Профиль

Gabriel_Gor

Gabriel_Gor

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Свежие фотографии

* * *


Ты плач, душа, смывая боль,

Как кровь смывают с рук,

Как гнут тугую ветку в лук,

Красою дуг скрывая смерть;

Опорой стань, ты будешь – твердь

Как круговерть. Молчи века,

Пусть будет цель твоя блага,

Как крик и плач, как нагота.

Обречена… Не думай так!

Пусть гной несет в себе дурак!

Пусть будет враг. Используй силу,

Пусть плещет сверх – подарок миру.

Послушай, милый, путь непрост

Вопросу ныне рознь вопрос.

Помост трагедий и комедий,

Потребность новых привилегий.

Молений ради будь спокоен,

Отныне я такой же воин.

И вольным боем бить без крика,

Быть вольной птицей дико дикой;

И крепкой свитой окружить

Себя. Менять, чтоб мочь и жить.

Вложить любовь на долгий счет,

Быть мягкой, теплой словно кот;

Быть лучше лучших для себя

И до конца любить, любя.

Сестра (рабочее название) часть 2

Маленькие снежинки тихо кружились за окном, то и дело зависая в холодном пространстве морозного воздуха. Белый ковер, укутавший город, с каждым часом становился все пушистее и толще. Тоненькие веточки на верхушке клена, росшего под окном, все больше сгибались под тяжестью замерзшей воды. На перила балкона села синица. И хотя уже начинало темнеть, птица упорно е хотела покидать маленький клочок пространства, ставшего тепло-желтым от света, лившегося из окна. Птица как-то странно нахохлилась и как будто укуталась этим тонким слоем тепла. Какое-то время она сидела зажмурившись, а потом вдруг встрепенулась и камнем ударилась в окно.

    Девушка вздрогнула. Плавное дыхание сбилось, и теперь сердце бешено колотилось в груди. О чем же она думала? Напрасно она пыталась сосредоточится, нить мысли была безвозвратно утеряна. Говорят, когда птица бьется в окно – это к новостям. Какие же новости могут быть у нее. Девушка встала из-за стола и подошла к кровати. Уже несколько дней она чувствовала себя… слабой, бессильной и какой-то больной. Она все ждала, что это плохое самочувствие пройдет само собой, что оно всего-навсего связано с перепадами давления или с плохой погодой, но легче ей не становилось, а силы как будто кто-то высасывал из нее.

    Она слегка подпрыгнула и плюхнулась на кровать. Приятная слабость тут же начала разливаться по телу, делая мысли тяжелыми и тягучими как ртуть. Перед глазами снова начали пробегать картинки из детства. Она всегда воспоминала то время, когда ей бывало плохо. Она вспоминала отца.

 

… Такая же зима, полным-полно снега и во дворе резвится малышня. И вот в пятничный вечер она сидит дома и ждет прихода отца с работы. Пятница ее любимый день, ведь завтра папе не нужно будет уходить рано утром, когда она еще спит, и возвращаться, когда он уже спит. Иногда пятницы бывают особенно приятными, вот как, например, эта, сегодняшняя. Отец звонил, он будет ее чуть раньше, чем обычно. К тому же, сегодня получка, а значит будет что-то вкусненькое – тортик, пирожные или конфеты. А еще сегодня они пойдут гулять, будут играть в снежки и лепить снежную бабу, а потом вернутся домой и будут уже доставать игрушки. А завтра папа притащит большую, мохнатую елку…

 

    Но отец не пришел. Ни тогда, ни на следующий день, ни через день, ни через неделю. Она ждала, но он не приходил. Мать не выходила из спальни и только плакала, то тихо, то навзрыд. И только прабабушка мола сидела на кухне и курила длинные коричневые сигареты через мундштук. Он сидела так и утром, и днем, и вечером, и даже ночью. Сидела и выпускала клубы дыма с едким ароматом смеси табака и еще чего-то жутко пряного.

