Закон природы: меньше ешь - дольше живешь!

(заумно-научное)

То, что чревоугодие сокращает жизнь, а умеренность в еде ее продлевает, доказано множеством экспериментов. Но почему это так? Немецкие ученые подбираются к разгадке тайны данного феномена.

Продолжительность жизни любого организма, включая, естественно, и человека, в значительной мере предопределена генетически. Однако насколько каждый из нас сможет реализовать заложенный в нем потенциал, зависит, прежде всего, от того, какой образ жизни он ведет. Известно, в частности, что те, кто мало ест, живут дольше, чем чревоугодники.

Это было многократно продемонстрировано в экспериментах на животных - и на фруктовых мухах-дрозофилах, и на червях-нематодах, и на грызунах. Подопытных животных делили на две группы, одна из которых вынуждена была довольствоваться скудным рационом корма, а другая могла наедаться до отвала. Несмотря на то, что все прочие условия содержания были одинаковыми, аскеты поневоле не только жили значительно дольше своих сородичей-обжор, но и до глубокой старости сохраняли физическую активность.

Треть пирамиды

Понятно, что на людях никто подобных экспериментов проводить не собирается, однако уже очевидно, что эта закономерность имеет универсальный характер, - говорит Михаэль Хох (Michael Hoch), профессор молекулярной биологии Боннского университета: "Потреблять меньше калорий - не значит голодать. Конечно, питание должно быть сбалансированным и разнообразным, но количественно есть нужно все же поменьше. И этим вы продлите себе жизнь".

Правда, с генетическими аспектами этого эффекта исследователи пока разобрались не до конца, - признает ученый: "Если генетический каскад, определяющий продолжительность жизни, рассматривать в виде пирамиды, то мы смогли пока идентифицировать лишь ее верхнюю треть. Эта треть составляет примерно 30 генов или что-то около того". Наибольший интерес для профессора Хоха и его коллег представляет вопрос о механизмах, связывающих калорийность питания с продолжительностью жизни. В поиске ответа на него бесценную помощь ученым оказала дрозофила-мутант.

Ген Штеппке

Фруктовая муха с дефектом так называемого гена Штеппке (Steppke) характеризуется гораздо меньшими размерами, нежели насекомое с нормальным геном, но живет примерно на треть дольше. Дело в том, что ген Штеппке кодирует белок цитогезин, играющий ключевую роль в регуляции инсулинового обмена. Судя по всему, этот ген настолько важен, что почти не претерпел изменений в процессе эволюции и почти в идентичном виде имеется в геноме не только мух, но и млекопитающих, включая человека. "У мух-дрозофил с мутацией в гене Штеппке имеет место изменение углеводного обмена: он сильно замедлен", - говорит профессор Хох.

Собственно, ничего неожиданного в этом нет. Равно как и в карликовости мух-мутантов, поскольку сигнальные последовательности, связанные с регуляцией инсулинового обмена, определяют в период роста организма и количество его клеток.

"Обычно личинка дрозофилы за первые три дня жизни прибавляет в весе в 200 раз, - поясняет профессор Хох, - но если у нее мутация в гене Штеппке, она растет значительно медленнее и не достигает обычного размера". То есть этот эффект был предсказуем. А вот что действительно удивило исследователей, так это обнаруженная ими зависимость между углеводным обменом и иммунной системой.

Экономичные дефензины

"Если энергоснабжение организма снижается - а это неминуемо при снижении рациона питания, - то происходит активизация иммунной системы в барьерных тканях, то есть в кожных покровах, в легких, в желудочно-кишечном тракте, - говорит профессор Хох. - Это позволяет организму более эффективно противостоять проникновению патогенных микробов".

В целом механизм выглядит так: скудный рацион питания вызывает снижение запасов энергии в организме, что приводит к активизации гена FOXO - одного из важнейших регуляторов генной активности, - и в результате организм начинает усиленное вырабатывать так называемые дефензины - своего рода природные антибиотики.

Дело в том, что классический иммунный ответ на инфекцию, включающий весь арсенал Т-клеток, В-клеток и антител, требует много энергии. Видимо, в трудные времена, испытывая дефицит энергии, организм вынужденно меняет стратегию и делает ставку не на подавление инфекции, а на недопущение ее. Так, может быть, люди и животные, питающиеся малокалорийно, живут дольше именно потому, что у них реже бывают инфекции? И наоборот, может быть, люди со значительным избыточным весом, не говоря уже про диабетиков, чаще страдают инфекциями?

