Профиль

Ordinary

Ordinary

Исландия, г. Рейкьявик

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Свежие фотографии

Будни нефтяников. Объяснительная

  • 24.08.15, 20:25


ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА


Кому: Руководителю проекта №1
ООО «НПРС-1» А.В.Ефремову
От С.М. Потапова

Тема: Вариация на тему «Где же пневмошланги»

Довожу до вашего сведения, что в буровой бригаде Шуклина А.А. 07.02.2014г. при спуске КНБК на бурение на глубине 1770м, невозможно было вызвать циркуляцию, запуск бурового насоса.
Причина в обрыве шланга пневмолинии (заявка на шланги подается регулярно, но не исполняется), далее из-за резкого выброса сжатого воздуха под большим давлением повредило энергоблок (ПГМ) пропало электричество, далее при аварийном запуске ДЭС-300 взорвался аккумулятор.

Предпринята последняя надежда-запуск ДЭС-100, но и тут произошел казус не нашли ключ от ДЭС-100. Механик Беднов Андрей побежал за ломом, что бы взломать входную дверь ДЭС-100, и когда бежал обратно с ломом запнулся за залемление, упал лицом в ведро с резьбовой многокомпонентной смазкой РУСМА-2, лом выскочив из рук механика, пробил кабель КРБК, питающий ЭЦН, в итоге отключилась КТПН-6/04кВ, скважины заказчика встали и все закричали «ВСЕ ПРОПАЛО».

Приехал электрик ТПП « нефтегаз», механик Беднов Андрей начал объяснять электрику что произошло, но в ходе беседы началась словесная перебранка, электрик обозвал Андрей Беднова «БОРОДАТЫМ УШЛЕПКОМ», завязалась драка, а так как механик Беднов Андрей занимался русским рукопашным боем, то легко сломал нос и пальцы на руках электрику.

Далее приехала полиция начали одевать наручники на Беднова Андрея, но схватить его не удалось, так как сотрудники полиции были жестоко избиты механиком Андреем Бедновым.
Со словами «ЕБАНЫЕ ПНЕВМОШЛАНГИ» Андрей Беднов начал крушить сооружения мобильной буровой установки АЕ-520 RU, остановить его никто не решался.

Считаю, что инцидент произошел по вине отдела снабжения, не закупающего в нужном количестве пневмошланги и базы производственного обслуживания.

С уважением
С.М. Потапов


(С)

Идеальная. Идеальная любовь...

  • 20.08.15, 20:19
Вчера ехала в электричке рядом с молодой парочкой. Он такой крупнотелый сисадмин. Милый, но немножко задрот. С длинными, не очень чистыми волосами до плеч. Она такая пухлая хохотушка-блондинка с прозрачной кожей и тонкими чертами лица. Красивая. 
Вообще, хорошие ребята.
Дай бог им счастья и всё такое.
Но она ЩЕБЕТАЛА.
Вот я села в Щербинке, и до самой Перервы она не замолкала. Щебетала, всё щебетала. Щебетала про каких то Пашу с Дашей, про Олю с Юлей, про засолку огурцов и про то, что ездит на электричке "зайчиком" и это очень весело и экономно. Щебетала про кофточку, которую ей подарила мама, про серёжку, которую потеряла на даче, про жару и про то, что сейчас бы здорово было бы искупаться в речке. Щебетала про бабушку свою, которая разводит "курочек" , из которых "вкусненький супчик - я тебе приготовлю". Щебетала про вентилятор, который сломался и нужно починить "ты же починишь, правда"? Еще щебетала про то, какой он "умный и всё умеет делать - как это здорово. правда же ты ВСЁ умеешь".
Сисадмин молчал и кивал. 
Держал её за руку. 
Поправлял ей воротничок. 
Застегивал пуговичку на пузике, нежно трогая само пузико.
Это было чертовски мило.
Но всё равно хотелось... ох как хотелось её уеб... ну, в общем, я восхищалась его самообладанием и величием. Потому что я бы её еще где-то в районе Царицыно бы задушила патчкордом и выкинула в окно. А он молчал. И улыбался. И терпел.
- Приехали. Пора выходить нам. Ой, какие я видела тут красивенькие маечки в одном магазине. Я себе хочу беленькую, и к ней юбочку буду ту надевать в горошек. Ты же помнишь мою юбочку в горошек? - Она встала.
- О? Выходим уже? - Откинул волосы, вынул наушники. Бэмц-бэмц-бэмц... Ничо так громкость ))). Правильная. Очень сисадминская. Позволяющая улыбаться, молчать, терпеть, любить и НЕ СЛЫШАТЬ.
Идеальная. Идеальная любовь...