    - Ада, девочка моя, подойди ко мне. - С тех пор, как исчез отец, прошло уже много дней и вот бабушка впервые заговорила с ней. – Послушай меня внимательно и запомни хорошенько все, что я тебе скажу. Твоего папы больше нет с нами. Он… ушел. Навсегда. И больше никогда не вернется. Так суждено было быть. И так было бы, чтобы мы ни делали. Я хочу, чтобы ты твердо усвоила: на все всегда есть свои причины, хотя мы не всегда о них знаем. То, что предначертано судьбой – сбудется. И мы не в силах что-то изменить. Я знаю, пройдет еще не так много времени и в наш дом войдет другой мужчина. Он заменит тебе оцта, формально. Но я так же знаю, что твое сердце не примет его. Твоя мать будет любить его до безумия. И когда у них появится ребенок, меня не станет. Так же как и их самих. Их чадо останется с тобой, и ты станешь для него не только сестрой.

    Бабушка замолчала. Девочка стояла подле нее и недоуменно смотрела на некогда красивую женщину испуганными небесно-голубыми глазами.

    - А ведь она будет совсем непохожа на тебя, Ада. Совсем… - Женщина вздохнула. – А теперь ступай, девочка моя, ступай. У тебя еще есть время, чтобы повзрослеть. Но все же не забывай, что с каждым днем его становится все меньше.

  

   Воспоминания чередой проносились в голове, а внутри все как будто сжималось, казалось, кто-то невидимый стягивает в кулак все ее внутренности. Девушка повернулась на бок и поджала колени к груди. Поза зародыша. Зародыш… Очередной приступ тошноты начал распрямлять свою пружину где-то под диафрагмой. Это уже четвертый за сегодня. Может она просто отравилась?

    Холодный кафель под ногами немного привел ее в чувства. Она села на пол и оперлась спиной о стенку ванны. Ладони коснулись глянцевой поверхности черной глазури. Черный… Все черное, темное, глубокие оттенки и цвета – результат фантазии ее отчима. Все-таки он весьма странный человек. Но главное, что мама счастлива. Вот последние несколько дней она аж светится от радости, глаза блестят, да и отчим как-то повеселел, стал не таким угрюмым. Где-то внутри опять сжался кусочек спазма, догадки одна за другой проскочили в сознание и исчезли в очередном приступе боли.

Сестра (рабочее название) часть 1

Осенний ветер резко качнул ветви уже голого клена и резкий, но кратковременный, скрежет скользнул по стеклу. Медленно сливаясь воедино с серой тяжестью низко нависшего неба, сумерки опускались на город. Закат уже скрылся за крышами соседних домов, и лишь красноватые отблески окрашивали края неба. Она любила такую погоду, ее душа отдыхала и наполнялась покоем.

В соседней комнате закричал ребенок. Она едва повернула голову в сторону источника шума. Как же она устала... Сестре всего лишь несколько дней... Еще нет и недели. А кричит так, что стекал дрожат. Девушка встала и пошатнулась, неуверенной походкой она двинулась по коридору. Единственное, что хоть как-то поддерживало в ней жизнь - это был до сладости приятный полумрак в ее доме.

В просторной комнате, освященной мягким светом восковой свечи, на огромной резной кровати работы приблизительно 19 века лежал ребенок. Раскинув ручонки в стороны и разметав шелковистые пеленки и одеяльца, девочка кричала, громко, звонка и как-то надрывно. Девушка ватной походкой двинулась к младенцу. И без того уставшие ноги заманчиво утопали в пушистом ворсе ковра и так хотелось упасть на него и уснуть беспробудным сном хотя бы на несколько часов. Но истошный голодный крик не давал не только уснуть, но даже подумать о чем-нибудь другом, кроме новорожденного.

Девушка подошла к ребенку и по спине пробежал неприятный холодок. Она не знала, что не так, но отчетливо ощущала, что не хочет прикасаться к свой младшей сестре. Тем более, что перемены, случившиеся с ее появлением, совершенно не соответствовали действительности. Но делать нечего, никто не поможет и не возьмет на себя ее обязанности... И девушка аккуратно взяла девочку на руки и прижала к себе. Теперь холод не только ласкал позвоночник, но начала проникать вовнутрь, окутывать туманной пеленой псевдопокоя. Девушка отстранила от себя младенца и не без страха заглянула ей в глаза. Черные как уголь, без границы зрачка и радужки они поглощали все внимание и интерес, она блестели от голода и чего-то еще, черные густые волосы, которые уже покрывали аккуратную, как у фарфоровой куколки, голову казалось поглощали внешний свет и излучали свое, слегка голубоватое свечение. Она не была похожа ни на родителей, ни на кого-либо из родственников. Лишь прабабка, перед смертью взяв на руки это дитя, прошептала что-то про свою то ли бабку, то ли прабабку...

