Профиль

Ordinary

Ordinary

Исландия, г. Рейкьявик

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Свежие фотографии

Какой прекрасный день...

  • 08.04.17, 20:58
     Сегодня в моей жизни случилось маленькое чудо. Проснувшись утром я прислушался к себе и понял... понял, что не хочу никуда ехать. Никуда. Хочу остаться дома.
     Целый день, занимаясь домашними делами, с удивлением отмечал, что мне это нравится... Вот оно, пресыщение от рыбалки, природы... Оказывается, душевное равновесие можно обрести и с граблями в руках, вычесывая газончик от сухих стебельков, подвязывая виноград и обрезая розы...))
     Ну и завершающим штрихом вечернее кофепитие во дворе, под сигарету и неспешные размышления, глядя на звезды и лениво проплывающие редкие облачка...
     Хороший день сегодня был... Настроение регги...)

Соблазнитель.

  • 28.03.17, 18:31
   Удивительно, насколько люди иногда не имеют эмпатии. Совершенно не чувствуют, ни как к ним относятся, ни что им светит, ничего. Особенно это касается мужчин.
Вот бывает так? Дожил, например, до 38, а так и не понял. Вообще ничего не понял. Ни как себя презентовать, ни как себя вести, ни как к женщине подкатить. И вообще не к этой...

У меня знакомый есть, Вадик. 
С Вадиком мы когда-то давно по-приятельски общались. Изредка. Знаю я его года два-три, и даже вспоминать надо, откуда выплыл. Есть такие, знаете, малозначительные в твоей жизни люди, которые.... периодически встретишься, и то, не специально, чуть пообщаешься, ну и всё, до следующего пересечения звёзд.
Вадик как Вадик, совершенно проходной типаж, трудно даже на самом деле вспомнить, как выглядит. Классически скучные рубашечки, невнятная стрижка. Такой себе Вадик, скучный, ни о чём. Неинтересный ничем и никак.

Пересеклась я с Вадиком. Как всегда случайно. 
Я карниз выбирала, а тут Вадик. О, говорит, давай выбирать вместе, всё равно полчаса есть, убить надо. Ну давай. Пока выбирали, поговорили о том, о сём, о Вадике. Рассказывал, что ищет женщину, но что-то пока никак. Спросил, как у меня. О, засмеялась, я точно никого не ищу, мне пока никто не нужен. Про работу рассказывал. Нормально, в общем, пообщались.
- А давай я тебе карниз поменяю, - сказал Вадик, - да ну чё ты будешь платить.

Вот тут, девки, нежное лирическое отступление: платить - надо. И за собственный покой - тоже. 
Мужик, который бэзвозмэздно хочет вкрутить у тебя лампочку - не только лампочку хочет вкрутить. Поэтому тут так: мужиком-то пользоваться можно, но не перебарщивать, как моя подруга, у которой добрый Саша всё мелкое в квартире починил, а она ему так и не дала. Потому что Саша женат, и вообще пусть ходит, чинит, нечего разлёживаться.
Правда, Саша теперь к ней ещё и с круассанами поутру прорывается, не понимает, почему нельзя и ноет.

Короче, карниз и Вадик. Ну в самом деле, чё я буду платить, если мужчина сделать хочет. Так и быть, одноразовая акция мужской помощи в обмен на большое человеческое спасибо. Хотя я для приличия отказалась. Настоял.
Хорошо, сказала я. С меня пирог. Ну это так, по-нормальному, вроде. Когда мужик тебе что-то чинит, а ты ему пирог - то, вроде, даже и в рассчёте. Карниз поставил - пирога поел. 
За всё остальное - это как минимум обои переклеить надо. И плитку в ванной положить. 
Напомнила номер. Вечером Вадик позвонил. Я готов, сказал, менять карниз, куда ехать.

И приехал. Я как раз пирог допекла. Выгрузил рюкзак с причиндалами. Достал коньяк. Приготовился прям. (Вот интересно, презики с собой были?)
Заглянул в комнату, явно на глаз оценил кровать, посмотрел на обстановку, аж причмокнул. Понравилось Вадику, короче. Даже комплимент сделал, так и не поняла, то ли мне, то ли квартире (девки, вейте гнездо! что бы там ни говорили, а мужики на все эти классические уюты и запахи вкусного ведутся), это типа такая бесплатная презентация - купите полную версию.
Короче, мужики на уют реально залипают.
Хотя это, конечно, всё не для Вадика.

Пока я щебетала, поставил карниз, чуть подержала.
Выставила пирог, давай, говорю, пить кофе с твоим коньяком, чё уж. Аж засветился, ну-ну. 
На самом деле почти и не пили. Коньяк оказался как сам Вадик, не шёл. Вадик говорил о личной жизни, я давала советы. 
И ведь ничто не предвещало. 

Потом Вадик вдруг встал, чуть помаялся, побродил, что-то рассказывая, и выключил свет. В кухне осталась подсветка. Ага, интим, знач, создаём.
- Зачем? - постаралась искренне удивиться я выключенному свету. - Ничего ж не видно.
Пошла помыть руки; просочившись мимо Вадика, включила свет. Так же лучше, ну. Вадик глупо улыбался. 

