Профиль

Astuzia

Astuzia

Финляндия, Тампере

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Две остановки...

Стрелка остро по плану вонзится в пересменщиков часовых, 
от тебя до меня две троллейбусных нерешительных остановки,
измеряя словами шаги - от истертого заголовка, 
до концовки как максимум третьей твоей прошибной главы… 

Если верить приметам, гадалкам, астрологам, колдунам, - 
состоявшимся и раскрученным в медиа сценаристам - 
ты сегодня прочтешь четыре из старой, а завтра уже на чистом, 
мной наполнив чернильницу, выведешь линию жизни одной из драм. 

В серпантине опасных дорог измеряется путь витком… 
От тебя до меня две раскупленных, ненаписанных постановки. 
Я проеду кондуктором две троллейбусных заключительных остановки, 
чтоб черпать из тебя ночами медвежим большим ковшом… 


Это временно...

Мир скупой на дары, и подсказки, чудес не жди. 
Притаившийся ангел на слабой твоей груди 
расплетает косу, чешет волосы, гладит лоб. 
Я побуду с тобой, мол, одна не загнулась чтоб, 
примиряя исправно тебя изнутри, и тебя извне, 
льстит умелец обеим, но ваш утоляет гнев. 
Рассуждай без эмоций, не все ведь пошло на слом, 
в запотевшую оптику глянь под другим углом… 
Факт бессилия не оправдан в который раз. 
Это временно – слабость ныть, и врастать в матрас, 
отвечая кивком, нецензурным фак, односложным ОК, 
черным маркером разукрашивать потолок, 
на фрагменты раскалывать стоном с выдохом пустоту, 
и сновидцем валиться в бездну, и на лету 
перечитывать, вспоминать, что еще жива, 
и цепляться ногтями острыми за слова… 
…Будет чистый и ровный напор ледяной воды, 
за плечами горы, под ступнями полы тверды… 
Между небом, и небом вспыхнет взлетная полоса, 
из пустой бесполезности силы придут назад. 
Кто-то твой облегченно вздохнет от конца атак, 
но тебя или оптом, или совсем никак… 


...уйдешь...

Будильник сработает через два часа, ты выйдешь на улицу, не боясь. Никто не узнает, ведь ты- паяц успеешь улики стереть с души, и жить наглядно смеясь… Ты- раб, ты- не власть, пляши… Устала по жизни небелая полоса петлять… Театр родимый твой выгорел весь дотла, но есть еще цирки и балаган… И время задействовать свой талант, чтоб всё закулисье и вороньё,- твоё… Овации, свист… Ты так норовист, с краев одежды спадает вчерашних арен зола- плевать… Но ты покоритель ни разума, ни сердец,- ехидных улыбок, гримасных ртов… А чтоб не смеяться?... Ты не готов… А чтобы умыться и стать собой, Со мной?... Не раб чтоб, а власть… Кривляясь, смеясь душой, в которой так мало свободных и чистых мест, уйдешь …


Я такая, как ты не любишь...

Я такая, как ты не любишь, я пьяна. Я красиво и страстно пускаю дым. Вспоминаю тебя счастливым и молодым, Не седым, как сейчас, в чем больше моя вина… Мы – одна сатана, Ты угрюм , я, на редкость, увы, пьяна, Оттого и слишком честна и обнажена. Вот хлопушка. Дубль… Пронзает опять щелчок, Наша жизнь- королевство кривых зеркал… Запылился на полке обвенчанный мой металл, Безымянный палец мой зябок и одинок. Я учла урок, Я надену и выношу честно впрок. Пусть хранит тебя Бог на развилке твоих дорог. Я люблю тебя, даже ямочку на щеке, Под колючестью спешных, уставших дней. Быть тебя не может никто, никогда родней, Мы уже по пояс с тобою в одной реке, И рука в руке. И любовь и счастье в моей строке, Как тобой, я не буду любима уже никем… Отдадим хлопушку дублей мы в плен огню, И скелеты, что были в твоем и моем шкафу, Покаяньем своим пред тобой завершу строфу. Нежным взглядом и словом, надеюсь, пробью броню. Близость сохраню. Обойдем стороною мы западню. Я твоя жена, я, увы , пьяна, я тебя люблю….


Ответь мне...