Девушка погладила сестренку по голове и поцеловала холодный лоб. Присев на кровать, она расстегнула блузу и достала одну грудь. Холодные, но алые, как кровь, губы младенца тут же обхватили сосок и жадно впились в него, до предела сжимая твердыми деснами нежную кожу. Горячее парное молоко брызнуло в рот, а младенец пил в захлеб, и маленькие белесо-прозрачные струйки потекли по подбородку и щеке. Девочка насытилась лишь опустошив обе груди и оставив на них кровавые синяки от своим маленьких пальчиков.

- Какая же ты сильная... С каждым днем все сильнее...

Девушка застегнула блузу, укутала дитя и уложила в колыбель из подушек и одеял. Свеча догорела и теперь на месте огонька вилась тоненькая струйка серо-голубого дыма. Выходя она прикрыла дверь и остановилась в прихожей у зеркала. Светловолосая, с голубыми как небо глазами, она была совсем не похожа на свою младшую сестру. Взгляд упал на блестящую поверхность. Блики уходящего дня, проникавшие в комнату сквозь окно, отражались в зеркале и казалось, обрамляли его в золотисто-янтарную раму. Под зеркалом на небольшом столике стояли три портрета, перевязанные черной лентой... Родители... и бабушка... В один день... И только малышка осталась тогда дома... с ней...

- Кто же ты, Агния? Человек или зверь?

За спиной девушки промелькнула тень, но она не заметила этого. И лишь очередная волна скользящего по спине холода змее обвила душу и шепнула на ухо: "А ты действительно хочешь знать правду?"

Industry Of Satisfaction

  • 21.10.08, 11:57

Мы живем за ее счет и работаем на нее.

Обыкновенное утро начинается со звонка будильника. И вот ты начинаешь ловить кайф. Сначала от звуков любимой мелодии, которая обошлась рекординговой компании в несколько сотен тысяч убитых енотов. Дальше приходит осознание того, что звук исходит из охуенно навороченного смарта, который достался тебе немалой кровью борьбы с новоиспеченными монстрами кредитно-бенковской системы. Ты удовлетворен показателем собственной значимости, твой уровень позерства зашкаливает и ты в блаженстве.

Следующий шаг - подъем. Открыв глаза и вдохнув свежесть какого-нибудь сомнительного освежителя с отвратительными пьянящим ароматом, которым в твоей квартире пропитался даже отличный натуральный ламинат, по которому так приятно ходить в махровых носках Nike, ты облизываешь сухие губы, и организм начинает требовать свои уже почти законные дозы допинга. Следующей порцией удовольствия становится дым от какого-нибудь Vogue или Sobranie стоимостью от 15 родимых славянский за пачку. И снова ты совмещаешь удовольствие от подпитки понтов с удовольствием от одной из вреднейших привычек.

Итак, утро началось и запустился твой персональный механизм получения различных услуг этой, всеми обожаемой индустрии. Душ и гель, который делает твою кожу шелковистой за счет щелочей и забивает гайморит. Завтрак, и ты поглощаешь кофе без кофеина, сохранивший весь запах и вкус только в буквах на упаковке. Костюм от Kazzara, туфли от Gucci, какая-то фенька на шею или на руку, и ты становишься полноправной деталью огромной машины.

Хорошая работа с приятной, почти фарфоровой от штукатурки, куклой вместо секретарши, которая беспрекословно выполняет любое желание всего за 900 у.е./месяц. Она почти как проездной на все иды транспорта - вроде бы и дороговато как для обычного секса, но а вдруг захочется еще и кофе с булочкой или, не дай Бог, поговорить будет не с кем. А так все включено. Как в хорошем отеле. День проходит незаметно. Пару встреч со своими "двойниками" доставляют не меньше удовольствия, чем посмотреть на себя в огромное зеркало в новом костюме из "мокрой" синтетики. Вроде бы и ты, но ты-то знаешь, что в жизни ты лучше!

