Флеш, который моб. БджЫлка.

  • 21.03.17, 07:00
Вот такая вот Пчелка... ;) ))

Как дети финансовую систему по полочкам разложили

  • 19.03.17, 10:44
   Задала учительница по обществознанию детишкам бизнес-планы подготовить.
Ну а что – тема предпринимательство, пусть покреативят на тему внутришкольного бизнеса. Школа-то модель Мира, всей мировой экономики. И пятиклассники взялись за домашку как никогда ретиво. И вот урок, презентации.
Не по возрасту громоздкая отличница подробнейше разложила, как она комбинат питания устроит. Юркий рыжий мальчишка обрисовал фантастические перспективы преображения школьной транспортной системы: тут и лифты, и эскалаторы, и рикши. Смурной опрятный паренек, вовсе не похожий на шального айтишника, сделал классный доклад о системе автоматизации, контроля доступа, учета и контроля на базе школьной компьютерной сети. Бойкая веселушка рассказала о производстве обуви для всех учителей, школьников и даже для продажи на экспорт.
И вот, выходит к доске худенькая скромная девочка с открытым лицом и добрыми глазами.
Все вы, говорит она одноклассникам, начинали свои бизнес-планы со слов «возьму кредит в банке». Так вот, я открываю банк.
По рядам прокатился сдержанный гул восхищения и зависти: и как сами не дотумкали?
Условия у меня такие, продолжает девочка, каждый может взять любую сумму под 20% годовых.
Как любую? И миллион можно, вскинул голову дремавший на задней парте до анекдотичности типичный Вовочка, хулиган и второгодник.
Хоть миллиард. Хоть сто миллиардов. Но учтите – в конце года эти деньги нужно будет отдать с процентами. Кто не отдаст забираю имуществом.
Чо, весь бизнес отберешь? возмутилась, алея щеками, толстая отличница.
Нет, конечно! Только недостающую часть заберу, не более.
Нормальные условия. Даже отличные, взвешенно отчеканил айтишник, подняв глаза от калькулятора, я согласен.
За ним все закивали голосами такой добрый и щедрый банк всем понравился.
Ну вот, продолжила тихая «банкирша», в начале года я выдам гору денег. Но, сколько бы я ни выдала, 100% денег покрывают 100% школьного бизнеса. А в конце года я потребую вернуть 120% выданных денег. Гору и плюс еще пятую часть горы. А у вас на руках только гора, 20%, которые я потребую сверху, не существует в природе. Значит, по результатам года я заберу 20% школы.
За год кто-то сумеет собрать 120% денег, а кто-то и 400%. Но это значит, что у другого не будеи и половины необходимого для возврата долга. Но это не важно. Важно, что в любом случае, как только вы согласились взять кредит, вы отдали мне 20% школы.
Следующий год еще 20%. И так далее. Ну а к десятому классу я буду единственной владелицей школы. Сегодня вы мечтаете о благополучии, бизнесе, успехе, развитии. А к десятому классу вы станете моими рабами и я буду решать, кому жить, а кому умереть с голоду.
Класс затих. Учительница растерянно хлопала кривовато подведенными глазками. У кого-то в сумке невероятно громко вибрировал мобильник.
Нафиг такой банк, первым ожил второгодник Вовочка, без банка обойдемся.
Точно! зажглась надеждой веселушка от обувного бизнеса, без банков и денег обойдемся, бартером будем наши товары и услуги менять друг на друга.
И как ты расплатишься за мороженое, искренне удивилась «банкирша», каблук от сапога отломишь и отдашь? А с работниками чем расплачиваться будешь? Кедами? Так им некогда работать станет – будут днями искать того пекаря, которому кеды нужны, чтоб булочку с повидлом купить. Вон, спроси у Дашки, «банкирша» кивнула на отличницу общественного питания, согласна она кедами оплату принимать.
А мы будем друг другу расписки писать! нашелся айтишник.
Хорошая идея, согласно кивнула «банкирша», и через три дня у каждого будет вот-такенная стопа записочек: «Я отдал Коле стул», «Вася меня на эскалаторе прокатил», «Взял у Ани кроссовки»… И что? Как потом со всем этим разобраться?
Класс снова затих. Бледная учительница нервно крутила браслетку на запястье, с рассеянно поглядывая то на понурый класс, то на спокойную и милую докладчицу с добрыми глазами.
Это, вдруг поднялся Вовочка, грохнув стулом, Иванова, а точно школа тебе будет принадлежать?
Конечно, пожала плечами девочка. Это же элементарно.
Тогда это… Вовочка сопел, теребил ногтем характерные мозоли на костяшках кулачищи и пытался подобрать слова, Иванова, возьми меня на работу. Если кто свое отдавать за долги не будет – я помогу. Ага? А мне много не надо. Ты мне компьютерный класс отдай (айтишник дернулся, но промолчал), я там игровую зону сделаю.
Хорошо, тут же согласилась «банкирша», будешь силовым ведомством.
Не, промычал Вовочка, давай переименуем… Пусть буду «Спецназ»!
«Банкирша» еще раз кивнула и обратилась к совсем не веселой веселушке:
Анечка, ну зачем тебе заниматься обувным бизнесом, который ты все равно потеряешь? Ты же хочешь получить, а не потерять, правильно? Так вот, я отдам тебе 10% школы.
А мне что делать? осторожно спросила Аня, чувствуя очередной подвох.
Видишь ли, мне не очень хочется работать. Поэтому работать за меня будешь ты. Вся эта возня учитывать деньги, выдавать… Вдруг среди года кто-то захочет еще кредит взять? Вот я тебе и отдам деньги под 20% годовых. А ты будешь их раздавать под 22%. Твоя доля – 10% от моей, все честно.
А можно я буду не под 22% выдавать, а под… Под сколько хочу? повеселела веселушка.
Конечно. Но не думай, что школа твоей станет. Вот, будешь ты отдавать деньги под 33%, и через три года школа будет вроде бы твоей. Однако, ты-то взяла у меня деньги под 20%, которых, как ты помнишь, не существует в природе. И школа все равно будет моей через пять лет. И я отдам тебе твои 10%, а не ты их получишь сама. Понимаешь? Я хозяйка.
Нафиг такую хозяйку, булькнула сквозь полные щечки отличница и тут же получила мощную затрещину от Вовочки.
МарьПална, повернулась «банкирша» к мирно зеленеющей в полусознательном состоянии училке, и вы не расстраивайтесь. Я дам вам большую зарплату. Вы только учите всех, что так и должно быть, что по другому не бывает. Рассказывайте детям, что если много и хорошо работать, можно достичь успеха, стать богатым. Понимаете, чем больше они работают, тем быстрее буду богатеть я. И чем лучше вы будете пудрить мозги ученикам, тем больше я вам буду платить. Ясно?
В глазах учительницы блеснула искра сознания и надежды, она часто и мелко закивала, преданно глядя на пятиклассницу.
Грянул спасительный звонок.
(с)

Я останусь один.

