Профиль

сказо4ник

сказо4ник

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

  • skazo4nik.blog.i.ua

Свежие фотографии

И о петардах.

  Моя молодость проходила в те далекие годы, когда не то, что петард, а и слова такого в обиходе не было. Приходилось эту, не занятую тогда серьезными дяденьками нишу, заполнять всяческими самоделками.

  В кармане почти у каждого уважающего себя пацана было что-то стреляющее огнем или взрывающееся. Иногда так замаскированное под невинную вещицу, что ни отец, ни учитель придраться не могли.

  Я, как любитель физики и химии, больше любил летающие вещи. Каких только ракет я не переделал. Треть из них грозно шипела и плевалась огнем, но так и не взлетала. Треть взрывалась ещё на стартовой позиции (ну а что – вон они и в профессиональных ракетостроителей взрываются). Но оставшаяся треть к всеобщему нашему ликованию взлетала и летела по непредсказуемой траектории.

  Ракеты делались с велосипедных насосов, лыжных палок, но лучше всего летали те, что сделаны были с аэрозольных баллончиков (сие чудо уже тогда начало внедряться в нашу жизнь). Поджиг на стартовой позиции чаще заканчивался выплевыванием ракетного топлива струей огня. Посему решено было сначала держать ракету в руках вверх тормашками и поджигать, а потом ставить на старт и убегать в укрытие.

  Но однажды у меня что-то пошло не так, и мощный взрыв ракеты в вытянутой моей руке развернул моё тело на 180 грд. К счастью лицо было не задето, но руки своей я не чувствовал, и с опаской зрительно проверил её наличие. Рука была на месте. Тогда я посмотрел на ладонь. Странно, но она была цела. Я с облегчением вздохнул и повернул руку другой стороной. И тут улыбка на моем лице сказала мне до свидания – на тыльной стороне моей руки обгоревшая кожа висела клочьями…

  Я до сих пор так и не понял, почему пострадала именно тыльная сторона ладони. Но потом всё зажило.

  А ещё у меня под кожей на другой руке ещё до сих пор можно увидеть следы пороха. Они как татуировка – на всю жизнь. Но то уже другая история и о другом взрыве.

Магия осенней сказки.

  Осенний день в лесу был удивительно тихим, и даже слышно было, как падают на землю отдельные желтые листики. Легкий сизый туман создавал магический круг из могучих отдыхающих от лета деревьев, заботливо закрывая границы круга от уставших глаз.

  Время от времени за границей круга было слышно, как кто-то напевает веселую песенку о весне. Видимо какая-то девушка тоже собирала грибы.  И в какую сторону я бы не шел, она всегда была где-то рядом. Было приятно вот так идти с ней, даже не видя её.

  Хотелось её окликнуть, но я боялся разрушить магию осенней сказки. А она, словно прочитав мои мысли, вышла из тумана и мило мне улыбнулась.

– Привет. Грибы собираешь? Или меня вспоминаешь?

– Привет. Но я тебя не знаю. Как же я могу тебя вспоминать?

  Она в ответ весело засмеялась и ничего не ответила, продолжив собирать грибы. Лишь добродушная, но с легкой хитринкой улыбка говорила о том, что все же мы знакомы.

  Грибов было мало, и они не отвлекали меня от раздумий о моей молодости. В своих раздумьях я сразу и не заметил, что моя спутница встретила на поляне пожилую женщину и с ней о чем-то разговаривает. Мне стало интересно, и я прислушался к их разговору.

– Вы так легко одеты, вам не холодно? Осень, как ни как.

– Мне столько, что уже не страшны холода. К ним мне не привыкать.

  Женщина действительно была легко не по погоде одета. Взгляд её был задумчивым и разбавлен легкой грустинкой. Лицо было в морщинах, но они лишь придавали ей особенный какой-то шарм. А в глубине глаз её просматривался скрытый огонек надежды.

– А как ваше имя, и кто вы будете?

– Я просто Жизнь. Жизнь твоего спутника. Пока он жив, я всегда рядом. А как же иначе? Правда он редко меня замечает. Всё больше о тебе думает. Ты же красавица. Ты его Молодость. Как о тебе не думать?

  И Жизнь хитро улыбнулась. А я стоял как завороженный и не мог пошевелиться.