Беседа должна была быть светской. Так думала я.
- А давай займёмся сексом, - вдруг сказал Вадик (видимо, то, что я таки включила свет, его не смутило), и, дотянувшись со своего стула, положил мне руку на живот. 
Ёпта, предупреждать надо, я в длинной толстовке, сижу расслаблено, с животом, а тут рука, еле успела втянуть. Девки, когда сидите, тоже живот вываливается?

В общем, руку аккуратно убрала. Ты чё, говорю, Вадик, какой секс, мы взрослые люди. И дальше стул отодвинула. Пересаживаться ещё дальше, на диван, не стоило. Иди знай, какие у Вадика в голове логические процессы.
- Почему? - додумался засомневаться Вадик, - ну так и что теперь, что взрослые люди, сексом, что ли, нельзя заняться?
...логические процессы ниже среднего, понятно.

- Ой, да ладно, - скороговорочкой прощебетала я, - какой нафиг секс, не знаю, как тебе, а мне это не интересно, давай просто дружить, вон, пирог какой вкусный.
Вадик помаялся, ковырнул пирог. Подумал.
- Почему тебе не интересно? - вдруг переспросил Вадик.
О господи. Почему. Почему, бл*ть.
- Ну просто, не интересно, и всё. Замуж я не хочу, а без серьёзных отношений не занимаюсь, - соврала я.
Вадик всё равно почти ничего обо мне не знает.
- Ааа, - снова крепко задумался он и задал мне вопрос, от которого я намертво зависла - а что мне сделать, чтоб ты захотела секса?

Вот зачем, зачем они задают этот вопрос? Какой ответ на него они хотят получить? Мужики, вы правда рассчитываете на ответ, а?
- Исчезни, Вадик, пока ты здесь - я не захочу Вадик, ешь пирог, - доброжелательно посоветовала я.
Вадик сначала озадачился, потом почему-то просиял и принялся за следующий кусок пирога.

Есть такие мальчики, которых учили: девочка всегда скажет нет для приличия, но добивайся и отдастся воздастся. 
Мальчики вырастают, обновление не становится, так и сидит внутри холодец из "надо быть галантным" и "надо быть настойчивым", и тогда да. (Про обаяние и харизму там, видимо, вообще ничего не сказало)
Вадик ел пирог, галантно нахваливая во мне хозяйку. Я кивала и смотрела на часы.

Пирог был доеден, я подзевнула, давай, наверное, Вадик, спасибо за карниз и коньяк, нормально посидели. 
Вадик, покорно улыбаясь, встал. Потом, видимо, вспомнил про внутреннего Тигра. 
Я уже была в коридоре, включила свет в ожидании, пока Вадик начнёт обуваться.
А Вадик метнулся ко мне, облепил меня руками и почти впечатал в шкаф. Надо же, какая прыть!
Это был такой романтический жест обуявшей Вадика страсти. Типа ах, отдайся, ну отдайся же мне прямо щас!

Не отдалась, конечно. Даже поржала немножко, Вадик, ну ты чего, сняла с себя руки, выскользнула от шкафа. 
Вадик потоптался и обулся. У него ещё шёл процесс. Не сработало, что ж делать, аа, об этом мальчикам не говорили. 
Надо пробовать снова! И Вадик… ооо, Вадик додумался! Причем, уже стоя в дверях. 

Я, в общем-то, собиралась за ним закрыть. Вадик уже сделал шаг в парадную. 
Потом… вот знаете, как в фильмах, когда возлюбленный уходит навсегда, чуть временит в дверях, поворачивается и…
Вот эт самое Вадик и сделал. 
В общем, Вадик повернулся, резво вскочил назад и попытался меня засосать. Тоже как в фильмах, да. Когда девушку берут двумя руками за лицо. 
Где мои семнадцать лет, таких страстей сейчас даже и не снимают.

Я быстрая, ему не удалось. 
Ввадик ввалился внутрь и, видимо, от шока принялся меня ловить. Ну как ловить… махать руками в районе меня. 
Романтический момент был явно смазан. Я получила смачный поцелуй в районе уха.
На прощание Вадик одарил меня типа соблазняющей улыбкой, сказал, ещё позвонит и зайдёт, даже завтра. Надо ж шторы вешать.
Ага, Вадик, конечно, ага...

…так вот это меня и поражает - мужская неспособность понять, как к тебе относятся. Ну неужели не видно, что ты девушке как-то побоку. 
Что не дают тебе никаких авансов, не строят глазки и вообще держатся на пионерском расстоянии. 
Что убирают твои руки, не хотят от тебя никаких поцелуев и не готовы отдаваться у шкафа. Что от тебя отскакивают, в конце концов. 
Ну вот на что ты, бл*ть, рассчитываешь, а? Ну неужели не ясно?

Удивительно, насколько же люди иногда лишены эмпатии.
________

© Екатерина Безымянная

Годные буковки на ночь...

