абсолютно разные диаметрально противоположные, несопоставимые. Я не хочу, чтобы этот праздник жизни заканчивался, точно так же как еще недавно не хотела, чтобы сказка под названием «моя безоблачная, безумная, невменяемая любовь» стала былью, перестав быть сказкой. И в этой были, в этой суровой реальности, не осталось ничего от той сказки. Ничего. Были я и ты. Были долгие вечера и короткие промежутки, которые почему-то принято именовать утром. В это время я успевала одеться и выскочить на улицу в поисках машины. Конечно, не удивительно, что меня уволили с работы, странно вообще как они могли так долго терпеть этот беспредел. Мало того, что я являлась на встречу с деловыми партнерами в таком виде, как - будто меня только что разбудила группа пожарников, внезапно ворвавшихся в квартиру с криками «Да здравствует наш суд, самый гуманный суд в мире». А потом меня еще и судили. Меня судили и осуждали все, даже те, кто был едва знаком с моей персоной: соседи, друзья, друзья моих друзей, родители и родственники друзей моих друзей, вахтеры и охранники офисов тех фирм, в которых я когда-либо появлялась. Интересно за что?! Что такого могло выражать мое лицо, тело, движения. Что такого происходило со мной, что заставляло прохожих оборачиваться мне вслед, а знакомых отводить глаза. А потом я с присущей мне неугомонной, безостановочной, набранной скоростью чувствовала только одно – я хотела продолжать все происходящее, все, что не давало покоя многим и вводило меня в состояние удовлетворенности. И вот после этого я никак не могу прийти в себя, в отстраненности от собственной личности я забегаю в офис, по пути забывая поздороваться с  коллегами, включаю компьютер, чайник и лампу дневного света и наступает очередной миг откровения. «Что я здесь делаю? Как я здесь оказалась? И вообще, почему все это происходит со мной, а не с кем-то другим». Признаюсь, в эти минуты мне больше всего хотелось сделать обратное, то есть выключить поочередно электроприборы: лампу, чайник и компьютер. А затем, медленно отматывая пленку назад, бежать в направлении входа, или правильнее будет сказать выхода, и не останавливаться. Что я, по всей видимости, однажды и сделала, за что и была изгнана с предприятия с особым и нецензурным позором. Особая нецензурность этого позора заключалась в том, что мне, по природе своей тихой и отнюдь не демонстративной девушке, пришлось самостоятельно писать заявление об уходе, хотя, неужели нельзя было уволить меня приказом по предприятию, наверное, на меня пожалели бумаги и собственного труда работников отдела кадров. Чего греха таить, я еще тот кадр. Мне даже не пришлось отрабатывать предписанные законодательством две недели, я в тот же день испарилась, вздохнув с облегчением. Не скажу, что сразу же впала в депрессию, плакала ночь на пролет и вся исстрадалась, но было ощущение, что что–то изменилось и ты знаешь это, но не понимаешь, тебе от этого лучше, хуже или также. Мне было лучше. Мне стало легче и свободней. Необходимость зарабатывать деньги давила меня чугунным прессом, распластывала блинчиком по сковородке мое исстрадавшееся постоянным ожиданием чуда тело, и потому я прекрасно понимала, что вопрос хорошего заработка – это всего-навсего риторический вопрос. Ну, в смысле с моим подходом к работе и бешеной ответственностью в ближайшее время хороший заработок мне не грозит. Не грозило мне также и возвращение к тебе. Я никуда не уходила, а потому и возвращаться мне было также некуда. Неудачные попытки сублимировать не израсходованную энергию в творчество успехом не увенчались – творчество было сомнительным, а вот энергии добавилось. Теперь мне хотелось всего. Всего, чего, будучи рядом с тобой я не могла себе позволить. Я хотела дорогих украшений и чужих взглядов, придирчиво обращенных на мою полуобнаженную спину, я хотела ехать к друзьям и чтобы совесть моя уезжала вместе со мной, а не оставалась под дверью твоей квартиры жалобно скулить и ждать пока ты придешь с работы, а потом честными и преданными глазами маленькой напуганной девочки, которой я была рядом с тобой, смотрела на тебя поглощая приготовленный тобой ужин. Я хочу цветов, ухаживаний и сладкого ощущения собственной необходимости, а еще хочу знать, что больше не должна о тебе думать и… не думать. Вообще не думать. Забыть что такое мыслительная деятельность. Влюбляясь, я напрочь забывала об этом. Влюбляясь, я никого не слушала и мало чьи слухи и сплетни были мне интересны. Меня ничего не интересовало больше. Передо мной лежал чистый лист бумаги, открытый блокнот, в котором я еще не сделала ни одной записи. В «Ворде» был открыт новый документ, а в телефоне – полупустая адресная книжка. Вот и все. Так начинают жизнь заново. Я часто это делаю. Каждый раз, когда мы расстаемся, каждый раз, когда в тебя летят мои обвинения, а в меня твои упреки. Каждый раз я пытаюсь начать новую жизнь. Не знаю, удается ли это мне, но то, что рухнувшие иллюзии здорово подстегивают и заставляют идти дальше с высоко поднятой головой. Дальше, навстречу свободе. Никто из нас не знает, как долго он будет свободен от глупых мыслей и обнадеживающих ответов, но каждый из нас уверен в том, что рано или поздно найдется человек, которому мы с радостью отдадим свою свободу и он примет ее не как должное и не как жертву. Наша свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Твоя свобода стоила мне моей. И это слишком дорогая плата за то, чтобы тешить себя мыслью, что это и было счастьем.

