Мой пикник на обочине (из японских впечатлений 2009 г.)

 

             Необходимое предисловие. Когда-то свои японские заметки я хотел поместить здесь в блогах. Однако они превышали все допустимые объемы и размеры, что меня тогда очень разозлило. В результате пришлось ограничиться их рассылками друзьям по эл. почте. Но времена меняются. Несколько лет я не заглядывал в этот раздел, а сегодня вдруг обнаружил свой давний черновик, о котором давно забыл. Попробовал нажать кнопку "Публиковать" - получилось! Тогда, наверное, вернусь к давнему замыслу и со временем помещу сюда всё. А заодно придам заметкам хронологический порядок...

==================================================================


А два раза в день меня будут возить в кресле к источнику пить воду. О, эти воды! Тогда я ничего о них не знал, и они меня занимали. «Пить воды!» — звучало так аристократично, так в стиле эпохи королевы Анны! Я решил, что они мне понравятся. Но через три или четыре дня — брр! Описание, данное этим водам Сэмом Уэллером, который говорит, что «по вкусу они напоминают ему теплый утюг», дает только слабое представление об их тошнотворности. Если что-либо может заставить больного быстро поправиться, так это мысль, что, пока он не выздоровеет, ему придется ежедневно выпивать по стакану этих вод.

Я пил воды шесть дней подряд и чуть не умер от них; но потом я стал сразу после вод выпивать стаканчик доброго, крепкого коньяка, в результате чего почувствовал себя гораздо лучше. Впоследствии я слышал от различных видных представителей медицины, что алкоголь, по-видимому, совершенно нейтрализовал действие железа, содержащегося в водах. Я рад, что мне повезло и я напал на то, что мне было нужно.

 

Джером К. Джером. «О праздности»


Моя 10-месячная ссылка в Нагасаки продолжается... В очередной уикенд смотался в одно замечательное место. Не первый раз, между прочим, а второй. Но и явно не последний. Этот чудесный уголок называется «остров Иоджима». Как я уже где-то прочитал, раньше на нем добывали каменный уголь. Однако нынче шахты давно уже закрыты, и остров полностью превратился в курортно-рекреационную зону. Мне еще в один из первых дней сказали, что с началом купального сезона, лабораторская компания, возможно, даже пригласит меня с собой на какой-то остров. Дело в том, что в черте города все подходы к воде застроены, загорожены, а местами и замусорены – Нагасакская бухта выглядит очень «индустриально».

 

 

Я не искал этот остров специально, но набрести на информацию о нем мне помог случай. Дело в том, что временами я тут страдаю от невозможности взять велосипед напрокат (как это возможно, например, в Германии, а про Голландию я вообще молчу). Постоянно ездить на нем мне нет необходимости, поэтому у меня большие сомнения насчет целесообразности его приобретения. Но все же, я в отчаянии время от времени бросался искать в интернете что-то вроде «Nagasaki rent bycicle»… и «попал» на этот остров, поскольку в число услуг для его посетителей входит и прокат двухколесного друга. А когда стал изучать информацию подробнее, то вскоре понял, что это именно тот самый остров. Последние сомнения отпали на морском вокзале, когда меня в кассе поставили перед выбором – хочу ли приобрести билет с оплатой стоимости SPA или же без оной? Тут же вспомнил Володю, который упоминал о баньке, посещение которой можно оплатить еще при покупке билета на катер.


Вообще-то, значение этого загадочного (для меня) слова «СПА» мне было понятно очень приблизительно. Знал лишь, что это как-то связано с водой и теплом…J Впервые я с ним столкнулся, когда лет 20 назад игрался в серию квестов «Leisure suit Larry». Бедный Ларри, которого либо кто-то преследует, либо ему надо срочно выполнить какую-то миссию, постоянно попадает в различные фешенебельные заведения – гостиницы, рестораны, круизные лайнеры, пляжи на экзотических островах… А если ему что-то из радостей жизни там и обламывается, то в очень небольших дозах и исключительно в силу «производственной необходимости». Чем дольше я играл в эту игрушку, тем явственнее мне слышались бессмертные слова Остапа Бендера: «Киса, мы с вами чужие на этом празднике жизни!». Так вот, среди атрибутов «шикарной» жизни, на празднике которой так одиноко и неуютно чувствовал себя Ларри,  было и это самое «СПА». Однако после вышеупомянутых квестов мои познания в данной сфере остались практически неизменными…


