Профиль

Ordinary

Ordinary

Исландия, г. Рейкьявик

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Свежие фотографии

Как мы с Вовкой Глава 28. Здравствуй Юг

  • 19.12.15, 17:34

На перроне нас должна была встречать баба Нюра. Мы, конечно, не знали, как она выглядит, но мама перед отъездом посылала ей телеграмму, где указала дату прибытия и номер вагона.
Мы выбрались из вагона и встали оглядываясь на перроне. Чуть позже с поезда вышла та самая компания. Бывший счастливый обладатель часов тайком от наших родителей погрозил Вовке пальцем, как бы говоря «Был бы ты постарше, точно бы по шее получили». Компания тоже сложила свои вещи на перроне и стали оглядываться.
- Ну, здравствуйте, – подбежала к нам бабулька. – Я вас сразу признала. Пойдёмте.
Папа с мамой взяли чемоданы и мы пошли за бабой Нюрой.
- Я вас сейчас до машины провожу и вы езжайте. Дед Матвей вас разместит, а у меня ещё тут немного дел.
За вокзалом нас ждал старый москвич ярко-конареечного цвета. В машине сидел и курил видимо тот самый дед Матвей.
- Вот старый пердун, – это видимо его имела в виду баба Нюра. – Сказала же, что дети будут, нет он сидит и пускает дым как паровоз. 
- Ты чё старый, совсем мозги прокурил? Я ж сказала – дети.
Дед Матвей поспешно выбросил папиросу в окно.
- Так я щас проветрю. Да и поедем с ветерком и открытыми окнами. Всё и продует.
- Мозги у тебя последние продует, – негодовала баба Нюра. – Давай вези гостей, а я тут задержусь ещё. Может кого найду на мансарду. Ты потом обратно за мной приезжай.
Мы погрузили вещи в машину и поехали. Дед Матвей всю дорогу рассказывал про чудесный климат Евпатории и что с детьми самое то, и что мы не пожалеем, что у них остановились. Потом каждый год приезжать будем. Они с бабой Нюрой будут рады нас видеть у себя в гостях. Поспешные выводы и предложение сделал он…

Баба Нюра тем временем вернулась на вокзал, что бы подыскать ещё постояльцев. Все комнаты были сданы. Оставалась ещё мансарда, вдруг повезёт.
На глаза ей попалась молодая компания. Две девушки и два парня.
- Ищете кого? – обратилась к молодым баба Нюра.
- Да. Не подскажете у кого можно комнатку снять. На пару недель.
- Отчего же не подсказать. Подскажу.
Молодёжь обрадовалась.
- А не дорого? А близко от моря? А...? – засыпали они бабульку вопросами. – А у кого?
- Да собственно у меня. И море близко и не дорого. Щас только дед приедет и отвезёт вас.
- Здорово. Повезло, – преждевременно рассуждали молодые люди…

Дед Матвей показал нам нашу комнату, рассказал что где и отправился обратно на вокзал.
Мы же разместившись, заявили, что первым делом нужно обязательно сходить на море. Родители возражать не стали и мы собрав небольшую сумку отправились купаться.
Море, это конечно что-то. Мы с Вовкой не могли нарадоваться. Мы бегали по берегу, кидались в набегавшие волны и закапывали друг друга в песок. Родители только и успевали покрикивать на нас, что бы мы вели себя потише.
- Мам, а у нас есть банка? 
- Зачем?
- Там эти, такие маленькие и прозрачные как сопли. Мы хотим их набрать в банку, как рыбок. Будет красиво.
- Медузы что ли? – поинтересовалась мама.
- Наверное они.
- Только руками не трогайте. Могут как крапива обжечь, – предупредила нас мама и дала банку из под салата. – И давайте уже собираться. На первый раз хватит.
- Ничего они не жгут. Там все руками их берут, – обезопасил маму Вовка.
Мы вымыли банку и пошли в воду ловить медуз, потому что на берегу это получалось плохо. Мы их брали в руки, а они как кисель протекали сквозь пальцы. Поэтому мы решили набрать их прям в воде.
Набрав, как мы посчитали достаточно, мы отправились домой.
- Идите пока отдохните, а я обед приготовлю, – отправила нас в дом мама.
Ни дед Матвей, ни баба Нюра ещё не вернулись, и мы решили изучить дом. Так как мы сразу ушли на пляж, мы не успели заметить, что в доме есть другие постояльцы. Точнее в тот момент их и не было. Как в последствии оказалось, в доме снимали комнаты помимо нас – ещё один дедушка с бабушкой, женщина с девочкой и какой-то кажется грузин, судя по его носу. В те времена, для меня не было других национальностей. Если кавказец, значит грузин. Других я просто не знал. Как раз на этого грузина мы и наткнулись при осмотре дома.
- Вы новенькие? Давайте знакомиться. Меня зовут дядя Вахнанги.
Мы с Вовкой тоже представились и получили по абрикосу.
- А это у вам что? – он указал на банку.
- Это медузы, мы будем их разводить, – пояснил Вовка.
- Это хорошо, – заметил дядя Вахнанги и добавил.
- В честь новых гостей я сегодня устрою шашлык. Пальчики оближите.
Заметив, что пальцы облизывать не хорошо, мы отправились дальше. Все комнаты были заперты. Единственной доступной была мансарда. От туда открывался вид не двор.
Двор был большим. Росло много деревьев и кустов. Прямо у выхода была площадка для отдыха. Там стоял большой стол, а прямо над ним рос виноград. Мы постаили банку на тумбочку и стали изучать комнату.
- Луше бы тут нас поселили, – заметил Вовка.
На стене висели какие то вымпелы, спасательный круг и сети, в которых были запутаны морские звёзди. 
- Прям как в трюме корабля, – предположил я.
Тут вдруг внизу послышались голоса. Это вернулся дед Матвей с новыми постояльцами. В них я узнал тех соседей по поезду.
- Вы, значит, идите наверх, – дед указал на мансарду. – А я за бабкой поеду.
- Бежим Вовка отсюда. А то щас, вдруг, как вломят тебе за фокусы.
Вовка засуетился и нечаянно опрокинул банку с медузами на одну из кроватей.
- Вот ты криворукий.
- Что делать то? – недоумевал Вовка.
- Ничего. Забирай банку и бежим. Никто не подумает, что это мы, если нас тут не увидят.
Мы с Вовкой успели покинуть помещение, прежде чем туда поднялась вся компания.

- Где вы носитесь? Садитесь обедать, – мама позвала нас за стол.
- А мы с дядей Вахтанги познакомились, – хвастался Вовка. – Он обещал, что вечером мы будем пальцы облизывать.
- Это ещё почему? И кто такой дядя Вахтанги?– удивился папа.
- Он тут комнату снимает и обещал, что он вечером шашлык приготовит, – пояснил я.
- А-а-а-а. Это хорошо. Надо что-то и нам на стол собрать. Так сказать – за знакомство, тяпнем по маленькой, – и папа потёр ладони. – А сейчас давайте обедать.
В это время сверху раздался женский крик.
- Аааааа!! Уберите это отсюда!!!
- Чё за хрень? – это уже мужской голос.
- Как будто сопля какая-то огромная, – предположил второй мужской голос.
- Это медузы, – пояснил нам всем Вовка, а я под столом показывал ему кулак.
- Это медузы, – повторил Вовкино объяснение мужской голос сверху.
- А какого хрена они тут? – поинтересовался женский голос.
- И как они там оказались? – продублировала вопрос мама.
- Я их уронил, – пояснил с виноватым видом Вовка.
- Ну как же так? Мы только приехали, а вы … Ну пойдёмте тогда извиняться.
Мама взяла нас с собой и мы отправились наверх, в мансарду.

- Здравствуйте, – сказала мама, войдя в комнату молодёжи. – Вы нас извините, но эти медузы…
Тут компания заметила нас, выглядывающих из-за мамы.
- Нет. Этого не может быть, – промолвил бывший хозяин часов.
- Ой. А мы с вами в поезде ехали, – узнала мама молодежь.
- Да-да. Юг такой большой и вот нате. Кто ж знал, что приключения продолжаются.
- Слушай. Лёх. Мне кажется, мальцы не шутили про валидол. Спроси-ка ты у хозяев. Может у них хоть валерьянка есть. А то я слишком молод ещё, валидол глотать.

(С) Андрей Асковд

Ужасы моего воспитания.

  • 17.12.15, 18:12
Большую часть своего детства я прожил в 4х комнатной коммуналке, где во главе семейства восседала моя бабушка. Она очень любила контроль, да и сейчас, спустя 20 с лишним лет, осталась такой же. Каждый из 10 проживающих под её подчинением превращался в шестеренку, благодаря которой механизм под названием "большая семья" комфортно уживался под одной крышей. Даже не смотря на то, что на дворе были суровые 90е.

Но в семье не без уро... ребенка. Превратить 8 летнего ребенка в послушную часть отлаженного механизма у нее не получалось. Не скажу, что был проблемным, скорее я был просто ребенком. Большую часть времени я проводил либо на улице, либо за плойкой, самой первой серенькой коробочкой. Но у моей бабушки все должно быть под контролем. За приставкой не больше получаса, если гуляешь, должен появляться каждый час, выход за пределы двора карается расстрелом, подъем в 8, отбой в 22.

Но что-то в её методах воспитания дало сбой. За приставкой я мог зависнуть часа на 3, а если выходил на улицу, то возвращался либо под конвоем, либо сам, но уже ночью. Просыпался и засыпал я только под постоянным бдением бабушки.
Но всё это детали. Сама история началась, летом перед 3м классом.

Слышали в детстве историю про хорошего двойника? Он появляется у плохих детей и делает всё, чтобы они казались хорошими. А потом и вовсе заменяет их. Эту страшилку мне рассказал один из знакомых деда во время очередной дачной вылазки. Тогда я лишь посмеялся над историей и вроде бы забыл о ней.

Первый месяц моих летних каникул был превосходен. Я ни о чем не подозревал, когда в очередной раз вернулся домой с заходом солнца. И уже был готов к очередной порции люлей от заботливой бабули. Но вместо этого она меня встретила, спросила голоден ли я и отправила мыть руки.
За ужином я не сдержал любопытства и спросил, почему она меня не ругает. "А за что? - удивилась бабушка. - Ты же появлялся каждый час, а не как обычно". Тогда я только пожал плечами и порадовался.

На следующее утро меня никто не разбудил. Когда же я проснулся и пошел завтракать, то наткнулся на удивленный взгляд мамы: "Ты же только что гулять ушел, бабушку на работку проводить решил". Я отговорился, что уже вернулся и хочу есть. 
Не скажу, что я сильно напугался из-за этого, но когда подобные ситуации начали происходить одна за другой, я начал беспокоиться. Да какой там! Мне было дико страшно уже через неделю таких "недоразумений". В моей голове начал рисоваться двойник, который хочет занять моё место. За две недели эта мысль превратилась в паранойю.

Но, раз есть двойник, значит, его можно выследить. К такому решению я пришел после бессонной ночи. В первый день я упорно делал вид, что играю с друзьями во дворе, а сам следил за подъездом. Но это ничего не дало. Когда я пришёл обедать, оказалось, что мой двойник трижды появлялся, ровно раз в час.

Остаток дня я лихорадочно перебирал завалы в своей комнате, в поисках подаренных мне часов. Часы были благополучно найдены и настроены. Таймер теперь отмерял ровно 60 минут.
На второй день я решил, что если буду появляться каждый час, то смогу найти своего двойника. Сказано - сделано. За 10 минут до конца часа я занимал позицию на дереве и следил за подъездом. К нужному времени спускался и шел отмечаться. За целый день двойник не появился ни разу.

Я немного успокоился, а потому на третий день загулялся и пришел показаться только через 3 часа. Мой двойник уже побывал дома дважды и успел за меня пообедать. В этот день рядом со страхом оказался еще и голод. Теперь я был уверен, что двойник может просто заморить меня.

До конца недели я продолжал появляться каждый час. Но мой двойник был хитрее. Он ходил вместо меня в магазин, провожал бабушку на работу, даже в комнате успевал убираться! Теперь у меня началась паника. Я был уверен, что он не сможет занять мое место, если я буду появляться каждый час дома. Однако мой враг делал все, чтобы убрать меня.
Но раз я знаю, что делает он, то могу опередить его. Верно? С этого дня я начал убираться в комнате, специально оставляя несколько игрушек в определенных местах. Так я мог узнать, трогал ли их мой двойник. Провожал бабушку на работу, высматривая своего противника вокруг. С этой же целью ходил в магазин.
На второй неделе мой двойник не появился ни разу. Но я не спешил отдыхать. Я был уверен, он где-то рядом. Я даже не удивился, когда на третьей неделе выяснилось, что мой враг продолжил попытки выжить меня. Теперь он читал книги, мыл посуду, пылесосил, выносил мусор...