– Заботься о нем. Не давай себя забыть. Будь его путеводной звездой. Пока ты хозяйка его мыслей, и я не буду стареть. И Жизнь совсем по матерински поправила моей Молодости растрепанные волосы.

  Они улыбнулись друг дружке и скрылись за пеленой тумана. Лишь весенняя песенка продолжала весело звучать в глубине осеннего леса.  

Когда наступает поздняя осень.

  Когда наступала поздняя осень, в его размеренную жизнь вплеталась странная предрасположенность. И с этим он ничего не мог поделать. Был ли это ясный день, или же моросил назойливый дождь, а сырость жутким ознобом проникала до самых костей, его это не останавливало, и он уходил. Уходил из теплого дома в сумерки поздней осени, чтобы уединиться в глубине опустевшего парка и ожидать.

  Кого он ожидал? Какая сила его заставляла часами сидеть на этой скамейке у старого пруда? Он и сам этого не знал.

  Он часами пристально вглядывался в силуэты спешащих домой редких прохожих на другом берегу озера, пытаясь увидеть знакомые очертания и походку. Но чьи очертания и чью походку? Этого он тоже не знал. Странно как-то ожидать кого-то и не знать кого.

  А когда сумерки осеннего вечера сгущались, и уже нельзя было ничего разглядеть на том берегу, он возвращался домой.

  Дома его ожидал уют и тепло. И лишь грустные глаза жены, да его потерянный вид, нарушали домашнюю идиллию.

  Но она уже знала, что когда упадет первый снег и в окно постучится зима, всё вернется на круги своя. Жизнь снова будет продолжаться в привычном тихом русле, и тишина в доме уже не будет гнетущей. И что на лицо её мужа снова вернется улыбка.

  И так будет целый год. Пока снова за окном не наступит коварная поздняя осень и снова не украдет его. Аж до самой зимы…

Моя осень.

  Иногда невольно я сравниваю времена года с жизнью человека. Начиная с весны, когда всё пробуждается и зарождается новая жизнь. Это напоминает рождение человека и его молодые годы. Вся природа расцветает, набирается силы, чтобы ворваться в неистовое лето, окружить себя заботами и потихоньку готовить себе новую смену. Семечко растения в землю, молодое поколение сыновей и дочерей на волю свободной жизни.

  Летние дни жизни летят вереницей, не успеешь оглянуться, а вот уже и осень на пороге. Осенью начинаешь смотреть на краски жизни совсем по-другому. Ушедшая молодость за пеленою прошедших лет сверкает яркими красками. Листопад летних дней-лет кружится цветными листьями на ветру жизни, чтобы упасть в омут нашей памяти и расцвести там  теплыми воспоминаниями.

  Уже не нужно никуда спешить. Это время, когда пора оглянуться и осознать всю прелесть жизни, все её краски. Они так же великолепны, как и осенние картины природы.

   Жаль только, что мы сродни растениям однолеткам, что зима для нас, это просторы вечности. Но наша жизнь прорастет весной нашими детьми. И круговорот её будет продолжаться снова и снова. А мы будем спать, и видеть сказочные сны. Нам будет сниться лето нашей жизни.

  Но пока до зимы далеко, нет причины грустить и жаловаться на дождливые дни. Они есть, и это уже хорошо. Посмотрите, какое осенью глубокое синее небо! А какой орнамент на нем рисуют яркие желтые листья кроны деревьев! Даже черный асфальт, умытый осенними дождями и разукрашенный цветными листьями, сказочно великолепен!

  Осень – пора благодарности за подаренную жизнь. А подарки нужно принимать с улыбкой. Улыбайтесь осени, и в вашей душе снова расцветет весна.  

Сила сказочных снов.

  Роману уже далеко за тридцать, а его личная жизнь всё не складывается. Нельзя сказать, что у него нет хороших знакомых девушек. Но ему всегда что-то мешает решиться на серьезные отношения и выбрать себе ту, с которой готов прожить всю оставшуюся жизнь.