  • 27.03.17, 23:04
     С этой «десяткой» было что-то не так.
Нет, внешне она выглядела замечательно – огненно-красная блестящая колесница с драконами. Какой-то умелец из предыдущих хозяев украсил «десятку» аэрографией: две оскаленные морды, тянущиеся навстречу друг другу через крышу и языки пламени, выхлестывающие с бампера на капот. Картинки тянули на половину стоимости машины.
Тем удивительнее были постоянные передачи машины из рук в руки – в паспорте технического средства не хватало места для перечисления владельцев.
Я был тринадцатым. Последним.

«Продам машину недорого»
У объявления было двадцать тысяч просмотров за месяц. Для нашего захолустья нереально круто. Посещаемость объяснялась просто. Пятилетняя машина отдавалась по цене велосипеда, с пометкой «нужны руки, вставленные нужным концом в нужное место».
Я не любил аэрографию, но мне срочно требовалась жоповозка – мой престарелый «мерс» приказал» долго жить. Весной же все цены изрядно подскочили.

Фотографий было три. Одна изображала машину в выгодном ракурсе - глянцевую, повернутую боком к потенциальному покупателю. Вторая показывала торпеду с окошком пробега, третья обрывала крылья надеждам перекупов и халявщиков – машина была разобрана на отдельные части. Отдельно двери, отдельно стекла, отдельно колеса. Даже сиденья «пилот» были вынуты из салона и лежали у стены гаража аккуратной стопкой.

Я позвонил хозяину из чистого любопытства.
- Что в ней не работает? Коробка, двигатель, электрика?
Владельца звали Эдик.
- В ней все идеально. Нужно только собрать.
- А зачем разбирал? – не понял я.
Эдик замялся.
- Да понимаешь, какое дело… Хотел полностью тюнинговать. Турбинировать. Врезать люк. Менять подвеску на спортивную…
- А сиденья? Пилот?
- Сиденья собирался обтянуть кожей. Досталась за бесценок, ну вот и свалял дурака.
- Так ты сейчас отдаешь машину по какой причине?
- Уезжаю. Нет времени ей заниматься вообще. Гараж арендовал, а арендатор требует срочно освободить.

Надо было доверять своей интуиции и сваливать с темы. Но мне очень нужны были колеса – меня кормили ноги.
Я приехал посмотреть машину.
Эдик не соврал. Видимых косяков не имелось, двигатель выглядел идеально, имелись свежая резина на литье, сигналка с автозапуском, неплохая музыкальная система.
Даже по частям она бы продалась втрое дороже, так что деньги бы отбились в любом случае.
Мы подписали договор купли-продажи, и я увез разделанную «тушку» с помощью тестя, на шнурке, предварительно водрузив на место колеса.
Сборка «десятки» удалась на диво легко, я уложился в пять дней, особо не напрягаясь.

На площадке осмотра технических средств гаец разглядывал моего «дракона» со странным выражением лица.
- Что-то не так? – осведомился я, зажав в ладони счастливый пятак, который ношу в кармане.
- Да пятый раз за год ее осматриваю, - хмыкнул осмотрщик. – Не держится машинка-то в одних руках. Несчастливая, видать.
- Типун тебе во все дыры, - подумал я беззлобно и улыбнулся.
- Я в приметы дурные не верю, друг.
- Ну-ну, - сказал гаец и поставил мне отметку «осмотр пройден» в заявлении.

Стоимость страховки встала в треть стоимость авто. Чтоб их разодрало, крокодилов страхового бизнеса, анальной пробкой на две части.
И вот, наконец-то, я не хожу пешком! Только тот, кто живет далеко от центральных дорог и остановок, может понять мои чувства.
Теперь я могу понежиться в утренней постели дольше на часок и не таскать в руках тяжелые пакеты, встретить жену со второй смены, чтобы не вызывать такси, увезти заказчикам товар, не ожидая, пока они заберут его сами. Все-таки собственная машина дает ощущение независимости от внешних обстоятельств.
Вы скажете, что это иллюзия?
Возможно. Но мне комфортнее ездить, а не ходить пешком.



- Саш, а откуда такая дешевизна? – спросила Галка, первый раз усаживаясь в «десятку» рядом со мной.
- Сам в шоке, - чистосердечно ответил я.
- Такие жуткие зверюги на крыше нарисованы. В темноте посмотрела издали – аж вздрогнула. И пламя как живое, вроде машина горит.
- За такие деньги я бы ездил даже с рекламой гей-парадов на капоте. А драконы, по-моему, офигенны.
Жена засмеялась и шлепнула меня перчаткой по плечу.
Я перегнул, конечно. За такую рекламу мою карету сожгли бы через неделю.

