О сообществе

Сенс життя. Пошук відповідей на життєві запитання. Ставленя до Бога - ВІн є у нашому житті, чи існує поза ним?
Вид:
краткий
полный

Сенс

Далі буде...

  • 27.03.08, 12:55
 Якщо хто читає "Багатій" , прошу вибачити, беру перерив, набридло  вже ділити оповідання  на частинки і редагувати...
Далі буде трохи пізніше...

  Голова йде кругом ...

Багатій

  • 27.03.08, 12:40
                                                                                  (продовження 4) - От і  чудово, - радіє  Мирон Степанович, - мені  це якраз і потрібно.
- Завжди   до ваших послуг, - чемно обзивається  голос.   

- А  ще   скажіть, яка плата за метр?

- Двісті зеленими.        

- Двісті? Та що ви таке кажете? –  спантеличено  перепитує Мирон Степанович. (Він знав, що один метр коштує разів в чотири  більше).

- Ну,  якщо для вас надто  дорого, то шукайте  собі місця десь інде, - ображається  голос із трубки.       

- Ні-ні. Що ви! Мені здалося, що це навіть задешево.

-   А-а.,- просто  мичить  голос з  трубки, - ну то коли маєте дурні гроші, можете прихопити трохи більшу площу. А на ній скажімо посадити  квіти, лавочку поставити.

- Я   щось не второпав? Це вже якийсь особняк ви  мені пропонуєте? Чи що?    

- Ну,  можна й так сказати, - погоджується  голос.
 - Ну,  а ви можете прикинути щоб це все разом коштувало?
- А що тут прикидати? Два основні, плюс ще хай там навколо зо два. Тоді чотири на двісті маємо вісімсот баксів.
- Це що ж така дольова участь?
- Та  так, - погоджується голос і філософськи  додає.  -  У кожного своя участь. Та як попали вже до нас то тут у всіх однакова.
   ( далі буде)

    

Багатій

  • 27.03.08, 12:24
                                                                  (продовження 3)   Мирон Степанович літав понад хмарами. В його уяві  проносились різні приємні картинки: то він сидить на балконі власної  квартири  з газетою, то порається серед

квітів біля власного особнячка, а то вже лежить на гарячому піску одного з санаторіїв, що на березі Чорного моря, і ще багато чого.

  Ось  нарешті наш герой опускається з-за хмар на землю і вирішує втілити свої

фантазії в дійсність. Він купляє газету і серед реклами,  в колонці про нерухомість, шукає того, хто б реалізував його мрії. Раніше йому ніколи не приходилось дзвонити по таких важливих справах. Та й чого б було  Мирону Степановичу дзвонити коли, крім власної  пенсії, інших грошей, останнім часом,  в нього й не траплялось. Добре що хоч домігся собі телефон якось провести.    Гм… Гм… В яку б то фірму подзвонити,  -  чухає собі голову наш герой. -  Трохи вже пізно. Але то все приватники, а ті,  напевне, ще працюють. А давай подзвоню  хоча би в ось цю.    Мирон Степанович читає:    « Фірма «Гарант» працює виключно для вас і приймає ваші замовлення,  як і вдень, так і вночі».    Тремтячими, від хвилювання, пальцями він набирає потрібний номер:

- Фірма "Гарант"?

- Так! - з трубки почувся глухий, трохи заспаний голос.
- Ви  працюєте з нерухомістю?   
- ...Можна й так  сказати, -  після невеликої паузи роздалось на тім кінці слухавки.
- Ну, а  щось на одного чоловіка, не дуже дороге, в тихому районі можете запропонувати?

- В нас  в основному на одного й замовляють. А місця, тихішого за наше, ви ніде більше не знайдете. Ви нашу назву читали?

-   Читав.   

-     Отож!   Одним словом -  фірма гарантує, - роздається   переконливий  голос з трубки.    
    (далі буде)

Багатій

  • 27.03.08, 10:43
                                                                          (продовження 2)

Отож, хоч це і не пристойно,  але ми непомітно підглядаємо, як  Мирон Степанович мучиться від того, що  багатий. 

   «Чого ж  то він такий багатий, живе  в  бідному гуртожитку?» - постає ще одне логічне  запитання. Тут вже і наша логіка безсила. Хоча може тому, що багатим він став  тільки два дні тому  і то зовсім  випадково.

  «А як же то так сталося?» – не втерпіли ви,  щоб не запитати.

   «А так… Два дні тому ішов Мирон Степанович додому постукуючи ціпком об асфальт, аж   раптом звідкілясь взялась під ногами невеличка сумочка  -  барсетка,

так здається  її  називають. Новенька така, гарнесенька, ну як  її не підійняти. Та для початку наш герой придивився чи не прив’язана до неї  ниточка, а бо ще щось.

 "Ці  капосні хлопчаки бувало не одного наївного перехожого зловили на таку приманку.Ти нагнешся щоб підійняти, а воно стриб  від тебе, а ці шибеники  за кущами регочуть  аж за животи хапаються»,  -  розмірковує  наш герой.
   На свій превеликий подив,  Мирон Степанович  нічого підозрілого не виявив, та й 

навкруг ні душі. Отож він і підійняв знахідку, та й заховав в пакет. 