  • 18.03.17, 09:12
Я останусь один.
Слишком плох я, чтоб встретиться с лучшими.
Как и слишком хорош, чтоб с плохими – 
по мне, лучше сплин.
Слишком быстрый, для медленных,
Быстрым  – излишне я вдумчивый
И, поэтому, лучше, пожалуй, 
Останусь один. 

Мне легко.
Просыпаясь не красться на цыпочках. 
Засыпая, храпеть, уходя – гасить свет.
Ты хорошая. Верю. Конечно же, милочка.
Просто я не такой. Вот и весь однозначный ответ.

А стакан
Что с водой обещают все в старости –
Ни к чему мне, коль рядом стакан вискаря.
Это план.
Улетать, разбиваясь от радости.
Это цель. Никому должным быть ни рубля.

Я останусь один.
Пожалею? Возможно. Но скоро ли?
Сколько можно успеть оседлать непокорных вершин.
Кучу нового, старого, глупого, умного – поняли!?
Решено. И я, все же, останусь один.    
(с) Северянин

Флеш, который моб. Za*ra*za

  • 17.03.17, 09:40
  Заразка... я не встречал еще человека, у которого ник и внутреннее содержание были бы настолько разными. Za*ra*za, она как маленький, веселый вихрь на сайте... Кружиться, веселится и попутно втягивает в этот хоровод окружающих... Я испытываю к ней самые искренние, теплые дружеские чувства.) 



  Заразко, ты самая-самая... ;) )

Флеш, который моб. RomahaN

  • 15.03.17, 09:07
Ромахан - бессменный катализатор всех бурно протекающих реакций на этом сайте! 

Пора?