 

О чём мы думаем, когда нас покидают возлюбленные...



Когда расстаёшься с любимым человеком, то для тебя, как будто всё меняеться в жизни...

Просыпаешься утром и понимаешь, что жить не хочешь! Идёшь на кухню, открываешь холодильник, а жрать-то ничего и не хочеться... Собираешься на работу без особого энтузиазма, тебе уже всё-равно на твой внешний вид, всё-равно на то что обувь грязная, штаны мятые, морда не бритая...

Выходишь из дома и привычным нажатием клавиши на телефоне, включаешь проигрыватель... И в наушниках начиют звучать песни, которые ты уже за последние пару дней выучил наизусть, идешь, шепчешь тихонько слова из песен, пытаешься в каждой песне найти ситуацию, похожую на твою... И как не странно находишь! В каждой песне! Не ужели у всех так? Ведь все мы разные! Но наверное в чём-то у мас много схожести...

Так не заметив, доезжаешь до работы... Там находиться просто невозможно!!! Особенно когда кто-то из сотрудников начинает расказывать, как он вчера был со своей девушкой в кино, театре, или на дискотеке... Делаешь вид, что тебя не зае..ло это слушать... Потом всё-таки не выдерживаешь и выходишь курить... Нервно, одну за другой подкуриваешь сигарету и вот догорает уже третий окурок, думаешь, да ну ее, ведь жизнь то не закончилась! Зачем губить себя?! Найду другую! Лучше, добрее, веселее, красивее... Хотя куда уже красивее... Ведь для тебя она была - Богиня! Самая-самая! Да и почему была? И сейчас есть...

Достаёшь с кармана телефон, находишь фото, на котором вы были рядышком, в голову лезет куча воспоминаний... Смотришь на часы, "Вот ё..., уже обед"...

И вот так проходит весь день...

После работы звонят друзья, приглашают попить пивка... Ты думаешь:"А чего бы и нет?! Может она сейчас тоже не хуже отдыхает в компании своих дружков или подружек? Сделаю назло!"

Хотя кому назло? Разве что себе... Ну да ладно, собираешься, идешь...

Все рады тебя видеть, говорят, мол давно тебя не видели, что всё время пропадал со своей возлюбленной... А потом один и них скажет :"Чего такой кислый? Что с "малой" посрался?". "Расстался" - скажешь не тая обиду и злобу... Минутная пауза... Потом пару слов, типа "Не отчаивайся, всё будет хорошо...". Потом никто не придаёт этому никакого значения... Хотя чего ты ожидал?! Ведь её никто не любил в твоей компании... Они тебя ревновали к ней... Ты же с ней больше времени проводил...

Но теперь это уже в прошлом...

Напиваешься и идёшь пытаться спать... Пол-ночи стабильно не можешь сомкнуть глаз, всё вспоминаешь... Каждое слово, жест, вздох, взгдяд... Потом ловишь себя на мысли, что ты ее люишь больше жизни... Хочеться это ей сказать... Тянешься к телефону... Стоп! Но я же гордый! Она же виновата! Сколько можно ей прощать то, что она мне никогда не прощает...

Так и ломаеться самое светлое, доброе на свете... Ломаеться жизнь, меняются приоритеты... А ведь всё могло быть по другому... Интересно а она сейчас то же самое чувствует? Тоже страдает? А может она сейчас с кем-то? НЕТ!!! Не может такого быть! Просто всякий бред в голову лезет...

И засыпаешь в надежде, что это всё просто глупость, и что всё будет хорошо и что вы помиритесь...

 

История в 8 месяцев...


уехать – это и есть попрощаться.
зачем еще какие-то дополнительные церемонии?
любой отъезд – поступок вполне самодостаточный.

макс фрай
 
Мы расстались. 8 месяцев любви. 7 из котрых я была любимой, и желанной невестой.
как всегда на последок кинута фраза о возможной судьбе. верю ли я? чем черт не шутит.
а сейчас точка.
 
МНЕ НЕ БОЛЬНО
Страницы:
1
4
5
6
7
8
9
10
11
предыдущая
следующая