Сдаваться для слабаков, тем более, после всего пережитого. Я начал исправно выполнять все домашние мелочи, даже немного больше, чтобы не давать двойнику никаких шансов.
Так прошел месяц, затем закончились каникулы, и началась учеба. Страх отпустил меня лишь к началу второй четверти, когда, не смотря на пару итоговых четверок, мой двойник не дал о себе знать.
Постепенно история забылась, но урока мне хватило до средних классов.

В конце школы я вспомнил об этой истории и попытался разобраться. Но вся родня как один заверяли, что не помнят ничего подобного. Якобы я до случая с Р. (одно из событий в 6м классе) был довольно послушным и старательным ребенком. И всё же я решил, что такого быть не может. Меня не покидала уверенность, что что-то тут не то.
Детство прошло, я стал старше. Семейные праздники стали взрослыми, с выпивкой, матами, воспоминаниями из детства. И вот тут на пьяную голову моя мать проговорилась.

Оказалось, историю о двойнике мне рассказали специально. Дальше достаточно было просто делать за меня некоторые вещи, а мне говорить, что это делал я...
И ведь работало. Меня разводили два месяца, я истерично метался из крайности в крайность, ревел по ночам, искал своего злого двойника. А за это время мне планомерно прививали привычку слушаться и заниматься домашними делами. Вот так меня воспитывали.
(С) via

Я был когда-то байкером...

  • 12.12.15, 06:09
Я был когда-то байкером.
Я был мужественен, свободен и длинноволос.
Она нашла меня и прицепилась, как репей. Где бы я не появлялся, она уже поджидала меня. 
С тех пор прошло двенадцать лет. 
Я был рокером и носил только черные майки, рваные джинсы, косуху и ковбойские сапоги. Для торжественных случаев у меня были ещё черные майки, рваные джинсы, косуха и белые кроссовки. Я был доволен своей жизнью. Она влюбилась в меня как кошка. Она твердила мне: Ты такой мужественный, такой свободный и у тебя такие длинные волосы.
Свобода закончилась, когда мы решили пожениться. Но мне хватало того, что я был мужественен и у меня были длинные волосы. Но так было только до свадьбы. Незадолго до свадьбы она сказала мне: "Ты мог бы и постричься. Ведь на свадьбе будет моя мама".
Через несколько дней упрёков, уговоров и цистерн пролитых ею слёз я согласился на короткую стрижку. Я был мужественен, не свободен, и по моей макушке гуляли сквозняки. "Я люблю тебя, как ты есть" шептала она мне. В принципе я уже привык, хотя макушка всё ещё мёрзла. Однажды она появилась с кучей пакетов и в них были брюки со стрелками, пиджаки и рубашки. После цистерн пролитых ею слёз я засунул свои ступни в модные полуботинки. За ними последовали пиджаки, плащи и галстуки. Но я был всё ещё мужественен, женат, модно одет и моя макушка мёрзла. Затем последовал самый большой бой: за "коня". Его я проиграл быстро, т.к. в брюках со стрелками я смотрелся на мотоцикле, как дурак. Но я всё ещё был мужественен, подавлен и пересел в Пассат. 
В последующие годы она залила всё слёзами и я проиграл ещё много битв.
Я стал пить вино из бокалов, называл её маму на вы и слушал "Корни".
Я помогал по хозяйству и делал покупки.
Я был лузер, поглощённый бытом и по моей макушке ходили сквозняки.
В один прекрасный день она запаковала чемоданы и сказала: "Я ухожу от тебя. Ты сильно изменился и не похож на мужчину, которого я полюбила."
Недавно я снова встретил её. Рядом с ней был длинноволосый байкер в косухе и рваных джинсах, который смотрел на меня с сожалением.
Я, пожалуй, подарю ему тёплую шапочку.
(С)

Как мы с Вовкой Глава 27. На Юг

  • 09.12.15, 13:41

Как нам с Вовкой и было обещано, к концу лета приехали родители, и мы должны были поехать на море.
- Ну как вы тут без нас? Скучали? – обняла нас мама.
- Они-то нет. Да и нам с дедом особо некогда расслабляться было. Впервые такое особенное лето. Урожайное, можно сказать, на события. Я уж думала, кто-то из нас не доживёт до осени. Но видать пронесло.
Бабка вкратце отчиталась о наших «подвигах». Потому что, как она сказала, если рассказывать с деталями, то ни на какой юг мы уже не попадём. Тут или времени уже не останется на поездку или родители передумают нас везти.
- Я бы на вашем месте подумала, прежде чем везти их на юг. Вы там, где жить то будете?
- Ну, нам знакомая посоветовала домик у моря, – объясняла бабке мама. – Да и хозяйка там хорошая. Недорого берёт. Тётя Нюра.
- Надо бы передать тёте Нюре подарок от меня, – рассуждала бабка. – Хороший человек, наверное, раз у моря и не дорого берёт.
- Какой подарок? – спросила мама.
- Две упаковки валидола. Вы же на две недели едете? Как раз ей хватит.
- Вы же не будете хулиганить там? – спросила нас мама. – А то мы никуда тогда не поедем. Останемся до конца лета в деревне.
- Нееее. Так не пойдёт, – возмутилась бабка. – Я уже морально настроилась на отдых. Они обещают хорошо себя вести. Я за них ручаюсь.
- Песдец югу, – это уже от себя и тихо, в сторону, добавила бабка.

Через три дня мы поехали на юг. За эти три дня, в принципе, ничего не произошло. Разве что папа с дедом один раз запускали машину времени. Они вдвоём зашли в баню, закрылись и «поехали». Вернулись они через пару часов. Судя по их виду, над ними опять проводили опыты марсиане. Бабка так и сказала деду – «Опять допился до зелёных человечков».
Мы с Вовкой, сколько не ходили потом по деревне, так и не встретили ни одного марсианина. Один раз мы чуть не обрадовались. Подумали, что нам повезло, когда на окраине увидели что-то в траве, но это оказался местный пастух. Который в очередной раз уснул, и все коровы разбрелись по полю и соседней роще. Мы от досады напихали ему в сапоги репейника. Это самое малое, что мы могли сделать, в отместку за то, что он оказался не марсианином…
Бабка с дедом проводили нас до самого автобуса. Бабка плакала и не хотела нас отпускать. Просила, что бы мы на следующее лето обязательно приехали. Сказала, что обязательно сводит нас в цирк и даже в поход отпустит. Дед тоже пустил скупую слезу и пообещал, что покумекает над детской машиной времени. Мы попрощались и сели в автобус. 
В автобусе нас узнала тётя кондуктор и предусмотрительно убрала билеты в сумку. Не иначе как счастливая катушка, подумал я. Но среди наших билетов счастливых как обычно не оказалось.
Автобус тронулся, мы помахали бабке с дедом, и мне как-то тоже стало грустно…

Мы заняли свои плацкартные места, разложили по полкам вещи, и мама достала нам пакет черешни, который нам дала с собой бабка. Поезд тронулся. Мы уселись с Вовкой у окна и пулялись косточками в окно. Я осмотрел соседних попутчиков на предмет выгодного обмена сахара. 
Напротив нас, на боковых местах, сидела пожилая пара. Возможно, они и пойдут на обмен.
Мама разложила наш «дорожный набор» и мы сели обедать. Бабушка положила нам с собой курицу, картошки, яйца и овощей. Так же в наборе присутствовали две упаковки валидола, перетянутые резинкой и с бумажкой «Для тёти Нюры». Видимо переживает бабушка за эту тётю, подумал я.
Так мы ехали некоторое время и было скучно. В окно смотреть надоело, а по вагону мама гулять не отпускала. 
- Хотите, фокус покажу? – предложил нам с Вовкой папа.
У Вовки глаза загорелись. Мне тоже стало интересно. 
Папа достал платок, снял с руки часы. Затем он взял часы в руку, накрыл их платком, сказал – «фокус-покус, карамба-барамба». С этими словами он взял платок с часами. Покрутил его в руках, затем взял и вытряхнул платок в открытое окно.
- Ну и где часы? – спросил он у нас.
- Улетели в окно, – сообразил Вовка. – И где тут фокус?
Ну, я-то видел, что в процессе манипуляций, папа переложил часы в другую руку и засунул их в карман. 
- А фокус в том, что сейчас я скажу волшебные слова, и часы окажутся у меня.
Папа произнёс очередное «карамба-барамба» и достал часы из кармана. Удивлению Вовки не было предела. Я же для приличия тоже восхитился фокусу. На этом развлечения закончились. Пожилая пара, сидящая напротив, ничего не поняла из моего предложения про обмен сахара и на всякий случай отказались. И время опять замерло на месте. Однообразный пейзаж за окном совершенно не вызывал ни интереса, ни желания разглядывать его.
- Мам. Можно мы пройдёмся? – попытался я уговорить маму. – Мы далеко не пойдём.
Мама, наконец-то, заметив, что мы совсем раскисли, сжалилась над нами и разрешила пройтись, но не далеко. 
Мы с Вовкой обрадовались и отправились в путь. Справа от нас сидели три женщины и одна девочка. Слева одни мужчины. Зато через один пролёт ехали два молодых парня и две девушки. У них было весело. Работал транзистор, они играли в карты и смеялись. Именно возле них мы и задержались. Со временем они заметили нас.
- Вы откуда такие? – спросила девушка.
- Мы тут, рядом едем. На море, – пояснил я.
-Значит, вместе едем, – улыбнулся парень. 
- К тёте Нюре? – спросил Вовка.
- Ну может быть и к ней тоже. Мы ещё не знаем где остановимся. На месте разберёмся.
- Если к тёте Нюре, - продолжил Вовка, - то только с валидолом.
- Нет уж. Спасибо. – засмеялись молодые люди. – Мы лучше кого нибудь другого найдём. Того у кого можно прожить пару недель без валидола.
- Садитесь, – предложили нам. – Мы вас лимонадом угостим.
Так мы сидели в этой весёлой компании. Пили лимонад и смотрели, как они играют в карты. Пару раз заглядывала мама и, убедившись, что всё в порядке уходила обратно.
- А хотите, я вам фокус покажу? – оживился Вовка.
- Ну, давай.
- Мне нужны часы и платок, – огласил он свои требования.
- А молоток не нужен? – хихикнул один из парней.
- Нет. Больше ничего не надо, – успокоил Вовка.
- Ну, тогда на. Держи, – вручил Вовке этот парень свои часы. А девушка одолжила платок.
- Можно я сюда, встану? – Вовка попросился на место возле окна.
Ему уступили место и все с интересом стали за ним наблюдать. Вовка положил часы на ладонь, накрыл их платком и стал делать волшебные пассы, приговаривая – «Фокус-покус, марамба-тарамба!». Затем он ловким движением скомкал платок с часами и тряхнул им в окно.
Я на секунду растерялся. Я, конечно, понимал технику фокуса, но в действиях Вовки проглядывался явный непрофессионализм. И соответственно возможно мы вместо аплодисментов получим пиздюлей. Если не от них, то от родителей точно. 
Вовка же с чувством собственного достоинства возвышался над онемевшей публикой. Первой ожил хозяин часов.
- Пиздец. Ой! Простите, – сразу поправился он. – Я хотел сказать, что я не уверен в том, что я в восторге от этого фокуса.
- Командирские? – спросил у него друг.
- Были, – в его голосе прозвучало некоторое разочарование. Примерно с такой интонацией говорил дед, когда из нашего «истребителя» полетела зажигательная бомба.
- Ну, спасибо парень, – «поблагодарил» Вовку хозяин часов. – Я их даже поносить-то не успел. Мы ещё не на юге, а мне, кажется, уже нужен этот ваш валидол.
- Так это ещё не всё! – с улыбкой объявил «благодарной» публике Вовка.
- Так это ещё не всё? – удивился хозяин часов. – Так у меня часов больше нет.
- Я свои тоже не дам, – сообщил его друг, пряча часы в карман, видимо подозревая, что для продолжения фокуса теперь потребуются его часы.
- Да ничего не надо. Сейчас часы вернуться к хозяину! 
Публика немного ожила. В глазах хозяина часов даже появилась какая-то надежда. Лично я не разделял его ожиданий. Я только молча ждал, чем собственно всё закончится.
Вовка помахал платком, сказал «Фокус-покус, тарамба-барамба!» и добавил – Всё!
- Ааааа! Ну, теперь я понял, что всё. Я-то уж поверил, что часы и правда вернутся ко мне, – парень окончательно расстроился.
- Да нет. Проверьте свой карман. Часы у вас в кармане, – заверил Вовка.
Парень вскочил и проверил карманы. Он даже на всякий случай проверил карманы висящей на крючке куртки, но часов нигде не было.
- Может у кого нибудь другого в кармане, – с надеждой и одновременно неуверенностью в голосе предположил Вовка.
Что бы быть уж уверенными до конца в фокусе, все проверили свои карманы. Часов соответственно нигде не было.
- Странно, – удивился Вовка. – А где же они? Может я заклинание перепутал. Может у всего вагона надо проверить?
Компания, недавно ещё весёлая, была не уверенна, что причина в заклинании. Им вроде и жалко часов было, а вроде, как и сами виноваты. И ругать Вовку вроде не за что. Но на всякий случай они отвели нас к родителям. Правда про фокус ничего рассказывать не стали.