  • 15.03.17, 06:00
- Смерть?
- Агасики.
- Ты за мной?
- Да вроде, здесь и нет никого больше.
- Что ж… ты должна была прийти рано или поздно.
- Должна, должна… Никому я ничего не должна! Вставай давай, пора нам.
Мужчина с трудом поднялся, оглянулся по сторонам на больничную палату, койку, свое измученное тело. Вздохнул и подошел к высокой фигуре в длинном черном балахоне. Смерть, опираясь на косу, пристально смотрела на него, сверкая огненными глазами с белого голого черепа.
- Вот всегда хотел тебе вопрос задать? Ты косу эту с собой просто как символ носишь? Или голову мне ею будешь… того… сносить? – мужчина провел ребром ладони по шее.
Смерть удивленно подняла надбровные дуги – ее мимика была удивительно живой для мертвого черепа.
- Нет, для красоты! Ты что, пословицу не слышал – «Коса – девичья краса!»
У мужчины расширились глаза.
- Ну… не хотелось бы, конечно, тебя разочаровывать. Но…
- Что «но»?
- Как бы, не о том пословица. Не о той косе…
- Да? Уверен?
Он кивнул.
- Вот, блин! – Смерть досадливо стукнула длинной рукоятью об пол. - А я старалась, точила. Еще и отсрочку два года дала тому кузнецу, который мне эту косу впарил. «Возьми, - мол, - красавица, не пожалеешь».
Помолчали.
- Я тебя, уже два года жду, - сказал мужчина.
- Что, правда?
- Да, мне врач тогда сказал, что я больше месяца не протяну, а я живу все, живу… И тебя все нет, и нет.
- Ну задержалась немножко. А что? Девушка должна сломя голову в домашних тапочках на встречу бежать? Мне как с тобой свидание назначили, так я сразу решила себя в порядок привести. Душ принять, зубы почистить, череп наполировать. Мантию вот, все выбрать не могла. Одна была, черненькая такая, парчовая, так она меня полнит.
Мужчина недоверчиво покосился на скрытый балахоном скелет собеседницы.
- А другая – тоже черненькая, полиэстер сто процентов. Ну куда такое надевать? А если вспотею?
Взгляд мужчины стал еще более недоверчивым и озадаченным.
- Шелковая хороша, но недостаточно черненькая. Хлопок – без капюшона. На свою любимую (в прошлом веке на распродаже отхватила) пятно посадила. Забирала как-то одного художника, а он пьяный был и краской белой мне на мантию – ляп! Вот эту надела. Как тебе?
- Хо…рошо, - тихо и неуверенно вымолвил мужчина, не переставая удивляться.
- Атлас. Красивая, мягонькая. Не полнит же? Нет?
- Не…нет…
- Ну вот. Потом маникюр, педикюр…
Он тщетно попытался рассмотреть на костяшках ее рук и ног ногти.
- Потом аксессуары.
- Коса?
- Пояс! – Смерть продемонстрировала грубую веревку, свободно висевшую в петлях в районе талии. – Эксклюзив – с висельника одного. Собиралась, и время как-то незаметно пролетело. Да, не обижайся ты. Подумаешь, всего-то на два года опоздала.
- Я и не обижаюсь… Ты что, для меня старалась?
- Нет, конечно. Для себя. Я же сама себя уважать перестану, если начну к вам, смертным, как попало являться.
- И за два года у тебя разве других… эмм… клиентов не было?
- Почему, были. Полно. Мрете вы, как мухи.
«Логика. Где?» - думал он, все больше и больше запутываясь.
- Так к ним ты в чем попало приходила? В тапочках? Или тоже опаздывала?
- Тебе лишь бы ворчать! Они срочные были. Там хочешь не хочешь, косу в руки – и бегом забирать. Иначе влетит от начальства по черепушке.
- А я не срочный? – мужчина разволновался.
- А ты в руках Болезни. Как она с тобой закончит, так и мне можно приходить. А твоя Болезнь – та еще стерва. Крутит, вертит, то зажмет, то отпустит. Не люблю таких.
Смерть огляделась.
- Кстати, а где эта холера?
Мужчина сам принялся с интересом осматриваться.
- Так не холера же, - возразил он.
- Не важно, язва бородавчатая.
- Да нет!..
- Не суть! Обзываю, как хочу!
Сквозь стену в палату вынырнула бледная тощая девица с впалыми чахоточными щеками в истрепанном платье, глаза были жуткими, с огромными черными кругами вокруг, а наведенные губы выделялись болезненно-красным пятном.
- Забирааааешь? – зашипела она. Ее длинные седые волосы развивалась, словно под водой.
- Ну, а что? – ответила Смерть. - Сколько можно. Ты его и так два года уже изводишь, курва сифилисная.
- На себя посссмотриии, безнооосссая. Я еще не все сдееелалааа, - противно шипела девица, протягивая к мужчине костлявые руки с длинными ногтями.
Мужчина поморщился и отступил от нее, ближе к Смерти – та казалась ему более симпатичной.
- Сделала, не сделала. Мне то что? Мое дело маленькое.
- Разззве у тебя уже получееено разрешееениеее?
- А когда я без разрешения приходила? – хмыкнула Смерть и со строгой серьезностью бросила мужчине: - Идем!
Они шагнули прямо в окно, и тут же окно и палата исчезли, а вместо этого открылся длинный темный туннель с округлыми мягкими стенами, словно сшитыми из плотного черного бархата.
- Постоооой! – послышалось у него за спиной. – Подождииии! Ты ещееее недостааааточно страдаааал! Моооой!
Синюшная рука вынырнула из темноты и схватила его за запястье. Мужчина испуганно дернулся – болезнь изводила его уже два года невыносимыми болями, тошнотой, слабостью, головокружением… Не жил, а мучился. Смерть резко обернулась, отточенным движением взмахнула косой, отсекая конечность навязчивой Болезни.
- Не для красоты, значит… - уважительно сказал он, потирая запястье и глядя на сверкающий серп косы.
- Нет, - ответила Смерть. – Шутила я.
- И про долгие сборы шутила?
- Естественно. Да, троллила я тебя.
Он ухмыльнулся и вздохнул.
- Так значит… пора?
В ответ Смерть тихо хихикнула, с ловкостью джедая крутанув косу, сделала в ткани туннеля надрез, сквозь который засочился слабый свет.
Она обернулась к мужчине.
- Ты как очнешься, не делай резких движений. Там Михалыч дежурит, хоть и алкаш последний, а забирать еще рано. Смотри, чтобы сердце не схватило.
- Где? Кто?.. О чем ты вообще? – опешил он.
- В морге.
- Так… я же в палате… - смерть ведь с больничной койки его забрала всего пару минут назад.
- Нет. Умер ты, - пояснила она. Озорная улыбка смотрелась на голом черепе достаточно зловеще. – И в морг тебя отправили. Так что поспеши, пока не закопали.
- Но… минута всего…
- Тут время по-другому течет.
- Так… Ты меня отпускаешь, получается?..
- Получается. Не настало еще твое время. Живи пока.
- А Болезнь?
- Отцепится. Ты ведь умер.
- Но почему тогда?
- Уж больно Болезнь эту твою терпеть не могу. Ей лишь бы живого помучить. Злобная тварь. А ты иди-иди. Живи, радуйся.
Мужчина оторопело полез в разрез. Он видел лежащие на столах тела, и хотя все они были прикрыты простынями, а надписей на бирках отсюда не разглядеть, свое узнал сразу. Уже ступив в помещение морга, он обернулся.
- Не думал, что ты… такая…
- Какая такая?
- Ну… человечная, что ли…
- Иди уже! И смотри мне Михалыча раньше времени не пришли. А то окочурится еще, а я не накрашенная!..

© Владислав Скрипач
 

Инсайт. (Первый раз такое читаю ))))

  • 14.03.17, 21:21
*Инсайт — многозначный термин из области зоопсихологии, психологии, психоанализа и психиатрии, описывающий сложное интеллектуальное явление, суть которого состоит в неожиданном, отчасти интуитивном прорыве к пониманию поставленной проблемы и «внезапном» нахождении её решения.

Мужики, а вы замечали, что ваша баба, после прогулки с лучшей подругой или вовсе со всем своим курятником-серпентарием, начинает трахать вам мозги чуточку (а может и не чуточку) больше чем обычно?

Я вот не так давно (ну, лучше поздно, чем никогда, правда?) стала замечать, что претензии к своему мужику у меня обостряются тогда, когда я возвращаюсь домой с очередного сабантуя с бывшими одноклассницами. С лучшей подругой такого еще не бывало, у нас с ней всегда есть о чем поговорить, но когда я сталкиваюсь с этими леди, больше говорить не о чем, как только о хуях. И вот послушав очередной рассказ Алёночки о том, как они с мужем съездили в Тайланд, от Мариночки, о том, как ей парень дарит каждый месяц по 101 розе, а от Зиночки, что они с Сержем наконец-то посетили самого дорогого фотографа Киева для того, чтоб сделать дорогую лав-стори-фотосессию, у меня начинает знатно подгорать жопа.

Возникает вопрос: чем я хуже Алёночки, Мариночки и Зиночки вместе взятых? Где мои острова, букеты и фотосессии? Что у меня за отношения такие? Что происходит по возвращению домой? "Ты меня не любишь! Почему ты не делаешь этого?! Разве я не достойна?"

И вот однажды, вернувшись домой, мой мужик уже по моему взгляду понял, что дальше будет. Он задал одни вопрос "Ты встречалась с подругами?", услышав утвердительный кивок, он молча ушел курить на балкон. Вернувшись, он сел напротив меня, посмотрел мне в глаза, горестно вздохнул и выдал:

- Ну, начинай.

