Профиль

соnc

соnc

Монголия, г. Улан-батор

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Свежие фотографии

Из жизни трупов-65


Когда-нибудь я приглашу тебя на свидание в образе сытого, добродушного льва. Где-нибудь мы выпьем крепкий, многообещающий коктейль, а потом закажем прогулку на старой доброй мухе вдоль набережной. Плывя по реке, я заворожу тебя увлекательными рассказами о птицеловах и кинематографистах. Не сомневайся, я успею подарить тебе твердый кокосовый орех и изогнутый пальмовый лист. Когда мы услышим пронзительную музыку уличных музыкантов, я взгляну на часы, и скажу: «Прости, мне пора в саванну». Проклиная себя и безупречную кошачью жизнь, я пропаду столь же внезапно, как до этого появился. Уходя на чистых шелковистых лапах, я оставлю тебя в недоумении, невольно шепчущей: «Блядь, что это было?»

© 2012 Сonc

Из жизни трупов-64

Плавится ещё один полдень. По горячим стенам змейками кишат золотистые блики. Ты держишь в руках книгу, но не читаешь. Я сижу рядом и продолжаю изучать лазурную гладь бассейна. Бесконечно сияющий горизонт, бесконечно сытый досуг, бесконечно белая архитектура. Хочешь, я обреюсь наголо, ведь тебе так часто приходилось ставить на чёрное?

«Я всегда любила только тебя» - так говорят все актрисы, когда возвращается главный герой. Рано или поздно полузакрытая Луна становится полуоткрытой. Из тихой ночи выползают тени и умоляюще просятся из темноты. Стены роскошной спальни снимают с себя интимные обязательства. Пути к оргазму на морской яхте становятся слишком сухопутными. Душистые вздохи выветриваются. Голубая мечта ускользает в фарфоровую чашку остывшего кофе. Взгляды устают. Голый актёр стоит на сцене и кричит: «Куда мне деть руки?!» От ангела до дьявола остается всего один выстрел из пистолета с глушителем Ruger Mk.II… Теперь я знаю, за что здешние отдыхающие платят такие бешеные деньги.

©2012 Сonc

Из жизни трупов-62

- Кресло-качалка - весьма комфортное средство перемещения между «когда-то был» и «не стало», - вещает человек с лицом, похожим на аборт.

- И не забудьте купить кариес! - грудным голосом пятого размера советует опрятная хирург-стоматолог в зелёном саване.

-  Когда Пигмалиону вспороли полость, выполз поролон, пропитанный спермой. Его забыли закопать большевики, поэтому он до сих пор не сгнил. А теперь вернемся к нашим семи мавзолеям Света. Свет в конце вам будет казаться намного ближе по мере расширения ваших зрачков…

Косая попса со смежными половыми признаками ловко танцует ртом и строит диодные глазки. Крылатая прокладка прямым попаданием уничтожает потенцию на Земле. Оптимистичная кукушка почти целый час уговаривает жить долго, но на глаза попадается бритва-горлица, кудесница свободы…

- Сердце мёртвых-не камень, - извиняются улыбчивые архангелы. - Вы не слишком живы для этих стен пирамид. Подождите в приёмной, Всевышний занят...

Когда я не смотрю телевизор, телевизор смотрит меня.

©2012 Conc

Из жизни живых-64

Выныриваешь из тихого омута постели. Стряхиваешь прилипшие остатки сна. После дождя мокрая улица жадно глотает озоновый океан. Топишь слепую эрекцию в чугунной ванне времён Жоржа Помпиду. В утреннем небе появляются лезвия облаков. Открываешь шкаф и голый прячешься за дверцей. Вечно путаешь изнанку трусов. Надеваешь рубашку, опасаясь, что воротник перережет сонную артерию. Застегиваешь брюки, стараясь не задеть острых стрелок-убийц. Пиджаки на вешалках напоминают повешенных менеджеров по туризму. Выбираешь пепельно-серый, с египетским орнаментом на шлице. Надеешься, что в зеркале увидишь собственное отражение, а не собственный прах. Становишься растерянным как принц датский. Переползаешь из одного дня в другой как подыхающий варан. Теряешь счёт светофорам и неделям. Но однажды возвращается решительность. Восклицаешь: «Да провались всё к чертям собачьим!», покупаешь в магрибской лавке банку крепкого голландского пива, опустошаешь её залпом и швыряешь на тротуар...

Рыжеволосая красотка в форме полицейского округа Фонтенбло хмурится и выписывает штраф в тридцать пять евро. Ничуть не сожалею. Уже через пару минут я знаю её имя, номер телефона и время окончания её дежурства. Оказывается, её бабушка родом из Конотопа. Когда мы прощаемся до вечера, я наступаю в собачье дерьмо.   

