Свадьба

Без долгих предысторий, без вымороченных прелюдий и затяжных присказок.
Обернутый в глаза Сон про свадьбу, хлопоты в тесной низкой хижине на склоне о двух комнатках,невеста в тонком коротком красном не то платье не то неглиже, мои родственники сразу со всех ветвей и поколений, укоризненно-сочувственные взгляды(типа "Эх ты, Ероха"). Невеста с потерянным видом статиста, но без характерной рассеянности на лице. Ни обреченности ни страсти, ни раскаяния ни счастья - некая минимальная вовлеченность да и только. У меня жуткая отстраненность и равнодушие с любопытством, отсутствие всякого сострадания, сожаления, сочувствия и вожделения - даже не моя заслуга. Все молча сошлись на том, что наилучшим и единственным выходом было бы немедленное и окончательное похищение невесты.
Да только глядя на меня все понимают - некому...

Истина


Ослепительно красивая безупречная женщина, с которой для начала следует познакомиться вопреки ее желанию.Потом с ней необходимо завести разговор на интересующие ее темы.
После нужно яростно за ней волочиться и завоевать ее расположение, опять же, против ее воли.
Бурный роман, нанизанный на нитку собственного энтузиазма - логическое продолжение отношений.
Апофеоз и вершина пилотажа - взять ее себе в жены.

Вот тут и открывается феноменальный подвох.
Он заключается в том, что этой женщины никогда не существовало. Она плод воспаленного воображения исследователя, фантом, мираж.

Контуры такого явления легко заметить в окружающей действительности. Труднее одеть этот контур в мясо. Еще тяжелее облечь его в одежды, характер, сознание, интеллект; наделить родинками, экстерьером и мастью, поскольку здесь возможны нюансы и варианты.
И поистине невыносимой задачей будет убедить себя и окружающих в реальности и жизнеспособности созданного гомункула.
Еще бы, все против создателя - творение не ослепляет и не вдохновляет никого кроме творца и рассыпается, распадается на глазах...

Сказ про сигареты

В очередной раз покупаю пачку сигарет. Меня продолжают смущать многие вещи. Раньше у меня не было возможности спросить других людей, чувствуют ли они тоже, что и я. Теперь у меня такая возможность есть. Пользуюсь возможностью. Спрашиваю. А как вам, ребята?
Первое. Цена.
20 скрученых "козьих ножек", имеющих отношение к табаку стоят как:
а) 2(две) булки хлеба. Именно столько сигарет хлеба понадобилось Моисею, чтобы накормить сколько-то там человек из египетской диаспоры по дороге на историческую родину.
б) Почти литр бензина. Именно столько необходимо, чтобы избавить растерянного мужика с золотыми руками, его красавицу-жену и голубоглазую тёщу с ангельским характером от сомнительного удовольствия толкать старенький "Жигуль" до заправки 10 километров.
в) 7 упаковок активированного угля. Именно столько нужно, чтобы...короче, про шахтеров.
г) Много-много других товаров и видов деятельности, помогающих человеку чувствовать себя в своей тарелке. 
Поэтому: Хлеборобы, нефтяники, горняки и другие! Задумайтесь над тем, тем ли вы занимаетесь на обочине сигаретной индустрии?!

Второе. Акциз.
Красивая блестявая бумаженция, налепленная так, чтобы:
а) Максимально мешать открыть пачку с заветным содержимым. 
б) Показать могущество Державы, пекущейся о пополнении здоровь кошелька фискальных рабочих или казны.
в) Не оставить без пива и фаст-фуда работников и акционеров единственного в стране полиграфического комбината, который имеет право печатать красивые переливающиеся бумаженции.
г) Продемонстрировать качество применяемого клея и его связку с акцизом и пачкой, а следовательно, мощь экономики, производящей этот клей.
Поэтому: Хлеборобы(про хлеборобов уже было). Короче, акциз лучше чем трактора и самолеты, потому что он не ломается.

Третье. Графити.
Надписи на пачках поражают здоровое воображение тем, что:
а) Посвящают читателя в азы современной медицинской мысли. Непосвященные граждане болеют и умирают просто так, без всякого посвящения. Практически в средневековой дикости. Читатели пачки точно знают свой текущий диагноз и могут себя позиционировать как светила медицины.
б) Последние исследования британских ученых неопровержимо доказали неоспоримый вред, наносимый их исследованиями. Целые институты заняты тем, что опрашивают прохожих, лечащих врачей, детей, беременных и верных супругов о несомненном вреде, который они почувствовали на своем здоровье с помощью их, британских ученых, опроса.
в) Британские и сопряженные с ними Соединенно-Штато-Америкашные исследователи очень правильно разобрались в том, что им не нужно исследовать, скажем, владельцев кошек, водителей и пассажиров автомобилей, людей, носящих обувь или моющих голову шампунем. Нужно строго-настрого исследовать одну категорию землян, ту, за которую им заплатили. Если они на секунду потеряют нить исследований, то им тут же надо переходить в другие институты, где платят меньше, работы больше, а конкуренция жестче.
г) Особо впечатлительные курильщики могут себе позволить представить себя беременным или импотентом прямо на месте перекура, никуда специально не отлучаясь. Услуга также включает в себя возможность почувствовать себя больным или негодяем, вплоть до высшей меры.
Поэтому: Граждане, не вздумайте пороть горячку и отсебятину! Болейте строго тем, о чем написано на пачке!
И будит Вам щасте и риспект!







