хочу сюда!
 

Татьяна

53 года, телец, познакомится с парнем в возрасте 50-53 лет

Ботька (новорічна казочка) ч.2

Початок тут http://blog.i.ua/user/4959475/1624669/

Свежий ветер радостно приветствовал духа и вернул потерянную в магазине бодрость.
Ботька ловко оседлал его растрепанный хвост, и они помчались над оставшимися внизу шумными улицами. 
Ветер летел по каким-то своим, воздушным делам на север, и, как он признался Ботьке, желательно, подальше от людей. 
Чем-то они сильно не угодили ветру, и предложил Ботьке присоединиться к нему. 
Но дух, как мы знаем, наоборот жаждал человеческого общества. По этому он попросил ветер передать снежным тучам, что их очень ждут в этом городе, и вскоре, пожелав друг другу легких крыльев, они расстались. 
Ботька как раз углядел среди прямоугольных кусочков уличной мозаики замечательный сосновый лес. И это в самой, что ни наесть сердцевине каменного города! Кажется, чудеса начинаются! 
Но какое разочарование его ожидало, когда он приблизился к зеленым игольчатым деревьям. То-то запах показался духу больно странным. Так пахнет клейкая смола, сочащаяся из ран свежесрубленных стволов. Зачем они так?
Небритый мужчина в заношенной дубленке как раз обменивал одну из сосен, корявенькую и худосочную, на несколько разноцветных бумажек. 
Желать ему чудесного дня Ботьке вовсе не хотелось, по этому он немного резковато ( как для доброго духа) спросил: « И не жалко-то хвойных душ - загубленных?»
- Хвойные души? Это елки что ли? А чего их жалеть то! – Удивился сам себе небритый, не заметивший, конечно, маленького духа – И что за мысли лезут в голову? Зачем употребил? Не нужно было с Петровичем в обед празднование начинать, сколько тут до вечера, так нет же…
- Разве, такие сосны радуют людей? - перебил душегубца Ботька. – Не может быть!
- Какие - такие? - Удивился мужчина. - Елки как елки, выбор разве невелик, так это же остатки. Вот с недельку назад какие были!
- Но они же все срубленные! Их же потом выбросят!
- И что же? Их для этого и выращивают специально, чтобы на Новый год продавать.
Чтобы людям – весело было. А без елки то, какой Новый Год! Можно искусственную взять, только толку с нее. Ни запаха тебе, ничего. – Он замолк. А потом, на него что-то нашло. - Да черт с ними, с елками! Мне людей жалко! Вон сколько их - никому не нужных. Попрошайничают, в подвалах ночуют, отбросами питаются. 
И столько горечи было в его не совсем понятных словах, что Ботька невольно отпрянул. 
А небритый все говорил и говорил, и так увлекся, что сразу и не заметил подошедшую покупательницу. А, заметив, сразу забыл о давешних мыслях.
Ботька же еще раз глянул на понурившиеся сосенки и произнес тихое: «Снефффк!» 
Пусть они сегодня будут здоровыми и веселыми, как в лесу. Пусть забудут о быстротечности радостных мгновений и дарят тепло. Пусть дарят тем, кому оно особенно нужно. 
Да, тяжело людям, если даже елочку приходится покупать. Вот у них в Долине хвойных братьев – пруд пруди. Или сад сади – так, наверное, правильнее будет. Какие чудные рощи раскинулись вокруг Синего Дворца. 
В сугробах обитали и пухнастые сосны, и горделивые ели, и миленькие пихточки, и нежные туи, и, даже, несколько кедров-гордецов. 
Днем пригревало солнце, наполняя самые большие на свете шишки своим теплом. 
А ночью заботливый снег бережно укутывал зеленые ветви, чтобы они не перемерзали.
Иногда деревья ссорились и покалывали друг друга острыми иголками. Но обычно их удавалось быстро помирить. 
О том, как они уживаются все вместе, ведал только главный лесник и, по совместительству, садовник господин Кэррот. Будучи на редкость проворным и смышленым снеговиком, он умудрялся содержать лесные угодья в образцовом порядке. Правда, и помощников у него была целая орава – младшие духи не ленились лепить их каждый день. 
И уж поверьте, что господин Кэррот никогда бы не допустил, чтобы хоть одна иголочка упала с ветви его питомцев. Плохо бы пришлось бородатому – сунься он в тот лес.
Но у людей, к сожалению, все не так. 
- Они приносят елочки в жертву чуду! – осенило Ботьку. Но это открытие почему–то совсем не обрадовало его.
Задумавшись, он неспешно полетел вдоль грязноватой, невзрачной улицы. Вскоре его внимание привлекли мальчишки, замершие возле витрины. 
Самый младший, мальчуган лет четырех, заворожено смотрел на крупный синий шар, гипнотически мерцающий за стеклом. Казалось, он забыл обо всем, и нет на свете ничего прекраснее этого шара. 
Двое же других, немного постарше, о чем-то оживленно спорили.
- Да нет его! – Говорил мальчишка в синей буденовке. – Я точно знаю! 
- А вот и есть! – Не соглашался с ним товарищ в куцем пальтишке, шмыгая покрасневшим носом. 
- Нету!
- А я говорю, что есть!
- Если он есть, то почему же никто его никогда не видел? 
- Неправда! Я сам видел – он такой с бородой и сизым носом, в прошлом году принес мне железную дорогу, а Лешке – И он кивнул в сторону младшего – Набор фломастеров, всех цветов!