©2012 Conc

Из жизни живых-63

Небоскрёбы. Раскладушка. Шесть человек в одной комнате. В этом городе лучше всего обращаются с бездомными собаками. У меня есть работа. Я работаю тенью Дарвина в зоомагазине на Манхэттене. У меня волосы хиппи, стильные резиновые кеды, рваные джинсы и фирменный свитер с безразмерной горловиной. В понедельник меня чуть не арестовали копы - я курил Парламент в общественном туалете. На пару часов меня посадили в обезьянник, где я с первого взгляда влюбился в шикарную проститутку. Жизнь в Штатах – очень клёвая штука, чувак. Когда она смыла макияж, оказалось, что это моя бывшая одноклассница.

©2012 Conc

Из жизни трупов-61

Листать, бережно придерживая ветхий переплёт. Сдунуть пыль с многоточий. Открыть страницу с литографией. Прикоснуться к глубокому оттиску на пожелтевшей бумаге. Уронить горящую свечу и поднять её угасшей. Не слышать воя собак. Принять приветствие пляшущих огненных языков в камине и насладиться уступчивостью тлеющих углей. Увлечься смыслом их потрескивания и распахнуть дверь. Опасливо всматриваться в немую темноту и шептать заветное имя. Вернуться обратно и почувствовать страх за спиной. Спрятаться в громадном кресле поглубже. Вырвать открытую страницу и бросить её на съедение огню. Сильно захотеть, чтобы в комнате стало светлее. Протянуть руку к бокалу с коньяком. Услышать тихий стук по холодному стеклу. Обрадоваться и воскликнуть: «Это ты? Ты вернулась?» Не решаясь покинуть кресло, глотнуть для храбрости коньяку. Убедиться в срочной необходимости укрепить все двери, окна и ставни. Выпить целый бокал и повторить еще два.

Не удивиться торжественному появлению совы. Радушно пригласить её к бастиону фолиантов в книжном шкафу. Дружелюбно поинтересоваться её генеалогическими корнями. Похвастаться перед ней гипсовой головой богини Юноны, стоящей на секретере. Не смущаться её постоянным молчанием. Подумать о том, что в доме уже давно пора завести какую-нибудь молчаливую тварь. Дать ей заветное имя, или придумать то, которое хорошо бы рифмовалось с заветным. Беспокоиться о неожиданной гостье, которая осталась без еды. Сомневаться, питаются ли совы корешками энциклопедий или огарками свечей. С благодарностью услышать тихую подсказку птицы: «Мышь, просто одна пурпурная мышь». Решительно выйти из дома. Надеяться, что пурпурная мышь обитает где-то неподалёку. Не узнавать местность, принять чёрные озябшие тополя за южные кипарисы. Повелеть Луне выйти из облаков и жутко радоваться, что повеление исполняется. Прислушаться, не раздается ли поблизости мышиный писк…

Споткнуться о массивную каменную плиту. С недоумением разглядывать перед собой надгробие без эпитафии. Встревожиться странной тревогой. Уловить едва различимый шорох где-то внутри себя. Почувствовать острую, грызущую боль в области сердца. Тщетно ожидая пощады, увидеть, как из кровенеющей разорванной груди неторопливо вылезает пурпурная мышь.

©2012 Conc

Из жизни живых-62

Слушатель, которому я рассказывал, тихо ушёл. Адресат, которому я писал, навсегда выбыл. Речь не возвращалась и была похожа на испуганную птицу, не нашедшую своего берега. Я не знал, стоит ли её кормить, и глупым голодным медведем провалился в долгую зимнюю спячку.

Весна. У каждого рождается новый шанс на цейтнот. Я проснулся и почувствовал себя Робинзоном на необитаемом острове парижского конгломерата... Кто-нибудь меня слышит? Есть здесь кто-нибудь? Пятница, где ты? Я в зоне вай-фай. Здесь всё в порядке со связью, и для сонных отшельников вроде меня делают очень крепкий кофе. Правда, батарейка быстро садится. И Солнце.

Из окна моей нынешней кухни я пытаюсь разглядеть оптимизм под алой черепицей. Моей ностальгии дружелюбно подмигивает голова средневекового собора Святого Этьена, бессловно провозглашая: «Ну, я тоже далеко не Нотр Дам дэ Пари, так что, от этого мне повеситься или заразиться гонореей?»