Первый пинок я получил через месяц после покупки. Причем, в буквальном смысле слова. Меня толкнули через спинку сиденья. Словно ткнул коленом устраивающийся поудобнее пассажир. 
Я дернулся в кресле и торопливо прижался к обочине. Глянул в зеркало на задний диванчик. Естественно, никого. Вышел из машины, заглянул в салон сзади, зачем-то провел рукой по чехлам. Показалось, что они холоднее обычного – будто пакет с льдом на обивке лежал. Почесал в затылке, поехал дальше. Через пару километров меня обогнала скорая, потом пожарная. А потом я встал в жестокой пробке. Кажется, впереди кто-то влетел в аварию. Вот так, успел по делам вовремя.
На такой случай у меня всегда есть в плеере интересная книжка. Я откинул «пилот» ниже и включил «Кристину» Кинга.

Пробка рассосалась через полтора часа. Полтора часа! 
Медленно проезжая место аварии, я вертел головой, пытаясь понять картину происшедшего. Огромный бензовоз лежал в кювете, а под ним была зажата искореженная золотистая груда, которую уже вытянули частично наружу. Лохмотья рваного металла заляпаны бурым. Два эвакуатора грузили автомобили, тоже пострадавшие в ДТП.
И тут снова получил мощный пинок, на сей раз поддых. Перед глазами повисла серая пелена, уши заложило, словно при перепаде давления. 
Я внезапно оказался в салоне дорогой ухоженной машинки, летящей по дороге. В окошке навороченного бортового компьютера светился окошком активный вызов сотового телефона. Изящная женская рука небрежно держала рулевое колесо, вторая - тянулась к зеркалу заднего вида, чтобы поправить его.
Машину подбросило на выбоине, руль крутануло влево, зад занесло.
Я с ужасом смотрел на огромный внедорожник, надвигающийся по встречке мне в лоб. Удар пришелся по касательной, автомобиль отбросило и закрутило.
Прямиком под бензовоз, отчаянно пытающийся уйти с траектории.
А еще я увидел черного пса, сидящего на обочине, вывалившего наружу язык, словно ухмыляющегося.
И наступила темнота.

- Эй, мужик. С тобой все хорошо? – в окно«десятки» стучал незнакомый мужик.
Я висел на ремне, почти упав на руль. 
- Извините, внезапно стало плохо.
- Тебе помочь? 
Я открыл дверь и вывалился мешком наружу, на мокрый асфальт. Ко мне подбегали люди из машин, остановившихся неподалеку.
Ну вот, а еще говорят, что у нас на дорогах только равнодушные, - подумал я отстраненно.
Мне совали под нос нашатырь, в руку таблетку валидола, потом подошел ДПСник.
Он окинул меня цепким взглядом, определяя, не пьян ли я. Спросил, требуется ли помощь и, получив отказ, вернулся к коллегам.
- А что тут случилось? – спросил я мужика, который постучал мне в окно.
- Девушка молодая не справилась с управлением. Летела под двести. Шансов никаких, даже на такой тачке, - и он кивнул на золотистые останки.

Я запрокинул голову, всматриваясь в серое небо, наливающееся близким дождем.
Если бы не пинок в спину, я бы оказался на этом перекрестке вместе с девчонкой.
Я положил валидол под язык и медленно вырулил на дорогу.
На обочине сидела черная собака, которая проводила меня внимательным взглядом.

Машина горела, бесшумно и ярко, словно в экране телевизора с выключенным звуком. В машине кто-то бился изнутри, пытаясь выбраться наружу. Кажется, это была красная «десятка». По крыше медленно скользили черные тени драконов, потягиваясь и перебирая когтистыми лапами.

- Саш, проснись, - меня трясла за плечо жена. – Ты орешь, словно тебя режут.
- Прости, кошмар. Такой реальный… 
Я поднялся и ушел на кухню. Открыл форточку, подставив лицо под потоки прохладного воздуха. Посмотрел на «десятку», мирно помаргивающую огоньком сигнализации.
Брр…


Пару месяцев я ездил без происшествий и нареканий к моей новой игрушке. А в один прекрасный день увидел черного пса, перебегающего трусцой мне дорогу. 
Я притормозил, разглядывая дворнягу, которая села у бордюра и вывалила красный длинный язык. Окрас был угольно-черным, за исключением маленького белого пятна на лбу.
- Фьють, - я открыл дверь и присвистнул, подзывая собаку. Та осталась сидеть на месте.
Она улыбалась. Черт подери!
- Шарик, эй! Иди ко мне. Давай!
Пес не двигался. Он пристально смотрел мне в глаза.
По спине протянуло холодком. Я захлопнул дверь и потянулся к ключам, оставленным в замке зажигания, но внезапно почувствовал, что сзади кто-то сидит. Резко повернулся, на периферии зрения мазнуло черным и пропало.
Собака, кстати, пропала тоже.
Чертовщина какая-то.

Улица Ленина была перекрыта. У бетонного кольца-въезда стояла машина с синими полосами и отправляла всех по окружной.
- Что там опять? – крикнул водитель маршрутки, видимо, знакомому гаишнику.
- Пьяный на грузовике размолотил стоящих на светофоре, - неохотно ответил тот и отвернулся.
Я подумал, что на этом светофоре мог стоять сам. 
За спиной кто-то чихнул, а потом хрюкнул, словно подавился смешком. Я сначала зажмурился, крепко-крепко, а потом посмотрел в зеркало заднего вида.
Из отражения ярко-желтыми гляделками на меня пялилась черная дворняга с белым пятном на лбу.
Я снова закрыл глаза и досчитал про себя до десяти. Потом повернулся назад, готовый ухватить наглого пса за шерсть. И, разумеется, никого не обнаружил.