  Будь жива его подружка детства, всё бы сложилось по-другому. Но её жизнь унес нелепый трагический случай…

  Её звали Катя, и она не перестает ему сниться, хотя прошли годы, как её уже нет. И эти сны не становятся покрытыми дымчатой пеленой забвения. Даже наоборот – они с течением времени становятся ярче. Сны иногда такие яркие, что Роман не сразу понимает, сон ли это, или уже явь.

  Иногда она ему снится задолго до трагедии, и Роман снова проживает те прекрасные дни, проведенные вместе.

  Но есть в его снах одна странная особенность – в них все события в точности такие, как были когда-то на самом деле. И он не в силах изменить даже отдельные движения, словно это давно снятый фильм, в котором кадры не подлежат редактированию.

  Эта особенность его снов вполне устраивает Романа. Кроме одного случая того самого дня. Он мог её удержать, и машина могла промчаться мимо. И как Роман не пытается во сне дотянуться до её плеча, ничего не получается. Он понимает, что уже ничего не изменить, но каждый раз в своем сне пытается до неё дотянуться.

  И чем ярче становятся сны, тем ближе плечо Кати, тем сильнее надежда её спасти. Пусть даже во сне.

  И вот в одну осеннюю ночь рука Романа в результате невероятных усилий дотягивается до плеча Кати и удерживает её от рокового шага. И словно оковы слетают с его тела, и он волен делать и говорить не только то, что было раньше наяву.

  Это был прекрасный сон. Они гуляли вдвоем по осеннему парку, собирали разноцветные опавшие листья и просто светились от счастья и возможности быть рядом.

  Просыпаться совсем не хотелось. Роман знал, что это сон, и что реальность с бессердечной жестокостью выбросит его в объятия одиночества.

  Привычно зазвенел будильник, но глаза открывать не хотелось.

– Эй, соня, ты собираешься подыматься! На работу опоздаешь.

  До боли знакомый голос Кати прозвучал так явно, что Роман вскочил с кровати, не понимая происходящего. С кухни доносились звуки ворчащей сковородки, перезвон посуды и свисток закипевшего чайника.

– Чайник закипел! Ты будешь чай или кофе?

  До последней клеточки пронзенный волшебными нитями счастья, Роман начинал понимать, что в своем сне, как в волшебной сказке, изменил всю свою жизнь. И его Катя, вот она, на кухне, здорова и жива. И уже было не важно где сон, а где явь. Он больше не упустит из рук своё счастье, и его сказка, и его Катя, всегда будет с ним на всю оставшуюся жизнь.

Помощник Ангела-хранителя.

  На старенькой скамейке под совсем старенькой грушей сидел Ангел-хранитель и грустил. Он хорошо знал свою работу и профессионально исполнял свои обязанности. Но и у Ангела есть ограничения. Не всё ему под силу ввиду невозможности просто побеседовать со своим подопечным, когда ему грустно. Легко подстелить соломку, когда падает человек, и даже можно раны исцелить, но до души труднее дотянуться. А ведь иногда достаточно простых слов, в которых скрывается невидимая магия для исцеления души. Но ангелы не разговаривают с людьми.

  И Ангел-хранитель грустил. И тогда он решил взять в себе в помощники простого человека, чтобы его устами произнести эти самые слова утешения.

  Такие помощники-люди появляются неожиданно и невзначай. Просто они появляются в нужный момент. На самом деле их выбирают ангелы. И не каждый человек подойдет для этого. Не простое это дело подобрать нужного себе помощника.

  От этих мыслей Ангел-хранитель улыбнулся. Осталось дело за малым. И вот уже кто-то кому-то говорит спасительные слова.

  Прислушайтесь к словам, идущим из глубины души помощника Ангела-хранителя, ибо это слова самого Ангела. Такая у него работа – спасать и оберегать своих подопечных. Так помогите же ему сами в этой, по сути, нелегкой работе. Жизнь прекрасна и она вполне заслуживает трепетного к ней отношения.

Однажды в школе.

  В далекие годы ушедшей в прошлое советской эпохи практически все мальчишки, чтобы стать героями, мечтали совершить какой-то подвиг. Это было бы очень круто.

  Вершиной мечтаний было поймать вражеского шпиона. Или на худой конец спасти утопающего. И знаете, мне таки посчастливилось спасти тонущего соседского мальчика. Но к моему разочарованию медаль «За спасение утопающего» мне не дали. И даже не опубликовали в районной газете. Пришлось терпеливо ждать очередного случая.