   «Дам  оголошення в газету, чи на радіо. Може за нею хтось шукає, - по-дорозі міркує  собі наш герой. Дивись ще й пару гривень зароблю», - тішиться цій думці  старий прямуючи до гуртожитку.
   Зайшовши  в свою кімнату, Мирон  Степанович в першу  ж чергу вийняв барсетку з пакета. Відкрив її…     …І ось  до сих пір не може заснути.  Барсетка  була битком набита грішми, та ще й не нашими, та навіть і не доларами, а євро…

( далі буде)

Багатій

  • 27.03.08, 10:33

                                   (продовження 1)

   Ой!  Перепрошую шановний слідопите-читачу. У вас напевне вже виникло логічне

запитання:    «А що робить в гуртожитку сімдесятирічний  дідуган.»

    Так само  логічно ми відповімо – живе. Ви дивуєтесь. А ми ні. Вам здається, що в  гуртожитках живуть тільки молоді холостяки, чи молоді подружні пари. Але все  ж таки  ще молоді,  і то тимчасово. Е ні, на цей раз  ви помиляєтесь. Тут доживають віку і старики.  Правда здебільшого дійсно холостяки. Звичайно ще перед тим, як вирушити на пошук  нашого героя,  можливо дехто подумав,     

що  його зустріне консьєржка солідного  будинку, а не проста чергова гуртожитку, бо  ж мова йде про багатія. Та на  жаль  все так є як є. Тож давайте облишимо цю тему і перейдемо до мети нашого візиту. Тим більше, що від неї ми вже не так далеко.    Отож  ми підіймаємось по сходах на четвертий поверх, повертаємо праворуч і обережно прямуємо в кінець коридору.    «Чому обережно?» – одразу ж запитуєте ви. Та  тому, дорогі мої, що тут також  стоїть цілковита темінь.    «Та це ще  нічого», - сказали би старожили гуртожитку... 

   Але ні.  Далі розповідати про умови проживання в гуртожитках,  ми  не  

будемо.   Якими вони можуть бути знають  тільки  ті, хто жив, чи  ще й  досі живе в них. Ми ж не будемо виносити сміття за поріг, бо завалимо всю вулицю. Та й не про те ми хотіли розповісти. Добре що ми знайшли кімнату нашого героя. Він якраз знаходиться в спальні-вітальні. Це пів кімнати розділеної шторою, в іншій половині  - кухня.

   (далі буде)

Багатій

  • 27.03.08, 10:05
             (початок)      Мирон Степанович ось уже другу ніч не міг заснути. Та воно й недивно. Адже він тепер  -  багатій.  В такій ситуації сон би відпав і в людей набагато молодших віком, а Мирону Степановичу вже стукнуло не багато не мало –  сімдесят років.    Давайте ж заглянемо в скромне приміщення пенсіонера і дізнаємось, що ж таке трапилось з ним на старості літ. Коли  ви твердо вирішили розгадати цю загадку, то прошу дуже. Знайти нашого героя не становить ніяких труднощів.
  Сідаєте на перший тролейбус, доїжджаєте до зупинки «Цегельний завод» і шукаєте  навпроти неї будинок під номером двадцять. Підійшовши ближче ви, по

непривабливому вигляду, одразу ж догадуєтесь, що це гуртожиток, та ще й як потім виявиться,  для холостяків. Так  воно є, та насправді він вже давно перестав бути холостяцьким. Проте, не для всіх, принаймні для Мирона Степановича. Він і далі живе сам-самісінький. Ви проходите мимо першого під’їзду, закритого на величезний навісний замок, і заходите в другий, він же й останній. Примруживши очі після світла двору ви ще стоїте на  місці намагаючись зорієнтуватись в обстановці, як десь з кутка до вас долинає суворий жіночий  голос:

-       Ви шановний до кого?

-    Та я  до Мирона Степановича, - ставши струнко,  відповідаєте ви, шукаючи очима власницю голосу.

-    А-а-а, - немов луна відбивається з кутка. – Проходьте.  

-       Та  справа в тім, що я не знаю де тут у  вас  його шукати.
-       Не знаєте? – дивується жінка, так начебто  всі  мали  би знати де розташована кімната Мирона  Степановича.  - Так це просто  - четвертий поверх, направо, кімната
дев’яносто чотири.
               (далі буде)

Проза жизни или "не пара"

  • 24.03.08, 16:04
                                                           (продолжение)
Сегодня деревенские жители веселятся. А почему бы и нет, ведь у них свадьба. А в этом событии участвуют все односельчане. Сегодня Валерий Михайлович и Людмила Степановна выдают замуж свою первую дочь - Веру.
Свадьба была в разгаре, но все же они сумели уединиться.
- Сама себе не верю, - промолвила Люда, - более двадцати лет прошло, как мы
поженились.
- Не прошло - пролетело как один миг, - подхватил ее мысли Валерий.
- Я знаю, что ты любил меня еще со школы, но как ты терпел все эти годы мои выходки? Я иногда пилила тебя, только потому, что у меня было плохое настроение. Иногда я просто хотела вывести тебя из себя. Почему ты меня
никогда не то чтобы не ударил, но даже и не ругал?
- А почему ты вышла за меня замуж, хотя имела и лучших за меня претендентов
на руку и сердце? - задал встречный вопрос Валерий.
- Наверное, потому, что среди всех и даже родителей, только ты один верил в меня, - просто ответила Люда.
- Я и сейчас верю.
- Я знаю. Благодаря твоей вере, я и поступила в ВУЗ, и за тебя замуж вышла, хотя еще и сама не заметила, как ко мне пришла любовь. Теперь я это знаю. И еще - я ни о чем не жалею, - как в юности, блеснула глазами Люда. - Но ты не
ответил на мой вопрос.
- Если говорить на твоем учительском языке, я бы это назвал прозой жизни. Со мной согласится каждый любящий мужчина, - немного подумав, ответил он. – Я знаю, тебе непросто было выбирать, но ты согласилась выйти за меня. Вот тогда
я понял - ты не только отдала мне свою руку и сердце, ты вручила мне свою судьбу…
Объявили белый танец. Закружились пары. Люда плыла в танце с Валерием. Они, увлеченные танцем, не заметили, как остальные танцующие расступились, предоставив им место. Даже жених с невестой остановились, что бы полюбоваться
своими родителями. А они, слегка припорошенные сединой, танцевали, не замечая никого вокруг. Все видели перед собой сильного, серьезного мужчину, который словно хрупкую вазу поддерживал в танце счастливую женщину. Но если бы
зрители могли заглянуть в самую глубину их глаз, а еще лучше сердец, они бы увидели намного больше. Но это было ведомо только самим танцующим, и была это - взаимная нежность и никогда не старевшая любовь…
- Видишь, как оно в жизни бывает: Валя вновь на свадьбу сама пришла. Ее Геннадий где-то по свету мотается и к ней не спешит. А вот, Иван с Марией вместе, правда она все время отворачивается от него, наверное, стыдится, что он уже никакой. А наши-то. Смотри, какая чудесная пара, - наклонившись к соседке, промолвила мама Валерия.
- Прекрасная. Вы не поверите, я так за них рада, - смахнув счастливую слезу, - ответила мама Люды.