- Галь, ты не знаешь, как сходят с ума? – спросил я вечером у супруги.
- Хмм. Ну… бухают много, например. А потом видят зеленых белок на обоях и розовых слонов на потолке.
- Нет, я серьезно.
- И я тоже. Ты начал видеть белок?
- Нет, собак.

Поисковик на запрос «черный пес и дорога» выдал море ссылок, половина из которых вела на сайты крипоты, а вторая половина – на форумы автомобилистов. Рассказы водителей, большей частью, сводились к здравым размышлениям на тему недосыпа и усталости за рулем. Были рассказы и о других глюках на дороге, но призрак черного пса преобладал в этих байках. Борьба с ним сводилась к типовым советам: крепкий кофе, таблетка цитрамона, растирание энергетических точек на теле. И, конечно, советы выспаться.
Все эти рецепты мне совершенно не подходили. Я любил поспать и никогда не садился за руль в состоянии сонного овоща. А видения погибшей за рулем девушки?
Нет, это было нечто иное.
У ирландцев существовала легенда о черной собаке – вестнике смерти. Но где мы, и где Ирландия?

Я рассказал жене о событиях последних месяцев. Галка выслушала меня и задумалась.
- Знаешь, с этой машиной что-то не так, - убежденно сказала она. – Я не вижу никаких собак или галлюцинаций с чужими авариями, но машина переходила из рук в руки не просто так, не находишь? Может быть, поговорить с прежними владельцами? 
- Возможно, ты права. Но эти глюки обязательно предшествовали аварии, в которую я мог попасть. Это предупреждение, понимаешь? 

Мне крайне не хотелось расставаться с машиной. Как ни странно, но это была лучшая из моих тачек. Она не была суперкомфортной или шикарной, но подходила мне идеально. Автомобилисты меня поймут.
- Ну что, барбоска? - печально спросил я у «десятки», полируя капот после мойки. – Не хочешь быть моей последней? А ведь я к тебе отношусь с теплотой и заботой. 
Я протер чешуйки на драконьей морде, разглядывая ее и улыбнулся. Дракона слева я назвал Геной, справа – Чебурашкой. Мне казалось, что рисунки под моими руками потягиваются и мурлыкают, как большие кошки.

В очередной раз черную собаку я увидел перед смертью тестя. Пес появился на заднем сиденье после привычного уже толчка в спину.
- Кто на этот раз? – спросил я у него. Пес вздохнул и лег, свернувшись клубком. Я потянулся к нему рукой и застыл в нерешительности.
Через секунду мой сотовый разразился звонком. Звонила теща. Инфаркт.
И я полетел в больницу, зная, что все равно опоздаю.
Мне стало понятно, почему владельцев у машины было слишком много. Никто не хотел знать ничего о бродящей неподалеку смерти. Особенно, если она могла быть твоей собственной.

Похороны прошли без тещи, она слегла с сердечным приступом. 
- Не представляю, как мама будет жить без папы. 
Я обнял плачущую жену и погладил ее по спине.
- Надо жить дальше, родная. Мы все когда-то покинем друг друга. Но это не изменить, понимаешь? Надо ценить то время, которое мы проводим рядом. Его не так и мало.
Я посмотрел на пса, лежащего в углу с закрытыми глазами. Я больше не боялся его.
- Куда ты смотришь все время? Словно ищешь кого-то? – спросила Галка.
- Я ищу розовых слонов на обоях.

© паласатое 

Флеш, который моб. БджЫлка.

  • 21.03.17, 07:00
Вот такая вот Пчелка... ;) ))