Кстати, с этим моим впечатлением перекликается и такое определение, найденное на одном из сайтов: «В современной лексике "spa" - это места, где путем изощренных процедур, замешанных на целебных свойствах минеральных вод, термальных источников, минеральных солей, лечебных грязей, водорослей , а также разнообразных массажей, масок, скрабов, пиллингов, приводят в порядок тела и души хорошо обеспеченных людей». Впрочем, столь махровый снобизм оказался присущ далеко не всем авторам. Как говаривал Трус в исполнении Вицина в «Операции Ы», «Могу предложить и более нейтральный сюжет». Например, авторы Википедии, подходят к данному вопросу куда более взвешенно: «Спа-курорт — курорт, где предлагается лечение с использованием минеральных и морских вод, морских водорослей и солей, лечебных грязей и целебных растений».


… Хотя перед своим вторым нашествием на заветный остров я уже примерно представлял, где искать два главных бонуса – долгожданный прокат великов и эти самые изощренные водные процедуры (получившие, к слову, свое название от одноименного бельгийского курорта), тем не менее предпочел отказаться от оплаты последних прямо на морском вокзале. Как знать, не забреду ли я снова в своих поисках неизвестно куда (языковой вакуум в сочетании с моими способностями являют собой неплохие предпосылки к этому)? Кроме того, я настроился посетить упомянутое заведение не сразу, а лишь после моциона по острову и очередного (второго по счету) погружения в волны Восточно-Китайского моря с пляжа, дорогу к которому я разведал неделей раньше. А поскольку выбрался из дома я уже после полудня, то не был уверен, что успею осуществить все намеченные пункты своей культурной программы.


Посудину, которая доставляет меня из города на остров, я привычно называю катером, но у самих японцев она называется (если по-английски) ferry, т.е. паром. Однако для меня такое название этого судна непривычно, поскольку кроме людей, на нем ничего больше не перевозят – ни машин, ни крупную домашнюю скотинку (вспомните старые советские фильмы о сельской жизни). Однако посудинка очень даже вместительная: когда толпа, стоящая на причале, постепенно просачивается вовнутрь, то оказывается, что внутри остается еще множество свободных мест. Оно и неудивительно: судно двухпалубное и вдобавок весьма широкое. Во время плаванья долго я не мог решить для себя вопрос – быстро оно идет или медленно? По первому ощущению, вроде, не быстро, хотя и не скажешь, что очень уж медленно. Мотор урчит ровно и негромко. Однако когда я однажды бросил взгляд в иллюминатор и обнаружил, что мы идем вровень с параллельно несущейся по волнам моторкой, все сомнения сразу отпали.


Гостиницу, где осуществлялись оба заветных сервиса (прокат велосипедов и СПА), я нашел быстро, а после некоторых усилий мне удалось найти и молодого англоговорящего клерка, который все показал и разъяснил. Заплатив 300 йен за 2 часа аренды велосипеда, я в его сопровождении (клерка, а не велосипеда!) отправился выбирать себе наиболее подходящий. Увы! Мои тайные надежды если и не на маунтибайк, то хотя бы на «Спорт» или «Турист» J не оправдались. Из машин мало-мальски подходящего размера были только дамские дорожники с одной передачей (или в Японии наличие открытой рамы не является исключительно дамской привилегией?). Даже после поднятия седла на максимальную высоту, мои ноги на педалях неизменно оставались полусогнутыми… Тут же вспомнилось, как в 1997 г. на таллинских курсах по регистрации и эпидемиологии рака финн читал нам лекцию о подготовке к публикации научных статей. Финн попался прикольный, на его занятиях никогда не умолкал смешок. Среди прочего, в упомянутой лекции речь зашла о стендовых докладах, где мне более всего запомнилась фраза: «Ключевую информацию на стенде следует размещать на высоте 130-150 см» с оговоркой в скобках: «для китайцев и японцев – 110-130 см». 