9%, 3 голоса

9%, 3 голоса

12%, 4 голоса

6%, 2 голоса

6%, 2 голоса

9%, 3 голоса

15%, 5 голосов

9%, 3 голоса

6%, 2 голоса

18%, 6 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Сказ про аптеки

- Папа а почему тетенька-врач все время царапает мне живот и заглядывает в глаза?
- Как бы тебе сказать...
Помнишь, в прошлый прием она нам прописала страшно дорогое лекарство?
- Да, помню-помню! У нее еще красивые часы на стене точно как это лекарство. И ручка, которой она пишет тоже называется так.
- А помнишь, что сказала моя знакомая тетенька в аптеке, когда мы пришли за этим лекарством?
- Да, она сказала, что оно нам ни к чему, потому что от него будет только хуже.
- Правильно. Она сказала, что у него недостаточно исследованы побочные эффекты от применения. От него появляется сыпь на животе и краснота в глазах.
- Так зачем же тетенька-доктор нам прописала это непонятное лекарство?
- Непонятное лекарство...
Действительно, непонятно, для чего они прописывают то, что до конца еще непонятно.

Какие-то дяденьки придумали лекарство. Они еще сами не знают, что они придумали и намешали. Но им очень хочется узнать это.
Они приходят к тетеньке-доктору и говорят, что им нужно узнать, от чего это лекарство помогает. Чтобы она не подумала, что они нехорошие люди(редиски), они приносят ей конфетки, красивые часики на стену чтобы знать который час и яркую пеструю ручку, чтобы писать рецепты. Потом они говорят, что купят ее мальчику ролики, о которых он давно мечтал. Ей нужно всего-навсего выписывать другим детям прекрасное лекарство, которое родители этих детей с удовольствием купят в аптеке. Потом она запишет, что происходит с этими детьми дальше. Вот и все!
Ей будет Счастье, Почет и Уважение, а им нужно торопиться, чтобы поговорить с другими врачами и успеть привезти во все аптеки это чудесное лекарство.

Сказ о дорогах

- Папа, из-за этих ям на дороге мы опять потеряем глушитель?
- Может быть...
- Папа, у этих дорог есть хозяин?

Интересный вопрос...
Есть ли у дорог хозяин. burumburum 
Раньше на каждом перекрестке стоял щит, на котором была надпись "Дорогу обслуживает РайДУ". Если оно и не было полноправным хозяином, то хотя бы было ясно, кто за них в ответе.
Теперь все иначе. Дорогу поручат ремонтировать или строить тому, кто пообещает сделать это дешевле всех. Именно пообещает...
Часто нехорошие люди(редиски) обещают одно, а делают совсем другое...
- Понятно! Они делают плохие дороги?
- Ну да. Или делают их меньше чем обещали. Скажем, не 2км, а только 1км. А потом говорят, что деньги кончились.
Их, конечно ругают и прогоняют, но они не унывают.
Они приходят снова и говорят, что отдадут часть денег чтобы их не очень ругали и не наказывали.
Самый сердитый дядя, который их раньше громче всех ругал вспоминает, что у его дочки скоро выпускной и она очень хотела дорогое платье. Денег, которые ему дают как раз хватит на платье.
Он перестает хмуриться и прощает жуликов.

Фальстарт

Блаженны нищие духом, ибо они унаследуют царствие божие."

(Евангелие от Матфея 5:3)

Мутные потоки, тусклые огни, 

тяжелые тучи и блеклое солнце. 

Пепел к пеплу, пыль к пыли,

 голодный взгляд в чужие мутные оконца. 

Сверлящие дилеммы "или-или", 

тяжелый, рабский, непосильный труд. 

Мой праздник жизни вдруг и разом отменили. 

Пришел домой, а там меня не ждут. 

Я оттуда, из Дома ушел в одночасье, 

я напрасно туда возвращаться пытался. 

Вдруг не стало опоры и воли...и счастья. 

Я вернулся домой. Дома нет. Я сломался. 

И в пламени костра, на острие иглы, 

с тоской обида, в бурых пятнах мир, 

терновник вместо сада и корявые стволы, 

вместо двора - запущенный пустырь. 

Из окон в паутине - злые лица, 

и ненависть в глазах - темное пламя. 

Где мне пришлось так сильно заблудиться, 

бредя холодными осенними ночами? 

От страха на затылке - стылый ветер, 

на сердце холод, а в коленях дрожь. 

Мне только это место дорого на свете, 

другого нет такого не найдешь. 

Ослабшими ногами мну дорогу 

и чую стужу грудью и спиной. 

Глазами в землю, а молитвой к богу: 

"Где мой очаг и где мой дом родной? 

Где тот огонь, где я согрею руки, 

где одеяло, что меня укроет, 

родные стены и родные звуки, 

где я пребуду в мире и покое?" 