И вот в этот момент я достигла инсайта. Я смотрела на него, на моего мужика. Мы сидела в квартире, на которую он откладывал деньги с нашей первой годовщины отношений. Сидели за столом, который выбирала я и он его купил, хоть ему и понравился совсем другой. Мы сидели на кухне, в которой он сам делала ремонт, хотя прежде никогда этим не занимался и вышло, скажу я вам, очень даже прилично, словно мастера старались. И он сидел передо мной и ждал очередной порции пиздюлины от меня, от дуры, которую он выбрал. Каждый день, он возвращался с работы ко мне. Не к любовнице, не к товарищам в кабак, а ко мне. Потому что его выбор - быть со мной. И когда он хотел купить новый ноут, он все равно потратил деньги, чтоб свозить меня на море, пускай не в Тайланд, а в Одессу, но все же.

В тот момент я прозрела просто. Ведь я не по расчету с ним, а по любви. Ведь он не сын состоятельного бизнесмена, как муж Алёнки, которому купили квартиру, машину и бизнес. Он возит ее в Тайланд по три раза в год, просто потому, что может. Он не такой транжира, как парень Мариночки, и вместо того, чтоб покупать мне 101 розу, он приносит мне домой еду, дает деньги на новые туфли, в то время, как та же Марина туфли еще со школьного выпуска носит и живет с мамой. И конечно же, он не думает о фотосессиях, пока у нас в зале не закончен ремонт и не докуплен шкаф и диван.

Мой мужик обеспечил нас жильем, ремонтом в этом жилье, едой. В квартире тепло, и у меня зимой жопа не мерзнет, потому что вместо Тайланда он взял и балкон утеплил. Вопрос: чем я вечно, идиотка, не довольна?

Поэтому, вот мне напутствие девушкам. Вместо того, чтоб смотреть на то, чего ваш мужик для вас не сделал, лучше сядьте и подумайте, что он делает для вас каждый день? Потому что сравнивать с подругами - это, конечно, тонкая бабская натура и с этим ничего не поделаешь. Но тем не менее, рано или поздно, вы поймете, что кто-то покупает розы, пока девушка ходит в столетних пальто и куртках со школьных лет, кто-то ездит на фотосессии, пока в квартире Армагедон и даже тараканы убежали от безысходности. А кто-то делает ремонт, приносит мясо в дом и жопу вашу одеялком укрывает.

© InoriVoice13

Мушка... (18+) рыбакам посвящается.

  • 13.03.17, 17:52
 

- Он когда из армии пришел, сразу устроился в лесхоз водителем. На лесовоз его не взяли, работа сам понимаешь не простая, хоть и денежная, туда не всякого брали, а взяли его на пятьдесятвторой газик вывозить опилки с под бункера на шпалорезке. Ну а куда ещё у нас можно было устроиться? Не пойдёт же он с правами в кармане работать рамщиком на ленточную пилу или разнорабочим? Вот так он потом считай двадцать лет и отработал. На одной и той же машине.

В ту пору в деревне сам знаешь, как было. Ни телефонов, ни интернетов, одна программа по телевизору и два раза кино в клубе. А девок, в деревне совсем мало, мужикам хоть какая-то работа в лесхозе или на сплаве, а женщинам совсем негде работать было. Наши девки, они как школу кончали, сразу в Абакан уезжали в педагогическое или медицинское училище поступать и назад уже почти никто не возвращался. Так что если парень не бойкий, так и до сорока лет мог проходить холостым-неженатым. Часто такое у нас было, сколько их спилось на моей памяти. 
Вроде смотришь, пацан молодой, а как только начнёт поддавать, так считай молодость и пролетела незаметно. Нет у мужика без жены тормозов никаких. Забичуется, зарастёт грязью, ещё и сорока нет, а уже понесли на могилки. Тут против этого одно спасение, или охота или рыбалка. Она если захватит, так почище любой наркомании будет, в тайге об бутылке и не думаешь. Вот и Пашка так, только с работы приедет, машину у двора оставляет, борща похлебает или каши пожуёт, хвать спиннинг и быстрей на речку. Очень он это дело любил. Лет за восемь-десять так исходил все окрестные речки и озерца, что знал их получше других таёжников, которые здесь всю жизнь прожили. Лодку конечно купил с мотором Москва, двустволку, мотоцикл, чтобы сподручнее было до реки добираться, все там эти дела мелкие без них в тайге как…? И так почти каждый день.

А вот жениться так и не женился. Не находилось ему подходящей бабы. Нравилась ему конечно одна деваха Варька. Но была она постарше его на два года и работала в бухгалтерии экономистом, вот он и робел к ней подойти. Какая-то она была строгая, в клуб ходила редко, в гулянках не участвовала. Вот тут она тебе зарплату начисляет и сальдо от бульдо отдирает, а ты к ней – давай потанцуем? Нее-ее, тут просто так не подъедешь, такая и послать может куда-подальше…. А года-то идут, а Варька хоть всё хорошеет и хорошеет, но моложе-то не становится. 

Поселились как-то у нас молевщики. Человек пять их было. Сооружали они сначала бан на Амыле, а потом когда работа закончилась, двое из них остались работать у нас на доке. Один из них был Шмигун. Честное слово до сих пор не знаю, или это у него кличка такая была или его так по фамилии звали? Имя вот у него было Толик, но почти никто его так у нас не называл. Ну Шмигун и Шмигун, нам зачем лишнего знать? А он остался потому, что речку и тайгу любил ещё сильнее Пашки, на том они и сдружились быстро. Был он, Шмигун этот, очень шустрый такой и рукастый, за что не возмётся, все у него хорошо получается. Дизель от водокачки два года разобранный стоял, уже хотели на металлолом выкидывать. Так он взялся и за неделю его весь перебрал и запустил. Что ты думаешь, работает до сих пор...! Такому напарнику любой охотник рад. Так и не это только. Был он ещё удачливый, фартовый такой, словно ему боженька с неба рыбные там или ягодные места показывал. Никогда из тайги пустым не приходил. 