"Похоже, что это именно так, - говорит профессор Хох, - во всяком случае, так утверждают мои коллеги-медики". Впрочем, пока это гипотезы. "Мы исследователи, это значит, мы хотим все знать досконально, до мельчайших деталей. Так далеко мы еще не продвинулись, но то, что нам уже удалось выяснить, позволяет более подробно изучить эти взаимосвязи. В том числе и у человека".

Но это касается исследования причин эффекта. А сам эффект уже сегодня не вызывает ни малейших сомнений: хочешь продлить себе жизнь - питайся менее калорийно и вообще ешь поменьше! 

Застывший мир

По мотивам http://blog.i.ua/user/451252/462879,
написанного по мотивам написанного ниже
(очень много букв - страницы две с половиной, но знатоки оценят) 

е

Лэниган снова увидел тот сон и, хрипло застонав, проснулся. Он сел и вперил взгляд в фиолетовую тьму, ощущая вместо лица искаженную ужасом маску. Рядом зашевелилась жена, Эстель. Лэниган и не взглянул на нее. Все еще во власти сна, он жаждал реальных доказательств существования мира.
По комнате медленно проплыл стул и с тихим чмоканьем прилип к стене. Лэниган облегченно вздохнул.
   - Вот, выпей.
   - Не надо, все уже в порядке.
   Он полностью оправился от кошмара. Мир снова стал самим собой.
   - Тот же сон? - спросила Эстель.
   - Да... Не хочу говорить об этом.
   - Ну хорошо. Который час, милый?
Лэниган посмотрел на часы.
   - Четверть седьмого. - Тут стрелка конвульсивно дернулась. - Нет, без пяти семь.
   - Ты сможешь уснуть?
   - Вряд ли. Пожалуй, мне лучше встать.
   - Милый, ты не думаешь что не мешало бы...
   - Я иду к нему в 12-10.
   - Прекрасно, - сказала Эстель и сонно закрыла глаза.
Ее темно-рыжие волосы посинели.   Лэниган выбрался из постели и оделся. Это был обычный человек, крупного сложения и ничем не примечательный, если не считать кошмара, сводившего его с ума. Следующие пару часов он провел на пороге, глядя, как вспыхивают на заре звезды, превращаясь в Новые.
Позже Лэниган вышел на прогулку. И, как назло, в двух шагах от дома наткнулся на Джорджа Торштейна. Несколько месяцев назад он по неосторожности рассказал Торштейну о своем сне. Торштейн - чистосердечный, приветливый толстяк - глубоко веровал в собранность, самодисциплину, практичность, здравый смысл и прочие скучные добродетели. Его прямой, трезвый подход был тогда необходим Лэнигану. Но сейчас он только раздражал. Люди типа Торштейна являются, несомненно,
солью земли и опорой государства; но для Лэнигана он превратился из неудобства в ужас.
   - А, Том! Как сынишка? - приветствовал его Торштейн.
   - Отлично, - ответил Лэниган, - просто отлично.
Он кивнул с приятной улыбкой и продолжал идти под курящимся зеленым небом. Но от Торштейна так легко не отделаться.
   - Том, мальчик, я тут поразмыслил над твоей проблемой, - сказал Торштейн. - Я очень беспокоюсь о тебе.
   - Как это мило с твоей стороны, - отозвался Лэниган. - Право, не стоит...
   - Но мне хочется! - искренне воскликнул Торштейн. - Я всегда принимаю участие в людях, Том. Всегда, сызмальства. А ведь мы с тобой друзья и соседи.
   - Это правда, - вяло пробормотал Лэниган. (Когда вам нужна помощь, самое неприятное - принимать ее).
   - Знаешь, Том, думается мне, что тебе не мешало бы хорошенько отдохнуть.
У Торштейна на все были простые рецепты. Так как он практиковал душеврачевание без лицензии, то остерегался прописывать лекарства, которые можно купить в аптеке.
   - Сейчас я не могу позволить себе взять отпуск, - сказал Лэниган. (Небо приобрело красно-розовый оттенок; засохли три сосны; старый дуб превратился в крепенький кактус).
Торштейн искренне рассмеялся.
   - Дружище, ты не можешь себе позволить не взять отпуск сейчас! Ты устал, взвинчен, слишком много работаешь...
   - Я всю неделю отдыхаю.
Лэниган посмотрел на часы. Золотой корпус превратился в свинцовый, но время, похоже, они показывали точно. Почти два часа прошло с начала разговора.
   - Этого мало, - продолжал Торштейн. - Ты остался здесь, в городе. А тебе надо слиться с природой. Том, когда ты в последний раз ходил в поход?
   - В поход? Что-то не припомню, чтобы я вообще ходил в походы.
   - Вот, видишь?! Старик, тебе необходимо прочное сцепление с реальностью и прежде всего с природой. Не улицы и дома, а горы и реки.
Лэниган снова взглянул на часы и с облегчением убедился, что они опять золотые. Он был рад - заплатив за них шестьдесят долларов...
   - Деревья и озера, - декламировал Торштейн. - Трава, растущая под ногами, высокие черные горы, марширующие по золотому небу...
Лэниган покачал головой.
   - Я был в деревне, Джордж. Это ничего не дало.
Торштейн упорствовал.
   - Нужно отвлечься от искусственностей.