© Лиля Брынза 

О плохом муже.

  • 17.08.15, 20:36
Однажды к священнику пришла женщина и сказала:
- Ты 2 года назад поженил меня с мужем. А сейчас разведи нас. Я не хочу с ним больше жить.
- Какова же причина твоего желания развестись?- поинтересовался священник.
Женщина так объяснила:
- У всех мужья вовремя возвращаются домой, мой же супруг постоянно задерживается. Из-за этого дома каждый день скандалы.
Священник, удивившись, спрашивает:
- Причина лишь только в этом?
- Да, я не хочу жить с человеком, обладающим таким недостатком, - ответила женщина.
- Развести-то я вас разведу, но при одном условии. Возвращайся-ка ты домой, испеки большой вкусный хлеб и принеси мне. Но когда будешь печь хлеб, ничего не бери в доме, и соль, и воду, и муку попроси у соседок. И обязательно объясни им причину своей просьбы, - сказал священник.
Эта женщина отправилась домой и, не откладывая, принялась за дело.
Зашла к соседке и сказала:
- О, Мария, одолжи мне стакан воды.
- У вас, что, вода закончилась? Разве во дворе не вырыт колодец?
- Вода есть, но я пошла к священнику, чтобы пожаловаться на мужа и попросила развести нас, - объяснила та женщина и как только она закончила, соседка вздохнула:
- Эх, если бы ты знала, какой у меня муж! - и начала жаловаться на своего супруга. После женщина отправилась к соседке Асе, чтобы попросить соль.
- У тебя соль закончилась, просишь всего одну ложку?
- Соль есть, но я пожаловалась священнику на мужа, попросила развода, - говорит та женщина, и не успела она закончить, как соседка воскликнула:
- Эх, если бы ты знала какой у меня муж! - и начала жаловаться на своего супруга.
Так, к кому эта женщина ни заходила, чтобы попросить, ото всех слышала жалобы на своих мужей.
Наконец, она испекла большой вкусный хлеб, принесла священнику и отдала со словами:
- Спасибо тебе, отведай мой труд вместе со своей семьей. Только не думай развести меня с мужем.
- Почему, что случилось, дочка? - спросил священник.
- Мой муж, оказывается, лучше всех, - ответила ему женщина.
(С)

Рыбам тоже нравится политика

  • 12.08.15, 13:49

Собрались как-то все щуки, живущие в этом пруду, на свой щучий совет. Слово взял один молодой, сильный и очень красивый самец: «мы самые сильные и умные рыбы в этом пруду. Как говорят люди, мы стоим на самом верху пищевой цепочки. Сильнее нас, разве только сом, но он остался последним, да к тому же, дни его сочтены. Он уже не охотиться и редко показывается из своей ямы. Я часто подслушиваю разговоры рыбаков. У них несколько человек ничего не делают, а все остальные на них работают, чем мы хуже людей? Нас не так уж и много, а всякой мелочи, карасей, окуней, ершей, пескарей вон сколько! А огромные карпы и толстолобики – это же какая силища! После его выступления, молодёжь оживилась. Слово взял самый старый самец: «много поколений жило в этом пруду и никто никогда ничего не хотел менять. Что, разве мы плохо живём? А если что-то изменить – не будет ли хуже? Я также слушал много разговоров рыболовов, а среди них попадались и очень известные в своём племени. То, что ты нам предлагаешь, они называют политикой и говорят, что это очень грязное занятие. Зачем нам это? Разве у нас на дне пруда грязи мало?» - Не слушайте его! Он просто хочет и дальше нами командовать, но он уже стар! Пусть молодые руководят! Молодость не терпит проволочек. В тот же день, пруд начал жить по-новому. У щук не было управленческого опыта, поэтому они пошли путём наименьшего сопротивления. Щуки – высшая каста; Караси и прочая мелюзга – «шестёрки; карпы и толстолобы – тягловая сила, а раки – основная пища. Первые проблемы начались на следующий день. 1. Карпы и толстолобы, по своей природе не хищники. Они оказались не способны приносить пищу для щук, а караси и другая мелочь попряталась по щелям и ни одна щука не смогла их достать. Но, как всегда, крайние нашлись – окуни. Они вынуждены были работать по 24 часа в сутки. 2. Подобно людям, щуки требовали столько еды, сколько не могли съесть за 1 раз. Остатки пищи начали гнить, а раков становилось всё меньше и они не успевали очищать пруд. 3. Когда щуки самостоятельно добывали себе пищу – они убивали самых слабых и больных, а теперь, из-за неразборчивости в рационе, больных рыб, просто не стало кому убивать. 4. Популяция рыб, питающихся водорослями, резко возросла. Не удивительно, что через некоторое время, водорослей не стало. Уже через 2 месяца вся экосистема пруда, практически выродилась. Из-за массового вымирания некоторых видов рыбы и отсутствия раков, в пруду начались эпиихтии (рыбные эпидемии). Тот самец, который «заварил эту кашу», принял, на его взгляд, единственно правильное решение – обратиться с просьбой о помощи к людям: «мы вам поможем!» На следующее утро, пруд спустили и выловили всю рыбу. А что старый сом? Он умер самым последним, оставив в родовой памяти своего вида то, до чего могут привести необдуманные перемены.
(С)