(С) Андрей Асковд

Как мы с Вовкой Глава 26. Привет из Африки

  • 08.12.15, 18:54

По телевизору сегодня должны были показывать “Гостья из будущего”. Последнюю серию. Мы с Вовкой его конечно уже видели дома, весной. Но с удовольствием смотрели этот фильм ещё раз. Тем более, бабка сама нам предложила просмотр.
- Лучше уж кино посмотрите. Просмотр фильма, удлиняет нам с дедом жизнь на полтора часа. Только вот у вас укорачивает, так из двух бед нужно выбирать меньшую. Так что, смотрите.
Вообще то, она нас телевизором не очень баловала. Говорила, что наш неокрепший и уже преждевременно, начавший деградировать мозг, совсем может развалиться под воздействием теле-излучения. 
- Вам только в свинцовых шлемах можно перед телевизором сидеть. Но это тоже хуёвый вариант. Ваши тощие шеи не выдержат. Так что, лучше вам вообще не смотреть. Если и суждено вам загнуться от излучения, то делайте это дома, под присмотром родителей.
Но сегодня она позволила нам получить малую дозу облучения и, сняв кружевную салфетку с чёрно-белого ящика, включила кино.

- Здоровски! - сделал я, в очередной раз, вывод после просмотра фильма. - Вот бы нам такой мелафон. Мы бы могли тогда мысли бабки с дедом читать. 
- Хотя я и так их мысли знаю, - сказал я Вовке. - Имбицилы мы и пороть нас надо вместо завтрака. Тогда день спокойно пройдёт. А мы умнее к концу лета станем.
- Почему? - спросил Вовка.
- Ну, потому что, бабка говорит, что если нас пороть почаще, то мозги из жопы обратно в голову вернутся. А так мы их потихоньку высераем.
Вовка задумался.
- А ещё, мы бы всегда знали, куда бабка спрятала в этот раз конфеты, - добавил Вовка.
- Хватит с тебя конфет. Всё равно моё лечение никто не оценил.
- Я вообще то, хотел бы в будущее слетать. Посмотреть, как мы там с тобой живём, - продолжил я рассуждения. - Или в прошлое, что бы вспомнить, куда я в прошлом году зарыл две гильзы. Незаменимая вещь эта машина времени.
Так мы с Вовкой мечтали, развалившись на кровати, когда вошла бабка. 
- Чё перину за зря мнёте? Идите лучше на улицу, мозги проветрите. А то вон, смотри, у мелкого ещё усохли после просмотра.
- Мы тут про машину времени мечтаем, - объяснил ей Вовка и с опаской пощупал свою задницу, на предмет усушки мозгов. Его успокоившийся вид, подсказывал, что по его мнению, с мозгами у него всё в порядке. - Было бы здорово изобрести её. Мы бы в будущее слетали. В следующее лето, например. И поиграли бы сами с собой.
- Хуёвая идея, - заметила бабка. Вас и двоих слишком много на эту деревню. Если вас в следующем году будет четверо, то писдесц деревне. Так что машина времени отменяется. Тем более у вашего деда она давно уже есть и он регулярно путешествует. То в прошлое, то в светлое будущее. Вся разница в том, когда я успею его поймать за этим занятием. 
- У деда есть машина времени? - удивились мы.
- А то! Он как раз её в старой бане прогревает. Надо бы проследить. А то опять уйдёт в грядущее и придётся снова его вытаскивать с санитарами.
- Однажды заявился под утро на бровях, - продолжала бабка. - Я, говорит, Валь, не пил. C марсианами встретился. Они меня насильно, с целью опыта над земными существами, напоили какой-то гадостью. Чуть не подох. 
- И что? - заинтересовались мы с Вовкой.
- Видела я потом утром этих марсиан. Прям как дед тогда. Зелёные, глаза выпученные и носы синие. Тоже подыхали после опытов над земными существами.
- Да ладно? - не поверили мы. Ты марсиан видела?
- Ещё бы! Я от самого колодца и до окраины деревни гнала их, охаживая пустым ведром по головам, - вспоминала бабка. - Еле свои щупальцы унесли. Ведро, правда, жалко. Всё потом помятое было.
- Вот это да! - зауважали мы с Вовкой бабку.
- А что он нас ни разу с собой не брал? - спросил я бабку. - Мы бы тоже в будущее слетали, ну или на марсиан посмотрели бы.
- Только что бы без санитар, - добавил Вовка.
- Только этого ещё не хватало. Туда как минимум с подготовкой, не меньше чем в космонавты, нужно отправляться. Перегрузки о-го-го! Спросите у деда. Вырастите, сами поймёте. Отправитесь, не переживайте, если в таком духе продолжать будете. Пунктов подготовки космонавтов по стране хватает. 
Вот вроде умная бабка, а такую вещь нам рассказала. Как только она вышла, мы с Вовкой без слов друг друга поняли. Сегодня мы летим в будущее, встретиться с нами, следующим летом. Ну, или в прошлое, гильзы искать. Это как повезёт. А то может и марсиан увидим.
Мы тихонько выползли из дома и тайком проследовали за бабкой, до самой старой бани. Тихонько, как партизаны подкрались к окошку и превратились в два огромных уха. Нам срочно надо было узнать, как работает эта машина. Если посмотреть со стороны, то случайный прохожий бы увидел забавное зрелище - баня с ушами.
- Ты давай не увлекайся, - отчитывала бабка деда. - Я слежу за тобой. Только попробуй присосаться сегодня к кранику. Я тебе, твой змеевик на хер намотаю, а краник в жопу вставлю. Будешь, как марсианин ходить.
- Да ты чё Валь, - оправдывался дед. - Сколько можно вспоминать? Ты же знаешь, я сугубо из интереса гоню. Меня сам процесс завораживает. Я ж не злоупотребляю.
- Завораживает, - передразнила его бабка. - Порой так тебя заворожит, что еле отворожишь тебя потом. Чародей без диплома.
Мы конечно с Вовкой ничего не поняли из сказанного. Поняли только, что деду это очень нравится. Ну что ж, значит, нам тем более понравится. Поэтому, как всегда, решили действовать интуитивно.
- Поди, пока мне помоги в подполе. Потом вернёшься любоваться. Не забудь прикрыть дверь. Не дай бог дети твоё чародейство увидят. Они-то точно, чего нибудь тебе наколдуют там. Будешь потом волшебным поносом исходиться.
- Только на полчаса, - заявил дед. - Потом уж следить надо будет.
Дед закрыл дверь, и они с бабкой ушли.
Осмотрев баню снаружи, мы с Вовкой пришли к выводу, что через дверь нам не попасть. Огромный, амбарный замок прикрывал нам путь к чудо машине.
- Вот же дед! - возмущался я. - Столько времени путешествует в будущее, а нас ни разу с собой не взял. - Вырастите сначала, - передразнил я бабку. - А может, когда мы вырастем, уже поздно будет. И у всех будут машины времени. Поэтому нам сейчас очень надо.
И на всё про всё, у нас полчаса. Полчаса, что бы разобраться, слетать и вернуться. Честно говоря, я слабо себе представлял процесс путешествия во времени. Но думал, что как нибудь разберёмся. Вроде не дурнее деда.
С такими рассуждениями мы осматривали баню и искали путь проникновения внутрь.
Из трубы бани струился дымок, что подтверждало - машина исправно прогревается. Надо не упустить момент. Или сейчас, или уже никогда. Если попытка провалиться, то нас выпорют, а машину перепрячут. Так, что мы её уже не сможем никогда найти и дед будет, как прежде, путешествовать один. Эта мысль меня не радовала.
Пристально осмотрев помещение, мы сделали вывод, что путь один. Через маленькое вентиляционное окно. Оно было достаточным, для того, что Вовка проскочил, а я протиснулся. Я подсадил Вовку и затем влез сам.
Внутри действительно стояла чудо машина. На печке котёл, трубки витые, что-то вроде барометра и прочие премудрости и чудеса техники.
- Нифига себе! - удивился Вовка. - Действительно у деда есть машина.
Я тоже был поражен. То, что предстало перед нами, было не иначе, как та самая машина времени. Вопрос оставался только теперь в одном. Как она работает.
- Ну. И как она работает? - повторил вслух мои мысли Вовка.
- Погоди. Надо осмотреться и разобраться.
Я изучил машину и пришел к выводу. В котле, судя по всему, что-то варится. Затем какие-то трубки и в конце краник, как на самоваре. Под ним кружка.
Проведя логическую цепочку, я пришел к выводу. Что-то должно наливаться в кружку.
- Я, кажется, понял, - сообщил я Вовке. - Видишь краник?
- Ну.
- В эту кружку должно что-то наливаться. Судя по всему какое-то волшебное вещество. Помнишь, дед про чародейство говорил?
- Ну.
- Баранки гну! Чё ты занукал? Слушай сюда, - разозлился я на непонятливость Вовки. - Этот напиток волшебный. Выпиваешь его и попадаешь куда хочешь.
- Так это не как в кино, - возразил Вовка. - Там машина была какая-то. А тут ты мне про какой-то самовар рассказываешь. Причём тут это?
- Притом, что у тебя мозгов нет. Бабка ошибается насчёт нас обоих. Идиот среди нас один. И это, слава богу, не я, - перефразировал я бабку. 
- Сам дурак, - обиделся Вовка.
- Понимаешь, - продолжил я. - В кино всё придумывают. А тут всё по-настоящему. Вот машина, она что-то варит. И это что-то - волшебный напиток.
- Только надо дров подкинуть, что бы быстрее прогрелась, - рассудил я. - У нас не так много времени.
Вовку убедили мои логические выводы и он полностью со мой согласился. 
Я в принципе, так-то, по сути, отличался не слабым интеллектом. Только бабка с дедом, от старости своих лет, не могли по достоинству оценить его. Зря тогда они отвергли мою чудо-автоматическую кормушку для куриц. Я-то уж думал, потом отправить свой план на птицефабрику. Но первый опыт оказался неудачным и дед с бабкой предложили потренироваться дома, в городе, на ком нибудь другом, кто имеет меньшую ценность в нашей жизни, чем бабка с дедом.
Мы подкинули в топку дровишек. Печь весело загудела, как бы приглашая нас в путь. Время поджимало и мы решили не медлить. Осторожно открыли кран и в кружку вылилась тоненькая, небольшая струйка вонючей жидкости.
- Фуууууу!!! Воняет то как! - заметил Вовка.
- А ты как хотел? Волшебство всё - таки.
В кружке, на дне образовалось немного жидкости. Мы закрыли краник. Возник другой, вполне логический вопрос. Сколько пить? Вспоминая слова бабки, я решил, что злоупотреблять нельзя. А то потом, только с санитарами, нас будут доставать из будущего. 
- Пробуй, - протянул я Вовке.
- А почему это я? - возмутился Вовка. - Чуть что, сразу я. Я отказываюсь в этот раз быть первым.
Я понюхал и тоже отшатнулся как ошпаренный от запаха.
- Нос прям режет.
Так мы и стояли с кружкой, не решаясь, кто же первый начнёт. Нюхали по очереди, собирались с силой, но выпить эту гадость не могли.
Через несколько минут, я заметил, что Вовка как-то осоловел. Взгляд затуманенный и сам плывёт куда-то. Потом заметил за собой, что предметы утратили свою ясность очертаний и всё как в тумане, и голова куда-то в сторону уплывает. Баня начинала куда-то уезжать.
- Вовка! Началось!- тряс я Вовку, который слабо на меня реагировал. - Машина прогрелась и заработала! Мы отправляемся в будущее!
Вовка не отвечал. Только головой кивает, как будто поддакивает мне и соглашается. Я сел рядом с Вовкой, взял его покрепче за руку и как Гагарин сказал - Поехали! Уж если мы и отправимся в будущее, то должны держаться вместе...

- Ешь твою медь! А ля писдос, привет из Африки. Вы-то откуда тут взялись? - звучал чей-то испуганный голос из недр тумана.
- Африка? - удивился я. - Неужели мы попали в Африку? Понятно, почему тогда так жарко. Главное, что бы крокодилов поблизости не оказалось.
Затем я опять провалился в туман.