   - Все кажется искусственным, - возразил Лэниган. - Деревья или дома - какая разница?
   - Люди строят дома, - благочестиво пропел Торштейн, - но Бог создает деревья.
У Лэнигана имелись сомнения в справедливости обоих положений, но он не собирался делиться ими с Торштейном.
   - Возможно, в этом что-то есть. Я подумаю.
   - Ты сделай. Кстати, я знаю одно местечко - как раз то, что нужно. В Мэнэ, у этого маленького озера...
Торштейн был великим мастером бесконечных описаний. К счастью для Лэнигана, кое- что его отвлекло. Напротив загорелся дом.
   - Эй, чей это дом? - спросил Лэниган.
   - Макелби. Третий пожар за месяц.
   - Надо, наверное, вызывать пожарных.
   - Ты прав. Я сам этим займусь. Помни, что я тебе сказал про то местечко в Мэнэ.
Он повернулся, и тут произошел забавный случай - асфальт под его ногами расплавился. Торштейн шагнул, провалился по колено и упал. Том ринулся ему на помощь, пока асфальт не затвердел.
   - Сильно ударился?
   - Проклятье, я, кажется, вывихнул ногу, - пробормотал Торштейн. - Ну ничего, ходить можно.
И он заковылял сообщить о пожаре. Лэниган стоял и смотрел, полагая, что пожар этот - дело случайное и несерьезное. Через минуту, как он ожидал, пожар так же, сам по себе, погас.  Не следует радоваться чужой беде; но Лэниган не мог не хихикать, вспоминая о вывихнутой ноге Торштейна. Даже неожиданное появление потока воды на Мэйн-стрит не испортило ему настроения. Он улыбнулся колесному пароходу, прошедшему по небу. Затем он вспомнил сон и снова почувствовал панику. Надо
спешить к врачу.
   На этой неделе кабинет доктора Сэмпсона был маленьким и темным. Старая серая софа исчезла; на ее месте располагались два стула с кривыми спинками и кушетка. Но портрет Андретти висел на своем обычном месте на стене, и большая бесформенная пепельница была, как всегда, пуста. В приоткрывшейся внутренней двери появилась голова доктора Сэмпсона.
   - Привет, - сказал он. - Я мигом.
Голова пропала. Сэмпсон сдержал слово. Все дела заняли у него ровно три секунды по часам Лэнигана. Еще через секунду Лэниган лежал на кожаной кушетке со свежей салфеткой под головой.
   - Ну, Том, как ваши дела?
   - Все так же. Даже хуже.
   - Сон?
Лэниган кивнул.
   - Давайте-ка припомним его.
   - Лучше не стоит, - произнес Лэниган. - Я еще сильнее боюсь.
Наступил момент терапевтического молчания. Затем доктор Сэмпсон сказал:
   - Вы и раньше говорили, что страшились этого сна; но никогда не объясняли почему.
   - Это звучит глупо...
Лицо Сэмпсона было спокойным, серьезным, собранным; лицо человека, который ничего не находит глупым, который просто органически не в состоянии увидеть что- нибудь глупое.
   - Хорошо, я скажу вам, - резко начал Лэниган и замолчал.
   - Продолжайте, - подбодрил доктор Сэмпсон.
   - Видите ли, я боюсь, что когда-нибудь, каким-то образом,
мир моего сна станет реальным. - Он снова замолчал и затем быстро проговорил: - Однажды я встану и окажусь в том мире. И тогда тот мир станет настоящим, а этот - сновидением.
Лэнигану хотелось узнать, какое впечатление произвело на Сэмпсона его безумное откровение. Но по доктору ничего не было заметно. Он спокойно разжигал свою трубку тлеющим кончиком указательного пальца. Затем он задул палец и произнес:
   - Ну, продолжайте.
   - Продолжать?! Но это все!
На розовато-лиловом ковре появилось пятно размером с монету. Оно потемнело, сгустилось и превратилось в маленькое фруктовое дерево. Сэмпсон понюхал плод и печально посмотрел на Лэнигана.
   - Вы ведь и раньше рассказывали мне о своем сне, Том.
   Лэниган кивнул.
   - Мы все обсудили, проследили его истоки, проанализировали значение... Мы поняли, мне верится, зачем вы терзаете себя этим кошмаром. И все же вы каждый раз забываете, что ваш ночной ужас - не более, чем сон, который вы сами вызвали, чтобы удовлетворить потребности своей психики.
   - Но мой ночной кошмар очень реалистичен!
   - Вовсе нет, - уверенно заявил доктор Сэмпсон. - Просто это независимая и самоподдерживающаяся иллюзия. Человеческие поступки основаны на определенных представлениях о природе мира. Подтвердите их, и его поведение становится понятным и резонным. Но изменить эти представления, эти фундаментальные аксиомы почти невозможно.Например, как вы докажете человеку, что им не управляют по секретному радио, которое слышит только он?
   - Понимаю, - пробормотал Лэниган. - И я?..
   - Да, Том. С вами то же самое. Вы хотите, чтобы я доказал, что реален этот мир, а тот ваш ночной - вымысел. Вы откажетесь от своей фантазии, если я вам представлю необходимые доказательства.
   - Совершенно верно!
   - Но видите ли, я не могу их представить, - закончил Сэмпсон. - Природа мира очевидна, но недоказуема.