©2012 Conc

Из жизни трупов-59



Реанимация. Актриса приходит в себя. Реабилитация. Актриса в шоке, актрису снова везут в театр. Номинация. Актрисе досталась главная роль в мелодраме, актриса умеет плакать, обычно под душем, в ванной. Реприза-проба. Все мечты - до гроба, все деньги на бочку. На бочку или на ветер. Лишь бы заставить зрителей верить. Премьера. Оркестр фальшиво играет похоть, флейтист сломал ноготь. Декорации. Жарко, холодно, дефлорация. Софиты льют багровым. Актриса просит героя с мольбою: «Коронуй же меня, коронуй меня перламутровой раковиной!» Осветителю шепчет позже, во время антракта: «Коронуй меня за кулисами, коронуй меня раком». Ах! Актриса уже без платьица, никто и не хватится. А кто схватится - айда по всем клавишам, кто несмело, кто умело. Ух! Губки актрисы сомкнуты бантиком: чем не конфетка? Ничего, что без фантика. Кто ещё не сажал пирожок в печку, кто по сусекам ещё не скрёб? Эх, зажечь бы свечку!  В немой сцене откровенный стёб. Второй акт. Классика. Кульминацию опережает эякуляция. Еве из ребра навеки с ребром сражаться. Оборжаться. Занавес. Многие аплодируют. Режиссёр слишком пьян, кланяется, падает. Концертмейстер смущён, улыбается. От скрипичных ключей и нот у него эрекция, прячет палочку, уходит в гримёрную… 
 
Ты уснула в отеле чужого города чужой страны на широкой двуспальной кровати, холодной и твёрдой как дно Арктического океана. Я всю ночь прислушивался к твоему дыханию и всматривался в дрожание твоих ресниц. Я ни разу не окликнул тебя и не разбудил. Эксгумация актрисы – страшная переверсия.
 
©2011 Conc

Из жизни живых-59

Двухэтажная вилла напоминает терракотовую крепость, воздвигнутую на острове вечнозелёного спокойствия. На первом этаже просторная гостиная, рабочий кабинет, две спальни, две ванные комнаты, кухня и зимняя веранда. На втором – спальня для гостей и широкая терраса с восхитительным видом на море. Старинная мебель, столовый гарнитур из золочёного фарфора, массивные статуэтки времён Гарибальди, картины узнаваемых художников на стенах. Дедушке Стефании уже девяносто. Он глуховат и пользуется слуховым аппаратом. Я тщательно выговариваю несколько итальянских фраз, которые успел заучить в самолете. Дедушку зовут Франческо. Я разговариваю с сеньором Франческо только через Стефанию, а слово «сеньор» произношу лишь один раз, при знакомстве. Стефания приходится ему единственной внучкой по линии покойной французской жены. Заметно, что старик не очень-то рад нашему визиту, и я начинаю понимать, почему он не был приглашён на нашу свадьбу. Стефания рассказывала, что видятся они не часто. Несмотря на более чем преклонный возраст, дедушка гораздо чаще видится со своими акционерами, управляющими и политиками. Стефания взяла два дня в издательстве в дополнение к выходным чтобы, наконец, уладить дело с завещанием и представить меня дедушке в качестве своего законного супруга. Ещё в доме живет служанка Рикарда, с виду ей около пятидесяти.

Ровно в полдень дедушкин секретарь приводит окружного нотариуса. Стефания более двух часов беседует с ними в гостиной, они подписывают документы, а я всё время нахожусь на верхней террасе. После обеда мы выходим к морю. Предположительно мы пробудем здесь до субботы, а затем вернёмся в Париж. Я ловлю себя на том, что всё время думаю о предстоящей ночи. На берегу Стефания решает снять туфли и опирается на мою руку, а  ночью позволяет мне в постели то, что не позволяла раньше ни одному мужчине. Я несказанно рад, что сеньор Франческо туговат на ухо, а Рикарда ещё днём отправилась к своему брату в Перуджо. Стефания громко кричит, стонет и начинает задыхаться. Вскоре её тело содрогается в долгожданных конвульсиях, и я ослабляю чулок на её шее. Остаётся слишком мало времени, а впереди ещё много дел. В сумочке Стефании я быстро нахожу нужные бумаги, перекладываю их в свою дорожную сумку и бесшумно по-кошачьи спускаюсь к машине, в багажнике которой лежит канистра с бензином...

Продрав глаза ранним утром, я включил ноутбук. В скайпе хлюпнуло новое сообщение: «Mon amour, tu m'obsède jour et nuit, tes partout, tes toujours en moi... mais le destin est si cruel - tu ne te marierai jamais avec moi."* Сообщение было отправлено в 03:13:13. За окном оживало воскресное солнце. Мне стало мрачно.

* «Любимый, ты преследуешь меня днём и ночью, ты везде, ты всё время внутри меня… но судьба слишком жестока - ты не женишься на мне никогда.» (пер.с франц.)

©2011 Conc

Страницы:
1
2
3
5
предыдущая
следующая