  И вот однажды, было это, кажется, в пятом классе, подходящий случай мне представился. Я то точно был уверен, что он подходящий.

  Шел я в школу по тропинке через небольшой луг. Оказалось, что накануне его перепахали, и в одной из борозд я увидел неразорвавшийся снаряд (калибр 40). Я сразу понял, что могу спасти жизнь какого-то глупого ребенка, который захочет с находкой поиграть.

  Я осторожно положил снаряд в свой портфель и весь в предвкушении благодарности понес его в школу, чтобы отдать учителям.

  Все учителя на то время были уже в учительской. Я постучал и переступил порог учительской со снарядом в руках. А чтобы подчеркнуть свой героизм и мужество, я с невозмутимым выражением лица и слегка подбрасывая снаряд в руке, произнес: «Я вот мину нашел».

  Вы видели, как летают учительницы? А я видел.

  Со страшными криками ужаса все учительницы в мгновение ока были вжаты в противоположную от меня стену. Было бы окно открытым, никакая узкая юбка не стала бы помехой для вылета через оконный проем. Но окно было закрытым, а единственный выход из учительской был мною надежно перекрыт.

  На месте остался только физрук. Он с бледным лицом, и часто заикаясь, попросил меня не шевелиться. Потом бережно взял из моих рук снаряд и удалился прочь.

  Я же стоял и ждал слов благодарности за совершенный мною героический поступок. Но все учительницы словно потеряли дар речи и с бледными лицами не спешили покидать дальнюю стену учительской. 

  Странные люди эти взрослые, подумал тогда я. Тут  стараешься стать героем, жизнью рискуешь, а за это тебе абсолютно никакой благодарности. Эх…

Последний танец уходящего лета.

  Последние дни лета всегда особенные. И если днем полуденное солнце ещё щедро поливает землю светом и теплом, то вечера уже совсем другие. Тепло стеснительно прячется в дальние уголки леса, а на смену ему приходит вечерняя прохлада. Она приносит с собою удивительный аромат подсыхающих трав и созревающих плодов. И ещё чего-то едва уловимого, присущего только осени.

  В такие минуты дышится легко и приятно. Хочется до краев наполнить легкие этим пьянящим воздухом, настоянным на осенних травах.

  Но неизменно во всем этом неслышно звучит грустная мелодия. Мелодия уходящего лета, уносящего с собою безмятежность, мечты о чем-то светлом и открытость души для тепла. И хотя всё это лишь ощущения, но тревожные нотки приближающейся осени всё увереннее складываются в душе в мелодию дождя и ветра.

  Я гулял по ещё летнему парку и словно хотел надышаться этой летней безмятежностью и запастись впрок теплом уходящего лета.

  И вдруг, как-то совсем неожиданно, моё внимание привлек силуэт женщины, сидящей на дальней скамейке парка. Она сидела, откинувшись на спинку скамейки, и надменным уверенным взглядом созерцала округу. Легкая, и казалось слегка презрительная улыбка на её лице, создавала впечатление готовящегося ею невинного коварства. Вершиной странности был венок на её голове из желтых и пурпурных листьев, словно собранных в осеннем лесу.

   Моё любопытство оказалось сильнее моей скромности, и я присел рядом на скамейку.

– Я не помешаю, если посижу рядом с Вами?

– Мне никто не сможет помешать. Садись, будем вместе любоваться прощальным танцем уходящего лета. Ему не долго осталось. Его последнее желание закон для меня. Пусть танцует свой последний танец.

– Извините, Вы так уверенно и снисходительно отзываетесь о лете, кто Вы?

Незнакомка повернулась ко мне и слегка наклонила на бок голову. Её лицо озарилось хитрой улыбкой, и сама она вдруг превратилась из надменной барышни в женщину с каким-то особым шармом.

– Ты меня не узнал? А ещё всегда говорил, что любишь меня. Я же твоя любимая Осень.

И она весело засмеялась. Потом поднялась со скамейки, помахала мне рукой и улетела, оставляя за собой шлейф падающих желтых листьев. А я остался и всё никак не мог насмотреться на последний танец уходящего лета.

 

 

Улыбка для феи.