Лэниган задумался.
   - Послушайте, доктор, я ведь не так болен, как тот парень с секретным радио?
   - Нет. Вы более разумны, более рациональны. У вас есть сомнения в реальности мира; но, к счастью, вы также сомневаетесь в состоятельности вашей иллюзии.
   - Тогда давайте попробуем, - предложил Лэниган. - Я понимаю сложность вашей задачи; но клянусь: буду принимать все, что смогу заставить себя принять.
   - Честно говоря, это не моя область, - поморщился Сэмпсон. - Здесь нужен метафизик. Не знаю, насколько я...
   - Попробуем, - взмолился Лэниган.
   - Ну хорошо, начнем... Мы воспринимаем мир через ощущения и, следовательно, при заключительном анализе должны руководствоваться их показаниями.
Лэниган кивнул, и доктор продолжал:
   - И так, мы знаем, что предмет существует, поскольку наши чувства говорят нам о его существовании. Как проверить точность наших наблюдений? Сравнивая их с ощущениями других
людей. Известно, что наши чувства не лгут, если чувства и других людей говорят о существовании данного предмета.
   - Таким образом, мир - всего лишь то, что думает о нем большинство людей, - после некоторого раздумья заключил Лэниган.
Сэмпсон скривился.
   - Я тоже предупреждал, что сила в метафизике. Все-таки мне кажется, что это наглядный пример.
   - Да... Но доктор, а предположим все наблюдатели ошибаются? Предположим, что существует множество миров и множество реальностей. Предположим, что это всего лишь одно произвольное существование из бесконечного числа возможных. Или предположим, что сама природа реальности способна к изменению, и каким-то образом я его воспринимаю?
Сэмпсон вздохнул и машинально пристукнул линейкой маленькую зеленую крысу, копошащуюся у него под полой пиджака.
   - Ну, вот, - промолвил он, - Я не могу опровергнуть ни одно из ваших предложений. Мне кажется, Том, что нам лучше обсудить сон целиком. Лэниган поморщился.
   - Я бы не хотел. У меня такое чувство...
   - Знаю, знаю, - заверил Сэмпсон, отечески улыбаясь. - Но это прояснит все раз и навсегда, разве нет?
   - Наверное, - согласился Лэниган. Он набрался смелости и выдохнул: - В общем, начинается мой сон...
На него налетел страх. Он почувствовал неуверенность, слабость, ужас. Попытался подняться с кушетки. Нависшее лицо доктора... блеск металла...   - Расслабьтесь... Успокойтесь... Думайте о чем-нибудь приятном...
Затем Лэниган, или мир, или оба - отключились.
Лэниган и (или) мир пришли в себя. Возможно, время шло, а возможно, и нет. Все, что угодно, могло случиться, а могло и не случиться. Лэниган сел и посмотрел на Сэмпсона.
   - Как вы себя чувствуете? - спросил Сэмпсон.
   - Отлично, - сказал Лэниган. - Что произошло?
   - Вам стало плохо. Ничего, все пройдет.
Лэниган откинулся на спинку и постарался успокоится. Доктор сидел за столом и что-то писал. Лэниган с закрытыми глазами досчитал до двадцати и осторожно открыл. Сэмпсон все еще писал. Лэниган огляделся, насчитал на стенах пять картин. Внимательно изучил зеленый ковер и снова закрыл глаза. На этот раз он досчитал до пятидесяти.
   - Ну, может быть, теперь можете рассказать? - поинтересовался Сэмпсон, откладывая ручку.
   - Нет, не сейчас, - ответил Лэниган. (Пять картин, зеленый ковер.)
   - Как хотите, - развел руками доктор. - Наше время заканчивается. Но если вы подождете в приемной...
   - Нет, спасибо, пойду домой.
Лэниган встал, прошел по зеленому ковру к двери, оглянулся на пять картин и лучезарно улыбающегося доктора. Затем вышел через дверь в приемную, через приемную и наружую дверь в коридор к лестнице и по лестнице. 
Он шел и смотрел на деревья с зелеными листьями, колышущимися слабо и предсказуемо. Было транспортное движение - чинно, в одном направлении по одной стороне, а в другом - по другой. Было небо - неизменно голубое. Сон? Лэниган ущипнул себя. Щипок во сне? Он не проснулся.  Он закричал. Воображаемый крик? Он не проснулся. Лэниган находился в мире своего кошмара. Улица на первый взгляд казалась обычной городской улицей. Тротуар, мостовая, машины, люди, здания, небо над
головой, солнце в небе. Все в норме. Кроме того, что ничего не происходило. Асфальт ни разу не вскрикнул под ногами. Вот возвышается Первый национальный городской банк; он был здесь вчера, что
само по себе достаточно плохо; но гораздо хуже, что он наверняка будет здесь завтра, и через неделю, и через год. Первый Национальный городской банк (основан в 1892 году) чудовищно лишен возможности превращений. Он никогда не станет надгробием, самолетом, костями доисторической
живности. Он неизбежно будет оставаться строением из бетона и стали, зловеще настаивая на своей неизменности, пока его не снесут люди.