Осенью, когда вода спадёт, ходили они вдвоём недалеко от деревни хариуса ловить. Вода уже мелкая, а дно у речки каменистое. Там такое дело, что если блесна по дну тащится, то оборвётся непременно. Там у деревни, они на дне эти блесны десятками валяются, каждый рыбак хоть одну, да оставил. И вот приспособились они ловить на мушек. Ну, ты и сам знаешь, это если на нужный крючок делают мушку из волосков и ниток. Но тут опять не всё просто, нужно знать какая рыба на какую мушку лучше клюет, в какую погоду и в какой воде? Там столько хитрушек, что у каждого рыбака своя мушка, иные всю жизнь этим и занимаются, что стараются угадать и сделать самую лучшую мушку.

Ага, вот забыл тебе сказать. Шмигун-то этот, Толик, как только у нас в деревне остался, сразу к Варьке жить переехал. Когда они успели снюхаться, и как она согласилась с ним жить не расписанной, это только бог ведает. А только недели не прошло, как он уже там и картошку копал и дровяник строил. Ох и злился Пашка на него за это. Он-то столько лет ходил вокруг и около, дышать на неё боялся, а этот за неделю её в кровать затащил и в доме как хозяин расположился.

Но делать-то уже нечего, назад уже не отженишь. Как говорится, все уютные места у неё уже плотно заняты, и в сердце и в голове и в…, и в другом месте тоже. Вот он потихоньку и смирился. Знал, что сам виноват, упустил такую бабу из рук. Везде был со Шмигуном вместе, а в гости заходить отказывался, досадовал, когда Варьку видел. А так-то они были друзьями, не разлей вода.

И вот рыбачили они на перекатах на мушку. Пашка мушек себе делал по картинкам из журнала, сидел над каждой по полдня, а у Шмигуна мушки самодельные из головы, да и делал он их за пять минут. Сядет перед рыбалкой за стол, несколько волосинок из спичечного коробка достанет, катушку чёрных ниток возьмет и через полчаса у него десяток мушек уже готовы. Так не это удивительно, как быстро он их делал. Удивительно было то, что Пашкины мушки, на которых он столько трудов ложил, были не такие уловистые как у Шмигуна. Обидно ему было то, что пока он с одной стороны переката доставал одного хариуса, Шмигун с другого края успевал выдернуть штуки три-четыре. Пробовал он со Шмигуном местами меняться, опять та же история. Понятно конечно, что тут всё дело не в рыбаке и не в месте, а в самой насадке. И что характерно, шли шмигуновские мушки всегда на ровной глубине, никогда не ложились на дно, и на каждые три-четыре потерянных Пашкиных мушки приходилась одна шмигуновская. 

Вот что было совсем непонятно. Спросил как-то Шмигуна:
- Слушай, что у тебя за секрет такой? Рыба прямо сама к тебе в руки плывёт. Колдуешь ты над ними или мёдом намазываешь или свечки под иконами ставишь?
На что тот только посмеялся. 
- Никакого секрета тут нет. Тут только голый расчёт и рассуждение. Я эти волоски сбриваю у Варвары промеж ног, прямо с того самого места где у баб всегда тепло и мокро. Они там у неё там под трусами как раз нужной длины и изгиба. А самые лучшие в самой промежности, они и растут в особой смазке, которая не даёт волосам быстро намокать. Но только это не у каждой бабы так, обязательно нужно чтобы волос был светлый и жёсткий. Тут бабу нужно выбирать долго. А так как рыба за версту чует запах хорошего человека, то сама ко мне и подплывает. Хочешь верь, а хочешь не верь.

Ясное дело, что правды от него не добиться. Разве такой безответственный человек расскажет чего серьёзно? Но тут хоть издумайся и поломай голову, видно издалека, у Пашки каждый вечер на дне рюкзака по двадцать рыбёшек, а у Шмигуна рюкзак почти под завязку. Вот тебе и «хочешь верь»!

Но недолго всё это длилось. Видно задул тёплый ветер, и потянуло Шмигуна как перелётную сойку в теплые края. Собрал он через год вещички в чемодан, и, не попрощавшись ни с Варькой, ни с Пашкой, отбыл на автобусе из деревни в неизвестном направлении. Ну, хохол, что с него взять? Оставил только Пашке с десяток своих мушек, случайно завалявшихся в рюкзаке испачканном налимьими молоками и рыбьей чешуёй. Взял он их в руку, мушек этих, сжал неплотно ладонь, поднёс к лицу и крепко втянул носом воздух. И почудилось ему, что они и вправду пахнут Варькой…. Хотя откуда ему знать, как она по настоящему пахнет? Но волосинки точно были упругими как проволочки и светлыми, блондинистыми.

Уж как он их потом берёг! При зацепах не рвал, а лез в ледяную воду отцеплять, старался рыбачить в безопасных местах, но всё равно, на следующий год к весне они закончились. И как он потом не пытался их повторить, ничего не получалось. Уж он и свои волосы пытался накручивать, и усы с бородой заводил чтобы из них потом мушки делать, нет, ничего не помогает. Ни одна из его мушек даже и близко не сравнилась с теми, которые Шмигун делал из Варькиных волос. А весной, после большой воды ему совсем невмоготу стало. Неделю он каждый вечер бегал на речку и за всё это время только двоих тощих хайрюзат поймал. Может так никогда бы и не осмелился с таким предложением подойти, но тут уж совсем край. 

Для настоящего рыбака это хуже смерти! Как-то выпил немного в воскресенье, плюнул на всё и подошёл к ней когда она из магазина вышла:
- Ты извини Варвара, - говорит, - обращаюсь к тебе с такой необычной просьбой. Оставил мне твой Шмигун с десяток мушек, да сейчас они уже все кончились. Не можешь ли ты настричь у себя на своей женской прелести немножко волос которые подлиннее. А я тебе за это, за каждую мушку которую сделаю по килограмму пойманного хариуса дам. 
Ну Варька-то на него посмотрела как на умалишённого, даже в сторону немного отошла.
- Ты что, нажрался? Иди отсюда дурак пьяный! А то как настригу, собрать не сможешь, - развернулась и ушла. Чего мол с выпившим говорить?