Как дети финансовую систему по полочкам разложили

  • 19.03.17, 10:44
   Задала учительница по обществознанию детишкам бизнес-планы подготовить.
Ну а что – тема предпринимательство, пусть покреативят на тему внутришкольного бизнеса. Школа-то модель Мира, всей мировой экономики. И пятиклассники взялись за домашку как никогда ретиво. И вот урок, презентации.
Не по возрасту громоздкая отличница подробнейше разложила, как она комбинат питания устроит. Юркий рыжий мальчишка обрисовал фантастические перспективы преображения школьной транспортной системы: тут и лифты, и эскалаторы, и рикши. Смурной опрятный паренек, вовсе не похожий на шального айтишника, сделал классный доклад о системе автоматизации, контроля доступа, учета и контроля на базе школьной компьютерной сети. Бойкая веселушка рассказала о производстве обуви для всех учителей, школьников и даже для продажи на экспорт.
И вот, выходит к доске худенькая скромная девочка с открытым лицом и добрыми глазами.
Все вы, говорит она одноклассникам, начинали свои бизнес-планы со слов «возьму кредит в банке». Так вот, я открываю банк.
По рядам прокатился сдержанный гул восхищения и зависти: и как сами не дотумкали?
Условия у меня такие, продолжает девочка, каждый может взять любую сумму под 20% годовых.
Как любую? И миллион можно, вскинул голову дремавший на задней парте до анекдотичности типичный Вовочка, хулиган и второгодник.
Хоть миллиард. Хоть сто миллиардов. Но учтите – в конце года эти деньги нужно будет отдать с процентами. Кто не отдаст забираю имуществом.
Чо, весь бизнес отберешь? возмутилась, алея щеками, толстая отличница.
Нет, конечно! Только недостающую часть заберу, не более.
Нормальные условия. Даже отличные, взвешенно отчеканил айтишник, подняв глаза от калькулятора, я согласен.
За ним все закивали голосами такой добрый и щедрый банк всем понравился.
Ну вот, продолжила тихая «банкирша», в начале года я выдам гору денег. Но, сколько бы я ни выдала, 100% денег покрывают 100% школьного бизнеса. А в конце года я потребую вернуть 120% выданных денег. Гору и плюс еще пятую часть горы. А у вас на руках только гора, 20%, которые я потребую сверху, не существует в природе. Значит, по результатам года я заберу 20% школы.
За год кто-то сумеет собрать 120% денег, а кто-то и 400%. Но это значит, что у другого не будеи и половины необходимого для возврата долга. Но это не важно. Важно, что в любом случае, как только вы согласились взять кредит, вы отдали мне 20% школы.
Следующий год еще 20%. И так далее. Ну а к десятому классу я буду единственной владелицей школы. Сегодня вы мечтаете о благополучии, бизнесе, успехе, развитии. А к десятому классу вы станете моими рабами и я буду решать, кому жить, а кому умереть с голоду.
Класс затих. Учительница растерянно хлопала кривовато подведенными глазками. У кого-то в сумке невероятно громко вибрировал мобильник.
Нафиг такой банк, первым ожил второгодник Вовочка, без банка обойдемся.
Точно! зажглась надеждой веселушка от обувного бизнеса, без банков и денег обойдемся, бартером будем наши товары и услуги менять друг на друга.
И как ты расплатишься за мороженое, искренне удивилась «банкирша», каблук от сапога отломишь и отдашь? А с работниками чем расплачиваться будешь? Кедами? Так им некогда работать станет – будут днями искать того пекаря, которому кеды нужны, чтоб булочку с повидлом купить. Вон, спроси у Дашки, «банкирша» кивнула на отличницу общественного питания, согласна она кедами оплату принимать.
А мы будем друг другу расписки писать! нашелся айтишник.
Хорошая идея, согласно кивнула «банкирша», и через три дня у каждого будет вот-такенная стопа записочек: «Я отдал Коле стул», «Вася меня на эскалаторе прокатил», «Взял у Ани кроссовки»… И что? Как потом со всем этим разобраться?
Класс снова затих. Бледная учительница нервно крутила браслетку на запястье, с рассеянно поглядывая то на понурый класс, то на спокойную и милую докладчицу с добрыми глазами.
Это, вдруг поднялся Вовочка, грохнув стулом, Иванова, а точно школа тебе будет принадлежать?
Конечно, пожала плечами девочка. Это же элементарно.
Тогда это… Вовочка сопел, теребил ногтем характерные мозоли на костяшках кулачищи и пытался подобрать слова, Иванова, возьми меня на работу. Если кто свое отдавать за долги не будет – я помогу. Ага? А мне много не надо. Ты мне компьютерный класс отдай (айтишник дернулся, но промолчал), я там игровую зону сделаю.
Хорошо, тут же согласилась «банкирша», будешь силовым ведомством.
Не, промычал Вовочка, давай переименуем… Пусть буду «Спецназ»!
«Банкирша» еще раз кивнула и обратилась к совсем не веселой веселушке:
Анечка, ну зачем тебе заниматься обувным бизнесом, который ты все равно потеряешь? Ты же хочешь получить, а не потерять, правильно? Так вот, я отдам тебе 10% школы.
А мне что делать? осторожно спросила Аня, чувствуя очередной подвох.
Видишь ли, мне не очень хочется работать. Поэтому работать за меня будешь ты. Вся эта возня учитывать деньги, выдавать… Вдруг среди года кто-то захочет еще кредит взять? Вот я тебе и отдам деньги под 20% годовых. А ты будешь их раздавать под 22%. Твоя доля – 10% от моей, все честно.
А можно я буду не под 22% выдавать, а под… Под сколько хочу? повеселела веселушка.
Конечно. Но не думай, что школа твоей станет. Вот, будешь ты отдавать деньги под 33%, и через три года школа будет вроде бы твоей. Однако, ты-то взяла у меня деньги под 20%, которых, как ты помнишь, не существует в природе. И школа все равно будет моей через пять лет. И я отдам тебе твои 10%, а не ты их получишь сама. Понимаешь? Я хозяйка.
Нафиг такую хозяйку, булькнула сквозь полные щечки отличница и тут же получила мощную затрещину от Вовочки.
МарьПална, повернулась «банкирша» к мирно зеленеющей в полусознательном состоянии училке, и вы не расстраивайтесь. Я дам вам большую зарплату. Вы только учите всех, что так и должно быть, что по другому не бывает. Рассказывайте детям, что если много и хорошо работать, можно достичь успеха, стать богатым. Понимаете, чем больше они работают, тем быстрее буду богатеть я. И чем лучше вы будете пудрить мозги ученикам, тем больше я вам буду платить. Ясно?
В глазах учительницы блеснула искра сознания и надежды, она часто и мелко закивала, преданно глядя на пятиклассницу.
Грянул спасительный звонок.
(с)

Я останусь один.