Про любовь. (много букв)

  • 11.08.15, 19:24

(Быль, история рассказана Ричардом Б., крестьянином)

В том, что мужчины сентиментальны (в отличие от хладнокровных и расчётливых женщин), никто и не сомневается. Как только в сугубо мужской компании заходит речь о любви, то у всех участников беседы на глаза наворачиваются слёзы, уголки губ печально опускаются, а голос очередного рассказчика, приступающего к исповеди на тему личных страданий, предательски дрожит, выдавая тщательно скрываемые чувства. В общем-то, поэтому мужики и перескакивают сразу же на похабные басни – чтобы не расплакаться от горя, вспоминая, как их бросали возлюбленные, клявшиеся в вечной любви до гроба.

Но Ричард даже среди мужиков выделялся. Каждый раз, когда заходила речь о любви и семейной жизни, Ричард хмуро отворачивался и пил чай, мрачно уставившись в пол и в разговоре участия не принимая.

В колхозе, где мы собирали картошку, Ричард был самым старым, дорабатывал до пенсии, до которой оставалось ему буквально год-два, не больше. Поэтому мы и не задумывались, с чего это мужик грустно сопит, каждый раз, когда кто-то трепетно вспоминает о ждущей его дома красавице-жене.

А однажды Ричарда прорвало. И он, путаясь в русских словах, иногда переходя на латышский язык, иногда замолкая чуть ли не на час, рассказал историю своей любви. Пока рассказывал, мы внимательно слушали. Когда закончил, посидели ещё минут десять молча, потому что говорить не хотелось. Потом встали и разошлись по палаткам. И все оставшиеся до окончания отработки дни о любви речь больше не заходила.

Историю Ричарда я рассказываю так, как запомнил. Она правдива. Никто из тех, кто слушал Ричарда той ночью, в этом не сомневается – достаточно было видеть его глаза и слышать его голос.

***

Ричард родился и рос в небогатой крестьянской семье в предместьях Риги, на лесном семейном хуторе, там, где до сих пор лес не вырублен, хотя застроен дачами и хотя сегодня из центра города машина добегает до этих мест минут за двадцать.

В сороковом году Латвия стала частью Советского Союза, но крестьянская жизнь совершенно не изменилась, — наверняка, потому, что для изменений просто времени не хватило, так как меньше, чем через год, пришли немцы. Почти без боёв, споро, чётко, культурно, с отданием чести и выплатой марками за потребляемое молоко. Всё остальное крестьян не интересовало, разумеется.

В следующем году стало не по себе, потому что сельских парней стали забирать в армию и отправлять во фронтовые части СС (вот не надо про «добровольность СС» для латышей, ладно?) откуда живым мало, кто возвращался, так как латышей немцы направили в болота, где лихорадка косила мальчишек не хуже русских пуль (впрочем, с советской стороны тоже латыши стояли, зачастую родственники даже перекрикивались).