Проза жизни или "не пара"

  • 24.03.08, 15:54

   «Не пара он тебе», - слышала не раз Людка. Другие шли дальше, объясняя: «Ну что ты в нем нашла, ни особой красы, ни образования, выучился всего лишь на механизатора, ты же в институт метишь. Как вы будете жить? О чем говорить? Что у вас может быть общего?»
У Людки от этих разговоров кругом шла голова. Иногда не выдержав, она раздраженно отвечала: «Да разве я за ним ходила? Он сам прицепился, как клещ, проходу не дает».
«Вот-вот, - подхватывали собеседники, - дай ему от ворот поворот, а то через него никто к тебе и не подступит. Таких как он, в деревне полным-полно. Но вот есть же Иван, Гена (они оба учатся в институтах): интеллигентные, образованные, с хороших семей.
Людка мечтает получить высшее образование, стать педагогом, но вот уже второй год возвращается с города вся в слезах. Опять не удача, опять она не прошла по конкурсу. После всего этого руки опускаются. Как-то раз, Гена сказал ей:

«Люда, а может это не твое?»

Она часто прислушивалась к его мнению, он очень умный, да чего греха таить и симпатичен ей. С ним и Иваном, она может о многом говорить, они ее одноклассники, как и Валера, ну тот «клещ». Правда в
отличие от них, он больше слушает, смотрит влюбленными детскими глазами, смешно моргая длиннющими ресницами. А так ничем больше он и не приметен, здоровый, сильный прямолинейный деревенский парень с открытым лицом, да и все...
Как-то вечером Людка, была без «охраны» (у Валеры, что-то стряслось в семье) и ее, из клуба, проводил Гена. Они здорово поболтали, а под конец Гена предложил ей пойти с ним под венец. У нее захватило дыхание. Наконец-то, кто-то стоящий. Это было так неожиданно и так заманчиво. Но, прислушавшись к тому как он это подал, она отказала. Ей показалось, что он делает не предложение, а одолжение. Когда об этом пронюхала мать, то чуть с ума не сошла. Отец ничего не сказал, просто хлопнув дверью, и вышел покурить.
Обидно. Да и после этого, друзей у нее не осталось, Гена с ней не разговаривает, Иван почему-то тоже избегает. Подружки одноклассницы, можно сказать тоже ее оставили, завелись семьями, у них теперь иные проблемы.
«И зачем я отказала Гене? - теперь спрашивала себя Людка. – Неужели через Валеру? Что я к нему чувствую и сама не знаю: жалость или уважение к его настырности, или что-то больше?»
На другой день, после случая с Геной, Валера ждал Люду с огромным букетом цветов. Он уже знал о результатах ее разговора с Геной.
Людка, раздумывая, вспоминает тот вечер:
«И где он их нарвал? Наверное, у тети Сони. Всю клумбу ко мне приволок. Чудный такой. А его глаза… Да они меня преследуют еще со школьной скамьи. Но в тот вечер, когда Валера преподнес цветы, они заговорили, наверное, потому что язык молчал. И все же Валера выдавил из себя:
- Спасибо! Ты вернула меня к жизни.
Если это признание любви, то очень даже не привычное. После этих слов, в его глазах блеснула слезинка.
«Мне, наверное, показалось, - подумала она.
- И что мне с тобой делать?» - как-то само собой слетело тогда у нее с языка.
-Ничего, просто выходи за меня замуж, - послышался простой ответ.
Это было для Людки вновь неожиданно, ибо она думала, что Валера никогда не отважится сказать ей эти слова. А теперь вот видишь, сказал. А она загодя и не приготовила, что ему ответить в таком случае. Теперь вот думает, что сказать, чтобы не обидеть своим отказом. Все ж таки он этого не заслужил.
- Я не могу. Мне еще предстоит поступить в ВУЗ, хотя никто в это не верит, - деликатно стала объясняться Людка. – Мне кажется, я уже и сама не верю.
- Только без паники. Ты поступишь. Я знаю. Я верю.
У девушки от удивления брови слетели вверх.
- Пускай даже и так, - стала рассуждать вслух Людка. - Потом будут еще долгие годы учебы.
- Я подожду, - последовал невозмутимый ответ.
Люда замолкла. Да и что тут скажешь. Он, оказывается, верит в несбыточное.
- Я подумаю, - дипломатично ответила она и перевела речь на другое». Людка думала, а Валера ждал. Он и дальше кругом сопровождал ее, но к этому разговору больше не возвращался. «И зачем он тебе?» - продолжали говорить Людке друзья и знакомые, узнав, что она продолжает встречаться с Валерой, но девушка больше не обсуждала эту тему. И только раз удивленно подняла брови, когда родная мать, подведя итоги людской молве, изрекла: - И я говорю: не пара он тебе - не пара. После этих слов у Людки вырвалось: - Мама! На самом деле ты его совсем не знаешь. Теперь маме настала очередь, удивится. - Ах, даже так? Ты уже начала его защищать? - Если хочешь - да! Он не плохой человек. А нравится ли он мне, я еще не разобралась, у меня экзамены вновь на носу. Так что давай этот разговор отложим на будущее. - Как знаешь, - оставила ее мать. Прошло не мало времени, как они вернулись к этому разговору, на тот час Людка уже училась в ВУЗе. - Мама! Я выхожу замуж! - торжественно заявила Люда как-то вечером. - Да благословит Тебя Бог! - обрадовалась мама. – И кто же твой избранник? - Валера! - Валера!?… - побледневшая мать схватилась за сердце. Тяжело опустилась на табуретку. * * *

