хочу сюда!
 

Таня

40 лет, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 37-48 лет

Полли

предыдущая
следующая

Темнота и печенье

  • 24.06.20, 16:26

Виктор Вайер

Оставалось минут пять до конца рабочего дня. Тётя Нюра печально сидела, уперев пухлую ладошку в подбородок, и старалась не глядеть на своё отражение в окошке хлебного ларька, притворённом из-за мороза. Нюре почудилось, будто на ночной улице стало ещё чуточку темнее, словно кто фонари прикрутил. Отняв руку от подбородка, она попыталась разглядеть ближайший фонарь через заставленную печеньем и булками витрину.

Неожиданно на тарелочку звякнули монеты. Нюра вздрогнула, уставилась на распахнутое окошко, но за ним никого не было. Только истоптанный снег, да чёрная полоса дороги.

— Здравствуйте! — прозвучал с улицы вкрадчивый бархатный голос. — Можно, пожалуйста, печенье клубничное?

Нюра моргнула и поёжилась, раньше это всегда помогало. Однако, на тарелке всё также лежали монеты и купюра, а в окошке было пусто.

— Драсьте, — пробормотала Нюра. Приподнялась чтобы выглянуть в окошко ларька. Вдруг это ребёнок просто маленький ещё, не дотягивается. Хотя, этот голос…

На улице никого не было видно.

Нюра пересчитала деньги. Положила печенье. Случайно моргнула и печенье исчезло. Нюра снова пересчитала деньги. Вытерла лицо платком — что-то обогреватель в ларьке раскочегарился. Пересчитала ещё раз.

И успокоилась. Это не обман, не розыгрыш, а то самое, из-за чего в этом проклятом ларьке регулярно менялись продавщицы.

Весь следующий день Нюра себя настраивала на нужный лад. Так что к закрытию сердце уже колотилось и нестерпимо хотелось запечатать ларёк и сбежать домой пораньше.

Но дома Тётя Нюра была никому не нужна: дочь выросла и жила с компьютером, а муж уставал на любимой работе. Готовить Нюра толком не умела, а сидеть без дела не могла, вот и бегала по всяким работам, где можно было обменять отпущенные годы на мелкие деньги, да почувствовать хоть какую-то нужность.

— Здравствуйте! Можно, пожалуйста, печенье клубничное? — снова прозвучал бархатный голос.

Нюра, держа пачку дрожащими руками, решилась:

— Сейчас, вы только погодите минуточку.

— Хорошо, — ответил голос.

Нюра притворила окно, чуть не сшибив полки, выскочила на улицу и огляделась.

Прямоугольники высоток с горящими электричеством прямоугольниками окон.

— Вот… печенье… — пробормотала Нюра в пустоту улицы.

— Спасибо, — раздался голос сверху.

Нюра задрала голову. Над ларьком, над домами в тёмном небе стояла огромная тень, волчья или скорее лисья, глаза её весело горели будто окна, только настоящим огнём.

Всё начало заваливаться, куда то вбок. Нюра поняла, что падает.

Очнулась она в ларьке на стуле. Дверь была закрыта, окошко — тоже. Словно кто-то заботливо принёс её внутрь и бережно усадил.

Через день, когда темнота явилась снова, Нюра осмелела:

— А вы в одиночестве чай пьете?

— Да, — заинтересованно ответила темнота.

— Не желаете, ко мне… ой у меня девятнадцатый этаж… — запнулась Нюра.

— Это всё мелочи. Во сколько мне прибыть?

— Ну… часа, в два. Когда мои все лягут, а то они испугаются, наверное.

— Наверное, — задумчивым эхом повторила темнота. — Чтож, приду, коль не шутите.

Когда все легли, Нюра оделась потеплее, вышла на остеклённый балкон, примыкавший к кухне. Потом принесла столик, электрический чайник, пару чашек. Нюра задумалась. Интересно, какой чай предпочитает темнота? Скорее всего чёрный. Но на всякий случай Нюра прихватила и зелёный, и с чабрецом. Потушила свет на кухне и стала ждать.

Ровно в два стало темнее, и на уровне окон вдруг распахнулась пара огромных тёплых глаз. Нюра открыла окно и шепнула:

— Чёрный?

— Да, и без сахара, пожалуйста.

Чашку Нюра поставила на подоконник, рядом — вазочку с печеньем. Темнота маленькой лапкой накрыла одно печенье и то исчезло. Чашка с чаем бесшумно поднялась и скрылась в темноте, потом возникла снова, и уже початая плавно опустилась на блюдце.

— С вами совсем никто чай не пьёт? — спросила Нюра. Пар её дыхания светился в огне глаз темноты.