Лэниган шел по застывшему миру под голубым небом, дразняще обещающим что-то, чего никогда не будет. Машины неумолимо соблюдали правостороннее движение, пешеходы переходили дорогу на перекрестках, показания часов в пределах нескольких минут совпадали. Город где-то кончался. Но Лэниган знал совершенно точно, что трава не растет под ногами; то есть, она растет, безусловно, но слишком медленно, незаметно для чувств. И горы возвышаются, черные и угрюмые, но гиганты замерли на полушаге. Они никогда не промаршируют по золотому (или багряному, или зеленому) небу.

Сущность жизни, как-то сказал доктор Сэмпсон, - изменение. Сущность смерти - неизменность. Даже у трупа есть признаки жизни, пока личинки пируют на слепом глазе, и мясные мухи сосут соки из кишечника.
   Лэниган осмотрел труп мира и убедился, что тот окончательно мертв.  Лэниган закричал. Он кричал, пока вокруг собирались люди и глядели на него (но ничего не делали и ни во что не превращались), а потом, как и полагалось, пришел полицейский (но солнце не изменило его форму), а затем по безнадежно однообразной улице примчалась карета скорой помощи (на четырех колесах, вместо трех или двадцати пяти), и санитары доставили его в здание, оказавшееся именно там, где они ожидали, и было много разговоров между людьми, которые и оставались сами собой, в комнате с постоянно белыми стенами.  И был вечер, и было утро, и был первый день.

   Роберт Шекли
     Перевод В. Буки

Наш ответ Чемберлену (про японское пиво и не только)

Отчет с отступлениями
(многовато букв и несколько фоток).

Помните, как раньше было в школе - сочинение на свободную тему - или, как я провел лето. Вот что-то типа этого. Итак, запасаемся красными  шариковыми ручками для подчеркивания ошибок, выставления неудов и гнилыми нецензурными помидорами (а куда же без этого) для более креативного реагирования в мой адрес. 

Всем надоевшее бушидо в моем исполнении с гантельками и параллельным танцем живота, так и быть, пропускается, ибо, как говорят поляки  "Co zanadto to nie zdrawo". И так уже вся страна насмотрелась и на мои гантельки и на пузо их владельца. 

Короче, после яростного сражения на своем личном татами с железом, я и супруга (а чем я хуже официального лица, им что-ли только можно с супругой?) отправились на променад по Мелитополю с целью подышать (обоюдное желание), пофотоохотится (моё личное), посетить супермаркет (обоюдное), купить пива и всяких разных жидких продуктов брожения в честь праздника (обоюдное). 

Напротив дома Культуры - очаровательный фонтан. В смысле, работающий. Нащелкал много в разных-разных режимах, но пока не вызрела идея. 

Понравился вот этот случайный кадр под названием -
"а в прошлом году я тут вот такую форель поймал!". 

Потом лестница (нет, не в небо и не Led Zeppelin), а широкая красивая мемориальная ступенчатая аллея. Очень много ступенек и цветы, цветы, цветы.... 