Очнулись мы с Вовкой в доме, на кровати.
- Очухались? Полуумные, - стояла над нами бабка и делала нам примочки на лоб. - Это ж надо удумать, такое вытворить. 
- Баб, а мы в Африке были, - похвастался я бабке, довольный тем, что путешествие состоялось. Вот только голова побаливала.
- Если бы дед не пришел, так бы в Африке и остались. Бананы у вас вместо мозгов. - ругалась бабка, - Надышались алкогольными парами, да ещё в жару таком. Приехали бы ваши родители забирать вас. Спросили бы - Где они? А нам что отвечать? В Африку за бананами уехали. После обеда обещали быть. Вы пока чайку попейте?
- Дед. Разбирай свой примус, - обратилась бабка к деду. - Чуть детей не угробил со своим аппаратом. Да и я дура, влила в их пустые бошки про машину времени. Кто ж знал то, что их так переклинит.

Дед конечно аппарат не разобрал, но поставил потом решетку на окошко, что бы мы больше не надумали путешествовать. Нам оставалось только со стороны наблюдать, как иногда дед заходит в старую баню, из трубы начинает струиться дымок. Это означало, что машина прогревается и дед скоро отправится куда нибудь.
- Как ты думаешь? Куда он сегодня? - спрашивал меня Вовка.
- Не знаю. Может быть даже в Африку, - с грустью в голосе отвечал я ему.
- Ну да, - соглашался Вовка. - Может даже бананов привезёт.

(С) Андрей Асковд

Как мы с Вовкой Глава 25. Лабиринт Минотавра

  • 07.12.15, 12:14

Заточение - заточением, но дома тоже можно придумать массу развлечений и приключений. Как это нередко бывает, подсказку нам дал телевизор. Бабка хоть и противник телевидения, но мы тайком, пока они ушли, включили его.
- А бабка не будет ругаться?
Вовка поглядывал в окно и высказывал свои опасения.
- А если они вернутся?
- Не сцы, - успокаивал я его. – Мы сейчас по-быстрому посмотрим, а потом выключим.
Я включил телевизор и покрутил ручку переключения каналов. На одном из каналов показывали мультфильм.
- Вот. Иди смотреть, - позвал я Вовку, устраиваясь поудобнее на стуле.
Мультфильм уже шел какое-то время, и мы попали примерно на середину просмотра. Суть заключалась в том, что какоё-то дядя взял клубок ниток у какой-то тёти и пошел в лабиринт охотиться на Минотавра.
- То, что надо, - сказал я, выключив телевизор после просмотра.
- Что? – поинтересовался Вовка.
- Мы идём охотиться на Минотавра.
- А у нас Минотавр есть?
- Есть конечно, - заверил я его. – Это ещё покруче, чем Жоподрыщь. Нам про него даже бабка не стала рассказывать, но я всегда догадывался, что-то подобное должно быть.
Я так прикинул, что раз Минотавр это человек с рогами, то он непременно должен быть в нашем доме. Где-то в лабиринтах коридоров и помещений. 
Лабиринтов у нас, конечно, не было, но я в своём воображении уже представил, что наш дом, это темный лабиринт, где в самом конце его живёт Минотавр. Конец этот должен быть примерно в хлеву. Там есть корова с рогами, значит и Минотавр где-то рядом. Как-никак родственники.
Осталось найти клубок ниток и отправится на поиски Минотавра. С нитками проблем вообще не было. У бабки их было дохрена. Мы открыли сервант и взяли один клубок из коробки.
- Это будет наш клубок Ариадны, - сказал я Вовке.
- Вообще-то это бабкин клубок, - поправил меня Вовка. – И нам за него точно влетит, если мы его испортим.
- Сейчас бабка не в счёт. Сейчас это наш спасительный клубок, - продолжал я. – И бабка потом спасибо ещё скажет, что мы убили Минотавра и вернулись обратно благодаря клубку Ариадны.
- Клубку бабки, - поправил опять Вовка. – И я что-то сомневаюсь, что она нам спасибо скажет. Она нам по шее даст. Мы и так наказаны.
После непродолжительного спора я убедил Вовку. Точнее я сказал ему, что если он не пойдёт искать Минотавра, то Минотавр рано или поздно найдёт его. И ещё неизвестно кто страшнее, Минотавр или бабка. Вовка несмело предположил, что бабка страшнее и она, скорее всего, найдёт нас раньше Минотавра, но согласился идти со мной.
- Слушай. Я когда-нибудь предлагал тебе херню? – поинтересовался я у ещё сомневающегося Вовки.
- Практически всегда, - сказал Вовка, но от затеи не отказывался.
Мы привязали конец нитки к ножке стола и отправились в путь. После того, как мы миновали зал, мы пошли дальше в коридор. Там всегда обычно темно. Можно конечно включить свет, но это тогда уже не интересно будет. Да и в принципе его никто там не включал. Разве что только тогда, когда бабка там убиралась или что-то искала, а так, все знали дорогу с улицы в дом, через коридор, наизусть. На ощупь мы пробирались по тёмному коридору. Выходов из коридора-лабиринта было четыре. Один в кладовую, но там мы уже в своё время отметились. Я вспомнил как закончился тот поход и решил не испытывать судьбу в очередной раз.
- Там Минотавра точно нет, - сказал я Вовке, почёсывая задницу.
Следующая дверь вела в чулан с инструментами. Логически я предположил, что там тоже нечего искать. 
Дверь на улицу мы тоже исключили. Остался последний, возможный вариант. В хлев через туалет.
Это был тот самый туалет, который находился в доме. Через него шел сквозной проход в хлев.
- Видишь, - толкнул я в темноте Вовку. – Путь только один, через туалет.
- А Жоподрыщь? – вспомнил Вовка про монстра.
- Ну, мы же с ним уже разобрались, - напомнил я ему.
- Да хрен его знает. Вдруг он в этот туалет перебрался. В любом случае, я без света туда не пойду.
Я тоже задумался. А вдруг и правда Жоподрыщь теперь тут живёт. Может при включенном свете он ещё опасается появляться, а вот в темноте может и отомстить нам. Я так думаю, ему не понравилось наше угощение в виде кота. Собственно мы-то с Вовкой и стали причиной разрушения его жилища.
- Ну хорошо, - решил я воспользоваться моментом Вовкиной трусости, что бы не выдать свою. – Включим свет и представим, как будто это факелы горят.
Мы включили в туалете свет и продолжили своё путешествие по лабиринту. Осторожно миновали туалет и направились к маленькой двери, которая выходит в хлев. 
Попутно я разматывал клубок, оставляя за собой дорожку из нитки, по которой мы вернёмся назад из лабиринта. Только мы приоткрыли дверь в хлев, как в коридоре послышались шаги, затем голос бабки.
- Есть кто? – спросила она, заглянув в туалет.
- Опять свет не выключили в туалете, - ворчала она, выключая свет. – Я в следующий раз, для экономии не пробки выкручу, а руки кому-то поотворачиваю, что бы в другой раз неповадно было электричество почём зря жечь. Конечно, - продолжала она. – В городе своём, может, родители и миллионы зарабатывают, а мы тут хуй собачий порой без хлеба доедаем.
- В другой раз в жопу вам лампочки вставлю, что бы светло было в туалет ходить! – крикнула бабка, приоткрыв дверь в дом. – Я научу вас электричество экономить.
Дверь закрылась, и бабка продолжала ворчать уже в кладовке. Судя по всему, она не заметила нашего отсутствия в доме.
- Я тебя предупреждал, - говорил Вовка. – Я не хочу лампочку в жопу.
Мне же представилась другая картина. Сидят бабка с дедом и едят без хлеба собачью пипиську. Ведь именно её она имела в виду, когда говорила про хуй.
- Жуть, - озвучил вслух я свои ощущения.
- Что? – поинтересовался Вовка.
- Да странно, - продолжил я свои размышления. – У бабки с дедом полная кладовка консервов и прочих припасов, а они собачью пипиську едят.
- Фу-у-у-у!!! – поморщился Вовка.
Бабка поворчала и, закончив дела в кладовке, ушла опять на улицу.
- И как мы обратно? – спросил Вовка. – Свет-то выключен теперь.
- Не сцы, прорвёмся, - успокоил я его. – Мы ещё до Минотавра не добрались. Может, и не вернёмся совсем.
Мы стояли с Вовкой окруженные полумраком хлева. Сквозь редкие щели пробивались лучи солнца. Где-то чуть ниже копошились животные. Если спуститься вниз по лесенке, то, как раз попадаешь в хлев. Мы прикрыли дверь и собрались с духом, что бы отправиться дальше в путешествие по лабиринту. 
Пока мы собирали наш дух, свет в туалете снова включился. Это было понятно по тому, как из-под двери появилась тонкая полоска света.
- Кто это там? – спросил Вовка.
- Не знаю. Вроде никого не слышно.
- Это Жоподрыщь с Минотавром нас окружают, - выразил свои опасения Вовка.
В это время в туалете что-то зашуршало.
- Прям как в тот раз, - сказал Вовка дрожащим голосом. – Такой же звук был, когда мы на Жоподрыща ходили.
Затем раздалось ещё какое-то покряхтывание, которое нарушил бабкин голос.
- Ебить ваше колено в жопу! Опять свет горит! Да сколько можно?
Затем щёлкнул выключатель, и свет опять потух. Затем хлопнула дверь. Бабка опять ушла.
- Валя-я-я, - послышался неуверенный голос деда. – Валь…
Затем опять раздалось шуршание и снова голос деда.
- Посрать спокойно не даст с этой экономией. Что же мне теперь, на ощупь гадить? 
Мы с Вовкой затаились. Хорошо что это оказался дед, а не Жоподрыщь или Минотавр. Тем более мне что-то расхотелось уже охотится на Минотавра. Одно дело это Жоподрыщь, который жил в деревянном туалете, другое дело Минотавр. Где он живёт, хрен его знает и что он вообще с нами сделает, когда мы его найдём.
В туалете стало тихо.
- Ушел наверное, - предположил шепотом Вовка.
- Думаю да, - ответил я.
- Может фиг с ним, с Минотавром? В другой раз поохотимся, - предложил Вовка.
Вовкина трусость в очередной раз сыграла мне на руку. Сам бы я не предложил возвращаться. Не хотелось прослыть трусом.
- Ну, если ты боишься… - начал я.
- Ничего я не боюсь. Просто мне кажется, что для первого раз достаточно, - оправдывался Вовка.
- Ну хорошо сыкун. Пошли домой, - согласился я. – Тем более бабка с дедом, кажется, вернулись домой.
Мы тихонько открыли дверь, и я стал сматывать клубок обратно. Только мы сделали пару шагов в темноту, как опять послышалась возня и следом голос.
- Кто здесь?
Затем чиркнула спичка, и в темноте показалось лицо.
От страха я застыл на месте не в силах пошевельнуться. «Вот он, какой - Минотавр» - только и успел я подумать. Вовка же в отличие от меня думать, кажется, не стал. Он просто орал как резаный.
Крик Вовки услышала бабка. Она уже была дома и сильно возмущалась по поводу нашего отсутствия. Затем ей попалась на глаза нитка, которая вела от стола в коридор.
- Что за хрень ещё придумали? – гадала она и шла по нитке Ариадны.
Как раз в тот момент, когда нить привела её в коридор, раздался Вовкин вопль из туалета. Бабка включила свет и перед ней предстала картина. 
Дед сидит на унитазе с горящей спичкой, я стою оцепеневший с клубком ниток, а Вовка, уже переставший орать, сидит на полу. И все щурятся от света.
- Что у вас тут за коллективный высер? – обратилась бабка к присутствующим.
- Я вообще-то посрать зашел, и кстати, ещё не закончил, - начал дед. – А кто-то… - дед сделал паузу и посмотрел на бабку. – свет выключил.
Затем с таким же невозмутимым видом он посмотрел на нас.
- А ещё кто-то вообще непонятно что тут делает.
- А чё это вы с нитками-то удумали? – бабка обратилась к нам.
- Мы Минотавра искали, - промолвил я, ожидая очередной расправы.
- Кого? – переспросила бабка.
- Мифологическое существо, - блеснул познаниями дед. – Древнегреческое.
- Ну, существо-то, будь оно неладно, вы нашли, - бабка посмотрела на деда. – Древнегреческое. Шибко образование существо. Думает что бабка необразованная.
- А то знала? – поддел её дед.
- Хрен с ним с существом, - бабка опять глянула на деда. – Тем более всё равно оно древнее, но нитки-то зачем переводить?
- Это клубок Ариадны, - пояснил я.
- Кого? Какой такой ариан, арианд… тьфу на блять! Что за имя дебильное, прости господи. Это мои нитки.
- Ну мы играли, - ожил Вовка.
- Вот и брали бы нитки у своей ари… Короче, нахрен нитки попортили?
- Что бы из лабиринта вернуться по нитке, - объяснил я.
- Вот в голове у вас точно лабиринт, - бабка наматывала нитку на клубок. – Ум за разум заблудился, и никакие нитки не помогут. Откуда умные мысли придут к вам в голову, когда у вас все выходы в тупик.
- Может вы уже выберетесь из лабиринта, раз разобрались, - вмешался дед. – Дайте досрать-то уже спокойно.
- А ну, живо в дом, - скомандовала нам бабка. – Я ещё поговорю с вами. И про Грецию и про нитки.
И мы пошли в дом. Бабка закрыла за нами дверь туалета и опять выключила свет.
- Све-е-е-ет!!! – раздался крик деда из туалета.
- О! Слышали? Существо древнегреческое орёт, - бабка щёлкнула выключателем.
- Смотри там не заблудись в лабиринте, - крикнула она деду. – А то я нитки-то забрала уже…

Вечером мы долго ещё обсуждали Минотавра и лабиринт. Мы с Вовкой рассказали бабке историю про Минотавра, только умолчали о том, что видели это сегодня по телевизору. Дед вставлял свои познания о Минотавре в наше повествование и был горд тем, что он тоже знает что-то про Минотавра. Бабка не стала нас наказывать за это путешествие в лабиринт. Нитки оказались целыми и невредимыми, а вечер получился содержательным и интересным. Так что Минотавр ещё таится где-то в недрах нашего лабиринта.