(продолжение следует)

Журавли

  • 19.03.08, 12:22

Вадик вынул с укромного местечка деньги. Пересчитал. «Мало. Слишком мало. Неужели моя мечта никогда не сбудется? - спросил сам себя парень. – И работа у меня неплохая, и особенно деньги не транжиру, два года собираю их на свою мечту, а их как «кот наплакал». Почти каждый год у нас меняется власть, а «воз и ныне там». Обещания каждого нового правительства о повышении жизненного уровня простого народа всего лишь рекламный ролик. Придя к власти, оно в первую очередь решает свои собственные проблемы, а народ ждет и надеется. И так из года в год. А как же быть с моей мечтой?» - загрустил парень. Наверное, кто-то бы сказал, что мечту нельзя купить, но оказывается можно, потому что эта мечта всего лишь автомобиль. У тех, у кого «деньги куры не клюют», это прихоть, а для бедняка, вроде Вадика - мечта. Но, увы , она опять спряталась за непробивной стеной безденежья…
Вадик был в отчаянии. «Ну почему за рубежом студенты, что там говорить, даже школьники, могут заработать себе на автомобиль, а я тут пашу как вол с утра до ночи за какие-то копейки? Все! С меня хватит. Сделаю себе загранпаспорт и уеду на заработки. Решено!», - принял окончательное решение парень.
Теперь Вадик целыми днями просиживал над газетами, ища приемлемое объявление о работе за рубежом. Кое-что уже зарисовывалось. 