Но меня почему-то тянуло не букетам и корзинам цветов у мемориальных досок. Извращенно пытливый глаз рыскал по сторонам. Был шокирован отстутствием пластиковых и стеклянных бутылок. Неужели кому-то не все равно? Убрали к празднику. Не было даже пакетов и полиэтиленновых кульков. И презервативов с палочками от Чупа-Чупсов тоже не увидел. И еще - дикие, никем не посаженные, луговые цветы далеко в стороне от аллеи. Вот, например ромашка лекарственная. Там их было всего три с половиной штуки. Ну не прелесть ли? 




Спустившись вниз, был совершенно заворожен огромной поляной одуванчиков напротив педуниверситета. Забыв о врачебной солидности и о пузе, ползал в самых разнообразных позах, пытаясь поймать кадр из серии "в фотоальбом кузнечика", на который в блоге какой-нибудь жук-навозник оставил бы камент "Slonopotam, ты гонишь. Шо курил?"


Короче, увлекся. Вздрогнул от девичьего голоса -"Дядя, а сфотографируй меня". Не поворачиваясь и не отрывая глаз от видоискателя отвечаю через плечо
- "Нет, нельзя".
- "Почему, ты что, только за деньги фоткаешь?" 
- "Да" (в надежде что отвяжется и я не потеряю кадр)
- "А сколько надо заплатить?"

Нет, ну такого оскорбления я не мог вынести. Встал, отряхнул семена одуванчиков с пуза и штанов и посомотрел на юное создание. Вернее, их было два, одно хихикало и утягивало второе прочь, а это второе - все умоляла и умоляла -"Ну сфотографируйте. Прикольно ведь" 

Ну как я мог устоять? Сфотографировал. 

- "Все, сфотографировали?" (сквозь прысканье в ладошку) 
- "Да,все" (недоумевая)
- "...",  и две подружки, хохоча умчалась вверх по ступенькам. А я так и остался стоять с отпавшей челюстью....



Из оригинального. Сегодня впервые испробовал японское пиво. Нууу, скажу я вам. Даже несмотря на то, что они воевали на стороне врага.... Хорошо, что я не американец. Иначе между Пёрл-Харбором и пивом пришлось бы делать сложный выбор. Хорошо, зараза, оказалось пивко. Кто-нибудь пробовал? Да и не в этом даже дело, просто день удался на славу - бушидо, японское пиво. Чем не сопаденьице? Не, ну ведь просто хиромицу вашу такаяму мать! Вот смотрите -  


Правда на полочку рядом с еще одной бутылочкой оно было поставлено неспроста. Вот угадайте, что общего между двумя этими напитками? Кроме того, что жидкие, алкогольные и в стекляных баночках?

В целом день прошел очень даже неплохо, впечатлений много, фоток еще больше (обрабатывать и обрабатывать), от увиденного глаза даже разбегаются. Или от пива... 

(с)
Doppler.
Все фото мои сегодняшние, включая глаза.

Куда подевался мальчик, которым я был когда-то?

Посвящается моим родителям.



Это я с мамой, конец 60-х, Алушта. Вид на пока даже в планах не существующий "рабочий уголок" - поначалу он был, если я правильно помню - "профессорский". Фотографировал папа. Мы с ним во многих местах бывали. Жаль, что я практически ничего не помню. Сейчас в те места, где мы бывали, уже не попасть никогда. Как у почетного члена союза архитекторов, у папы был пропуск в любые запрещенные места, даже на дачу Брежнева и его личный пляж.



И это я (пока еще тоже мальчик),где-то в районе Демерджи. Почему выбрал из сотен и тысяч фото именно эти две? Не знаю. Может потому, что на первой папа удивительно поймал мгновенные эмоции, а на второй я удивительно похож на своего папу в молодости? Не знаю. Выбрал и выбрал.

На этом путешествие в семейную историю заканчивается, ибо никому кроме меня это не интересно, а мне печатать мешают жгуче-адреналиновые слезы, предательски капающие на клавиатуру....

Увы, как поздно все понимаешь... Как ни крути, но все мы дети до тех пор, пока живы родители. Хотя есть люди, которые никогда не были детьми. Даже в детстве. И это - очень страшно. 

Ну а из левого верхнего угла из квадратика с идиотским названием "аватарка" на вас показушно и жизнерадостно-глупо улыбается уже совсем не мальчик. Но еще совсем даже и не старик. Нечто между там и тут. Самый интересный период (детство) -  увы недавно закончился, как я не пытался оттянуть этот момент. А самый мудрый - еще не начался пока... (и слава Богу)

С наступающим всех праздником!,
Который к нашим родителям,
к  бабушкам, дедушкам
имеет самое непосредственное отношение!

Из моей коллекции антиквариата. О приоритетах.