- И ты в это веришь? – Презрительно фыркнул буденовец. – Это наверняка был твой папа! Или он кого-то попросил. Все купили заранее и просто спрятали где-то. Я вот уже нашел свой подарок в шкафу. А как, по-твоему, Дед Мороз успевает ко всем детям одновременно? И что это за мешок такой, что в него столько подарков вмещается? – Засыпал разоблачитель Деда Мороза вопросами друга. 
- Так это ж не простой мешок. Он – волшебный. - Улыбнулся мальчишка.- Ничего ты не понимаешь просто. И вообще, не веришь – твое дело. А я - верю.
- Молодчина! – Не сдержался Ботька и запрыгал от радости. 
Конечно же, конечно он есть. И Ботьке как никому другому было об этом известно. 
Дед Мороз, Санта Клаус, Святой Николай, и еще много всяких смешных имен – как только не называли Верховного Духа Снежного королевства. Но он не обижается. Облаченный в одежды цвета сверкающего голубого льда, он носит в своем мешке самые заветные детские мечты. Взрослые желания часто не вмещаются туда или пачкают его изрядно.
И никаких оленей нет – он летает на белоснежной сове, очень большой, но доброй и совсем не страшной.
И еще, Ботька знал об этом наверняка, если сильно хотеть и, хотя бы чуть-чуть, верить, Верховный Дух обязательно придет! Или, по крайней мере, передаст подарок, пусть даже через родителей, но разве это что-то меняет?
Двери магазинчика тем временем приоткрылись, и на улицу вышла девушка в коротенькой шубке. Она улыбнулась, и спросила младшего: «Как тебя зовут?»
- Лефка. 
- Держи, Лефка! – Сказала девушка, и протянула мальчику синий шар, тот самый, с витрины.
- Просто так? – догадался он.
- Да! Просто так!
Он прижал синий шарик к себе и засобирался домой.
- Спасибо огромное! – Извинительным тоном произнес его брат. – И с Наступающим!
- И Вас! Не проспите появление Деда Мороза.- Серьезным голосом сказала она.
- Ни за что! – ответил обладатель куцего пальтишка и торжествующе посмотрел на буденовца. 
- Вот бы эти ребята приютили меня! – Подумал дух. 
Но мальчишки так и не заметили его и, весело болтая, ушли.
Девушка тоже вернулась в магазин, Ботька едва успел сказать вдогонку свое «Снефффк», чаруя для нее сегодняшний вечер. Просто так.
Последний день уходящего года неуловимо угасал. А вместе с ним угасали и Ботькины силы. Он рвался на встречу прохожим, но они не слышали его тихого голоска. 
Вот какой-то плотный ( Ботька даже сказал бы - толстый, если бы не боялся кого-то обидеть) мужчина в черном пальто с затертой папочкой в руках пыхтя пробирался сквозь людской круговорот вечерней улицы.
- Чудесный Вечер! – Приветствовал его дух. И, надо же, он услышал! И ворчливо ответил:
«Ничего чудесного в нем не вижу. Все толкутся, а чего, спрашивается? Напридумывали себе праздников. Подумаешь, Новый Год, ничего же не изменится, только утром голова заболит сильнее, чем обычно, и громыхать всю ночь будут – пиротехники недоделанные. Отчеты тяп ляп сделали (это он уже о чем-то, о своем), а мне теперь разгребать за ними. Хоть бы стол нормальный накрыли, а то…»
- Очень трудный случай.- Констатировал Ботька. – Нужно спасать человека.
Он прошептал что-то на ухо толстяку. 
Н знаю, какие именно слова нашел для него дух, но он тут же преобразился. Складки на лбу разгладились, а губы растянулись в добродушной улыбке. 
Идущие навстречу люди тоже заулыбались. 
Да и кто бы удержался при виде толстяка, застывшего посреди улицы с мечтательной улыбкой на лице. Мужчина заметил это и покраснел. 
Все вокруг смеются, и смеются не просто так, а, очевидно, с него! Он терпеть не мог, когда с него смеялись. Потому что боялся, всегда боялся услышать смех за своей спиной. 
Настроение, подаренное Ботькой, мигом улетучилось, и он скорее напялил маску равнодушной разочарованности, которая, так он думал, только и спасает его. 
У Ботьки вообще создавалось впечатление, что люди принимают участие в нелепом соревновании. Чья маска надменнее, равнодушнее, презрительнее и угрюмее. 
Совершенно не новогодний конкурс!
- Что за идиотские размышления! Вот уж не ожидал от себя! И как неудобно вышло. Сгиньте же! – И толстяк отмахнулся от незваных мыслей, задев Ботьку увесистой ручищей. Дух, не ожидавший такой благодарности, упал, во второй раз этот за день, на землю. Вот значит как! В чудеса не то, что не верят – от них отмахиваются! А он всего лишь хотел подарить чуточку хорошего настроения. 
Людской поток не заметил, конечно, маленького духа, распластавшегося на земле.
- Осторожнее! Раздавите же! Ой-ой-ой! - Пищал Ботька, но его никто не слышал. Расстроенный, обиженный и порядком помятый, он с трудом выбрался из сутолоки и примостился под ближайшим деревом. Темные ветви резкими линиями отчертили кусочки чернеющего неба. Белые прожилки на прозрачных крыльях духа исчезли, предательски покинув горемыку. 
Ботька думал, о том, почему ничего не получилось и он не нашел новый дом. 
Может, не там искал? 
Ведь есть же места, где ждут чудес, где ему были бы рады. Это там, где много детей. 
Но разве найдешь их за день в таком большом городе, особенно если ты всего лишь крохотных дух? 
Ему неудержимо захотелось перенестись в холодную, но, оказывается, такую теплую Снежную Долину. 
Ботька устал, так устал. 
А там – спокойно, и чудесно. 
Он пытался бороться со сном, но тщетно - глаза закрылись сами собой.

0

Комментарии