(С) Андрей Асковд

Как мы с Вовкой Глава 24. Ловцы снов

  • 06.12.15, 07:34

Дед, конечно, забыл про своё обещание показать фокус и мы с Вовкой даже немного расстроились, но всегда есть место подвигу и приключениям. В нашей деревне был один заброшенный дом. Он был наполовину без крыши, местами обгоревший, без стёкол в окнах и с покосившейся дверью. Дом, насколько я помню, обычно пустовал и мало меня интересовал ранее, но в это лето там поселилась заблудшая в деревню тётенька. Была она немая и как говорила бабка «с припиздью». Но была тихая и беспокойства никому не доставляла. Ходила по деревне иногда, и люди что могли, то подавали ей. Кто еду, кто одежду. Кто там жил раньше, я никогда не слышал, но в это лето, заметив наш интерес к дому, бабка с дедом строго настрого запретили нам приближаться к этому дому и рассказали нам как-то перед сном свою версию про бывших жильцов:
- Жоподрыщь, это ещё цветочки по сравнению с тем, что может оказаться в этом доме. Жила в давние времена там одна семья. Откуда пришли, неизвестно. Только жители деревни недолюбливали их. Днём эта семейка на улицу носа не казала, а ночью шастали по деревне. Да так, что даже собаки затихали. И вроде как у них дочка была больная. Глашей её звали вроде как. И не мог её никто вылечить. Один колдун сказал им: «Собирайте по ночам сны спящих детей и варите зелье из них». И дал им он специальный сачок, для ловли снов и горшок для варки зелья.
- Ага. Прям как у меня сачок под рыбу. Точь в точь, - вставил своё слово дед.
- Прикрой свой сачок, не перебивай, - огрызнулась бабка.
- А горшок какой? – встрял Вовка.
- Такой же пустой, как твоя тыква, - ответила бабка.
- У меня нет тыквы, - резонно заметил Вовка.
- Конечно нет. Ведро у тебя помойное вместо тыквы. Завали свой горшок и слушай дальше.
Я постучал Вовке по голове, намекая на то, что горшок, это его голова. Вовка обиделся, но горшок свой завалил и замолк. Уж очень хотелось дослушать историю.
- И раздавались в том доме странные звуки и голоса по ночам, - продолжила бабка. – Дети в нашей деревне стали плохо спать и начали хворать. Тогда собрались жители деревни и решили устроить самосуд над теми жильцами. Днём, когда из дома никто не выходил, обложили дом соломой и подожгли. Потом спохватились и стали тушить, но когда затушили пожар, вошли в дом и… 
Наступила тишина, и только сопение бабки нарушало покой в доме.
- Баб, а баб, - шептал Вовка, прячась поглубже в одеяло. – Что дальше то?
Затем к сопению добавился храп. 
- Ну вот, на самом интересном месте, - расстроился я.
- Щас, - прозвучал обнадёживающий голос деда из темноты.
Послышалась какая-то возня, потом бабка два раза всхрапнула, как будто хватая воздух ртом. Затем она видимо проснулась.
- Совсем сдурел что ли? – послышались шлепки.
- Дык я чтобы разбудить тебя, - оправдывался дед. – Мне уже и самому интересно, что там дальше то было?
- Дальше по шее тебе было. На чём я остановилась?
- В дом вошли они, - напомнил я.
- Ааа. Ну так. Вошли они в дом, стали искать людей, а никого и нет. Пусто. Только сачок висит на стене. Испугались жители, выбежали из дома и заколотили досками окна и двери. С тех пор больше никто не появлялся там.
- А это тётенька тогда почему там живёт? – спросил Вовка.
- Да потому что припизднутая на всю голову, - ответила бабка. – А может это Глашка вернулась. Так что вы к дому ни ногой.
- А остальные почему не боятся её? – поинтересовался я.
- Почему же не боятся? Боятся, вот и дают её кто что. Чтобы не прогневить её.

Нам в принципе не особо хотелось туда, но после этой истории желания поменялись. Нам во что бы то ни стало захотелось посмотреть на тот сачок на стене.
- А как же Глашка? – интересовался Вовка.
- Подождём, когда она из дому уйдёт, и тихонько заглянем. Одним глазом.
- Чё-то мне как-то сыкотно, - переживал Вовка.
- Не сцы, - успокаивал я его. – Будет у нас сачок для снов, все во дворе обзавидуются.
На том и порешили.
Несколько дней мы следили за домом Глашки и вычисляли, когда же можно будет проникнуть туда. Глашка если и выходила, то отсутствовала минут двадцать, не более. Двадцать минут нам точно бы не хватило. Нам хотелось обследовать весь дом. Может там ещё что интересное есть. Но однажды нам повезло. Глашка вышла из дома и направилась в сторону райцентра. Мы тайком проводили её до дороги и, убедившись в том, что она ушла далеко, побежали к дому.
- Надо на всякий случай записку написать, куда мы пошли, - предложил я. – Мало ли что.
И мы с Вовкой написали бабке с дедом записку: «Мы пашли в дом глашки искать сачёк», и положили её в хлебницу, что бы раньше обеда нас не кинулись искать. Мы-то планировали до обеда вернуться и забрать записку. Так никто и не узнает, где мы были, а у нас буде сачок для ловли снов.
Дом наводил ужас на нас уже своим видом, но нужно было не бздеть и зайти внутрь. Благо, на то особых препятствий не было. Хочешь через окно, а хочешь через дверь, которая не закрывается, заходи. Мы с Вовкой для начала обошли дом вокруг, что бы посмотреть, нет ли кого ещё там. Видимо, Глашка была единственным жильцом и мы, глубоко вздохнув, а Вовка ещё и негромко пукнув, пошли в дом.
Убранство дома оставляло желать лучшего. Старые кастрюли на покосившейся и частично разваленной печке и остатки старой мебели. Сачка на первый взгляд не было видно. Внутренний голос настойчиво твердил: «Надо валить!», но какой-то второй голос убеждал в обратном: «Нам нужен сачок!». Мы с Вовкой осторожно ступали по наполовину сгнившим половицам и осматривали стены.
- Может уйдём? – предложил Вовка. – Ну его этот сачок. Мне как-то страшно.
- Страшно будет, когда Глашка вернётся, - подбадривал я Вовку. – А сейчас интересно.
Я уже вошел в раж и представлял себя неким искателем сокровищ. Опасности подстерегают на каждом шагу, но мы упорно должны пробираться к сокровищам, что бы найти заветный сундук с золотом. Из мечтаний меня вырвал Вовкин голос:
- А зачем нам это сачок?
- Как зачем? – удивился я. – Будет у нас сачок для ловли снов.
- Ага, - сказал Вовка. – А потом нас сожгут, за то, что мы сны собираем.
Я представил себе эту картину. Наловили мы полный сачок снов и стоим мы с Вовкой в нашем дворе с полными карманами снов. Дети плачут, болеют, а их родители собирают во дворе, за домом большой костёр, что бы сжечь нас с Вовкой. Наши родители тоже плачут и просят нас вернуть всем сны и выбросить сачок, а я думаю: «Как же теперь все сны вернуть? Ведь часть я уже поменял на солдатиков». А тут ещё бабка с дедом стоят и говорят: «Предупреждала я вас не ходить к Глашке. Вот теперь сожгут вас на костре, а кто огород нам будет копать, когда мы с дедом совсем старые станем?». А дед смотрит на наш сачок и говорит: «Прям как у меня, для рыбы».
- Эй! Ты чё молчишь? – Вовка ткнул меня в бок.
- Я это, - вернулся я опять в реальность. – Давай хоть посмотрим на него тогда. Чё, зря мы пришли, что ли сюда?
С такими планами мы направились в следующую комнату. В комнате стояла старая кровать без матраса, шкаф без одной ножки, завалившийся на бок и старые тряпки вместо занавесок. Сачка и тут не было.
- Пошли домой, - предложил Вовка.
- Пошли, - согласился я, сожалея о том, что сачок мы так и не нашли.
Но как только мы собрались выходить из комнаты, послышался звук открываемой двери и чьи-то шаги по дому.
- Кто это? – зашептал Вовка. – Глашка вернулась?
- Вряд ли. Глашка в райцентр пошла, ты сам видел.
Но на всякий случай мы решили перестраховаться и спрятаться.
- Лезем под кровать, - предложил я.
Мы с Вовкой залезли под кровать и только тут поняли, насколько это была идиотская затея. Под кровать-то мы залезли, но видно нас от этого стало не меньше. Кровать-то была без матраса, и мы через пружинную сетку любовались облезлым потолком. Оставалось надеяться, что сюда никто не зайдёт, потому что перепрятываться было уже поздно. Мы лежали с закрытыми на всякий случай глазами и не дышали. 
Скрипели половые доски в подтверждение того, что по дому кто-то ходит. Ходит и молчит. Мы тоже молчали. 
Через несколько минут послышалась какая-то возня. Гремели посудой и шаркали ногами по полу. На полу уже было невыносимо жестко лежать. Затекли все конечности, но мы с Вовкой боялись пошевелиться. Лишь изредка открывали глаза, что бы убедиться, что нас ещё не собираются поймать в сачок. Ещё через пару минут в комнату забежала кошка. Она нас заметила и стала осторожно приближаться к нам.
- Вовка, - ткнул я брата в бок локтём. – Кошка.
- Какая кошка? Чёрная? – спросил шепотом Вовка.
- Почему чёрная? Серая, как мышь.
- Она нас щас сдаст Глашке, - затрясся Вовка.
- Она же кошка. Как она нас сдаст?
Но дальше развить свою мысль я не успел. Послышались приближающиеся шаги и скрип гнилых половиц.
Шаги приближались, и мы с Вовкой уже пожалели о том, что полезли в этот дом. Я от досады даже расстроился. Пошли за сачком, а попадём сами в этот сачок.
Кошка уже подошла совсем близко и остановилась на расстоянии вытянутой руки. Скорее всего, моё расстройство решило отыграться хотя бы на кошке. Я непроизвольно резко вытянул руку и попал кошке прямо по морде. Кошка с диким визгом подпрыгнула и метнулась прочь из комнаты. По дороге она видимо столкнулась с хозяином шагов. Судя по звукам, это была Глашка. Она тоже начала шипеть и вдобавок мычать на кошку.
«Ну все» - подумал я. «Теперь ещё и за кошку придётся отвечать».
Я уже было собрался с победным кличем выскочить из-под кровати и бросится в атаку. Попадать в сачок, так уж с музыкой, как говорится. Может хоть Вовку получится спасти. Пока я буду отбиваться от сачка, Вовка сможет убежать и позвать кого-нибудь на помощь. А там уж, может и меня успеют спасти. А если нет…
Этими геройскими мыслями я уж было собрался поделиться с Вовкой, но тут что-то произошло. Точнее кто-то вмешался в ход событий и можно сказать вовремя.