Пожалел конечно он поначалу что подошёл с такой просьбой. Думал, что расскажет кому в деревне и смеяться над ним будут. Но нет, Варька такая баба, что всем бабам баба! От неё в жизни слова лишнего никто не слышал! А действительно, так Пашка помыслил, конечно, выпивший подошёл, какой бабе это приятно?
Неделя наверно прошла, снова он встретил её на улице и подошёл:
- Ты конечно меня Варь извини, выпивший был. Но просьба была не шутейная. Может я её неправильно так сказал, но обижать не думал. Я ж уже почти год как собирался с духом к тебе подойти. Да и если не крайняя нужда разве бы я подошёл к тебе? Много-то мне и не надо, такой вот небольшой пучочек с гвоздь сотку толщиной. Пожалуйста, сильно надо….
На этот раз Варька только усмехнулась тихонько:
- Нет, вы точно ненормальные, что Шмигун был, что ты. Ну вас к чёрту, дураки вы обои.

Но Пашка от своего решил не отступать. Рыбалка она любого терпению научит. Он хоть и тихий, да настырный. Долго-ли коротко ли, может недели две прошло, а может и месяц, а он снова затеял разговор. Взял её на приступ, когда она на лавочке сидела после кина:
- Я понимаю Варвара твоё удивление, если бы мне кто такое предложил, я бы и сам долго чесался. Но ты же понимаешь что для рыбака хорошая снасть? Он ради уловистой блесны за две сотни километров пешком пойдёт, в любую гору залезет, никаких денег не пожалеет....
Варька глаза опустила, думала что-то, одной ногой на другой покачивала. Минуты две наверное, не меньше.
- А знаешь что, - говорит, - пожалуй, я соглашусь. Мне этого добра не жалко. Хоть пучок, хоть два, через неделю опять отрастут. Только у меня одно условие…. 
- Говори, - радостно дышит Пашка, - я тоже заранее на все соглашаюсь!
- Ты меня за это поцелуешь прямо туда….
- Куда? – переспрашивает Пашка.
- Прямо туда, вокруг чего эти волосы растут, - тихо говорит Варька.
- Ты шутишь наверно, а я же серьёзно.
- И я серьёзно, это в деревне шутки шутили когда Шмигун меня бросил, да вот и боюсь что с таким предложением и ты хочешь пошутить надо мной. А так, поцелуешь и хоть всё стриги, вроде гарантии для меня, а одного раза мало будет, так и следующий урожай отдам. Я за этой грядкой хорошо ухаживаю, она урожайная. А шутить мне без интереса. Я знаю, что своё обещание про рыбу ты выполнишь. Так зачем мне единственного нормального мужика в деревне дурить? Это же тебе надо, сам попросил. А на нет, так и суда нет. Если вдруг надумаешь, приходи…. 

Встала со скамейки и пошла домой. Пашка тоже хотел встать, проводить, да от неожиданности ноги ватными стали а рубашка мокрой. Нет конечно он не старовер. Доводилось ему и журналы с голыми бабами смотреть, где всяким они такими делами занимались и карты специальные в армии разглядывать, но чтобы самому такое предложили, это конечно хоть кого подогреет до жара. Вот так ушел он домой и потом ещё неделю ходил помня о том, что она ему сказала. И даже во сне думал об этом. И наконец надумал.

Ну вот положим она шутит? Хотя на неё это не похоже. Вот ставлю тысячу против рубля, что она это серьёзно сказала, с таким грустным лицом не шутят. Положим всё же придёт он к ней домой и скажет что согласен! А когда дело дойдёт до серьёзного, то можно сказать что передумал, развернуться и уйти. Это-то никогда не поздно сделать? Плохо конечно только то, что после этого ему потом никогда ни Варьки ни видать, ни тем более её волос для мушек. Считай о прежних уловах можно забыть навсегда. А вдруг посмеётся...? Да нет, ей же чтобы это всё произошло, всё равно трусы снимать придётся и ноги раздвигать. И тогда он увидит то, чего и не мечтал уже увидеть. 

Сколько раз он фантазировал, как раздевает её, как целует её, а тут она сама всё продемонстрирует в натуральном виде. Да ради такого…! Варька баба чистая и опрятная, волосок в волоску, ноготок к ноготку. От неё всегда приятно пахнет, травами какими-то неведомыми и цветами. Такую можно каждый день по миллиметру облизывать, только язык порадуется. Кожа будто парным молоком облита. Да чего уж там, он уже тогда, на лавочке уже решил что всё равно к ней придёт. А все эти сомнения так…, чтобы совесть свою причесать и обмануть.

Поздно вечером, часов, однако одиннадцать было, он постучал в двери. Сердце билось так громко, что он не слышал как она щёлкнула замком. Дома она выглядела ещё лучше чем накрашенная на улице. Платье ситцевое, как у школьницы, губы помадой не намазюканы и глаза большие. Нет в них насмешки, а только тревожное ожидание и задумчивость. Прошли на маленькую кухонку. Там уже чай горячий на плите стоит. Налила она ему, печеньки домашние пододвинула, сахар предложила. Сидит Пашка, чай пьёт, глаза от стеснения боится поднять, вдруг она сейчас улыбается? Бросит быстрый взор, нет, она тоже сидит чай серебряной ложечкой в фарфровой чашке мешает, о чём-то думает.
- Я это…, это самое…, согласен поцеловать.... Только волосы тогда все заберу..., ладно? – еле выдавил из себя.
- Ладно, только если ты на самом деле не хочешь, то смотри, я не обижусь. А если согласен, то ты не думай, у меня там всё чисто, я час назад вся помылась, я и шампунь специальный покупала и другой гигиены много, - взяла его ладошку своими руками, и сидела легонько мяла её и гладила, нервы успокаивала. А потом поднялась с табуретки и шепнула:
- Пошли.

Встал он и послушно пошёл за ней. За окнами темнота непроглядная, свет она в спальне включать не стала и понял он что ничего ему сегодня разглядывать не придётся. Шепнула она ему на ухо чтобы раздевался он полностью, не в штанах же на постель заваливаться, она вчера простыни новые постелила. И только слышал он как щелкали крючочки от лифчика и легонько шлёпнула резинка на её трусах, скрипнули пружины и она голая и тёплая прижалась к нему боком. Может, что и хотел он спросить своим исчезнувшим голосом, да всё равно не успел. 
Поцеловала она коротенько но сильно его два раза в губы, и надавливая одной рукой на голову а другой на плечо, стала опускать его вниз, а сама одновременно поползла вверх. Так что, когда он пробороздил носом её ложбинку между большими грудями, пуп а потом и волосы внизу живота, и наткнулся губами на что-то влажное и горячее, он понял, что отступать уже поздно. Как-то быстро и неожиданно всё случилось.