  • 18.03.17, 09:12
Я останусь один.
Слишком плох я, чтоб встретиться с лучшими.
Как и слишком хорош, чтоб с плохими – 
по мне, лучше сплин.
Слишком быстрый, для медленных,
Быстрым  – излишне я вдумчивый
И, поэтому, лучше, пожалуй, 
Останусь один. 

Мне легко.
Просыпаясь не красться на цыпочках. 
Засыпая, храпеть, уходя – гасить свет.
Ты хорошая. Верю. Конечно же, милочка.
Просто я не такой. Вот и весь однозначный ответ.

А стакан
Что с водой обещают все в старости –
Ни к чему мне, коль рядом стакан вискаря.
Это план.
Улетать, разбиваясь от радости.
Это цель. Никому должным быть ни рубля.

Я останусь один.
Пожалею? Возможно. Но скоро ли?
Сколько можно успеть оседлать непокорных вершин.
Кучу нового, старого, глупого, умного – поняли!?
Решено. И я, все же, останусь один.    
(с) Северянин

Флеш, который моб. Za*ra*za

  • 17.03.17, 09:40
  Заразка... я не встречал еще человека, у которого ник и внутреннее содержание были бы настолько разными. Za*ra*za, она как маленький, веселый вихрь на сайте... Кружиться, веселится и попутно втягивает в этот хоровод окружающих... Я испытываю к ней самые искренние, теплые дружеские чувства.) 



  Заразко, ты самая-самая... ;) )

Флеш, который моб. RomahaN

  • 15.03.17, 09:07
Ромахан - бессменный катализатор всех бурно протекающих реакций на этом сайте! 

Пора?