И вот он - вечер! Пора великих развлечений! И кто сказал, что любимое дитя порока - героин? А если соединить кокаин, водку, деньги, девочек и конечно же детище ночной жизни - Contex, Durex и прочие гаранты наступления завтрашнего дня. И завертелось. Вторя сторона бесконечно блестящей медали, щедро инкрустированная дешевыми стразами.

Проходят годы красочных скачек за своей каплей удовольствия, и в какой-то момент ты понимаешь, что ты опустошен. Эмоции больше не поступают внутрь ни с кокаином, ни с сексом, ни с шоколадом или алкоголем. Их просто больше нет. Ты привык. Подсел. Но дозу уже нельзя увеличить. Тебя на это не хватит. И ты уходишь. В небытие. И все-таки даже смерть должна быть приятной, ведь она есть высшая мера удовлетворения. И ты выбираешь самый дорогой и один из самых понтовых способов - передоз от героина Отличный конец индивидуума обыкновенного - простого смертного дитя индустрии удовольствий.


Сумеречный синдром

  • 20.10.08, 15:41

Накручивая себя в пустоте унылых комнат, мечась, как зверь в клетке 2х2... это не боль и не страх, это всего лишь... мой диагноз. Кто сказал, что оборотней не существует? Мои диагнозы заставляют меня выть на луну и рваться вверх по вертикалям вслед за лучиками ночного света. Разрывая сознание на тысячи мелких осколков, не оставляя права на вторую попытку, давать себе возможность только описать, не прокричать, не проговорить, а только вылить бутылкой чернил на рентгеновски тонкие клетки бумажного пространства. Я больше не подчиняюсь синеве небес, я не восхищаюсь простотой белесых облаков, я не чувствую голода днем, но умираю от истощения по ночам; я жду приливов как манны небесной, но умираю с каждым рассветом всей душой, но не телом... я уничтожаю воспоминания, не дав им овладеть разумом до конца, я поглощаю тепло и мерзну даже лежа на грелке... и нервно извиваясь под тянучие звуки того, что человеческий слух научился воспринимать как музыку, я оставляю на глубокие борозды на теле старинного стола... и ласково вгрызаясь в гарячую шею любимого мной зверя, я жду, когда же и в его глазах заблестит голод - звериный, необузданый, едва ли уловимый желудком, но так нестерпимо ощущаемый всем нутром; всепоглощающий, запрещающий и разрешающий, вольный и свободный и блуждающий даже по самым укромным уголкам дикого и неподвластного тела... Он замучал меня. Он убивает во мне живое и заставляет видеть в крови свое спасение. Кто-то скажет, что я искусственно взрастила в себе демона, но кто может быть на 100% уверен, что этот демон не родился вместе со мной? Как жаль, что я не могу уничтожить всех своих врагов. Хотя... Я не могу убить их тело, я не могу оставить их без оболочки, но я могу пробивать их души, нанизывать их на копью проклятий, и глядя в глаза, вселять страх и проникать в глубины, куда нет ходу даже им самим. Спасибо тебе, Предатель, что толкнул меня на необходимую грань. Ведь только там я смогла обрести дар видеть, слышать, чувствовать и понимать. И пусть мне это дается нелегко, пусть каждый раз я трачу все, что есть и от напряжения носом идет кровь, но я становлюсь сильнее с каждым ударом. И очень скоро небо станет для меня ультрамариновым, а мир - черно-белым.

Скажиет, доктор, ведь это называется сумеречный синдром?


Покой и тишина

  • 06.10.08, 19:31

Покой и тишина. Под ноги, легко шурша, ложатся листья. Они кружатся в прохладном и влажном воздухе, как в танце, и плавно падают на коричнево-желтый ковер. В огромном парке тихо. Не слышно ни криков детей, ни шума дороги, ни даже дыхания ветра. Все застыло, и только листья продолжают кружиться и падать.

Прохлада пробирается под пальто и легки мороз пробегает по спине. Я не чувствую тепла, но ощущаю покой. В этом остывшем царстве бешеного огня под серым куполом я молча говорю с Небом. Теперь я не злюсь и даже не плачу, я просто рассказываю о том немногом, что накопилось на душе. Небо тоже молчит, но покой, подаренный мне сегодня, дороже многих слов.