«Быстрее бы получить заграничный паспорт и только меня тут видели, » - не терпелось парню.
Прошло не так уж много дней, и вот долгожданный миг - загранпаспорт лежит у Вадика в кармане. Довольный юноша похлопал по карману с паспортом. Правда, были еще проблемы с матерью... Он у нее один, как и она у него. Но все же, наконец, она сдалась.
«Теперь только еще окончательно определится через какую фирму выехать, - рассуждает Вадик, еще раз пересматривая объявления. – Стоп! А это что такое?» - парень удивленно перечитал небольшое объявления. В нем писалось, что в одной южной стране кто-то платит не малые деньги за донорскую кровь. Фирма, давшая объявление, выступает в данном деле посредником.
«А что? Разве это не выход? Можно попробовать, - в парня загорелись глаза. – Так мне придется работать не один месяц, а может и год. А в этом случае всего за несколько дней я буду на машине. У меня дефицитная группа крови. Я молодой, здоровый как бык, что для меня сдать немного крови? Ничего со мной не случится. А потом дома я живо оклемаюсь». Вадик мысленно стал еще раз перебирать понравившиеся ему марки автомобилей: «Сейчас их вон сколько, один лучше другого, все такие классные, загляденье».
Он размечтался. Воображение перенесло его на улицу… Вот он въезжает во двор. С окон их многоэтажки высовываются любопытные головы и у всех первая мысль: «А кто это к нам подрулил на такой крутой тачке?» Вот Вадик вылезает из машины. Снимает солнцезащитные очки, закрывает дверцу. Потом, небрежно пнув остроконечным носком ботинка в колесо машины, он вразвалочку идет к своему подъезду. Повеселев от собственных фантазий, юноша позвонил в фирму. Там Вадику подтвердили, что объявление еще в силе и ему нужно только пройти медкомиссию и принести справку, что он здоров.
«Ну, с этим проблем не будет», - заверил их обрадованный юноша. Сказано - сделано. Вадик действительно оказался здоров.
«YES! Теперь путь к долгожданной мечте свободен», - сказал он себе, направляясь в фирму. * * * На краю небольшого скверика собралась группа мужчин. Многие из них, попахивая сигаретами, громко разговаривали, смеялись. Невдалеке от них лежала куча дорожных сумок. Среди мужчин выделялся молодой парень. Он как-то не вписывался в общую компанию: задумавшись, стоял в сторонке, не обращая ни на кого внимания. Его мысли блуждали где-то далеко. Но видно они были приятными,
ибо лицо юноши час от часу озарялось радостной улыбкой, а в глазах проскакивал светлый лучик. От этого парень становился еще более приятным, располагающим к себе, и даже домашним. Вот к скверику подъехал белый микроавтобус. Мужики бросили курить, зашевелились. Кто-то потянулся к сумкам.
С автобуса вышел молодой человек. Что-то сказал. Мужчины, торопливо порывшись в карманах, протянули ему какие-то документы. В руках приезжего их набралось целая стопка. Он быстро пересчитал документы, потом, приподнявшись на цыпочки, также пересчитал присутствующих.
- Кто еще не сдал паспорт? – громко выкрикнул приезжий.
- Извините! Уже даю! - замешкавшись, стал пробираться к нему молодой парень.
- Не спи! Живее давай! - поторопил тот его.
- Теперь кажется все! Грузимся! - скомандовал человек.
Мужики схватили сумки, потянулись к микроавтобусу. Молодой парень шел последним. Вдруг он остановился, к чему-то прислушиваясь. Потом поднял голову вверх. Над теперь притихшим сквериком, над головами уезжающих мужчин, медленно пролетали первые журавлиные ключи. С неба доносились их жалобное курлыканье. Это их печальная прощальная песня остановила юношу. Он помрачнел
на лице и торопливо зашел в микроавтобус. Машина, заревев двигателем, выпустила черные клубы дыма и тронулась с места, вслед за журавлями… * * * И вот Вадик снова на Родине. С деньгами в кармане… и с сомнительным шрамом на левом боку. Парень никак не может вспомнить, как он у него появился. Саму процедуру сдачи крови он тоже толком не помнит. Там, за рубежом, он лежа на кушетке, то ли задремал, то ли потерял сознание. Когда на миг очнулся, все уже было закончено. Потом, уже лежа в какой-то комнате, он понемногу стал приходить в себя. Все бы ничего, но странное дело, Вадик ощутил какой-то дискомфорт в собственном теле. «Неужто с меня взяли так много крови, что я не могу прийти в себя? И что это меня мучает в боку», - еще слабо соображая, подумал парень. Он сбросил с себя одеяло. Взглянул на бок. От увиденного у него чуть глаза не вылезли из орбит. На левом боку тела красовался еще свежий красновато-синий шов. Вадик пришел в ужас. Он хотел кого-то позвать, но как бы предвидя это, в комнату вошел доктор и еще какой-то человек. Возмущенный парень рванулся было им навстречу, за объяснениями, но его приложили назад, заверяя, что это сделали, потому что в Вадика были какие-то осложнения. Вследствие чего понадобилось хирургическое вмешательство. Вот все что с трудом мог понять парень. Из-за незнания языка, он толком так и не узнал, что же такое с ним стряслось. Успокоился Вадик только тогда, когда толстая пачка долларов перешла из руки незнакомца в его руку. Вместе с ней отошли на задний план и мрачные мысли. Ему и в голову не пришло: « Почему это за сданную кровь так много денег?» А еще, несколько дней спустя, Вадик очутился дома. В родных стенах он действительно скоро оклемался. А как только твердо стал на ноги, начал заниматься воплощением в жизнь своей заветной мечты. Наконец она сбылась. Вадик купил иномарку. - Ты бы лучше женился и возле