Первым делом я отправился на знакомый уже пляж, поскольку при постоянной духоте успел стать отвратительно мокрым и липким. Снова вспомнил свое наблюдение недельной давности: на острове красиво, конечно, но многие из составляющих этой красоты имеют рукотворное происхождение – здания гостиниц, коттеджей, зеленые зоны вокруг них. Упомянутый пляж, который так соблазнительно смотрится на фотографиях, тоже намыт явно искусственно, поскольку остальное побережье по всему периметру острова выглядит значительно менее эстетично – груды камней, перемешанных с коричневой грязью, а в местах, где стоят моторки, на прибрежном песке можно увидеть темные полосы… Правда, местный русскоязычный коллега меня убеждал, что они не техногенного происхождения, и что я вообще слишком рано туда приперся… «Да, Николай, у тебя еще теплообмен, принесенный из своих краев, а вот мне после десяти лет пребывания здесь, уже холодно в такое время заходить в морскую воду». И вода, будто бы, по его словам, позднее (когда пройдет сезон дождей) должна стать гораздо чище.

 

Покупавшись минут сорок, я отправился обследовать уголки острова, с которыми не успел ознакомиться неделей раньше. Наличие двухколесного друга определенно ускорило мое передвижение, хотя на частых подъемах все равно приходилось идти пешком – при наличии всего лишь одной передачи, а также душной погоде и отсутствии зрителей, перед которыми можно было бы повыпендриваться. В конце концов асфальт закончился, а вместе с ним подошел к концу и заключительный подъем. Продолжающаяся дорожка была уже выложена брусчаткой, стала значительно уже и резко пошла на спуск. Впрочем, невольной подсказкой к дальнейшим действим мне послужили два оставленных здесь велосипеда. К тому же, впереди было видно, что остров заканчивается и виднелось какое-то строение, увенчанное чем-то наподобие церковного купола…

 

 

К сожалению почти все надписи были сделаны по-японски, и о многом мне приходилось лишь догадываться. Упомянутое строение оказалось маяком, а рядом с ним была какая-то площадка – как мне показалось, место, где располагался старый маяк. О его наличии говорило и старое одноэтажное здание, находившееся ниже на левом склоне, возле которого была табличка с японским и английским текстом. Из него следовало, что в нем в свое время (еще в 19-м веке) находился обслуживающий персонал маяка. Здание выполнено в «европейском стиле», к которому так неравнодушны в Нагасаки. Видимо, он напоминает аборигенам о многолетней уникальной для Японии миссии «окна в Европу» (Япония более, чем на 200 лет, с 1641 по 1853 гг., изолировалась от внешнего митра, и Нагасаки все эти годы оставался единственным портом, куда разрешалось  заходить иностранным кораблям).

 

Местность вокруг домика была окультурена живописным садом, через который были проложены тропинки, бегущие в разные стороны. Были и такие, которые убегали круто вниз по склону, к полосе воды. Но у меня наверху оставался велосипед, и как тащить его вниз с собой, так и возвращаться  к нему наверх из-под самого берега было обломно… А впереди, почти над самой оконечностью острова (полоса воды была несколькими десятками метров ниже) виднелась смотровая площадка, с которой можно было полюбоваться видом на открытое море и окрестные берега. Кажется – ну, что такое «открытое море»? Просто много-много воды до самого горизонта. А стоишь, смотришь на него, и в голове проносятся воспоминания о всевозможных «морских» книгах, которые удосужился прочитать в свое время: Жюля Верна, Роберта Луиса Стивенсона, Константина Станюковича… И как-то даже не верится, что поплывешь в одну сторону – и доберешься, скажем, до Австралии, направишься в другую – попадешь в Америку или Антарктиду… Надо мной и вокруг парили несколько хищных птиц (похоже, ястребов), которые, как я уже заметил, в этих краях непривычно для нас многочисленны. Неделей раньше я спугнул одного на горной дорожке. Он мирно сидел на перилах, как вдруг я появился из-за поворота и прервал ему отдых…


Однако время проката подходило к концу, пора было возвращаться.