- Глашка! Мать твою! Где эти дебилы? Сачок их задери!– орала бабка с улицы, приближаясь к дому.
Никогда я ещё не был так рад появлению бабки. Даже её грозные высказывания были больше похожи на добрую сказку со счастливым концом.
- Я тебя спрашиваю. Где эти мародеры? – перешла с крика на более спокойную речь бабка. Судя по звукам, она была уже в доме.
- За сачком они пошли, - это уже дед на подмогу подоспел. – Я ломоть хлеба хотел отрезать, а тут письмо. Я им устрою сачок. Будут до конца лета в этом сачке сидеть.
Глашка, видимо, пыталась что-то сказать, но в виду невозможности говорить получалось только «Му».
- Что ты как корова мычишь? Дети где?
Глашка опять что-то промычала в ответ.
- Ну тебя! Му-му! Как говна в рот набрала. Сама погляжу, - бабка видимо перешла к решительным действиям.
- Да перестань ты мычать! Я поняла тебя, что детей ты не видела. Но поверь мне, они тут. Они как клопы матрасные. Вроде их не видно, но они есть.
Бабка затопала по дому в поисках нас.
- Эй! А ну выползайте! Я вам сейчас сачки раздавать буду. Бесплатно.
Вовка было уже дёрнулся, но я его придержал. В данной ситуации мне показалось, что приоритеты поменялись. Вроде как Глашка уже и не такая плохая, а вот бабки с дедом опасаться стоит. Тон её речи не оправдывал моих надежд на спасение. Ещё непонятно было, где нам безопаснее. Тут, под кроватью или дома с бабкой и дедом. Сачков у них точно нет, разве что у деда. Но дед никогда не отдаст свой сачок. Лучше уж отлежаться тут, а потом скажем, что на речке были, а записку так, для смеха написали. Пошутили.
- Дед. Иди на чердак посмотри, - бабка руководила поисками. – С них станется. Затаились где-то и сидят как жуки навозные, смердят.
Дед потопал наверх, а бабка, судя по шагам, приближалась к нашему убежищу. Мы увидели, как она вошла в комнату. Я так понимаю, что нас она тоже увидела. По крайней мере, она посмотрела на кровать, под которой мы лежали.
- Ну вот ей богу, не знаю что с ними делать, - бабка то ли к Глашке обращалась, то ли сама к себе. – Вроде и жалко убогих, а вроде и хрен с ними. Дед! Пошли отсюда!
- Вон. Под кроватью валяются два мешка пыльных, - бабка показала на нас пальцем, обращаясь к Глашке. – Мы с дедом уже устали из них пыль выбивать. Тебе, наверное, оставим на перевоспитание. Поспят на полу, да поедят объедки. Может уму-разуму научатся. Мы через недельку заберём их.
Глашка замычала. По её интонации я понял, что она не согласна. Мы с Вовкой ещё больше были не согласны с решением бабки.
Мы быстро выползли из-под кровати и стали просить бабку не оставлять нас есть объедки. И на полу спать неудобно, мы уже проверили…

- Зачем вам сачок-то понадобился? – бабка отчитывала нас с Вовкой, наливая Глашке банку молока.
- Мы сны хотели ловить, - рассказал наш план Вовка.
- С хера ли это? – не поняла бабка.
- Ну, ты сама рассказывала, что Глашка это та девочка, которая болела, а родители в сачок сны собирали, чтобы вылечить. Потом…
- Потом суп с котом, - перебила нас бабка. – Глашка хоть и больная, но вы явно фору ей дадите. Если докторам вас показать, то ещё неясно кого больным признают. Мне так кажется, что Глашку отпустят, а вас оставят в палате. Для принудительного лечения током.
Бабка передала банку молока Глашке:
- Ты уж не обижайся, что я накричала, там, в доме. Сама понимаешь, нервы ни к чёрту с этими голодранцами. Придумала им сдуру историю про дом, чтобы не лазили туда, а они видишь что? Сачок удумали искать.
Глашка улыбнулась, что-то промычала в ответ и пошла к себе.
- Баб, - дёрнул Вовка бабку. - Ты говорила, что Глашка припизднутая. Это как?
- Это бабка у вас припизднутая, раз додумалась такие истории вам рассказывать, а ты выкинь это слово из головы.
- А ты сачок обещала, - не отставал Вовка.
- Не переживай. Помню я про сачок. Вечером будет вам полный сачок. По полной программе. Будет тебе белка, будет и свисток.
- Здорово, - обрадовался Вовка.
- Я бы не стал так радоваться, - засомневался я.
Слышал я уже ранее эту бабкину присказку про белку и свисток, но ни разу их не получал. Скорее это был сигнал, что ничего хорошего вечером не будет. 
Предчувствия меня не обманули. Ничего страшного не произошло, но и хорошего тоже мало было. Бабка с дедом запретили нам два дня выходить из дома. И попали мы в очередное заточение.

(С) Андрей Асковд

Как мы с Вовкой Глава 23. Представление начинается

  • 05.12.15, 11:08
Сначала выступали жонглёры. Они кидались шарами и палками и даже ни разу не уронили их. 
- Я тоже так могу, – заверил я Вовку.
- Брешешь.
- А вот и нет. Домой приедем, я тебе покажу.
Затем ещё были разные номера, но я ждал фокусника и клоунов. Ну ещё мне были интересны животные, но их пока что-то не было видно. Выходила дама с собачками, но это было не так интересно. Вот если бы тигры…
Наконец-то на сцену вышел дяденька-ведущий и объявил, что специально из города Стамбула к нам приехал факир и маг Ибн какой-то там. Он продемонстрировал несколько фокусов с платками и шариками, но это было всё не то. Ничего сверхъестественного пока не происходило.
- Смертельный номер! – наконец-то объявил он. – Распиливание человека пополам!
Вот. «Что-то уже интереснее», подумал я и заёрзал на скамейке.
- Мне понадобиться доброволец из зала, – объявил фокусник и посмотрел по сторонам.
В зале воцарилась тишина. Не знаю, что на меня подействовало. Может быть неловкость за то, что добровольцев нет, и фокус не случится. А может что-то ещё. Я тогда это не понял.
- Я доброволец! – крикнул я с места.
Пока соображала Лизавета Петровна, я уже был на сцене. Я ловко перепрыгнул через бортик и предстал перед изумлённой публикой. Так же я успел заметить, что Вовка с Лизаветой Петровной тоже уже успели изумиться. Подруга бабки всячески пыталась показать мне знаками, что бы я возвращался на место. Даже кулаком грозила, а Вовка просто от удивления и неожиданности сидел с открытым ртом. 
Как мне показалось, факир не ожидал такого поворота событий. Он тоже стоял изумлённый и с открытым ртом, как будто хотел, что-то сказать, но слова забыл.
-Э-э-э-э-э, – наконец-то он тихо выдавил из себя, наклонившись ко мне поближе. – Мальчик. Ты не смог бы пройти на своё место.
- Девушка! Вот вы, – он обратился к девушке в третьем ряду. – Не хотите ли вы быть добровольцем.
- С удовольствием, – согласилась девушка и стала собираться в добровольцы.
Меня такой поворот событий возмутил. Как же так? Когда искали добровольца, все сидели, как в рот воды набрали. А когда нашелся герой, так сразу кому-то захотелось тоже.
- Так не пойдёт! – заявил я.
- Что не пойдёт? – удивился факир.
- Я первый вызвался.
- Чей это ребёнок? – фокусник обратился к залу.
- Это не мой, – встала Лизавета Петровна. – Просто они со мной.
Фокусник предложил забрать меня, и Лизавета Петровна попыталась вылезти на арену цирка, потому что добровольно покидать её, я не собирался. В её возрасте это было не просто. Она пыталась перелезть через бортик, неуклюже путаясь в своей юбке. Наконец-то у неё почти получилось, и она кульком упала на арену.
Народ видимо принял это за часть представления и дружно засмеялся. Лизавета Петровна смущённо встала, выругалась и отряхнулась.
- Идём на место, – это она попыталась забрать меня.
- Я никуда не пойду, пока меня не распилят! – заявил я погромче, что бы всем была понятна серьёзность моих намерений.
К этому моменту на сцену уже спустилась девушка доброволец и тоже присоединилась к акции выпроваживания меня с арены.
- Мальчик. Ты сейчас иди на место, а когда выйдут клоуны, они обязательно тебя вызовут сюда.
Слова девушки не вызывали во мне доверия. Я так понял, что ей просто очень хочется быть распиленной и она сейчас врёт не краснея про клоунов.
- Вот сами к клоунам и вызывайтесь, – отрезал я. – А я буду сейчас в фокусе участвовать. Я всё таки первый вышел.
Публика одобрительно загудела и зааплодировала мне. Я поклонился благодарным зрителям и посмотрел на факира. Он пожал плечами и посмотрел на Лизавету Петровну. Лизавета Петровна посмотрела на меня зло буравля взглядом.
- Или мы сейчас идём на место, или совсем уходим от сюда, – выдвинула она свой ультиматум.
Мне честно говоря, было уже всё равно. Я стоял на арене цирка, под светом софитов и взглядами восторженной публики, которая ждала, когда же меня уже распилят. Посему я принял единственное правильное решение.
- Пилите, – обратился я к факиру и облокотился на волшебный ящик.
Народ опять зааплодировал и засвистел. Это мне придало ещё больше сил и уверенности.
- Надо что-то делать, – тихо обратилась девушка к фокуснику. – Не силой же его уводить.
- Что я сделаю? – возмущался чародей из Стамбула. – Не буду же я его в ящик класть и распиливать. Там же женские ноги будут с другой стороны.
- Ну придумай что ни будь.
Тут фокусник видимо что-то придумал. Потому что он объявил.
- Внимание! Достопочтейнейшая публика! Впервые на арене цирка распиливание ребёнка.
Моя всё-таки взяла, подумал я и приготовился.
- Только я хочу тебя предупредить, что номер опасный и нет гарантий, что я потом смогу соединить обе твоих половинки в единое целое.
- А как вы тётеньку собирались соединять? – задал я логичный вопрос фокуснику.
- А у меня муж на скорой помощи работает, – вмешалась в диалог девушка. – Если меня не смогут соединить, то он приедет и заберёт меня в больницу. Там меня и соединят.
- Так зовите своего мужа, – нашелся я. – Пусть едет. Вдруг меня надо будет везти в больницу.
Перспектива прокатиться на скорой помощи меня ещё больше воодушевила. На милицейской я уже катался, а вот на скорой помощи ещё нет. 
- Какой несносный ребёнок, – опять возмутился фокусник.
- Да пилите уже. Всё равно он от вас не отстанет, – махнула рукой на меня Лизавета Петровна и пошла на своё место.
Зрители загудели и одобрительно захлопали в ладоши. Им-то казалось всё это наигранным представлением. 
В тот момент, когда Лизавета Петровна махнула на меня рукой, а фокусник достал огромную пилу, я немного струхнул. А вдруг и правда потом не соберёт? Да и как это можно человека распилить на две части, а потом собрать обратно. Я имел слабое представление о хирургии, но догадывался, что пилить человека пополам, это очень нецелесообразно и небезопасно. Я уже готов был отказаться от этой затеи, но перед Вовкой, да и перед остальными зрителями было стыдно. Видите ли, вызвался, а теперь в кусты. Нужен был какой-то спасительный план, но в голову ничего не лезло. 
Но в этот самый момент, когда фокусник уже открыл ящик и приготовился меня укладывать туда для распиливания, на арену выскочили клоуны.
- Меня распилят!
- Нет меня!
Они наперебой спорили и пытались залезть в ящик, падая и отпихивая друг друга от него.
Народ ржал, а я стоял и ждал, чем же всё это закончится. Тут клоуны обратили внимание на меня.
- А вот он, это мальчик. Это его должны распиливать.
- Мальчик, ты уступишь нам очередь. Нам очень нужно распилиться. 
- У нас и льготный абонемент есть на распиливание.
- Без очереди, – один из клоунов показал мне какую то бумажку.
- А мы тебе леденцов на палочке дадим.
- И сахарной ваты, – добавил я.
- И ваты. Ну может быть не сахарной, но дадим какая имеется.
Клоуны убежали за кулисы, а фокусник обратился ко мне.
- Так ты что? Струсил?
- Я? Нет. Просто предложение очень выгодное. С леденцов больше толку, чем с вашего распиливания. Пилите тётю, раз у неё муж на скорой работает.
Клоуны выбежали обратно на арену. Один нёс в руке три петушка на палочке, а другой пачку ваты и пачку сахара.
- Вот тебе леденцы, а вату сам сделаешь с сахаром.
- По вкусу, – добавил второй.
Я решил, что ситуация в принципе подходящая для капитуляции. Взял подарки и отправился на своё место.
- Засцал? – обратился ко мне Вовка.
- С чего это вдруг? Просто предложение хорошее. А тебе хрен, а не леденцы, раз не веришь мне.
- Могу ватой угостить, – засмеялся я, протягивая Вовке пачку ваты.
- Сам жри, – обиделся Вовка.
- Ещё один выкрутас и отправляемся сразу домой. Сдам вас бабке, пусть сама с вами разбирается, – вмешалась Лизавета Петровна. 
Тут представление продолжилось. Фокусник благополучно распилил девушку и показав две отдельные части, собрал её обратно.
Жуть какая, подумал я. Вот бы сейчас мои ноги отдельно от меня дрыгались бы там. Хорошо, что всё так хорошо получилось.
Чуть позже на арене появились те клоуны. Они шутили и дурачились. Бросали в людей пенопластовые кирпичи и занимались прочей ерундой.
- А вон тот мальчик, – один из клоунов показал на меня.
- Иди к нам. Нам требуется твоя помощь.
Я привстал со скамейки, и собрался было уже пойти, но тут вмешалась Лизавета Петровна.
- Идите в жопу! Пока вам действительно не понадобилась помощь! Я тут окочурюсь с вами раньше времени, – негодовала, вроде бы, культурная старушка.
Клоуны немного опешили, а публика пришла в восторг. А я так понял, что не стоит идти на помощь клоунам. По взгляду Лизаветы Петровной я понял, что если я пойду, то помощь потребуется всем. И скорее всего, медицинская. 
Мы тихонько досидели до конца представления, и когда всё закончилось, отправились домой. Лизавета Петровна шла молча, не проронив ни слова. 
- Ну как сходили? – бабка поинтересовалась у своей подруги, как только мы вошли в квартиру.
- Зря я тебя не послушалась. Это не дети, а какое то недоразумение. Особенно вот этот, – она указала на меня.
- Сначала причиндалы чуть мужчине не отбил. Затем выскочил на арену, что бы его распилили. А затем ещё раз засобирался туда же. К клоунам.
- А я тебе говорила. Не надо идти. Ну ничего. В цирке не получилось распилить, так в деревню приедем, я деда попрошу. Он тебя с удовольствием распилит. А я ещё за ноги буду держать, что бы не сбежал. Клоуны хреновы. Идите в залу, посидите. Сейчас поедем.
Мы пошли в комнату и уселись на диван.
- А ты говорил, что жонглировать как в цирке умеешь. Или тоже брехал? – подначивал меня Вовка.
- Ничего и не брехал. Я бы показал, просто нечем.
- Вот. Возьми три яблока, – Вовка показал на вазу с фруктами.
Жонглировать я конечно не умел, но отказываться тоже было неловко.
- Ну мы не дома. Как то не удобно, – попытался я отвязаться.
- Засцал? – стал заводить меня Вовка.
- А вот и нет.
Я подошел к вазе и взял три яблока.
\- Смотри и учись.
Я подбросил вверх одно яблоко, затем второе. Первое я поймал, а второе не получилось. Мало того. По инерции, когда я пытался поймать второе яблоко, третье я запустил в неизвестное направление. Неизвестным направлением оказался сервант. Раздался звон бьющейся посуды. Яблоко угодило как раз в хрусталь.
- Вашу же мать! – раздался голос бабки из кухни. – Ну ни не минуту оставить одних нельзя.
Бабка с подругой влетели в комнату. Вовка сидел на диване, а я стоял с яблоком посредине комнаты. Второе валялось на полу, а третье в серванте. Между битых фужеров.
- Ну что скажешь? - обратилась бабка к Лизавете Петровной. – Тоже ерунда и цена им три копейки? 
- Ты зачем это сделал? – не понимала Лизавета Петровна.
- Я жонглировал, – объяснил я.
- Неудачно, – добавил Вовка.
- Ну погодите! – вмешалась бабка. – Вот приедем домой, я вам устрою цирк. При чём тоже неудачный. Собирайтесь!
Лизавета Петровна проводила нас до двери и попрощавшись добавила.
- Ну всё равно они же дети. Что с них взять?
-Действительно нечего, – согласилась бабка. – Даже анализы и то некудышные.