Ричарду в СС не хотелось, тогда ему предложили на выбор либо подводную лодку, либо место стрелка в бомбардировщике. Поэтому родители приволокли корову, добавили к той пару овечек, что-то ещё, ну, как водится у порядочных людей, после чего Ричард получил белый билет и продолжал косить траву, благо, война шла где-то очень далеко и никого из близких не касалась.

А ещё через год, в середине сорок третьего, к хутору подошла тоненькая, хрупкая девчонка. Обычная девчонка-беженка с большими печальными глазами, не стоящая на ногах от усталости, голодная и промерзшая после лесных ночёвок. Девчонку хуторяне приютили и накормили, потому что беженцы в этот райский уголок не забредали, а папа и мама Ричарда, всё же были поселянами добрыми и не очень прижимистыми.

Девчонка оказалась русской, хотя и выросшей в Латвии, но в той части, где издавна русские составляли большинство и где по-латышски говорили редко. Поэтому латышский язык знала она не очень хорошо, хотя объясниться могла. В семье же Ричарда никто не говорил по-русски. Но как-то столковались. Наступала осень, требовались работники на уборку урожая, посему девушку оставили, поселили в амбаре, и та стала помогать хозяйке, вставая, как у селян принято, часа в четыре утра и работая без устали до поздней ночи.

Ну, дальше всё просто. Ричард каждый день глядел, как девушка разливает уставшим работникам горячий суп, старался подсесть к ней поближе. Вечером, несмотря на усталость, помогал выносить вёдра или почистить картошку – обычные ухищрения молодого крестьянского парня. Да и девушка его не очень-то сторонилась.

Когда уборка урожая завершилась, девушка осталась в доме, а родители, которым старательная работница приглянулась, возражать против женитьбы сына не стали. И зимой молодые обвенчались. Возникла маленькая загвоздка, потому что у невесты не хватало каких-то документов, но очередная пара овечек проблему свела на нет. Юной жене вручили новый документ, согласно которому она теперь носила гордую и древнюю латышскую фамилию, а не непонятно-подозрительную русскую.

***

Молодые друг в друге души не чаяли. Ричард жену на руках носил, любил без памяти. А жена быстро освоилась, стала сама на рижский рынок на подводе ездить, по-латышски выучилась говорить. С детьми решили обождать до окончания войны.

Полному счастью мешала война, которая подкрадывалась всё ближе. Наконец, в октябре сорок четвёртого пришла Красная армия, точно так же, тихо и незаметно, как три года назад пришли немцы. Дня через два после освобождения от немцев семья решила, что можно снова ехать на рынок, – урожай собран, продавать продукты надо… Жена Ричарда вызвалась поехать сама, хотя Ричард возражал, мол, время военное, солдаты есть солдаты, может быть, мужчинам лучше поехать. Супруга резонно заметила, что она единственная, кто говорит по-русски, поэтому ей и надо ехать. Родители по-крестьянски рассудили, что золовка права.

И жена Ричарда уехала на рынок.

Домой должна была приехать вечером. Не приехала. Ричард всю ночь не спал, рано утром помчался, оседлав последнюю лошадёнку, в город, к моменту открытия рынка. А там ему сказали, что её и вчера на обычном месте не было. Ричард упал на землю и заплакал, проклиная себя за то, что отпустил жену одну в такое время.

До вечера бегал по городу, побывав в комендатуре, в штабах частей и подразделений, опросив всех, кого только мог. Безуспешно. Когда стемнело, бросился домой в надежде, что жена, вдруг, вернулась.

Нет, она не возвращалась. И Ричард сидел, уронив голову на руки, бессильно вслушиваясь в ночные звуки, уже ни на что не надеясь.

***

А рано утром у дома вдруг загудел клаксон. Ричард, всю ночь просидевший за столом в полузабытьи и уже собиравшийся выйти со двора, чтобы теперь уже пешком пройти весь путь от дома до города, поднял глаза и завопил от радости: У ворот стояла улыбающаяся жена, в том же платье, в котором два дня назад она уехала на рынок, в тех же туфлях, весёлая и счастливая.