жены так упадал, - иногда незлобно ворчала мать, глядя, как он не может отойти от машины. - Не боись, мать! Всему свое время! Будет тебе и невеста! Теперь все девки мои! - весело отпирался юноша, похлопывая машину по блестящему капоту. Вначале, Вадик, увлеченный покупкой, забыл о себе. Но как-то раз проезжая возле городской поликлиники он подумал: «Не мешало бы обследоваться». Эта мысль не давала ему покоя целый день. На следующий день с утра пораньше Вадик был уже в поликлинике. Изрядно побегав по кабинетах и сдав всевозможные анализы, юноша стал ждать завтрашнего дня, чтобы узнать результаты. И вот он уже на приеме у доктора. - Ну что там доктор, как у меня дела? - браво спросил он. - У вас отличный организм молодой человек! Все идет неплохо, - ответил доктор, колдуя над полученными анализами. - Тогда скажите, почему я иногда чувствую себя неважно, - задал еще один вопрос Вадик. - Ну а как вы бы хотели себя чувствовать после удаления почки? - удивленно спросил врач. - Почки? - переспросил упавшим голосом парень. «Вот те на! Так оказывается у меня вместо того, чтобы взять кровь, вырезали почку, даже не спросив моего согласия? С ума сойти…» - Да! Любезный мой. Почки. А что? - долетел до него голос доктора. - Что-то не так? Вам плохо? - спросил его доктор, увидев, как смертельно побледнел юноша. От этих слов Вадик очнулся. - Да так. Ничего. Спасибо доктор, - еле ответил Вадик, заплетающимся языком. Словно не на своих ногах, страшно угнетенный этой ужасной вестью, он вышел на улицу. Яркий солнечный свет резанул ему глаза. Вадик торопливо надел солнцезащитные очки. Свет вокруг него сразу же помрачнел. «Вот так-то лучше, - буркнул себе под нос Вадик, - как раз под мое настроение». Он направился к иномарке, что красовалась под кленами у обочины. Под ногами зашелестело опавшее листья. Вадик остановился. Снял очки. Удивленно оглянулся вокруг… «Такой солнечный теплый день, а оказывается зима уже на носу. А я и не заметил», - подумал он.  Только теперь парень обратил внимание на пожелтевшие, а местами и голые верхушки деревьев. Сорвавшийся одинокий лист, медленно кружась, упал возле его ног. «Неужели я как тот осенний лист, не смогу больше подняться, зазеленеть. Я ведь тоже сорвался с родного места, полетел за своей мечтой, за быстрыми деньгами… и упал. Теперь вот, снаружи вроде и не инвалид, а внутри… Я слышал, что есть много людей с одной почкой, и живут они долго, правда не все. Для чего-то Бог ведь дал нам их две? Уж, наверное, не для продажи, - вдруг почему-то вспомнил про Бога Вадик. – Да истинно в народе говорят: «Как тревога так до Бога». Что мне теперь делать? На фирму, что отправила меня за рубеж, еще раньше звонил, никто не отвечает. Расспрашивал, по соседству, говорят: «Еще несколько дней назад съехали». К кому идти? Да и зачем? Что я могу доказать?» - обреченно рассуждал парень, садясь в намного подорожавший теперь автомобиль. Вадик выруливает на проезжую часть. Новенькая иномарка, слегка покачиваясь на неровностях дороги, понеслась улицей. Веселая музыка, льется из магнитофона, заполняя весь салон. Она раздражает парня. Его рука тянется к небольшой кнопочке. Нажатие пальца, тихий щелчок, высовывается кончик аудиокассеты, музыка замолкает. Включается приемник. Вначале раздается хрип, потом слова стают отчетливыми: «…В южной Молдавии, в деревне Менжир не менее семнадцати человек продали по одной своей почке из-за состояния крайней нищеты…» «Господи! Что творится!? Вразуми их, ибо, как и я, они не ведают что творят. Меня то обманули, а они сознательно. А ведь завтра может отказать их оставшаяся единственная почка. Что тогда? Искать себе донора? А на какие шиши и зачем когда была своя собственная, здоровая…» - от этой мысли у Вадика волосы поднялись на дыбы. Она была такой неожиданной, что парень не зная почему, нажал педаль тормоза. Раздался скрипучий звук тормозов, позади него послышались сигналы следовавших за ним авто. Кто-то с водителей объезжая иномарку прикладывал палец к голове. Но Вадик этого не замечал и не слышал.Он остолбенело сидел, до боли в пальцах сжав баранку. Потом, еще до конца не разобрав почему, он выжал сцепление, включил скорость и так дал газу, что машина, взвыв всей своей мощью, завизжав шинами, рванула с места. Она вновь понеслась по улице, свернула за угол и тут опять резко остановилась. Плавно опускается затемненное боковое окно возле водителя. Вадик, не выходя с авто, с глубокой тоской смотрит на белый микроавтобус, что остановился возле маленького скверика. В него садились новые заработчане и новый человек собирал загранпаспорта. Парень окинул взглядом горизонт. В небе, появилось еле заметное темное облачко. Оно быстро приближалось. «Журавли, наверное, последние этой осенью, - распознал еще издали гордых птиц Вадик. - Они покидают родную землю, улетая в теплые края, чтобы пережить суровую зиму. Все ли они возвратятся назад или где-то упадут на полпути с перебитым крылом? - думает юноша. Его мысли летят вдогонку за птицами, а сердце разрывается от жгучей боли за себя, за людей, подобных этим птицам, что уезжают от нужды, в иные края, дабы пережить «тяжелую экономическую зиму». Кто, чтобы продать свою рабочую силу, а кто, и собственные органы…» Журавли уже почти скрылись из глаз, а в ушах Вадика еще слышится их прощальная песня. Тем временем, плавные взмахи крыльев уносили гордых птиц все дальше и дальше от родного дома, навстречу неизвестности…