— Вот так, на балконе, пока все спят — почти никто. Некоторые в ночи потягивают чай и разговаривают вроде бы ни с кем. А я всегда стою рядом зажмурившись, иногда просто слушаю, иногда нашёптываю. Очень-очень редко я открываю глаза при людях.

— Тяжело, наверное, с закрытыми глазами всё время, — сказала Нюра, потягивая чай.

Два огня за окном довольно прищурились.

— Да нет, я нюхаю, ощупываю. Глаза в темноте не очень то и нужны.

С тех пор Нюра стала пить чай с темнотой почти каждую ночь. Иногда они болтали чуть ли не до рассвета, иногда Нюра приходила уставшей. Темнота это как-то ощущала, тогда беседы были коротки.

Однажды, за чашкой чая, Нюре показалось, будто что-то мигнуло белой вспышкой в окне соседней комнаты, где спала дочь. Ни приглядеться, ни спросить у темноты Нюра не успела — на балкон ворвался муж с охотничьим ружьём и пальнул в открытую створку окна.

Затих грохот выстрела, унялся звон в ушах.

— Что это было?! — кричал муж.

— Чай пью, — дрожащим голосом ответила Нюра. Она лихорадочно соображала, говорить про темноту или нет.

— Огни за окном, как огромные глаза! Это что?!

— Какие огни? Я не видела. Может то фонари отражались.

— Пап, погоди. У меня тут фотка есть… ща… — на балкон неуклюже прошла дочка, глядя в телефон. — Ой, сорян, нету. Отбой. На окне блик, а остальное всё мрак.

Нюра облегчённо выдохнула. Муж грозно зыркнул на неё:

— Спать ложись! Ишь!

Спать никто не лёг — пришёл участковый, до утра разбирались, что за шум. Не выстрел ли? Кое-как отвертелись. Участковый не особо то и поверил, но решил оставить как есть. Примерная семья, всё же.

Вечером в ларьке Нюра ждала темноты. Та снова пришла.

— Извините, они испугались, — начала Нюра.

— Это моя вина. Не стоило мне глаза открывать.

— Вы придёте сегодня? — с надеждой спросила Нюра.

— Увы. Ваши родные всё же будут нервничать.

— А вы зажмурьтесь и чашку не поднимайте. Вам ведь не тяжело? Никто и не заметит.

— Не тяжело, — задумчиво ответила темнота. — Но они ведь будут следить, решат, что у вас странные причуды.

— Не страшно. В моём возрасте можно иметь свои причуды.

Нюра и надеялась, что муж будет следить, что решит, будто прошлой ночью ему показалось, да на том и успокоится. Так и вышло. Несколько недель всё было тихо и хорошо, а потом муж с дочкой предложили Нюре пожить в пансионате, где хороший доктор поможет разобраться с этими ночными чаепитиями. Тётя Нюра подумала, вздохнула и не стала противиться.

— Ну хорошо, — сказал пожилой доктор в очках, — чайный сервиз на две персоны и всё?

— Ещё вазочку с печеньем клубничным, — ответила Нюра.

В два часа ночи беспросветная чернота мелькнула у зарешеченного окна и пробралась густой тенью в палату к Нюре.

— Здравствуйте. Вы знаете, что за нами наблюдают? — спросила темнота.

— Да. Я думаю, хоть здесь то народ привыкший и глаза можно раскрыть.

Напротив маленького столика вспыхнули два огромных глаза, в их тёплом свете блестели чашки, поднимался пар от чая.

За дверью кто-то упал.

— И где же нам чай пить? — невесело вздохнула Нюра.

Глаза темноты озорно улыбнулись:

— А давайте пойдём ко мне?

И они пошли.

25

Последние статьи

  • 00000
    09.04.2012, 23:46

Комментарии

124.06.20, 16:36

Суперово

    224.06.20, 16:38

    Грустненько.
    Но классно.

      324.06.20, 16:42Ответ на 1 от Neon@

      Суперовомне тоже понравилось)

        424.06.20, 16:43Ответ на 2 от Syrena27

        Грустненько.
        Но классно.
        не столько грустненько, сколь жизненно

          524.06.20, 16:44

          Лучшее.

            624.06.20, 16:50

            10 минут до конца рабочего дня

              724.06.20, 16:55

              Почти по Булгакову

                824.06.20, 17:09

                  924.06.20, 17:18

                  не гоняйте чаи с темнотой

                    1024.06.20, 17:39

                    І пішла щаслива...у вічну темноту

                      Страницы:
                      1
                      2
                      предыдущая
                      следующая