 

Домой мы добрались без происшествий. Бабка за дорогу устала и не стала нам показывать цирковое представление. Дед тоже был занят, но завтра обещал обязательно распилить меня. Без наркоза.
(С) Андрей Асковд

Как мы с Вовкой Глава 22. Цирк

  • 04.12.15, 17:28

Город нас встретил солнечными, тёплыми распростёртыми объятиями. Казалось бы, он не ожидал никакого подвоха в нашем появлении. На автобусной станции суетились люди. Кто-то приезжал, кто-то уезжал. Вселенский круговорот чемоданов и сумок в масштабе одного автовокзала. Бабка взяла нас за руки, что бы нас не затоптали и повела на следующую автобусную остановку.
- Информация специально для детей с больным воображением, - обратилась к нам бабка. - Если вы опять счастья пытать собираетесь, то лучше сразу скажите. Я тогда вас лучше тут, в камере хранения, как чемоданы оставлю, а потом по квитанции заберу.
Мы пообещали, что счастья с нас хватит. Тем более у меня начал болеть живот, на что я и пожаловался бабке.
- Это тебя от счастья пучит. А ты как хотел?
Честно говоря, именно так, я не хотел. Возможно, мне попался несчастливый билет, с которого меня и начало крутить. Подъехал автобус и мы сели. Я иногда поглядывал на кондуктора со “счастливыми” билетами, но на меня накатывала только тошнота и никакого предчувствия счастья не было. На всякий случай, я вопросительно посмотрел на бабку, когда ей вручили билеты. 
- Даже и не надейся. Дуракам в лотерею не везёт. А с вас на сегодня уж хватит, - я отвернулся и уставился в окно. Опять не мой день.
По плану пребывания, как нам огласила бабка, у нас на повестке дня стояло - посетить несколько магазинов и бабкину городскую родственницу. Про цирк и зоопарк ничего сказано не было. Я решил выждать момент и сам предложить.
В продуктовом магазине, бабка нас поставила в очередь за колбасой, а сама отправилась занимать другую очередь. 
- Мальчик, - обратилась ко мне какая-то тётенька. - Ты последний?
- Если бы, - это уже подоспела бабка. - Последний, вот этот, мелкий. А если их родители ещё настругают, то мы с дедом окажемся первыми в очереди на тот свет.
Бабка оставила с собой Вовку, а меня отправила стоять в очереди во-о-о-о-о-н за той курицей в идиотской желтой шляпе. Я шел по магазину с мыслями, как бы бабке осторожно намекнуть на цирк. В крайнем случае, про зоопарк. C такими раздумьями я дошел до женщины в желтой шляпе и, сказав “тут бабушка занимала за вами” влез в очередь.
Публика возмутилась, особенно позади стоящие. 
- Совсем совести нет. Ребёнка отправляют стоять. Постыдилась бы бабка твоя. 
Мне, честно говоря, тоже не особо нравилось это занятие.
- Вот-вот. Поддакнул я. Лучше бы в цирк сводила. Ну или в зоопарк, - искал я поддержку у покупателей. Мне так показалось, что атмосфера была благоприятной для дискуссии. Щас бабка подойдёт, а они ей сами скажут - сводите ребёнка в цирк. А я добавлю - в крайнем случае, в зоопарк.
Народ тихонько гудел как улей, обсуждаю бабку. Я уже считал, что цирк, в крайнем случае, зоопарк, у нас с Вовкой практически в кармане. Считал, пока не подошла бабка.
- А чё это ты тут делаешь? - удивилась бабка. - Мы тебя по всему магазину ищем, а он тут, в винно-водочном пристроился. Прям весь в деда. Как в город вместе поедешь, не успеешь оглянуться, а он уже чекушки по карманам тырит. Ты-то чего тут забыл? Будущий почётный гость детской комнаты милиции.
Народ притих. Видимо, они что-то поняли и это “поняли” явно было не в мою пользу.
- Так ты сказала - за курицей в идиотской желтой шляпе, - и я указал на тётеньку впереди меня.
Народ захихикал, а тётенька покраснела и надула ноздри.
- Всё правильно. Глаза разуй. Во-о-о-о-он где курица в желтой шляпе стоит, - бабка указала в сторону другой очереди. - А это, жаба в соломенной панамке. Чувствуешь разницу? Домой приедем, дед тебе соломой голову набьёт, почувствуешь.
Народ стал заходиться приступом смеха. Женщина повернулась и видимо что-то хотела сказать бабке. 
- На рожу свою посмотри. Жаба и есть, - опередила её бабка. - Пошли от сюда. А то такими же бородавками покроешься.
- Дяденька, - решил я использовать свой шанс. Мне показалось, что он больше всех был чуть ранее на моей стороне. - Скажите про цирк. 
Я, было, попытался направить народ в сторону правильных рассуждений про цирк, ну или хотя бы про зоопарк. Но народу кажется, уже было не до этого.
- Парень, - смеясь, обратился ко мне дяденька. - Я такого цирка давно не видел. Бабка у вас за словом в карман не лезет. Мировая старуха.
Мы ушли в другую очередь, где я, молча, разочаровывался в людской непостоянности своего мнения. Ещё несколько минут назад, до прихода бабки, они в один голос утверждали, что детей надо водить в цирк (ну или в зоопарк), а не таскать по таким очередям. А с приходом бабки. Куда девалась решительность в их действиях? Всё-таки взрослые часто меняют своё мнение, подумал я и решил действовать сам. Но как? Этого я ещё не придумал.
Отходив по магазинам, бабка нагрузилась как товарный поезд. За плечами рюкзак, а в руках по сумке, для противовеса. 
- Щас до Лизаветы Петровной сходим. Там и передохнём, а потом уж домой двинемся, - пояснила нам бабка.
Мне показалось, что цирк накрывается медным тазом, а вместе с ним и хотя бы зоопарк. Такой поворот событий меня не устраивал. В терзаниях “как бы бабку развести на цирк”, мы добрели до дома Лизаветы Петровны.
Дверь нам открыла старушенция приятной наружности. Классический божий одуванчик. Расцеловала нас с Вовкой и дала по конфете, затем уселась с бабкой пить чай и трещать о своём, о старческом. Я решил идти ва-банк.
- А может с нами баба Лиза сходит в цирк, ну или в зоопарк? Раз ты уже устала, - выдвинул я предположение.
- Я согласен, - поддакнул Вовка.
- Какой такой цирк? - поперхнулась бабка печением.
- Или зоопарк, - добавил Вовка.
- У нас цирк с дедом каждый день в доме, пока вы гостите. Тарапунька и Штепсель с аншлагом, каждый день снова на арене. Если бы я билеты продавала на ваши представления, то уже обогатилась бы. 
- Я чё-то никого не видел, - удивился Вовка.
- В гостиной трельяж стоит. Поди, в зеркало посмотрись. И братца своего захвати. Там и увидите главных клоунов деревни, - засмеялась бабка, обратившись к подруге. - Иш чё ещё удумали. Цирк им подавай. Да с вами нужно бригаду скорой помощи с собой брать и пожарников. Без несчастного случая не обойдётся никак.
Вовка сбегал в гостиную и вернулся совсем расстроенный.
- Нет там ни Тарапуньки, ни Штепселя. Зачем ты меня обманываешь?
- Пойдите лучше во двор поиграйте. Только к детям не подходите, а то они вашей глупостью заразятся. Потом ни одна поликлиника вылечить не сможет. Нет тут ни цирка, ни зоопарка, - отрезала бабка.
- Дык давеча приехал шатёр на площадь, - перебила бабку Лизавета Петровна. - И звери там вроде выступают и клоуны. Давай ты действительно отдохни, а я схожу. Мои-то меня внуками не часто балуют. Редко приезжают. Так я с твоими порадуюсь.
- Не советую я тебе браться за эту затею Петровна. Никакой радости, поверь моему опыту, - попыталась остановить бабка подругу. - Вот ей богу чего нибудь учудят. Мне за цирк жалко. Да и подруг у меня не вагон уж остался.
- Да не переживай ты. Сильно ты всё преувеличиваешь, - вступалась за нас Лизавета Петровна, памятник ей при жизни и медаль “за отвагу” - Ну сходят дети в цирк. Что страшного? Да и я прогуляюсь. А то всё дома одна сижу.
- Смотри. Я тебя предупредила. Я за ущерб цирку платить не буду, - заключила бабка.
Нашему ликованию не было предела. Мы с Вовкой вопили от счастья и носились по квартире. На одном из наших кругов, Вовка зацепил скатерть на комоде и смахнул с него всё содержимое.
- Началось. А это вы ещё из дома не вышли. Петровна. Может бросишь эту затею? - бабка обратилась к подруге.
- Ну, всяко бывает. Дети же, - оправдывала нас Петровна. - Ну разбился один слоник. Ну что страшного. Цена ему три копейки. 
- Валидолу с собой возьми, - сделала последнее предупреждение бабка.
Через несколько минут мы счастливые шли с Лизаветой Петровной по улице, в сторону площади. Улыбка на моём лице сияла ярче солнца. Ещё бы. Я всё-таки добился своего. Мы сходим в цирк и увидим клоунов и зверей. 
- Нам два детских и один взрослый, - засунула голову в окошко кассы Лизавета Петровна.
- На первый ряд, - дергал я её за юбку. - На первый ряд.
- На первый ряд, - добавила она и улыбнулась нам.