Ричард подскочил к супруге, подхватил её на руки и закружился в безумном хороводе. Потом осторожно вернул любимую женщину на землю и просто, по-крестьянски, спросил, где ж та пропадала два дня и две ночи…

Жена пожала плечами и так же просто ответила, что была «у своих». Ричард ничего не понял и переспросил. Жена засмеялась, потрепала Ричарда по волосам, не заходя в дом, деловито проследовала в амбар, откуда выскочила через несколько секунд с небольшой радиостанцией в руках.

Пока солдатик-шофёр грузил станцию на заднее сиденье легковушки, супруга пояснила ошарашенному Ричарду, что она не беженка, а советский лейтенант-разведчик, заброшенный в Ригу для установления связи. С целью успешной легализации ей требовалось получить настоящие документы с местной фамилией, что и было достигнуто благодаря замужеству.

Каждый раз, когда жена выезжала на рынок, она получала донесения от местного резидента, и передавала их по ночам, пока утомлённые крестьяне сладко спали.

Так же смеясь, жена заметила, что вот, мол, приходится в гражданском платье ходить, потому что располнела тут на кулацких харчах, пока весь мир воюет. Чмокнула Ричарда в щёчку, села в машину и уехала, на прощанье помахав рукой.

***

Больше Ричард жену никогда не видел. Отслужил в советской армии, отучился в университете, стал геологом. Жил в Риге, Сначала пытался жену разыскивать. Просто потому, что очень её любил. Разыскать не удалось. Написал заявление о поиске жены под предлогом развода – ведь по документам-то они были женаты, мол, пусть подпись поставит. Надеялся, что таким образом хоть узнает, жива ли жена. Через месяц пришёл конверт, в котором лежала одна бумажка – свидетельство о признании брака недействительным. Приложила ли руку к составлению бумаги супруга или нет, Ричард так и не узнал.

Он больше не женился. А когда речь заходила о любви, отворачивался и замолкал.
(С)

Эвона как...

  • 06.08.15, 17:49
Новобрачный из Алжира подал в суд на свою жену на следующий день после бракосочетания, пишет Mirror http://www.mirror.co.uk/news/weird-news/groom-sues-bride-trauma-sustained-6186764

Муж заявил, что наутро после торжества не узнал свою супругу без макияжа. Он потребовал от суда взыскать с нее 20 тысяч долларов США в качестве компенсации морального вреда. По мнению истца, обман женщины принес ему психологические страдания. Он обвиняет супругу в мошенничестве.

По утверждению Mirror, жених до свадьбы не видел невесту без макияжа. На следующий день же супруг был потрясен. «Сначала я подумал, что это вор, забравшийся в мою квартиру. До брака она выглядела очень красивой и привлекательной», - пожаловался он.

В настоящее время суд принял иск к рассмотрению.

Вот такая вот история...

  • 02.08.15, 12:30
  Вчера долго не мог уснуть. Болтаясь по нету набрел на такую вот историю... Накрыло так, что уснуть не смог...

Тесть, полковник полиции, ушёл в отставку. Последнюю неделю на службе он ходил по кабинетам многочисленных сослуживцев от генералов до рядовых оперативников. С каждым выпивал коньячку, желал спокойных дежурств, всяческих успехов, слушал в ответ признания в безграничном уважении. Коллеги проводили его с почестями на заслуженную пенсию. 

Карьеру в полиции (тогда ещё в милиции) он начал поздно, в тридцать пять, после того как уволился из армии. Очень умный, честный и смелый человек. В органах он полностью нашёл себя, и за более чем двадцать пять лет службы накопил целый шлейф профессиональных побед.
И я имею введу не карабканье по служебной лестнице, а именно исполнение долга служителя закона. Коллеги его любили, уважали, боялись и называли исключительно по имени отчеству - Павел Алексеевич, даже старшие по званию. 

В субботу мы собрались в семейном кругу на даче. Тесть, теща, я, жена и наша семимесячная дочь. Именно когда Павел Алексеевич узнал, что скоро станет дедом, он объявил что уйдёт на пенсию, как только моя Света родит. Долг смог задержать с отставкой всего на семь месяцев. Во внучке он души не чает и я могу доверить ему свою дочь больше чем кому бы то ни было. 

Табу на рассказы о службе Павла Алексеевича в полиции существует много лет. Его жена после истории о том, как брали банду каких-то головорезов, заявила, что на службу его больше не пустит и сожгла удостоверение. После этого на вопрос "Как дела на службе?" только один ответ: "Нормально".