А дальше уже и делать ему самому ничего не пришлось. Запустила она горячие, нежные но сильные пальцы в его волосы на затылке и держала, крепко прижимая голову между своих широко раскинутых ног. И только слышал он через каждые десять-пятнадцать секунд где-то вверху:
- Пашка…, язычок..., да, вот так..., Пашенька хороший мой…, где же ты раньше был…, ещё…, ещё…, не останавливайся пожалуйста…, ещё немного…, дурачок мой ласковый…, всё…, - простонала она минут через пять и медленно отпустила его голову. Если о чём он и думал в это время, то совсем не о том, чем сейчас занимается, хотя одна мысль точно ясно свербела, - «Я же бритву дома забыл, ну и как я теперь волосы ей брить буду»?

Где-то, через месяц, собрали они вечер. Чтобы по людски отметить подачу заявления в ЗАГС. Гостей совсем мало было, только лучшие Варькины подруги, да Пашкины двоюродная сестра и мать. Выпили три бутылки вина, поцеловались взасос под крики - горько. Одна повеселевшая подруга спросила:
- И как ты его только захомутала? Он же день и ночь из тайги не вылазит?
- А я его на рыболовную мушку ловила, - сказала Варвара серьёзно, и погладила под столом жениха по коленке.

А вот волосы у неё на том месте, были не жёсткие и не светлые. Где же он эти волосы стриг? Они оказались почти чёрными и мягкими и на хорошую снасть совсем не годились….


© Декамерон

Не ведьма

  • 12.03.17, 22:08
-Ваша наглость переходит все границы! Третье опоздание за месяц!
Он был мерзок, и даже его шикарный костюм не мог этого скрыть. Невысокого роста, толстый, с поросячьими глазками и брызгающий слюной при каждом крике, он орал на нее уже полчаса, переливая из пустого в порожнее. Оле приходилось терпеливо жрать, пока его "красноречие" закончится. Работа была ей нужна.
-Никто, никто! Слышите?! Никто себе такого не позволяет! Извините, но вы сами вынуждаете меня на крайние меры.
-Он хочет тебя трахнуть. -скучающе подал голос Вадим, сидевший на окне прямо за спиной начальника отдела. -Ты ж глянь, как у него глазки-то бегают.
Оля даже не посмотрела на него. Нашелся психолог-самоучка на ее голову.
-Это больше не повторится. -пробубнила она, стараясь предать голосу как можно больше виноватости.
-Не повторится?! Да я слышу это уже третий раз подряд! Нет, голубушка, так дело не пойдет. Нам такие работники не нужны!
-Ну пожалуйста...
-Нет! Вы - уволены!
Вадим спрыгнул с окна и подойдя вплотную, склонился к лицу Виктора Ивановича.
-Оль, у него аж лицо потом идет. По ходу сейчас последует предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Давай я с ним поговорю?
Убедившись, что начальник отдела не видит ее, склонившись над какими-то бумагами, Оля сделала страшное лицо и одними губами сказала несколько фраз, от которых лицо Вадима перекосило будто от лимона.
-Сергей Владимирович, ну пожалуйста, я обещаю, больше такого не повторится.
-Я сказал - все! Вы - уволены. Ваши обещания мне больше не нужны. -сказал начальник отдела, не отрываясь от бумаг.
-Ну пожалуйста, Сергей Владимирович. Мне очень нужна эта работа.
Он поднял на нее взгляд, посмотрел изучающе, потом откинулся на кресло и маслянно улыбнулся.
-Значит, говорите, работа очень нужна?
Он встал, обошел ее стул, встав сзади, и положил руки ей на плечи.
-Вы же понимаете, сколько у меня соискателей на вашу должность. -наверно, он думал что его голос звучит медоточиво, или бархатно, что, естественно, было не так. Пальцы начали массировать плечи Ольги. -Почему же я должен оставить именно вас?
-Я... Я квалифицированный специалист, я уже освоилась в вашем отделе...-Оля как могла старалась не замечать назойливого массажа и искала аргументы. Не хотелось этого признавать, но видимо Вадим был прав.
-Перефразирую вопрос. Вы понимаете, что вам придется очень постараться, чтобы подтвердить свою профпригодность? -он наклонился и теперь его гадский шепот звучал прямо у нее над ухом, заставляя спину покрываться мурашками от омерзения.
-Что вы имеете в виду? - растерянно спросила она.
Его рука легла на ее грудь и властно, по-хозяйски ее сжала.
-Ты все прекрасно поняла, -Оля не видела, но чувствовала довольную ухмылку на его лице. Это стало последней каплей.
-Хорошо. -сказала она в пространство. -Твоя взяла.
-Умница, девочка. -начальник положил руки обратно на ее плечи и легонько потянул вверх. - А теперь вста...
-Разберись уже наконец с ним. -перебивая, резко и порывисто крикнула Оля.
-Не понял... -озадачено протянул начальник, но договорить не успел, так как какая-то неведомая ему сила буквально вздернула его в воздух, оставив висеть в полуметре от земли.
-Господи, ну до чего же ты тварь. -послышалось за спиной и Сергея Владимировича развернуло на 180 градусов. Перед собой он увидел высокого худощавого парня. Вполне обычный, джинсы, черная футболка с надписью "Punks not dead!", короткий ежик волос на голове. Увидишь такого на улице - не обратишь внимания.
Парень держал его за шкирку на вытянутой руке, при этом на его лице не было ни тени напряжения, только лишь бесконечная брезгливость.
-Ты... Кто... - прохрипел начальник - воротник рубашки таки передавил горло.
Скривив губы, парень швырнул его точно в его кресло, которое от полученного импульса откатилось и уперлось в подоконник.
-Сергей Владимирович, позвольте представить. -язвительно усмехнулась Ольга. -Вадим, мой жених. Как вы понимаете, он прекрасно слышал и видел что здесь происходит, и теперь слегка... зол.
-Вы с ума... Вы с ума сошли?! - начальник наконец смог отдышаться и его голос по-тихоньку начал набирать децибеллы. -Вон! Вон из моего кабинета! Вы уволены! Вон! Нет, я сейчас вызову охрану, -он подкатился к столу и потянулся к трубке внутреннего телефона, - и вас вышвырнут...
Одним коротким и слитным движением (если бы Ольга не знала, на что он способен, скорее всего она бы просто ничего не увидела), Вадим не перепрыгнул, а скорее перетек расстояние между ними и стол, вырвал из рук толстяка трубку, и с корнем выдрал ее из аппарата.
-А вот этого не надо. -коротко рыкнул он, и руку его охватило небольшое, но очень яркое и жаркое пламя, которое тут же начало пожирать кусок пластмассы, заставляя ее плавиться и течь на пол. -Лишние зрители нам не нужны.
-Да, Сергей Владимирович, я забыла вам сказать. -вновь подала голос Оля, -Вадим - демон огня, так что вы лучше не злите его.
-Итак. -голос демона звучал хрипло, при каждом слове вырывалось облачко черного дыма, -я все понимаю. Ожирение, подчиненные ненавидят, начальство имеет во все дыры. Женат? -начальник испуганно затряс головой. -Вот, дома по ходу еще и жена пилит как бензопила "Дружба". И не дает уже сколько, полгода, год? Два? Хреново, чувак.
Похоже, Вадим начал заводиться. Ольга видела, как по его коже пошли глубокие трещины, через которые начали вылезать веселые оранжевые язычки огня.
-Хреново. Но. Это не повод вот так лезть под юбку молоденьким девченкам, используя свое положение. Ни к ней, ни к кому-либо еще. Ты меня понял?!
Вадима понесло. Одежда уже сгорела, кожа немалыми лоскутами падала на пол, обнажая его истинную сущность, сущность демона. Из-за спины появилась пара неслабых крыльев из чистого огня, которые своим взмахом разнесли лежащие на столе бумаги по всему кабинету.
-Вадим, ты это... -поерзала на стуле Оля. -Не убей его.
-Я в норме. -отрезал демон и немного присел, беря начальника за грудки. -Какого черта ты вообще до нее докопался? -спросил он, приближая его лицо к своему. Почувствовав, как пламя начинает лизать его щеки, Сергей Владимирович коротко пискнул и попытался отстраниться, впрочем безуспешно. -Подумаешь, три раза опоздала. Специалист-то она хороший. Значит, так. Договоримся. Ты устраиваешь свою личную и интимную сторону жизни не путая ее с карьерной, лады? А я просто сделаю вид, что ничего этого в этом кабинете не происходило. Лады? Но только учти, если я еще раз узнаю о таких вот твоих шалостях - вернусь и сожру по маленьким-маленьким кусочкам, понял?!! -рявкнул Вадим.
Сергей Владимирович принялся трясти головой как китайский болванчик, не в силах вымолвить ни слова. Внезапно он почувствовал, что пламя пропало, а его никто не держит. Он осторожно открыл глаза.
Вадима уже не было. Бумаги лежали на столе, Ольга сидела перед ним на стуле, пытаясь казаться как можно меньше.
-Сергей Владимирович, это больше не повторится. -стараясь сделать голос как можно более виноватым, тихо сказала она. -Я больше не буду опаздывать.
Начальник ошарашенно осмотрел кабинет, после чего посмотрел на телефон. Трубки со шнуром не было. Он перевел взгляд на пол.
На линолиуме, кое-где намертво вплавившись в него, красовалась большая маслянисто-поблескивающая капля. Некоторое время Сергей Владимирович переводил взгляд с расплавившейся пластмассы на Ольгу и обратно, но та сидела понуро склонив голову.
-Дакх...Кхмхм.. -в горле было сухо как в пустыне. -Дкхааа, Оля, я вас понял. Идите и больше не опаздывайте.
Когда она вышла, Сергей Владимирович дрожащей рукой дотянулся до графина и налил себе стакан воды. Вода была горячей.

