Профиль

Иривика

Иривика

Россия, Астрахань

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

Ничего тут не поделаешь



– Ну как тебе объяснить… – Папа по своей привычке начинал мерить шагами комнату. – Вот если я начну всем рассказывать, что ты никакая не маленькая девочка, а большой зеленый крокодил…

Тут я начинала смеяться, а папа продолжал:
– Вот-вот, на первый раз меня поднимут на смех. На второй задумаются, а на третий начнут к тебе присматриваться и говорить, что да, какая-то ты зеленоватая, и слишком много времени проводишь на болоте, и наверняка ешь других детей.
– Неужели люди такие глупые? – не могла поверить я.
– Люди всякие, – вздыхал папа, – и, к сожалению, довольно часто позволяют себе не думать, а только повторять чужие мысли – пусть и дурацкие.
– И что же делать?
– Ничего тут не поделаешь, – папа разводил руками, – против клеветы и мелочных придирок оружия еще не придумали.
– А если я всем скажу, что никакой я не зеленый крокодил?
– Сама подумай, как выглядит человек, который ходит и бормочет, что никакой он не крокодил?
– Как дурак? – поразмыслив, говорила я.
– Ну да.

(Глория Му «Вернуться по следам)

Достойно, главное достойно



Достойно, главное достойно
любые встретить времена,
когда эпоха то застойна,
то взбаламучена до дна.

Достойно, главное достойно,
чтоб раздаватели щедрот
не довели тебя до стойла
и не заткнули сеном рот.

Страх перед временем — паденье,
на трусость душу не потрать,
но приготовь себя к потере
всего, что страшно потерять.

И если все переломалось,
как невозможно предрешить,
скажи себе такую малость:
«И это надо пережить…»

Евгений Евтушенко
1976

Любимая книга детства


ПРО­ЛОГ 

Их бы­ло де­вят­надцать. Сем­надцать муж­чин и две жен­щи­ны. Они си­дели у кос­тра и с моль­бой и на­деж­дой пог­ля­дыва­ли на сво­его вож­дя Ве­лико­го Во­ина, ко­торый сто­ял, опер­шись на копье, и мол­ча смот­рел в неп­рогляд­ную ть­му.

Ли­цо вож­дя то­нуло в ноч­ном мра­ке. Но вот од­на из жен­щин под­бро­сила в кос­тер сучь­ев, и пла­мя ос­ве­тило его вы­сокий лоб и влас­тные, го­рящие ре­шимостью гла­за. Бро­ви Ве­лико­го Во­ина бы­ли сдви­нуты. Гу­бы плот­но сжа­ты. Кра­сиво рас­ши­тая шку­ра неб­режно бро­шена на од­но пле­чо. Баг­ро­вые от­све­ты пла­мени иг­ра­ли на силь­ных, слов­но то­ченых мус­ку­лах его рук.

Он сто­ял не­под­вижно и смот­рел в од­ну сто­рону. Лишь на миг взгляд его сколь­знул по скло­нен­ным го­ловам и по­ник­шим пле­чам лю­дей.

Де­вят­надцать че­ловек!.. И это все, что ос­та­лось от боль­шо­го силь­но­го пле­мени, ко­торое при­вел сю­да его отец, спа­сая лю­дей от го­лода. А ведь вна­чале эта ре­ка встре­тила их так при­вет­ли­во! Во­да в ней ки­пела от ры­бы, а в приб­режных ле­сах дичь са­ма шла в сил­ки охот­ни­ков. Вско­ре лю­ди ок­репли. Боль­шие брач­ные кос­тры за­горе­лись на те­нис­тых бе­регах. Ве­селые пес­ни заз­ву­чали меж де­ревь­ев.

Но так про­дол­жа­лось не­дол­го. Ка­ра­ющая ру­ка злых ду­хов об­ру­шилась на го­ловы лю­дей. Не­ведо­мые страш­ные бо­лез­ни на­чали вдруг ко­сить ря­ды охот­ни­ков и во­инов. Нап­расно жре­цы ста­рались за­пугать или уми­лос­ти­вить ду­хов. Нап­расно отыс­ки­вали они це­леб­ные ко­реш­ки и тра­вы. Лю­ди все ча­ще и ча­ще уми­рали в страш­ных му­чени­ях. Умер и его отец, пе­редав ему копье Ве­лико­го Во­ина, Но что мог сде­лать мо­лодой вождь?.. Прав­да, ско­ро он за­метил, что боль­ше все­го бо­лели охот­ни­ки, охо­тив­ши­еся на Боль­шой го­ре. Ви­димо, там и бы­ло жи­лище ду­хов. Тог­да он при­казал пос­тро­ить зас­ло­ны на под­хо­дах к их ло­гову и выс­та­вил там уси­лен­ные ка­ра­улы.

Но это не ос­та­нови­ло ду­хов. Не по­мог­ли и кро­вавые жер­твы, и свя­щен­ные та­лис­ма­ны, ко­торые вы­тачи­вали жре­цы из ка­кого-то тя­жело­го чер­но­го кам­ня, при­несен­но­го с Боль­шой го­ры. Ве­ликий Во­ин не ве­рил в эти та­лис­ма­ны. Он ви­дел, что они не спа­сали лю­дей от смер­ти. Не спас­ли они и са­мого Ве­лико­го Жре­ца, Он дав­но уже нас­та­ивал на том, что­бы по­кинуть страш­ную ре­ку. Но жре­цы упорс­тво­вали.