После плотного ужина с шашлыком погода располагала к приятной прогулке. Все вместе мы отправились к озеру. Проселочная дорога, теплый ветерок, непринуждённая беседа. Что может быть лучше?
- Думаете не будете скучать по службе? - спросил я
- Конечно буду. Работа в полиции позволяет себя чувствовать живым, реализовывать одну из базовых потребностей человека - быть нужным. Стольких человеческих судеб удалось коснулся. 

Часто - трагических, но удовлетворение от того, что смог помочь, окупает все усилия. Но служба в полиции - она для молодых, требует огромный запас эмоциональных сил. Именно эмоциональных. 
- Какое дело запомнилось больше всего?..
- Нет, прошу, не надо... - перебила теща.
- Пожалуйста, - настоял я, - это очень интересно. К тому же, это уже всё в прошлом.
Теща махнула рукой, отвернулась демонстративно рассматривая крыши дачных домиков.

Павел Алексеевич помолчал.
- Можно сказать о деле Пашки-Лезвии или о банде Наумова. Они оставили густой кровавый след на полстраны. Разгромив их банды мы спасли десятки жизней. Или о том генерале-оборотне в Ярославле, очень крупное дело. Это, скорее, самые важные дела. Больше всего запомнилось другое, можно сказать, совсем незначительное.

Шёл второй год моей службы в органах. Мне передали дело о преступной халатности повлекшей смерть семилетней девочки. Настя Колесникова погибла под колёсами электропоезда на станции Планетарная. С ней была её няня, женщина двадцати с чем-то лет. Отца у девочки нет, а мама умирала от онкологии в одной из Московских больниц. Дело получило резонанс, няню поместили под стражу. Сама она утверждала, что соблюдала все меры предосторожности, а Настя прыгнула под поезд сама, совершенно внезапно. 

Видеонаблюдения тогда не было, свидетели прояснить ситуацию не могли, а руководство требовало наказать няню погубившую дитё, которое вот-вот должно остаться сиротой, по всей строгости. А это, между прочим, до пяти лет. 
Когда я встретился с девушкой, она оказалась убита горем. Но не от страха перед наказанием, а от того, что не смогла уберечь Настю. 

Самым возможным вариантом была банальная неосторожность: стояли у края платформы, подходила электричка, девочка поскользнулась или оступилась и упала на рельсы. Однако няня говорила, что они сидели на скамейке, когда её подопечная вскочила, бросилась бегом по перрону и прыгнула под колёса. Коллеги были уверены, что няня лжет и дело просто нужно оформить и направить в суд. Но я отправился осмотреть комнату в коммуналке, где жили мама с Настей. 

Там совершенно случайно, я нашёл записку, спрятанную в коробке с конструктором... За мной вынужден был подняться водитель, ожидавший в машине. Оказалось, что я пялился на клочок бумаги больше двадцати минут, роняя слезы на ковёр. Хорошо ещё, что он никому не рассказал, что я распустил сопли как школьник.
На следующий день все обвинения с няни оказались сняты и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Павел Алексеевич замолчал. Теща, на протяжении всего рассказа делавшая вид, что не слушает, не выдержала и спросила:
- А записка? Что было в записке? 
- Записка... конечно... Вырванный лист из тетради в полоску с косой. Надпись розовым фломастером, который почти высох: "Мама я стану ангелом чтобы спасти тебя"... и два синих цветочка по углам.

До озера не дошли, начал накрапывать дождь.
(С)

Не спиться или не спится?

  • 02.08.15, 00:31
Я один здесь не хочу спать?

С Днем бухгалтера!

  • 16.07.15, 08:55
Хочу поздравить всех причастных с праздником!

То ли сказка... то ли нет...

  • 18.04.15, 19:03
Не далее как вчера, что-то около 23.00 возвращаюсь домой в Коломяги на любимом автобусе. В салоне — полупустынно. Присел, развернул газетку. Подбегает контролёрша, годов этак 24-25, блондинка, весьма и весьма привлекательная, на груди бейджик — «ЛЕНА. Кондуктор». Неторопливо предъявляю документы, — продолжаю читать.