Сегодня странный день, он не похож на предыдущие и вряд ли когда-нибудь повторится. Это просто маленький, но немыслимо ценный подарок. Минут тишины способна вылечить даже те раны, которые не поддаются уговорам времени.

- Почему ты просишь не для себя, а для кого-то другого, для чужого? Он ведь тебе чужой!

- И что? Он тоже заслужил кусочек счастья.

- И ты готова отдать ему свой?

- Вполне. Я не нуждаюсь в своем.

- Ты неправа. Ты тоже заслужила награду. Но у меня сейчас только одна частица.

- Отдай ее ему. Она предназначалась мне? Ведь так? А значит, она моя, моя собственность. И я могу распоряжаться ею, как хочу. Так вот, я хочу, чтобы она досталась ему. Так будет лучше.

- Это твое решение.

- Да.

- Но это значит, что у тебя впереди опять расстояния тишины.

- Ничего. Это значит, что у меня будет время подумать. Поверь, порой разговор с тишиной приносит больше пользы, чем молчание с ветром.

- О чем ты будешь думать? Разве ты уже не исчерпала запас вопросов?

- Совсем нет. С каждым пройденным днем их становится все больше.

- Но у тебя закончились ответы!

- Ничего. Мир достаточно велик, чтобы найти в нем то, что мне понадобится.

- Ты слишком самоуверенна.

- Да, и другой уже не стану. Я опираюсь на собственную глупость. Потому что только на по-настоящему мне сопротивляется.

- Иногда ты кажешься мне ребенком, прожившим тысячи лет.

- Возможно. Но я так и не услышала, он получит мою частицу счастья?

- Я отдам ему все, что ты попросила, но я не гарантирую, что он правильно распорядится тем, что получит. Он еще не готов.

- Пускай будет ему на будущее. Такие подарки полезны. Ему пригодится этот кусочек.

- Я знаю. И все же я не понимаю тебя. Только дочь Воды способна на такие щедрые и безрассудные поступки. Но это твоя жизнь. Тебе открыто многое, больше, чем даже великим, а ты так легко раздаешь свои сокровища другим.

- Ты никогда не поймешь меня в этом. Тебе, о Бескрайний, открыто все! Но ты слеп и не видишь очевидного. А я человек. Пусть даже дочь Неба и Воды. Но я человек! И если бы ты знал, как больно многим детям Земли, ты может быть стал б умнее.

- Ты говоришь об уме воплощению разума???

- Я говорю об уме тебе, хозяину того, без чего человеку не жить. Я прошу тебя, позаботься о нем.

- А кто позаботится о тебе?

Я не ответила. На риторические вопросы бессмысленно отвечать. Да и нет у меня ответа. Покой пропал, ушел и исчез, как голос Неба. Но я добилась своего, пускай и не самой малой ценой. Кто-то скажет, что глупо, что не обдуманно. Но теперь я слышу только души. И моя меня еще не обманула. Пусть даже правда стоил мне одной из жизней.

 

P.S. Можно ли влюбиться в глаза? Теперь я знаю. Можно. Но не нужно. Я утверждаю это как апорию Зенона своего бытия.

 

 

 

 

И что теперь?

  • 04.10.08, 12:18

- Здравствуй…

Я снова пришла к тишине. Только здесь и только так я могу говорить с небом. Сегодня оно все такое же ясное, лазурное и глубокое… Но в моих глазах оно мутное и серое.

- Я пришла рассказать тебе…

- О нем?

- О его отсутствии…

Молчание. А что слова? Душа скажет все и без помощи голоса. Я молчу, но знаю, меня слышат. И каждая моя слеза когда-нибудь прольется над океаном.

- На все есть свои причины.

Небо спокойно. Оно подобно мудрецу, прожившему 12 жизней. Оно знает ответы на все мои вопросы, но упорно не хочет отвечать.

- Я не вижу причин.

- Ты правд так думаешь?

- Нет.

- Вот видишь. Я снова повторяю: на все есть свои причины.

- Молчи!

- Но ты пришла за советом.

- Я пришла поплакать в одиночестве.

- Я бы рад, но уйти не могу.

- Я знаю.

- Не плач. Он все равно не увидит твоих слез и не узнает о них.