 

Мы заняли свои почётные места. Вовка рядом со мной, далее Лизавета Петровна. Сидели мы как самые важные гости на первом ряду, практически по центру. Лучших мест я и пожелать не мог. 
Народ постепенно заполнял лавки, а мы сидели и игрались мячиками на резинке. Забавные такие игрушки. Можно привязать резинку к пальцу и кидать мячик вперёд. Долетев до максимального расстояния, натянув резинку, он резко возвращается назад и тут надо его поймать. Мне всегда было интересно узнать, что у него внутри. Снаружи обмотан фольгой, перетянут нитками, а внутри что-то плотное. Но мне всегда жалко было его разбирать. А со временем он как-то сам собой терялся, и я уже о нём не вспоминал. Тем более в цирке я был всего третий раз, а значит и мячиков у меня было вместе с этим всего три. 
С этими мыслями я запускал вперёд мячик и ловил его. В очередной раз, я видимо чуть сильнее его кинул и обратно он понёсся с большим, чем обычно ускорением. Инстинкт самосохранения сообразил, что я его не поймаю и он влетит, в лучшем случае, просто в лоб. Я уклонился и сзади раздалось - “Бля! Ссссссуууу...” и далее шипящие звуки. Я так понял, что мячик, миновав меня, закончил своё движение на ком-то. Я обернулся, чтобы как хороший ребёнок извиниться. 
Сзади меня, чуть выше, на лавочке, сидел дядя с красным леденцом в виде петушка в одной руке, с таким же красным лицом, а второй рукой он держал место, за которое порой грозился нас дед подвесить.
- Извините, - попросил я прощения у дяденьки. - Я не специально.
- В следующий раз поосторожнее, - прошипел дядя.
- Папа, тебе больно? - интересовалась девочка с таким же леденцом как у дяденьки, видимо своего папы.
- Всё нормально, - успокаивал её папа. Хотя по его виду казалось, что всё как раз наоборот. Он зачем-то встал и несколько раз подпрыгнул.
- Извините ради бога, - вмешалась Лизавета Петровна. - Это я не досмотрела.
Дяденька показал жестами, что не обижается и продолжал подпрыгивать. Петровна же, забрала у нас с Вовкой мячики, сказав, что дома вернёт. И как-то с подозрением во взгляде покосилась на нас.
Наконец-то заиграла музыка, вышел ведущий в костюме и объявил, -”Уважаемая публика. Мальчики и девочки. Папы и мамы. Бабушки и дедушки. Представление начинается!” Мы с Вовкой зааплодировали и затопали ногами до кучи.

(С) Андрей Асковд

Как мы с Вовкой Глава 22. В город

  • 03.12.15, 19:18

Утро следующего дня, да и весь день, обещал быть насыщенным. Бабка собиралась в город и решила взять нас с собой. 
- Я, вас полуумных, на целый день, на одного деда не рискну оставлять. Не дай бог чего случится. Или кошака ему в туалет закинете опять, или в милицию сдадите. C вас станется. Вас двое, а дед у меня один и мне он пока ещё пригодится.
Нас с Вовкой это вполне устраивало. Съездить в город, это всё же лучше, чем в деревне сидеть. Да и в цирк нас бабка, наверное, сводит или в зоопарк. Предположил я и поделился мыслями с Вовкой.
- А разве там есть цирк? Или зоопарк, - засомневался Вовка.
- Конечно есть, - заверил я его. - В каждом городе должен быть для детей цирк и зоопарк. 
- Ну, тогда хорошо, - обрадовался Вовка и мы легли спать.

 

- Вставайте, - разбудила нас бабка. - Автобус ждать не будет. Даже инвалидов.
- Баб. А разве ты инвалид? - поинтересовался Вовка.
- В нашем доме только два инвалида и слава богу, это не я с дедом.
Я давно уже привык к мысли, что мы с Вовкой убогие, но исключительно на летний период. То ли, на нас так свежий воздух влияет, то ли, место пребывания. Так что, объявление бабки про инвалидов, я логично принял на свой счёт.
Мы позавтракали, собрались и пошли. До автобуса нужно было идти 3 км., в райцентр. Бабка, несмотря на то, что была бабкой, перемещалась очень быстро. Нам с Вовкой приходилось порой даже нагонять её. 
- Я вас ждать не буду. Нехуя по сторонам пялиться. Шевелите спичками, - торопила нас бабка. - Кто последний сядет в автобус, тот на ужин будет коровьи лепёшки есть.
- Правда? - спросил Вовка.
- Кривда, - ответила бабка.
Мне так показалось, что она не врёт. Коровьи лепёшки я не любил, Вовка видимо тоже. Поэтому мы поднажали. Тем более, вдалеке уже показалась окраина райцентра. Всю дорогу, мы как спортсмены в спортивной ходьбе, на дальнюю дистанцию, придерживали одинаковый темп, никто не вырывался вперёд и не отставал. Хотя нет. Теперь отставала бабка, но это её не беспокоило почему-то. 
Когда показалась автобусная остановка с автобусом, мы с Вовкой рванули. Как и полагается, победил опыт и возраст. Я-то, по более бегал, чем Вовка, да и постарше был. Я влетел в автобус с победным кличем 
- Я не ем коровьи лепёшки!
Сидящие пассажиры немного удивились. Затем влетел Вовка. 
- Всё равно не я коровьи лепёшки буду есть! - заявил он.
Дремавшая публика теперь немного повеселела. Через некоторое время в автобус влезла бабка.
- Бабуль. Придётся тебе есть коровьи лепёшки! Ты последняя, - победно ликовал Вовка.
Проснувшиеся пассажиры ожили.
- Ну, вот и разобрались, кто будет есть коровьи лепёшки, - смеялся какой-то дяденька с заднего ряда.
- Не обращайте внимания на калек, - прояснила ситуацию пассажирам бабка. - Вон садитесь на места для инвалидов. Как раз для вас придержали.
Мы сели, бабка присела рядом с нами.
- Значит так. Всю дорогу едем молча. Не посцать, не посрать, что бы я не слышала. 
Через несколько минут автобус наполнился и мы поехали. По салону прошла тётенька кондуктор с мотком билетов. Бабка взяла два.
- Убогие едут по одному билету на двоих, - пояснила нам бабка, - Бумажная промышленность экономит на таких.
Некоторое время мы проехали в тишине. Миновали райцентр, я из окошка помахал доброй тётеньке из сельпо. Балалайка так, кстати, и валяется на шкафе. Сразу после возвращения из милиции, я решил её убрать подальше от деда, а потом как-то и совсем забыл про неё. Затем долгое время тянулись поля. Их сменили густые заросли деревьев. Унылый пейзаж наводил на меня тоску. Потом мы выехали на трассу.
- Бабуль, - нарушил я тишину. - А у нас счастливый билетик?
- Хренас два, я так думаю, - ответила бабка. Пока вы тут, счастливых билетов не может быть.
- Ну посмотри, - просил я бабку.
- Мозгов хочешь нагадать себе? Так если сразу нет, то ни в какую лотерею не выиграешь уже, - улыбнулась она, но достала билеты.
- Я же говорила, нет. Не судьба тебе умным быть. Но не сцы, мы как вернёмся, я деда попрошу, что бы он тебе соломы в голову напихал, что бы уж совсем там пусто не было.
Соломы я не хотел, мне хотелось счастливого билетика. 
На трассе пейзаж был не многим веселее. Одни деревья, поля и деревни вдоль дороги. Нет справедливости в этой жизни, думал я. Ни разу в жизни мне не попадался счастливый билет. Вроде я чувствую, что он где-то близко, но какая-то рука судьбы отрывает его от мотка и отдаёт в другие руки. А этим другим рукам, он вообще не нужен. Они даже не обращают внимания, на то, что он счастливый. Просто выбрасывают его и всё. В этот момент я понял, что счастье очень близко от меня. Нужно всего-то руку протянуть и взять его.
Напротив нас сидела и дремала тётенька кондуктор. На её сумке висел моток билетов. Уж там-то точно есть счастливый, и не один, подумал я. Всего-то надо протянуть руку и оторвать. 
Через некоторое время задремала и бабка. Я толкнул начавшего дремать Вовку.
- Что? - проснулся он.
- Тихо, - шепнул я ему, - мне нужна твоя помощь. Ты смотри за бабкой, а я тихонько оторву счастливый билет, - я показал на дремавшую напротив тётеньку с мотком билетов.
- Тогда и мне тоже оторви, - попросил Вовка.
Я наклонился осторожно вперёд и взялся пальцами за край мотка с билетами. Осторожно потянул на себя. Если взять один, то вряд ли счастливый попадётся, подумал я и решил отмотать побольше. Тётенька зашевелилась во сне, как будто чувствуя, что от неё отматывают счастье, но не проснулась.
Мне показалось, что я отмотал достаточно.
- А зачем так много? - удивился Вовка.
- А ты считать умеешь? - задал я встречный вопрос.
- Нет.
- Ну вот. Как мы посчитаем, какой билет счастливый. 
- Ну, бабку попросим, - выдвинул предложение Вовка.
- Ага. Именно её. А потом будем эти счастливые билеты есть до конца жизни, на завтрак, с чаем.
- Точно, - согласился Вовка. - Я и не подумал.
- А тебе и не надо думать. Бери половину и ешь, - я протянул Вовке половину оторванных билетов.
Тут автобус подъехал к остановке. Кондуктор открыл глаза, бабка тоже. У меня и у Вовки во рту были “счастливые” билеты, которые мы упорно пытались пережевать и проглотить. Люди зашли, сели не места, и кондукторша отправилась к ним.
- А чё это у вас во рту? Чё это вы едите? - обратила внимания на нас бабка.
- Счастливые билеты, - похвастался Вовка.
- Дурак ты, - дополнил я, понимая, что сейчас мы огребём.
- А ну-ка, признавайся, ошибка природы, - обратилась она ко мне, - Где билеты взял?
И тут я даже врать и придумывать ничего не стал. Не то, что бы во мне сознательность проснулась, просто я ничего не смог придумать правдоподобного. 
- У тёти взял.
- Как взял? Зачем? - допрашивала меня бабка.
- Ну, она спала, а мне счастливый билет хотелось найти и съесть. Так как считать мы не умеем ещё, я на всякий случай взял побольше и поделился с Вовкой. Вот, - объяснил я ей свою схему.
- Ишь ты, какой продуманный. На всякий случай он побольше взял, - кажется, недовольна была бабка. - Я вот вас на всякий случай высажу тут. Пойдёте счастья искать в лесу. Как найдёте, вернетесь, поделитесь.
Тут вернулась тётя кондуктор.
- Я больше не могу, - пожаловался Вовка и вытащил остатки билетов изо рта.
Тётя кондуктор явно признала принадлежащие ей остатки билетов и вопросительно посмотрела на бабку.
- А хули ты хотела? Проебала своё счастье. Пацаны сожрали всё. Нехуй спать на работе, - заступилась за нас бабка.
Этот её поступок меня, конечно, заставил зауважать бабку. Я-то думал, что сейчас опять начнётся. Идиоты, бездари и неблагодарные нахлебники. Ну и на своём языке еще, что нибудь добавила бы наверняка. А тут...
- Как же так? - крутила глазами тётя. - А вы куда смотрели?
- Я дремала, - ответила бабка.
- Так надо смотреть же за детьми, - попыталась наехать тётя кондуктор.
- А хули мне смотреть, я не на параде, что бы смотреть. А ты, ежели дрыхнешь на работе, то нехуй жаловаться потом.
В общем, бабка нас отстояла. С кондуктором вопрос решили. Водитель обещал подтвердить, что билеты, в количестве 34 штук, были испорченны и уничтожены. В детали и подробности вдаваться не стали.
- Нехуёво вы пообедали то, - сказала нам бабка, когда мы выходили из автобуса. - Прям, как в ресторан сходили, раздери вас дрыщ.
А мы что? Я-то надеялся, что мне всё-таки попался счастливый билет. Ведь я с упорством пережевывал и глотал. Вот только Вовке вряд ли счастья обломилось. Но впереди нас ждал ещё целый день в городе.

(С) Андрей Асковд