Следующая остановка. Двери открываются, в салоне появляется молодой человек. Его внешность стоит отдельного описания. Высокий красавец брюнет, одет элегантно, скромно, и что сразу бросается в глаза — за этой скромностью виден весьма неплохой достаток и воспитание. Этакий Мэл Гибсон и Антонио Бандерас в одном лице.

Кондукторша, заметив появление нового пассажира, идёт к нему через весь салон, с требованием оплатить проезд. И тут её взгляд фокусируется на его внешности, девушка застывает на месте и начинает лепетать что-то невразумительное. Сразу видно — молодой человек ей весьма понравился. Весьма и весьма.

Молодой человек смотрит на неё, в его глазах — преклонение перед женской красотой, желание предпринять что-то необычное, мучительный поиск принятия решения и восторг внезапно пришедшей догадки.
— Господи... Ленка... Леночка... Куда ты тогда так внезапно пропала? Что случилось? Я тогда тебя обидел, да? Обидел? Ты не представляешь, как я тогда тебя искал. Я перерыл весь Питер, и всё безрезультатно. Я тогда чуть с ума не сошёл!..

Но молодой человек не даёт ей опомниться, заключает её в нежнейшие объятия и осыпает её лицо градом поцелуев. Леночка моментально «отключается», привстаёт на цыпочки и растворяется в волнах его ласок.
Откладываю газету — интересно же. Надо же... Как романтично. Бабулька-соседка на соседнем сидении с умилением наблюдает данную сцену. На её лице нарисовано мысленное путешествие в далёкую молодость.

Две девчонки-тинэйджеры завистливо смотрят на Леночку. Водитель, заметив в зеркало обзора салона столь неожиданное свидание, участливо-предупредительно замедляет ход. В салоне автобуса повисает благость.
Но — остановка, молодой человек с видимой неохотой отрывается от Леночкиных губ.
— Ну, мне пора... Ленк, ну ты позвони, а??? Очень тебя прошу. Хоть в этот-то раз. Сколько я тебя буду ждать и искать??? Позвонишь??? Ну — я пошёл??? Можно???
Леночка в ответ ему послушно мотает головой.
Молодой человек идёт к дверям. В глазах у Леночки опять появляется лихорадочный блеск перебирания старых связей и знакомств. Её воспоминания мучительны и суетливы. Так и не вспомнив, она кричит ему вослед.
— А... а.... а..... А как Вас хоть звать-то... Я забы-ы-ы-ы-ла-а-а-а... Ну, пожа-а-а-алуйста...

Молодой человек оборачивается, улыбается широченной улыбкой во все 32 великолепнейших жемчужных зуба.
— Меня Игорь зовут, А Вас — Лена, я 5 минут назад имя на бейджике Вашем, Леночка прочёл. Мы никогда не были раньше знакомы. Но вы позвоните, честно, позвоните, я буду очень ждать. Тем более, что моя визитка — у Вас в правом кармане.

Молодой человек неспешно покидает автобус, в салоне которого повисла мёртвая тишина. Немногочисленные пассажиры ошалевают, потом в салоне раздаётся их истерический смех. Моё состояние близко к инфаркту. Леночка сначала белеет, потом краснеет, потом с криком бежит к дверям.
— Игорь, Игорь, а за проезд заплатить???...

Гогот в салоне после этой фразы становится просто гомерическим. Но — поздно. Автобус проехал уже не менее 100 метров. Леночка уныло бредёт на своё место. Водитель автобуса в трансе не меньше Леночки.
Но тут она совершенно машинально суёт руку в правый карман и достаёт кусочек картона.
— Ой, визитка... Ой... И правда — Игорь. Ой... Председатель совета директоров, ой... И — домашний, ой — и рабочий и сотовый!!! Вася, Вася, развернись... Ну, Васенька... Ну, — пожалуйста...

Длинная колбаса «Икаруса» послушно разворачивается прямо посреди широченнейшего проспекта, направляясь в противоположную сторону, и, проезжая 100 метров, останавливается. Леночка пулей вылетает из салона, перебегает пустынный проспект и скрывается меж домов. Пассажиры смотрят друг на друга ошалело и безмолвно, как в финале гоголевского «Ревизора».

А я вот так до сих пор и не понял. Что это было??? Новая форма бесплатного проезда или я увидел новую сказку под названием «Золушка-Синдерелла»?


© Дмитрий Петров