И воробьи поют...

  • 18.03.08, 14:00

За окном серое туманное утро.В квартире еще стоит темень. Звонит будильник «мобилки». В комнату вбегает лохматый кот…
Ипполит на ощупь нажимает кнопочку и звонок замирает. Он встает с койки. Сладко потягиваясь, идет в туалет. Кот следует за ним. Молча сидят, Ипполит на унитазе, кот на горшке. Потом Ипполит идет ванную, кот за ним. После этого - кухня. Ипполит выпивает чашку чая, кот молочка. И вот за спиной
захлопывается дверь квартиры. Ипполит важно спускается по лестничным ступенькам. Он живет на восьмом этаже. Лифт уже год не работает.  «Ну, да ничего бывает и хуже. Правда и воды и тепла не подали. Жильцов не много. Дом новый, еще не сданный. Коммунальные службы боятся, что зимой вода в трубах замерзнет, и они треснут. Да, ничего бывает и хуже. Воду можно принести с источника. Он недалеко, всего метров пятьсот. А тепло? Включим калорифера, хоть и дымит, но ничего дышать можно. Как-нибудь пробьемся», - рассуждает Ипполит, выходя на улицу.
Он оглядывается. В окнах домов зажигаются огоньки. Люди встают на работу. Ипполит идет на остановку. Здесь еще никого нет, разве что только нахохлившийся одинокий воробей на ветке. Ипполит, как всегда, приходит первый. Ждет.
«Какая унылая штука жизнь, - изрекает, про себя Ипполит, перекладывая портфель в другую руку. – Серый, невзрачный день, серый одинокий воробей на ветке».
«Что брат не весел? - обращается он к птичке. – И твоя жизнь не сложилась?»
Воробей в ответ даже не шелохнулся.
«Тебе нечего сказать? - опять пристал к немногословному воробью Ипполит. - Молчишь? А ведь молчание знак согласия?»
Подходят люди. Ипполит и себе замолкает. Съезжаются маршрутные такси, троллейбусы. Ипполит, приглядываясь, садится в маршрутное такси. Маршруткой ехать немного дороже, но без пересадки, получается даже экономия. Ипполит достает бумажник и долго роется в нем, наконец вынимает гривну. Небрежно дает ее водителю. Потом, Ипполит, оглянувшись по салону, ищет себе место. Нашел,
садится на отдельное. Вынимает с кармана портфеля «мобилку». Взглянув на время, нервничает и начинает протирать окно, выглядывая на улицу.
Маршрутка трогается с места.
«Поехали,» - расслабляется Ипполит.
И вот он уже на работе. Работа не слишком пыльная, комплектование и погрузка готовых изделий. Ипполит работает и ждет технического перерыва, по-простому перекура, он через каждые два часа. Дождался. Рабочие садятся кто за карты, а кто за ложку, Ипполит за газету, бесплатную, что в почтовые ящики подбрасывают. Перекур заканчивается на минут десять позже, правда начался на
десять минут раньше.
«Ничего, работа не волк, в лес не убежит, еще успеем, - рассуждает Ипполит. - Теперь надо ждать перерыва на обед, тут и вздремнуть можно, ведь он целых полчаса, а если учесть, что начать можно раньше и окончить позже, то и целый час наберется».
Дождался Ипполит и обеда. Не спеша, открывает портфель, достает бутерброд, замотанный в газету. Снимает с гвоздика кипятильник, наливает воды в пол-литровую банку. Кипятит. Достает с полки чашку. Насыпает в нее сахар. Снимает с другого гвоздика уже использованный, вчерашний пакетик чая,
опускает в чашку. Ждет, читая газету с бутерброда. Вода закипает. Ипполит наливает ее в чашку. Снова ждет, теперь пока кипяток не побуреет. Потом хватает за ниточку пакетика, долго дергает ее, купая пакетик, после чего еще и выжимает его ложечкой. Выжав все, что возможно, выбрасывает. Обедает, заглядывая в ту же газету с бутерброда. Отобедал. Теперь снова за работу.
И вот уже смена кончилась. Все уезжают по домам, но не Ипполит. Его попросили остаться. Он не успел доделать работу. «Остаться, так остаться. Ничего. Это даже лучше. После работы доплачивают по пятаку за час», - не унывает Ипполит.
Работая, он думает за день завтрашний (завтра получка, вернее аванс, за предыдущий месяц). «Уму не постижимо, как это может быть аванс за прошлый месяц, но оказывается и такое бывает. Зарплата не большая, хотя в платежных ведомостях - итого меньше. С одной стороны неплохо - будет субсидия, с другой - не очень (Ипполиту до пенсии недалеко). С такой зарплатой, пенсия будет еще
меньше, хотя ничего, дадут минимальную и это будет потом», - успокаивает себя он.
Наконец работа сделана, десятка в кармане, можно и домой.  Ипполит на остановке ждет троллейбус. Его все нет, Ипполит подходит книжному лотку. Рассматривает книги, журналы и газеты.
Подъезжает троллейбус. Ипполит собирается садиться в него, как:
- Здравствуйте!
«Ну, кто там еще на мою голову?» - сердито оборачивается Ипполит.
За спиной улыбаясь, стоит миловидная женщина.
«А это еще кто? - удивляется Ипполит. На лица у него память хорошая. - Нет наши с ней дороги раньше никогда не пересекались».
- Здрасти! Вы обознались. Мы незнакомы, - изрекает он, поглядывая на троллейбус, который собирался уже отъезжать.
- Да разве только со знакомыми здороваются? - искрятся смехом глаза незнакомки.
«Странно, в этом, что-то есть», - подумал Ипполит, заинтересовано
остановившись.
- А вы что только чтобы поздороваться остановили меня?
- Нет, не только, - отвечает женщина.
«То-то же», - подумал Ипполит и победоносно глянул на нее.
Женщина совсем не смутилась. Она дальше загадочно улыбалась.
- Так в чем же дело?
- Вообще-то извините, вы, наверное, торопитесь? Я просто хотела сделать вам подарок.
- Мне подарок? - брови в Ипполита полезли вверх.
- Конечно. Вы любите книги. Я видела, как вы кружились вокруг книжного лотка.