И вот их ос­та­лось де­вят­надцать. Сем­надцать муж­чин и две жен­щи­ны. Ма­лень­кая гор­сточ­ка за­пуган­ных лю­дей. Нуж­но бы­ло спас­ти хо­тя бы их. И Ве­ликий Во­ин ре­шил на­конец уй­ти из этих мест. Се­год­ня ве­чером он при­казал соб­рать­ся всем вмес­те с тем, что­бы ночью, ког­да ду­хи спят, увес­ти ос­татки пле­мени даль­ше на юг, где, по сло­вам ста­рых охот­ни­ков, бы­ла дру­гая боль­шая ре­ка. А сей­час он ждал под­хо­да во­инов, ко­торые ох­ра­няли зас­ло­ны у Боль­шой го­ры. Срок их при­хода уже ис­тек. Лю­ди дав­но уже бро­сали не­тер­пе­ливые взгля­ды на сво­его вож­дя. Ночь про­ходи­ла. Но он все мед­лил. На ка­ра­уле бы­ли его луч­шие друзья. Не­уже­ли и их умер­тви­ли ко­вар­ные ду­хи?..

Ве­ликий Во­ин ре­шил ждать до тех пор, по­ка не про­горят в кос­тре толь­ко что под­бро­шен­ные сучья. Но вдруг ли­цо его дрог­ну­ло. Над Боль­шой го­рой, от­ку­да шли все нес­частья, по­лых­ну­ло зна­комое пе­пель­но-го­лубое за­рево. Хо­лод­ный мер­твен­но-блед­ный по­лус­вет зас­тру­ил­ся над тем­ны­ми зас­тывши­ми вер­ши­нами. Ле­деня­щий ужас мель­кнул в гла­зах лю­дей. Они тес­нее сгру­дились у кос­тра и в от­ча­янии за­ломи­ли ру­ки.

Боль­ше мед­лить бы­ло нель­зя. Ве­ликий Во­ин взмах­нул копь­ем, и сем­надцать че­ловек вста­ли. Двое встать уже не мог­ли. Их под­ня­ли под ру­ки. Но они сно­ва опус­ти­лись на зем­лю. Эти двое от­ка­зыва­лись ид­ти со все­ми. Они ре­шили ос­тать­ся у кос­тра с тем, что­бы, под­держи­вая в нем огонь, об­ма­нуть злых ду­хов и дать уй­ти сво­им соп­ле­мен­ни­кам.

Ве­ликий Во­ин по­дошел к ним и по­ложил ру­ки на их го­ловы. Сем­надцать че­ловек, как по ко­ман­де, опус­ти­лись на ко­лени. Ни зву­ка не про­нес­лось в тем­но­те но­чи. Но вот Ве­ликий Во­ин под­нялся и, не ог­ля­дыва­ясь, за­шагал к ле­су. Все вста­ли и дви­нулись вслед за ним. Че­рез ми­нуту у кос­тра ос­та­лось лишь двое боль­ных.

Кос­тер го­рел всю ночь. А на­ут­ро ве­тер под­нял его пе­пел и при­поро­шил им хо­лод­ные ли­ца умер­ших…


http://online-knigi.com/page/14954



О любви


Без любви в сердце любое достоинство человека превращается в его недостаток. Например, гордость становится гордыней, честь - высокомерием, воспитанность - лицемерием, а смелость и отвага без любви к людям просто опасны для общества.
(М. Задорнов)

Не поможет))


Мама с маленьким сыном собираются в гости. Ребёнок уже готов и терпеливо ждёт, пока мама подкрашивает губы. Всё, последний штрих...
- Сынок, ну как, хорошо я выгляжу? - весело спрашивает она.
Сын долго внимательно смотрит на неё и честно говорит  горькую правду:
- Мама, это не поможет тебе стать девочкой...

А надо...

  • 09.01.17, 19:09


*****
А надо, чтобы в каждом слове – Бог… 
И надо, что бы в каждой мысли – свет. 
Тогда и солнце вовремя взойдёт, 
Тогда и злиться – надобности нет… 

Бывает, очень сложно воспринять 
Чужие недостатки и грехи. 
Но стоит ли кого-то исправлять, 
Когда от Бога сами далеки? 

Не научились верить и прощать, 
И сострадать мы можем не всегда. 
А Бог умеет чудом поощрять 
Людей, в ком не исчезла доброта… 

В ком сохранились детские черты, 
Они в душе… Там искренность живёт. 
И раз не исполняются мечты, 
То Бог ещё от вас чего-то ждёт… 

Возможно, нужно просто сделать шаг… 
Из сердца удалить вагон обид. 
И Бог подаст какой-то верный знак, 
Что к счастью путь свободен и открыт… 

Я каюсь, что сама себе во вред, 
Жила в плену уныний и тревог… 
А надо, что бы в каждой мысли – свет… 
И надо, чтобы в каждом слове – Бог… 

(© Copyright: Ирина Самарина-Лабиринт, 2016)

Высшие должности


"Высшие должности походят на крутые скалы: взбираются на них только орлы да пресмыкающиеся".
(Сюзанна Кюршо)
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
35
предыдущая
следующая