  Средних лет мужчина, по выработанной годами привычке, спустился по эскалатору и зашел в вагон метро. И хотя свободных мест было много, мужчина не стал садиться, а стал пристально всматриваться в лица людей. На следующей станции он перешел в другой вагон.

  Но вот его взгляд остановился на молодой девушке. И на лице мужчины засияла добродушная улыбка.

– Хорошего Вам денечка сегодня.

  Грустное до этого лицо девушки вдруг оживилось, и было видно, что она пытается вспомнить, кто же это такой.

– Мы с Вами знакомы?

– И да, и нет. Я знаю, что вы фея. И вижу, что вас что-то тревожит. Но вы не волнуйтесь. Всё будет хорошо.

  После этого мужчина снял шляпу, поклонился и с улыбкой на лице куда-то ушел по своим делам. Странно, но такое незатейливое поведение  незнакомца подарило фее (а это была действительно фея) отличное настроение.

  Здесь нужно отметить, что у фей есть предназначение приносить людям радость и вдохновлять их на добрые дела. Успех этой непростой работы зависит от настроения. И у этой феи после встречи со странным незнакомцем день выдался великолепным, а настроение отменным.

  А незнакомец сменял вагоны и направления, и лишь взгляд его оставался пытливым. И он выискивал среди простых людей грустивших фей. Если грустинка была маленькой, незнакомец дарил фее улыбку. А если у феи настроение было хуже некуда, незнакомец садился рядом, и рассказывал фее добрые нежные сказки. Это всегда срабатывало, и грусть растворялась в лабиринтах подземелья. А феи наполняли мир радостью и добротой.

  Для тех, кто наполняет мир добротой и радостью, тоже нужен источник вдохновения. И если такой находится, тогда мир с их легкой руки становится добрее и светлее. И даже слегка становится сказочным.  

Маленький уголок земного рая.

  Лесная дорога вела меня куда-то вниз. Высокие кроны деревьев смыкались над ней зеленым небосводом, сохраняя приятную летнюю прохладу. Воздух был наполнен запахом сосновой хвои, листьев деревьев и различных лесных трав, словно здесь кто-то нечаянно разлил дорогой изысканный бальзам и его аромат заполнил всю округу.

  И вот я вышел на красивую цветущую лесную поляну. Где-то внизу журчал лесной ручей, бравший начало из недалеко находящегося родника. Его веселый путь преграждала плотина, И ручей забывал о своём игривом нраве, превращаясь в синюю гладь изумительно живописного лесного озерца. Мириады водомерок, как искусные конькобежцы, уверенно и изящно скользили по водной глади. То тут, то там плескалась рыба, нарушая спокойствие водной глади.

  А рядом на пригорке, прямо у лесного озерца, стоит уютная избушка. И создается впечатление, что в этом райском уголку дикой природы поселился сказочник или сказочница. И что летними веселыми днями или длинными зимними вечерами пишет милые сказки о жизни, наполненной радостью и счастьем.

  Бывал я здесь и зимой. Лесная дорога била укрыта толстым слоем снега, и лишь узенькая, еле угадывающаяся тропинка, говорила о том, что здесь периодически кто-то проходит.

  Белая пустыня снежного безмолвия покрывала всю  лесную поляну. Мириады солнечных зайчиков отражались от многочисленных снежинок и наполняли окружающий мир волшебным цветным светом. Всё было заботливо укрыто хозяйкой-зимой толстым покрывалом из чистого белого снега. А в затененных местах снег наполнялся цветом небесной сини.

  Сама избушка, стоявшая в стильной белой шапочке из снега и по самые завалинки в нем утонувшая, казалась ниже, чем летом. От неё веяло каким-то шармом и уютом. А струйка белого дыма, подымавшаяся вверх свечой, завершала собой картину лесной идиллии. Казалось, что здесь поселилось само счастье и умиротворение. Здесь можно просто смотреть на эту изумительную красоту дикой природы и радоваться жизни.

  Я взял банку молока у радушной и милой хозяйки избушки, а она, весело рассказывая о своей жизни, провела меня за калитку. И я покинул этот райский уголок природы, немного жалея о том, что живу далеко в шумном городе.  

 

 

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
34
предыдущая
следующая