- Да! И знаешь, почему????

- И почему же?

- Потому что я не твоя дочь! Потому что только он твой сын! Он твое дитя! Но не я…

- Тебе тяжело.

- Уходи.

- …

- Мне одиноко.

- Неправда. У тебя есть я. И еще много других, что любят тебя.

- Не верю.

- Почему?

- На все есть свои причины!

Я ушла. Мне больше не интересно. Хотя это и не так. Лгу сама себе, уговариваю, что все нормально, что все образуется. А сама в это не верю… Да и зачем верить? Мои мечты уже давно превратились в просто цели. Я одеваю улыбку, как украшение и заставляю глаза светиться. А ради чего? Прошло 3 года… Я думала, что обрела покой, пройдя сквозь доступные мне круги ада. Но я снова ошиблась. Теперь мне открылся новый уровень и я застряла. Споткнулась и упала. И нет больше сил встать и идти дальше, опрокидывая препятствия. Вся моя решительность исчезает, стоит мне только вспомнить его глаза… улыбку… голос… Я вырвалась из одной ловушки, чтобы попасть в другую…? А ведь где-то в душе я все еще надеюсь… Но это ненадолго. Я гарантирую.

 


Казнь

  • 30.09.08, 16:45

Я сплю и вижу. Я наблюдаю казнь. На рыночной площади эшафот. Перед глазами пробегают образы, сотни жертв и ликующий крик толпы. Сегодня казнь будет зрелищной. Под серым небом растекается пятно серолицей массы. Под запыленным солнцем провозглашают приговор, на брусчатку падают первые капли пота. От напряжения начинает закладывать уши и чешутся десны. Тысячи мнимых и реальных болей иглами опытного акупунктурщика вызывают взрыв аховых эмоций. Приговор оглашен, слова затихли и под шум дождя мягкое пламя начинает ласкать голые ноги. Они казнят демона войны. Глупцы, разве меня можно убить? Другое тело не значит иная сущность. Еще одна горсть пепла принесла себя в жертву, став маленьким ониксом у меня на поясе.


Колдовство (часть 5/2 - заключительная)

  • 30.09.08, 16:36

- Я не чувствую её тепла.

- Зато ощущаешь её холод.

- Но холод никогда не принесет любви!

- Возможно. Но любовь нередко приносит с собой холод.

- Лучше бы меня не было!

- Тебя не будет.

- Ты жесток.

- Я справедлив.

- Ты издеваешься надо мной!

- я делаю тебя счастливым.

- Но я несчастен!

- Несчастным ты станешь тогда, когда она забудет тебя.

- Она не сможет.

- Почему?

- Она не убийца.

- Демоны войны тоже не убийцы., они всего лишь расшалившиеся дети.

- Но мир не игрушка!

- Мир нет, а человек да.

- Ты глуп.

- Я созерцатель.

- Ты слеп!

- Я слышащий.

- Ты зло!!!

- Я - вселенная.

- Ты ничто.

- А ты его часть.

- Значит, я это... ты?

- Нет, просто я в тебе.

- А она?

- Она вне нас.

- Поэтому одна?

- Поэтому со всеми.

- Прости её.

- Я не умею.

- Тогда отпусти!

- Ты так и не понял, человек, нельзя отпустить свою сущность, ибо она есть вселенная, а без неё ты - ничто.


Колдовство (часть 5/1)

  • 30.09.08, 16:30

Небо. Одна минута власти над ним превращается в столетия безмолвия. Ты думаешь оно обиделось? А, человек? Нет, оно просто слишком сильно любит свободу. Как и дочь Всевышнего. Но с одной разницей: небо свободно всегда, а она свободна только когда небо сажают на цепь. И вот теперь оно наслаждается дыханием и вслушивается в тихий разговор...

- Ты слышишь, как шумит дождь?

- . . .

- Ты же слышишь?

- Слышу.

- О чем он поет?

- О тебе.

- Он знает меня?

- Он знает только тебя. это её дождь.

- Но она далеко...

- Ближе, чем может кто-либо на земле.

- Я не видел её...

- И не увидишь.

- Но почему?

- Потому что тебе достаточно знать, что она с тобой.

 


 

Страницы:
1
2
3
4
5
7
предыдущая
следующая