*********

-Ты не думал пойти на курсы управления гневом?
Оля с Вадимом не торопясь прогуливались по парку, в руках у них было по мороженому. Солнце уже клонилось к закату, вечер обещал быть теплым, но не жарким.
-Да ладно тебе, -отмахнулся Вадим. -По-моему я вполне себя контролирую.
-В человеческом обличии - да, а вот как демон... Вадим. Ты его сегодня чуть не сожрал.
-Ну подумаешь, сожрал бы. -по лицу Вадима пробежала тень. -Одним говнюком было бы меньше.
Некоторое время они шли молча вкушая мороженое.
-Вот чем ты, скажи, думала, беря у демона частичку огня? -не выдержал наконец Вадим. -Оль, я все понимаю, но это же все-таки огонь! Он и должен быть яростным и прожорливым. А теперь мне - на курсы управления гневом.
-Уж извини. -отрывисто бросила девушка. -Что было - то и взяла. Времени не было.
Вадим осекся на полуслове.
-Если ты не помнишь, ты умирал вообще-то. -ее голос звучал глухо. -А у меня было не более сорока минут, чтобы провести ритуал. Ближайшая речка речка в полутора часах езды, копаю я хреново, а до демонов воздуха докричаться сложнее всего. Пришлось идти по пути наименьшего сопротивления.
Снова возникла тишина, которую вновь нарушил Вадим:
-Извини, -он усмехнулся, -вспылил.
-Ничего. -Оля взяла его под руку. -Знаешь, кстати, как страшно было? Я ж когда эта тварюга явилась вообще не была ни разу уверена, что он меня не сожрет, в книге четко было написано, что даже ведьме не хватит сил и могущества удержать демона.
Он остановился, развернул ее лицом к себе и аккуратно поставил на стоящую рядом скамейку, так, чтобы их лица были на одном уровне и осторожно поцеловал.
-Ты - моя самая любимая и храбрая ведьмочка. -сказал он, оторвавшись от ее губ.
Она легонько ткнула его под ребра:
-Я тебе уже говорила, я - не ведьма.
-Да пофиг, -улыбнулся он, -это дела не меняет.
Bludkote©
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
18
предыдущая
следующая