 

 

Я быстро скатился вниз к гостинице, сдал велосипед и отправился в баньку, следуя наставлениям англоговорящего клерка, полученным двумя часами ранее.


Итак… На входе – обувь долой (как это нередко практикуется в Японии), после чего она на стеллажной полке будет дожидаться вашего возвращения. Затем в автомате приобретаешь билет за 700 йен и вручаешь его даме за стойкой, которая в ответ тебе вручает два оранжевых полотенца – одно большое, другой совсем маленькое («козявочное», как любил говорить в подобных случаях в Хиросиме мой незабвенный напарник Боря из Барнаула).  Дальше ваше направление передвижени          я зависит от сексуаль­ной… принадлежности (а вы о чем подумали?). Men – направо, ladies – налево.


(Кстати, любопытная деталь: приобретая билеты на катер и услуги СПА отдельно, вы тратите почти вдвое больше, чем в том случае, если бы это сделали "аккордно" с самого начала на морском вокзале. "Совместный" билет стОит 980 йен (около 10 долларов), а раздельно 1300+700=2000 йен. Как говорится, почувствуйте разницу...)


После обязательного душа можно начинать собственно купание в термальных водоемах. Самое трудное – это проблема выбора, с чего начать. В зале находятся целый ряд сидячих и лежачих водоемов (соответственно в виде бочек разных форм и размеров и небольших бассейнов). Если верить рекламе, то вода в них трех типов – кальциевая, нитратная и хлоридная. Во всяком случае, могу точно сказать, что на вкус она действительно разная… J.


После нескольких часов пребывания во влажной и душной атмосфере, погружение раз за разом в почти горячую воду действительно является безумно приятной и умиротворяющей процедурой. Усугубляет удовольствие и уже вдолбленное тебе рекламой сознание ее «целебности». Когда надоедает плескаться в одном водоеме, перебираешься во второй. И хоть народу в зале довольно много, свободное место почему-то всегда находится. После зала перебираешься на террасу с видом на море и продолжаешь уже не просто купание, а купание с эстетическим кайфом. Наверное, еще пикантнее здесь купаться зимой, хоть минусовой температуры на этих широтах почти не бывает (32-я параллель, как-никак!). Обязательно проверю!


Вдоволь поплескавшись на террасе с видом на море, снова возвращаюсь в зал, решив обследовать его до конца, и… нахожу дверцу в сауну! Раскаленный воздух в ней благоухает, но я решаю на первый раз не издеваться над собой и прихожу к выводу, что пяти минут для начала вполне достаточно. После сауны с удовольствием запрыгиваю в бочку с холодной водой, которая стоит тут же у выхода… Ну, теперь, кажись, данный пункт программы выполнен. До отхода катера еще целый час, а посему можно подкрепиться в прилегающем ресторанчике на открытом воздухе и опять-таки с видом на море (точнее, Нагасакскую бухту).


Каких-то особых извращений я не заказывал, а ограничился порцией риса с подливой из кари и несколькими кусочками мяса. Ну, и бокал холодного пива – это святое! Впрочем, и сакэ было бы ничуть не хуже. В голове неотвязно крутятся бессмертные строчки из песни Вертинского: «Над розовым морем вставала луна, Во льду зеленела бутылка вина», несмотря на то, что на самом деле уже совсем стемнело, и море уже совсем не розовое, луны тоже нигде не видно, а вина в Японии я вообще еще не употреблял… И все равно – класс и кайф! И ощущение полного умиротворения…


… Подошедший катер вскоре переносит меня из страны грез на грешную нагасакскую землю. Впереди – новая рабочая неделя.