Мне сложно думать, и не думать сложно
чьи руки вышьют на твоем платке французский фенхель, 
и кто накроет раннею прохладой, 
когда спиной к открытому окну уснешь уставший, 
и вдруг счастливый на чужом рассвете? 
Прошу, ответь мне… 
Как спать мне зная, что с тобою ложе 
уже разделит та, кого ты на не наших землях встретил 
в своих походах иль в своих парадах, 
где победителем ты гордо вышел, а не павшим, 
с чужим плодом, что сладок и запретен? 
Прошу, ответь мне… 

Мне трудно помнить и не помнить трудно, 
как на заре в дверях трепал фуляр апрельский ветер, 
горели губы в поцелуях страстных, 
и пальцы ловко и умело осязали все изгибы, 
округлости пылали на дамаске 
в любви и ласке… 
Боль рвет ребро бесчисленное утро 
от мысли, как блуждают руки на чужом корсете. 
Вновь порождает домыслы неясность, 
борьба с неведеньем – моя неспешная погибель. 
И в радуге моей пожухли краски… 
И сняты маски…
 
 

ПМС...(Просто Минутная Слабость.)

А мир оказался живей живого, 
а я оказалась в нём просто серой, 
кому-то из дальних,- так светлочерной, 
тому, кто поближе,- так темнобелой, 
но разницы нет в цветовых итогах. 
Палитру по жизни приносит смелость… 
В высоких горах я лежу отрогом, 
средь снежных лавин – небольшим сугробом… 
Притворно счастливою быть придворной 
помочь мне пытается мягкотелость… 

А если декабрь наступит раньше, 
и я не примерю ни медь ни охру, 
художник, оставь цветовую гамму, 
весной я вернусь, если вдруг не сдохну 
на фоне облезшей и пыльной фальши… 
На выдохе, после больного вдоха, 
я стану на зиму мудрей и старше, 
и может окажется даже шаржем 
обложка сегодняшней слезной драммы, 
и я осознаю, что всё не плохо….



Птичка

Ниточка порвана, звуки придушены, рупор нем. 
Окна вспотевшие в трещинах ловят обрывки дня. 
Если начнешь невзначай отвыкать забывать меня, - 
где-то в распахнутых, ждущих … негромко поведай мне. 
Птичка на проводе под напряженьем высоких вольт, 
птичка готовилась, - птичка в резиновых сапогах. 
Каркают вОроны, цепко сжимая дерьмо в когтях, 
по совпадению птичке в грудинку стреляет кольт… 
Птичка живучая, - не одолеет патрон и ток, 
крылья обуглены, вырастут новые по весне. 
Если начнешь невзначай привыкать тосковать по мне, - 
ты мне негромко шепни многоточием между строк… 


Если я вдруг молчу....

Стишок можно читать и снизу вверх) 

Ты мой ночной дозор, 
Мощный соперник больному сну. 
Сладко и горячо, 
Ты обжигаешь меня, как чай. 
Время летит стрелой, 
Скоро мы встретим опять весну. 
Счастье в простых вещах, 
А по погоде томит печаль. 
Пол календарных дня, 
И начинает мороз слабеть. 
Просто февральский сплин, 
Слякоть окутывает крупа. 
Если пишу стихи, 
Это не значит, что все тебе… 
Если я вдруг молчу, 
Это не значит, что я слепа… 

ИЛИ ТАК) 

Это не значит, что я слепа, 
Если я вдруг молчу. 
Это не значит, что все тебе, 
Если пишу стихи.
Слякоть окутывает крупа, - 
Просто февральский сплин. 
И начинает мороз слабеть,- 
Пол календарных дня. 
А по погоде томит печаль… 
Счастье в простых вещах, 
Скоро мы встретим опять весну, 
Время летит стрелой. 
Ты обжигаешь меня, как чай, 
Сладко и горячо. 
Мощный соперник больному сну,- 
Ты мой ночной дозор…

Ведь ты оказался одним из тех...

...И я помещу твой негромкий смех 
В закладки прибрежных волн. 
Ведь ты оказался одним из тех, 
С кем короток день и полон. 

Там в каждом хрустальном звенела суть, 
А ты вспоминай потом, 
Как я задыхалась, вздымая грудь, 
И билась больным китом. 

Как счастье медузой касалось икр 
Под взглядом непресных вод. 
Большим апельсином светился мир, 
Сочился, на суше под 

Плетеньем изгибов горячих тел 
Песок изоткал муслин. 
А в наших глазах горизонт бледнел, 
Дышал в полушаге сплин. 

Мы пили из рук ледяной вопрос, 
Глотнув глубину тоски, 
Там вдох твой терялся в копне волос, 
Мы были еще близки... 

На аквамариновом полотне 
Не множились облака, 
Дрожа разжималась похолоднев 
От страха моя рука. 

И долькой лимона скрипел во рту 
Еще не пришедший день. 
В котором по зернышку наготу 
Мою забывал, и где 

Не буду стоять за твоей спиной, 
Лежать у твоей спины, 
Я стану до цвета волос иной 
Как будто любить иных...
 

Страницы:
1
2
4
предыдущая
следующая