НИКАКОГО ОСОБЕННАГО СМЫСЛА В ЭТУ ЗАМЕТКУ НЕ ВКЛАДЫВАЛЪ,
КРОМЕ ГЛАВНАГО - НИЧТО НЕ НОВО ПОДЪ ЛУНОЙ. 

(это - действительно одна из многих
раритетных книжек моей коллекции
и таких есть немало, собранных в молодости
по всем городам союза.
И эта - еще очень даже современная)

Особое внимание прошу обратить на самую верхнюю строчку - "безплатное приложение к военно-медицинскому журналу" (выделение мое, орфография сохранена, но речь не об этом). Это - 
бесплатное приложение объемом в 550 страниц на тиснённой бумаге, 
в ручном пеньково-льняном переплете
за который сейчас можно у знатоков выторговать недорогой автомобиль. 
О содержании пока не будем.
Пятница. 

Проволочный туземец гоняется за ядром авокадо (для Домовёнка)


проволока, листья мангольда, чеснок, укроп, таблетка, бамбуковая шпажка, косточка авокадо
(и невытертые крошки на столе, которые заметил уже на фото)

Навеяно http://blog.i.ua/user/2559142/461062/, экспромт сработан минут на 10. 

Что-то в Домовёнка http://blog.i.ua/user/2559142 есть такое. Как найдет что интересное, так руки прямо чешутся и сами в пляс идут. Вот и сегодня на ночь глядя навеяло. Прочел заметку и бегом на кухню. Минут 10 пытался из этой купленной неизвестно зачем в АТБ 30-ти метровой проволочки (задолго до заметки Домовенка) что-то скрутить. Вот скрутил что-то. Сфотографировать было сложнее. Из 50 кадров только один удался. Никакого фотошопа и даже вообще вмешательства. Снова фонарик самодельный помог. 
Домовёнка - ку-ку.

Необъяснимо, но факт. Вот и не верь в математику!



Серьезно я озаботился такой фигней пару недель назад. Необычайное стечение нумерологических факторов. Никогда не комплексовал по поводу своего веса и количества подписчиков. Толщину себя определял по принципу - получается влезть в джинсы утром _как обычно_ , или - с трудом. Cамый плохой вариант - на работу пойти  в полузастегнутых штанах и рубахой навыпуск (слава Богу, я так всегда хожу - в смысле рубахи), а на обратном пути купить уже следующий размер джинсов. Количеством подписчиков как-то вообще не интересовался (хотя, подлец двуличный, таки радовался, что их количество растет). Когда было много камментов (больше 20), начинал сильно переживать, что не успею всем ответить (всех то наивно считал настоящими и уникальными). Как-то недели две назад количество подписчиков приблизилось к отметке 100. Удивился ужасно, занервничал, ладошки начали потеть. И как-то совпало, что паралельно с этим взвесился. Удивился. 101кг. Когда взвесился через неделю - было уже 102 с половиной. Зашел на портал - уже 110 подписчиков. 

Охренеть. Еще пару месяцев назад я лелеял себя мыслью, что если повезет, то к старости будет 20-30 преданных читателей. И весил тогда я намного меньше. Видимо переусердствовал в чем-то. Пришлось всерьез задуматься. Какая-то закономерность, однако. И, блин, нелицеприятная. В совпадения  не верю изначально. Две ночи много думал, призвав на помощь нейромедиаторы и транквилизаторы. Вот что тут выбрать? 

Проснуться наутро аж с тремя новыми подписчиками и +25 баллов рейтинга или -1000 рейтинга, но на полкило худее. Кстати, если кто сможет объяснить, что такое "рейтинг" - подарок большой и увесистый за мной, тут мое слово знают. Вот Врединка в курсе....

В общем, решил пожертвовать популярностью. Эээх, была не была. Ну и что, что на три клона меньше прочтут эпитафию юзеру номер #### по убытию (если заметят).

Короче - три дня назад (2 мая) купил электронные весы (на майские в Мелитополе все магазины работали - не ловите на слове) и примерно в это же время были удалены практически все друзья. Результат поразил. Сегодня вечером уже 100.5. Минус 2 кило за три дня. Фигасе! Работает! Убедительная просьба - не нужно добавлять меня в друзья. Мне кажется, что имено в этой чрезмерности внимания причина лишнего веса. 

Радикальная чистка работает. На сегодняшний вечер число подписчиков снизилось уже до 91. На днях продолжу чистку друзiв. Если удастся достичь результата ~90 в килограммовом эквиваленте с вашей помощью за пару месяцев - буду просто счастлив. И УМОЛЯЮ - читая меня, не добавляйте в друзья. Я - начинаю здоровый образ жизни. И реально хочу похудеть.

