хочу сюда!
 

Арина

40 лет, козерог, познакомится с парнем в возрасте 37-45 лет

Воинственные жертвы: главная проблема официальной украинской иде

  • 17.07.20, 16:28

Похоже, на Донбассе снова становится жарко: произошедший в понедельник инцидент, в ходе которого погибли военнослужащие ВСУ, по своему общественному резонансу в Украине уже сравнивают с Иловайской трагедией. Именно подобное восприятие произошедшей драмы вскрывает, пожалуй, главную проблему нынешней украинской идеологии – наличие двух взаимоисключающих параграфов.

Разумеется, версия самопровозглашенных «ЛДНР» значительно отличается от представленной нашими властями, и указывает на то, что эвакуационная группа была не скорбной похоронной командой, а самой что ни на есть ДРГ, а погибший в результате обстрела медик – не безобидный доктор Айболит, а матерый ДШБшник. Ну а мирная эвакуация тела превратилась в разведку боем…

И вот здесь начинается самое интересное. Наши власти практически полностью это подтверждают: да, эвакуационная команда была из «волкодавов» – десантно-штурмовой роты, а медик был не простой, а боевой. Да и погибший, тело которого хотели забрать – осуществлял диверсионно-разведывательные действия в отношении «сепаров». Тем самым пресс-центр ООС и Банковая буквально делают подарок этим самым «сепарам» – вот вам сюжет «волк в овечьей шкуре», становитесь в очередь за неудобными вопросами!

Однако беда не в том, что у кого-то могут возникнуть неудобные вопросы, а в том, что наши властьимущие, похоже, их искренне не замечают. Что плохого в том, что погибший занимался разведывательно-диверсионной  деятельностью, несмотря на «минское» прекращение боевых действий? Что такого, что на эвакуацию его тела отправили отряд «штурмовиков»? Да и вообще, почему нельзя нарушать линию отвода войск, ходить в «серую зону»? Это – наша земля, что хотим, то и делаем. И да, мы не скрываем, что продолжаем враждебные действия в отношении противоположной стороны – они оккупанты-террористы, их только так, «хороший сепар – мертвый сепар». И вообще, у нас война до победного конца, до капитуляции Кремля!

Это – первый взаимоисключающий параграф: старый добрый ура-патриотизм, бодрое шапкозакидательство. Ведь не зря в знаменитых майданных стихах написано – «мы великие!». Однако подобная идеология работает лишь тогда, когда у страны под рукой танковые легионы Страны Советов или хотя бы Вермахт образца 1940 года. Стоит ли напоминать, что у Украины, благодаря активным распродажам военного имущества, нет и бледной тени этих необходимых слагаемых? В результате що маемо то маемо: изначально планируемое развеселое сафари на «вату» на Донбассе сразу превратилось в кровавую баню и зашло в позиционный тупик, а «наша земля» разрывается минами как-то не по-родному. Изначальная победная эйфория сталкивается с суровой реальностью. И происходит удивительное преображение в образ жертвы!

Это – второй взаимоисключающий параграф нашей нынешней идеологии. Замечательный прием, применяемый большинством стран бывшего соцлагеря, который заключается в постоянном подчеркивании своего «оккупационного» прошлого и опасного настоящего по соседству с русским медведем. У нас в эту канву замечательно ложится и Голодомор, и подавление свободолюбивых ОУН-УПА, ну и, конечно же, двадцать четвертая война с Россией! Именно жертвенный статус позволяет причитать на весь мир о том, как коварные сепаратисты под Иловайском отчего-то открыли огонь по ВСУ, которые решили прорываться с оружием, а не спокойно выходить по предоставленному коридору. Ну или гневно обличать российского агрессора в агрессивных действиях в Керченском проливе.

Очевидно, что образ жертвы – наиболее подходящий для нынешней Украины – достаточно лишь печальных историй и постоянного напоминания о российской угрозе. В принципе, при Ющенко и был фактически избран этот перспективный путь, но потом был Янукович и Революция достоинства. Которая поставила жирный крест на образе напуганной жертвы. Ну не могут быть ультраправые хлопцы спортивного телосложения «жертвами» – им подавай агрессивный и задорный национал-патриотизм! Однако реальность-то не меняется, да и образ жертвы непросто забыть, в итоге получается: «Преступные действия [инцидент в понедельник] – пример намеренного обострения РФ ситуации на фронте» (Юрий Бутусов главред сайта «Цензор.нет»).

Да, вы не ослышались – оказывается, на фронте, где обычно идет мясорубка, стреляют танки и падают бомбы – одним словом, где идет полномасштабная война, – можно «обострить ситуацию» и это будет преступлением! В этой фразе – вся суть нынешней идеологической шизофрении в Украине относительно войны на Донбассе: У нас есть настоящий фронт и идет эпичная война, но – о ужас! – на нем стреляют и даже убивают! И, похоже, пока такая «шиза» не будет излечена, конца и края этой освободительной войны/российской агрессии видно не будет…

0

Последние статьи

Комментарии