Профиль

Саблин

Саблин

Украина, Запорожье

Рейтинг в разделе:

5 червня "Однокласнікі". Вальтера Шеллєнбєрга

Образованный человек не в силах поверить, что его сознанием легко можно управлять через социальные сети. Он убежден, что распознает ложь, быстро раскусит происки ФСБ.


Люди, считающие себя умными, смеются над мемом: «…а то Путин придет». А почти сто лет назад забавной казалась фраза: «… а то Гитлер нападет».


И Европу потрясли масштабы деяний гитлеровской разведки, миллионные финансирования  шпионской сети, сотни тысяч, если не миллионы ее агентов – как среди зеленщиков и портовых рабочих, так и среди графьев и генералов. И уже стало не смешно, и у всех возник один и тот же вопрос: как мы могли это проглядеть?


Так совпало, что в дни скандала с закрытием российских Однокласников и ВКонтакте на глаза попалась книга немецкого журналиста времен Второй мировой Курта Рисса, «Тотальный шпионаж» называется. Написана она еще в октябре 1941 года, в самое тревожное для Европы время, когда исход той, великой войны был еще не ясен. 


Понятия «гибридная война» тогда не существовало. Но выход за рамки классической военной стратегии в планах Гитлера уже был прописан. Только называлось это «тотальной войной». Соответственно и шпионаж был «тотальным».


ПАТРИОТЫ. ОРГ. USA


…22 марта 1941 года в Нью-Йорке американские патриоты в очередной раз собрались протестовать против «зрады». Людей на улицы вывел комитет с вдохновенным названием: «Америка превыше всего!»  Это уже был не первый подобный митинг. Закоперщиком протестов стало Чикаго, а «зрадныком» – президент Америки – за то, что «развязал войну против братского германского народа».

 

В президиуме акции сидел, и как пишет Курт Рисс, «в течение всего митинга самодовольно улыбался и время от времени помахивал маленьким американским флажком», гражданин США, владелец небольшой фирмы на Нижнем Бродвее – Вальтер Шелленберг…

 

Да-да, тот самый, что в фильме о Штирлице!

 

Именно он, как оказалось, и устраивал все эти тотальные шабаши «американских патриотов». Как руководитель американской сети немецкой разведки. Когда  в США попытались взять его с поличным, Шелленберг улизнул с дипломатическим паспортом немецкого атташе в Лиссабон.

 Как можно быть немецким атташе при американском гражданстве? – изумлялся Рисс. Нас сегодня подобный феномен уже не удивляет.

 Шелленберг поставил работу на широкую ногу. В США едва начали чесаться по поводу вражеского влияния, а в стране уже насчитывалось 50 тыс. немецких агентов.

 «Домашняя прислуга, продавцы в бакалейных лавках, парикмахерши, сестры милосердия, шоферы, оперные певицы, счетоводы — все они посылали еженедельно свои доклады в региональные офисы». Не брезговали фейками, сплетнями и анекдотами. Шелленберг все пускал в работу. Обрывки подслушанного давали ключ к раскрытию крупной бизнес-сделки, помогали оценить моральное состояние армии и народа или назвать точную дату отплытия судна со стратегическим грузом. Данные стекались в офис организации с умиротворяющим названием «Германо-американский союз». Пятая часть пересылалась лично Шелленбергу, а от него, переполовиненная, отправлялась в Германию. Просматривали и печатную продукцию. За неделю газетных и журнальных вырезок набиралось на хороший грузовик.

 «Германо-американский союз» казался безобидной культурной организацией. На самом деле это был тщательно налаженный военный аппарат. Его сотрудники проходили подготовку в лагерях. Под его крышей орудовали регулярные отряды штурмовиков, официальной численностью в 5 тыс. штыков, но на деле – гораздо более многочисленные.

 

 

 

ВКОНТАКТЕ С ГИММЛЕРОМ

 Впрочем, Шелленберг был лишь исполнителем. Теоретические основы концепции «тотального шпионажа» были заложены еще до прихода Гитлера к власти. Случилось это в Мюнхене, в доме капитана Эрнста Рема. На секретном совещании присутствовали Геббельс, Гиммлер, Гесс и другие вожди партии.

 По тем временам шпионаж был отдан на откуп исключительно профессиональным разведчикам. Геббельс настоял, что он должен быть всепроникающим, всеобъемлющим и… всенародным. На вопрос: «Где мы найдем людей для этого?», Гесс ответил: «Если мы не сможем их найти, мы их создадим».

 

 Начали с того, что шпионить обязали практически все государственные органы. У военного министерства была собственная разведка. У Гестапо, руководимого Гиммлером и Гейдрихом, свой иностранный отдел. Внешнеполитическую разведку гитлеровской партии возглавлял Альфред Розенберг. Специальной службой министерства иностранных дел руководил Риббентроп и его ближайший помощник Канарис. Иностранный отдел министерства пропаганды курировал лично Геббельс. А были еще – организация немцев, живущих за границей, иностранный отдел министерства экономики и имперское колониальное управление.

 Для всех партийных боссов игра в шпионов была любимым коньком. А правила ее писал совершенно секретный «Объединенный штаб связи».

 Руководящие принципы «тотальной разведки» сформулировал лично Гесс: «Каждый может быть шпионом; каждый должен быть шпионом; нет тайны, которую нельзя было бы узнать».

 «Суммы, затрачиваемые гитлеровским режимом на пропаганду и шпионаж за границей, – пишет Рисс, ссылаясь на расследование одного американского журналиста, – составляли в конце 30-х годов  вторую по величине статью расхода в секретном государственном бюджете Германии».

 

ПРУССКИЙ МИР ЭРНСТА БОЛЕ

 Эрнст Вильгельм Боле родился в Англии. Но оба его начальника – партийный Розенберг и министерский Риббентроп были выходцами из Пруссии и научили его, как правильно бороться с врагами рейха за рубежом. В феврале 1934 года Боле был назначен начальником «Аусландс-организацион», контролирующей жизнь и деятельность немецких эмигрантов за рубежом.

 Так одномоментно агентами Гитлера стали 30 миллионов немцев, разбросанных по миру. Тридцать миллионов беспрекословных шпионов!

 Большинство из них давно натурализовалось. Но «цепкие лапы родины» не отпускали. Для тех, кто не желал сотрудничать по-доброму или, еще хуже – сдавал немецких шпионов властям, существовали отделения «Комитета по расследованию и урегулированию» – тайного трибунала гитлеровской партии. «Предателей» похищали, судили и убивали.

 Весной 1934 года в Берлине прошел конгресс зарубежных немцев. Выступая перед ним, Гитлер сказал: «Вы – наши передовые посты. Вы должны подготовить почву для атаки. Считайте себя мобилизованными; на вас распространяются все военные законы».

 Включая, как мы уже сказали, расстрел за измену родине…

 Боле сказал конкретнее: «Мы признаем, что любой немец может шпионить в нашу пользу». Причем «шпионить можно везде», – добавлял он. От немцев в мире нет секретов.

 

ДВОЙНОЕ ГРАЖДАНСТВО ОТ РИББЕНТРОПА

 .......


читати повністю тут.