- Ну и что с того?
- Я просто подумала, что такой книги у вас еще нет, - промолвила женщина и протянула ему «Новый завет».
«Да, среди множества моих книг, такой у меня действительно нет» - про себя рассуждал Ипполит.
- Я вообще-то искал «Библию», - нерешительно промолвил он, а потом добавил. - И еще, если я сейчас возьму у вас эту книгу, вы, наверное, начнете меня грузить своими идеями? Ну, а потом скажете по какому адресу мне прийти на ваши собрания? Не так ли?
(Ипполит этого не любил. Не раз, когда какие-то люди предлагали ему журналы на религиозную тематику, убеждая, что Бог есть, он раздраженно отвечал им: «Я в этом не сомневаюсь», - и шел дальше).
Незнакомка опять улыбнулась.
«Ну что она весь час улыбается, - немного смутился Ипполит.
- К сожалению «Библии» у меня нет, но это ее частица. И вы ошиблись. Я не буду вас грузить своими идеями. Тем более, что здесь, - она показала рукой на книгу, - они не мои, а Божьи и вам решать соглашаться с ними иль нет. Одно могу сказать: вы найдете здесь ответы на то, что ищите. А что дальше вам делать я думаю, вы сами разбер етесь.
- Вы прямо какая-то ясновидящая, - похвалил ее наблюдательность Ипполит. –
Спасибо! И еще, простите, можно вам задать один вопрос.
- Спрашивайте.
- У вас была только одна эта книга, почему вы решили подарить ее именно мне?
- Вообще их было много, но мы с друзьями недавно раздали их все. А та, что теперь у вас, осталась, и я подумала отдам ее тому, на кого обратит мой взор Господь. Этим человеком оказались вы.
- Вы же сказали, что не будете грузить, - остановил ее Ипполит.
- Нет, это правда, и в подтверждении моих слов я уже ухожу.
- Нет, подождите, - вырвалось в Ипполита.
Женщина остановилась.
- Извините, я не хотел вам нагрубить.
- Ничего. Я действительно должна идти.
- Тогда еще раз спасибо и до свидания.
- До свидания, - промолвила незнакомка и растворилась в толпе.
Ипполит, повертев книгу в руках, спрятал ее в портфель. Подъехал очередной троллейбус. Ипполит торопливо вошел в него.
И вот он уже входит в подъезд своего дома. Достает из почтового ящика бесплатную газету и счета с водоканала, электросети, теплосети, ЖЭКа. Поднимается на восьмой этаж, просматривая счета. Хмурится. Нервно запихивает их в карман портфеля.  «Как-нибудь отобьемся», - тоскливо думает Ипполит. Вот знакомая дверью. Звонит два раза. За дверью раздается мяуканье. Ипполит
достает ключи. Открывает дверь. К нему подбегает лохматый кот, довольный трется об ноги. Ипполит надевает комнатные тапочки, раздевается. Идет на кухню. Кот за ним. Ипполит ставит на газовую плиту кастрюлю с водой. Зажигает камфорку. Ждет, пока вода закипит. Закипела. Вынимает кулек с макаронами. Сыплет треть кулька в воду. Опять ждет. На другую камфорку ставит сковородку.
Наливает в нее жир. Нарезает лука. Зажигает под сковородкой огонь. Снова ждет, помешивая то макароны, то лук. Наконец кушанье готово. Ипполит процеживает макароны, поливает их жиром приправленным луком. Кушает. Внизу, у ног, кот кушает сухой корм, очень дорогой, но Ипполиту не жалко, он любит своего лохматого.
Подкрепившись оба, хозяин и кот, идут посидеть на диване, посмотреть телевизор, но сегодня смотрит только кот. Он любит мультики. Ипполит же достает «Новый завет». Читает. Но вот Ипполит нажимает кнопку пульт от телевизора. Сразу же пропадает звук.
- Посмотришь на немо и так ничего не понимаешь, - обращается он к коту и берет в руки снова Книгу.
Медленно летит время. Ипполит все еще читает, а кот уже спит.
* * *
И вновь утро. Все как всегда. Звонит будильник. Ипполит встает. Потягивается. Но почему-то не спешит в туалет, а идет к окну. Поднимает жалюзи (он давно их не открывал), но сегодня его почему-то потянуло к свету. Там, за окном, загорался день. Вовнутрь проникли слабые солнечные лучи. Будто ощупывая  холостяцкое жилище Ипполита, они осторожно разбрелись по комнате.
«Лучи будто и меня прощупывают», - подумал Ипполит. Но ему было от этого приятно.
Дальше все вновь как всегда. И вот Ипполит уже на улице.
«И все же что-то переменилось, пошло не так», - подумал он, и вдруг услышал птичье чириканье. Поднял голову. Его знакомый воробушек был уже не сам, а в компании с сородичами. Они все весело чирикали.
«Ну конечно сегодня оттепель, - догадался Ипполит, - но они рано радуются, ведь зима еще не кончилась».
Ипполит задумался: «Или нет? Может они и правы. Ипполит прислушался к воробьиному разговору. - Нет, они не чирикают - поют. Смешно, воробьи и поют». Их настроение почему-то передалось и Ипполиту. Он и себе под нос стал что-то напевать. Потом, вспомнив, что он на улице, замолк, оглянулся.
«Еще кто услышит, подумает, что у меня крыша поехала. Хотя мне почему-то теперь одинаково, пускай думают, что хотят, - успокоил он себя и вдруг увидел на остановке соседку из первого подъезда.
«Она всегда такая серьезная, наверное, слышала мое пение», - все-таки смутился Ипполит. Скрывая неловкость, он приподнял шляпу и улыбнулся ей:
- Доброе утро!
- Просто прекрасное! Слышите, как воробьи поют, - неожиданно весело улыбнулась ему в ответ соседка. В ее глазах сверкнула искорка, а на лице, от улыбки, появились нежные ямочки.
- И вы заметили, - удивленно спросил он.
- Ну, как не заметить? Видите, бывает и весна среди зимы, - загадочно промолвила женщина.
Ипполит как-то растерялся, не нашелся с ответом.
– Извините мой троллейбус. Досвидания! Надеюсь, скоро увидимся, - сказала соседка на прощанье.
-Досвидания! – опомнившись, только и успел промолвить Ипполит, как соседку проглотил троллейбус.
«И я надеюсь, - уже себе под нос промолвил Ипполит, провожая глазами троллейбус. - Как же раньше я не замечал, что у меня такая симпатичная соседка?»
Ипполит ощутил, как оттепель появилась и у него на душе. Он оглянулся вокруг, глубоко вдохнул воздух и с какой-то юношеской легкостью на сердце произнес:
«Какой светлый, чудный день. Какая все ж таки прекрасная штука жизнь»…