  • 15.03.17, 06:00
- Смерть?
- Агасики.
- Ты за мной?
- Да вроде, здесь и нет никого больше.
- Что ж… ты должна была прийти рано или поздно.
- Должна, должна… Никому я ничего не должна! Вставай давай, пора нам.
Мужчина с трудом поднялся, оглянулся по сторонам на больничную палату, койку, свое измученное тело. Вздохнул и подошел к высокой фигуре в длинном черном балахоне. Смерть, опираясь на косу, пристально смотрела на него, сверкая огненными глазами с белого голого черепа.
- Вот всегда хотел тебе вопрос задать? Ты косу эту с собой просто как символ носишь? Или голову мне ею будешь… того… сносить? – мужчина провел ребром ладони по шее.
Смерть удивленно подняла надбровные дуги – ее мимика была удивительно живой для мертвого черепа.
- Нет, для красоты! Ты что, пословицу не слышал – «Коса – девичья краса!»
У мужчины расширились глаза.
- Ну… не хотелось бы, конечно, тебя разочаровывать. Но…
- Что «но»?
- Как бы, не о том пословица. Не о той косе…
- Да? Уверен?
Он кивнул.
- Вот, блин! – Смерть досадливо стукнула длинной рукоятью об пол. - А я старалась, точила. Еще и отсрочку два года дала тому кузнецу, который мне эту косу впарил. «Возьми, - мол, - красавица, не пожалеешь».
Помолчали.
- Я тебя, уже два года жду, - сказал мужчина.
- Что, правда?
- Да, мне врач тогда сказал, что я больше месяца не протяну, а я живу все, живу… И тебя все нет, и нет.
- Ну задержалась немножко. А что? Девушка должна сломя голову в домашних тапочках на встречу бежать? Мне как с тобой свидание назначили, так я сразу решила себя в порядок привести. Душ принять, зубы почистить, череп наполировать. Мантию вот, все выбрать не могла. Одна была, черненькая такая, парчовая, так она меня полнит.
Мужчина недоверчиво покосился на скрытый балахоном скелет собеседницы.
- А другая – тоже черненькая, полиэстер сто процентов. Ну куда такое надевать? А если вспотею?
Взгляд мужчины стал еще более недоверчивым и озадаченным.
- Шелковая хороша, но недостаточно черненькая. Хлопок – без капюшона. На свою любимую (в прошлом веке на распродаже отхватила) пятно посадила. Забирала как-то одного художника, а он пьяный был и краской белой мне на мантию – ляп! Вот эту надела. Как тебе?
- Хо…рошо, - тихо и неуверенно вымолвил мужчина, не переставая удивляться.
- Атлас. Красивая, мягонькая. Не полнит же? Нет?
- Не…нет…
- Ну вот. Потом маникюр, педикюр…
Он тщетно попытался рассмотреть на костяшках ее рук и ног ногти.
- Потом аксессуары.
- Коса?
- Пояс! – Смерть продемонстрировала грубую веревку, свободно висевшую в петлях в районе талии. – Эксклюзив – с висельника одного. Собиралась, и время как-то незаметно пролетело. Да, не обижайся ты. Подумаешь, всего-то на два года опоздала.
- Я и не обижаюсь… Ты что, для меня старалась?
- Нет, конечно. Для себя. Я же сама себя уважать перестану, если начну к вам, смертным, как попало являться.
- И за два года у тебя разве других… эмм… клиентов не было?
- Почему, были. Полно. Мрете вы, как мухи.
«Логика. Где?» - думал он, все больше и больше запутываясь.
- Так к ним ты в чем попало приходила? В тапочках? Или тоже опаздывала?
- Тебе лишь бы ворчать! Они срочные были. Там хочешь не хочешь, косу в руки – и бегом забирать. Иначе влетит от начальства по черепушке.
- А я не срочный? – мужчина разволновался.
- А ты в руках Болезни. Как она с тобой закончит, так и мне можно приходить. А твоя Болезнь – та еще стерва. Крутит, вертит, то зажмет, то отпустит. Не люблю таких.
Смерть огляделась.
- Кстати, а где эта холера?
Мужчина сам принялся с интересом осматриваться.
- Так не холера же, - возразил он.
- Не важно, язва бородавчатая.
- Да нет!..
- Не суть! Обзываю, как хочу!
Сквозь стену в палату вынырнула бледная тощая девица с впалыми чахоточными щеками в истрепанном платье, глаза были жуткими, с огромными черными кругами вокруг, а наведенные губы выделялись болезненно-красным пятном.
- Забирааааешь? – зашипела она. Ее длинные седые волосы развивалась, словно под водой.
- Ну, а что? – ответила Смерть. - Сколько можно. Ты его и так два года уже изводишь, курва сифилисная.
- На себя посссмотриии, безнооосссая. Я еще не все сдееелалааа, - противно шипела девица, протягивая к мужчине костлявые руки с длинными ногтями.
Мужчина поморщился и отступил от нее, ближе к Смерти – та казалась ему более симпатичной.
- Сделала, не сделала. Мне то что? Мое дело маленькое.
- Разззве у тебя уже получееено разрешееениеее?
- А когда я без разрешения приходила? – хмыкнула Смерть и со строгой серьезностью бросила мужчине: - Идем!
Они шагнули прямо в окно, и тут же окно и палата исчезли, а вместо этого открылся длинный темный туннель с округлыми мягкими стенами, словно сшитыми из плотного черного бархата.
- Постоооой! – послышалось у него за спиной. – Подождииии! Ты ещееее недостааааточно страдаааал! Моооой!
Синюшная рука вынырнула из темноты и схватила его за запястье. Мужчина испуганно дернулся – болезнь изводила его уже два года невыносимыми болями, тошнотой, слабостью, головокружением… Не жил, а мучился. Смерть резко обернулась, отточенным движением взмахнула косой, отсекая конечность навязчивой Болезни.
- Не для красоты, значит… - уважительно сказал он, потирая запястье и глядя на сверкающий серп косы.
- Нет, - ответила Смерть. – Шутила я.
- И про долгие сборы шутила?
- Естественно. Да, троллила я тебя.
Он ухмыльнулся и вздохнул.
- Так значит… пора?
В ответ Смерть тихо хихикнула, с ловкостью джедая крутанув косу, сделала в ткани туннеля надрез, сквозь который засочился слабый свет.
Она обернулась к мужчине.
- Ты как очнешься, не делай резких движений. Там Михалыч дежурит, хоть и алкаш последний, а забирать еще рано. Смотри, чтобы сердце не схватило.
- Где? Кто?.. О чем ты вообще? – опешил он.
- В морге.
- Так… я же в палате… - смерть ведь с больничной койки его забрала всего пару минут назад.
- Нет. Умер ты, - пояснила она. Озорная улыбка смотрелась на голом черепе достаточно зловеще. – И в морг тебя отправили. Так что поспеши, пока не закопали.
- Но… минута всего…
- Тут время по-другому течет.
- Так… Ты меня отпускаешь, получается?..
- Получается. Не настало еще твое время. Живи пока.
- А Болезнь?
- Отцепится. Ты ведь умер.
- Но почему тогда?
- Уж больно Болезнь эту твою терпеть не могу. Ей лишь бы живого помучить. Злобная тварь. А ты иди-иди. Живи, радуйся.
Мужчина оторопело полез в разрез. Он видел лежащие на столах тела, и хотя все они были прикрыты простынями, а надписей на бирках отсюда не разглядеть, свое узнал сразу. Уже ступив в помещение морга, он обернулся.
- Не думал, что ты… такая…
- Какая такая?
- Ну… человечная, что ли…
- Иди уже! И смотри мне Михалыча раньше времени не пришли. А то окочурится еще, а я не накрашенная!..

© Владислав Скрипач