PS: даже гормоны начал принимать (как ни странно, тоже уже три дня как)  для снижения количества жировой ткани и наращивания мышечной. Что?... А, гантельки.?.., так они и были всегда по расписанию. Каждая 15 кило. И еще две разминочных по 2 кг.
(с)
Doppler

PPS: гормоны - мужские.

А Ваш монитор безопасен?

После того, как "Без ГМО"  стали клеить даже на минеральную воду и соль (надеюсь, уже многие видели) - я озаботился и монитором. Непорядочек какой-то. 

Это для вступления. Любое воспоминание начинается с чего-то случайного. Как и это. Когда я лепил эту наклейку, я думал выложить это в раздел приколы. Но голова работает сама по себе. 


Вспомнился вдруг Центр Охраны Материнства и Детства. Много лет назад одна замечательная семейная пара (не думаю, что они читают мой блог, но на всякий случай называть имен и даже намекать не буду) подарила мне новинку -  SyncMaster 930BF. Тогда это было практически, как Роллекс. Ну почти. 
Их и в продаже еще и не было. Только не подумайте, что я взяточник money или побирун . Я очень сильно отказывался. Но они же - от всей души. За очередную появившуюся на свет Сашку. Кстати, в Сашкину маму,- в эту одну из самых очаровательных женщин, которых я встречал на протяжении своей почти полувековой жизни, я даже был тайно влюблен, несмотря на разницу в возрасте. Надеюсь ни она, ни ее муж, ни мои близкие не заметили этого. Ну, во всяком случае, я это тщательно скрывал. А по прошествии лет... Ну что ж... бог не выдаст свинья не съест... А даже если..... если вдруг и прочтут - думаю, не осудят. 

Но вернемся к истокам. К ГМО и тупым наклейкам. А то еще подумают, что это написано лишь для очередной демонстрации своей влюбчивости. Вот и решил просертифицировать свой монитор. Пришлось и ему пройти предписанную процедуру. Впрочем, долго возиться не пришлось - сертификацию плоский кореец прошел быстро. Практически заочно. Я просто приклеил на него стикер. Только сделал я это - любя. Любя его -  как подарок и верного спутника жизни.

А вот разнообразное продуктовое дерьмо с аналогичными наклейками по какой причине обклеивается заочно?

А ведь кто-то же еще и бабульки заработал на этих стикерах..... Блин. Точно по классику - смотрите, так жить нельзя.

прямо сейчас
Ваш Doppler

Уголок начинающего шамана (Домовёнку не смотреть!)





Таки-да!!! Боюсь сглазить, но очень похоже на то, что началась позитивная полоса. Совершенно безобидное желание разобрать трехлетний завал мотлоха в нашей однокомнатной съемной квартире волшебным образом переросло в прошлую субботу в перманентную кипучую деятельность, результатом чего явились -  куча новых полок, разлом шкафа, экстирпация двери с придатками и головная боль всем соседям от производимого шума. (фуф) Все эти пляски  с бубном в итоге таки начали приносить свой гешефт -  и только не надо спорить, - ведь позитивное настроение, нетерпеливое ожидание завтрашнего дня (черт бы его побрал)  + освобождение пространства от хлама и лавинообразно нарастающий эстетизьм на стенах - это вам не "навар от яиц и при деле", а нечто вполне осязаемое. Стены, кстати,  изначально были созданы творцом для ограждения соседей от соседей-же. Но стены нашей квартиры наверное созданы исключительно для защиты соседей от распирающего сногсшибительного позитива. Как известно, не все йогурты одинаково полезны. Вдруг за стеной кто-то вешаться надумал, а тут я такой - со своими полками, улыбками, натюрмортами,  стихами и фотками. Спугнуть можно. Да и мало ли что. гы. Непорядочек.... 

Чёрт...! Я снова отвлекся  (стоит заговорить о себе - и начинает нести. NB - не забыть завтра купить таблеток от мании величия)

Так вот. И сегодня после работы, утолив голод желудочный, перешел к утолению жажды эстетической -- наконец-то некоторые из шэдэвров умостились на специально изготовленную стеллу. Ну чем не красота? А вот вчера этого еще не было! И, кстати, из двух десятков фото ЭТОГО, сделанных в самых разных режимах, - наилучшим оказались те, где в качестве подсветки использовался сделанный намедни китайский фонарик (http://blog.i.ua/user/712914/456599/). Вот так вот совсем неожиданно из дурацкой причуды вышла полезная вещь для макросъемки и натюрмортов. Совершенно не ожидал такого его применения. Средне-жесткий боковой белый свет меня просто покорил. .... Почти что сам себя похвалил.