...Седые кудри треплет стылый ветер, 

чешу ногтями спутанные космы. 

Я человеком быть хотел на белом свете, 

но кожа быстро обросла коростой. 

Но я не жалуюсь и мне не плохо тут. 

Чесаться тело меньше стало, 

меня не часто и не слишком больно бьют 

и сколько хочешь теплотрасс проталин. 

И можно жить, мне б потеплее тряпку, 

и если бы суставы сильно не болели, 

и было б место, где сложить манатки. 

Глядишь, а там бы ночи потеплели. 

Зеленой, глупой юности рубцуются событья 

и женщины кровь не волнуют мне. 

Сейчас мечтаю до утра дожить я 

и не так сильно промерзать во сне. 

И только иногда придавит спазмом глотку, 

когда людей, издалека, я вижу за столом. 

Один, совсем один я допиваю водку 

и с дрожью, с судоргой я вспоминаю Дом. 

Я вспоминаю снег кристальными ночами, 

день в хлопотах и треск поленьев в печке. 

Я жар ее поймал замерзшими руками, 

лицом поймал, и в сердце запечатал вечно. 

Стихию снежную я созерцаю вдумчиво, 

смотрю на белый мир морозами закованный, 

десятилетний робкий я, терзаемый и мучимый 

сомненьями и страхами за стеклами оконными. 

Я, глядя на стужу, на снежную смуту, 

как будто цепями к окошку прикован, 

как в сладком сиропе купаюсь в уюте. 

Я весь растворен теплой крепостью Дома. 

Я оттуда, из Дома, ушел в одночасье. 

Я напрасно туда возвращаться пытался. 

Вдруг не стало опоры и воли...и счастья. 

Я вернулся домой. Дома - нет. Я сломался. 

И по жизни шатаюсь поломанным стержнем. 

И себе и другим бессловесным укором. 

Стыдно, больно и страшно быть всеми отверженным, 

на обочине жизни, во рву, под забором. 

Не хватит сил, чтоб снова сил набраться - 

и в долгий путь к отвергнувшему Дому 

стенания распространяя, распластаться 

дорожной пылью, сам себе знакомый. 

Лучше смерть, чем тяжелая, долгая битва, 

лучше смерти - поползать немного на брюхе. 

И казню я себя, и постом изнуряю, молитвой. 

Слаб и грешен, пыль-грязь и руина-разруха. 

Седые кудри треплет стылый ветер, 

чешу ногтями спутанные космы. 

Я человеком быть хотел на белом свете. 

Не так-то это оказалось просто...

фото Александр Задирака

Свидетельство публикации №11105192202

Сказ о микроэкономике

У меня растет дочь. Ей 8 лет. Когда она спрашивает, почему эти дяди и тети в телевизоре так ругаются, мне нужно ей ответить. Можно сколько угодно хмурить брови и надувать щеки, а от ответа не уйти. Тогда я придумал форму введения в экономику, основанную на психологии, технологии и ассоциативном восприятии. А поскольку все люди – это большие дети, пусть это будет сказка. 

Сказ о микроэкономике

            Жил-был мальчик. И сначала он был голый (идея, желание). Но ему очень хотелось стать большим и важным. Чтобы не быть таким беззащитным, он стал одеваться. Одел он трусики (алгоритм «что» и «как») и маечку (идентификационный код на лямках адреса и телефона) для гигиены; штанишки (снабжение, транспорт); башмачки (реализация, транспорт); рубашку (свидетельство о гос. регистрации); пиджачок (свидетельство плательщика налогов) для дресс-кода, с карманами (расчетный счет в банке); подпоясался (пенсионным фондом); накинул пальтишко не по сезону, которое все равно отберут (НДС); нацепил на лацкан значок «Хотите похудеть, спросите меня – как?» (КВЭД); на шею – галстук (лицензии, разрешения).

            Все считают, что в таких доспехах он готов, машут платочками, желают счастливого пути и благословляют на свершения.

            Идет мальчик по дороге, потеет, ноги натер. Но не это самое скверное. Досадно и обидно, что попутно обгоняет его разночинная публика: пижоны на велосипедах(ЧП), хамы в лакированных машинах(ООО) и даже целые делегации зевак на автобусах(АО). Осеняет нашего героя простая мысль: «Путь – это скорость» (ликвидность). И в один прекрасный день получает он свой долгожданный велосипед (основное средство). Купил он его, позаимствовал, выменял или просто отобрал у кого-то – история об этом умалчивает. Оседлал он его, да только вот незадача – ездить-то он не умеет. Самое важное в этом деле – равновесие (баланс). Долго ли, коротко – освоил он баланс. Едет, насвистывает. Все бы хорошо, одно плохо – собаки за штаны цепляются. То красная с сиреной(МЧС), то белая с крестом (СЭС), а то и баскервиль неизвестной зеленой масти – в аккурат до горла достать может (ГНА). Изнемог, измучился, штаны в лоскутах. Доехал до самого синего моря. Смотрит, а на пирсе не то швертбот (ООО), не то целый фрегат (ОАО) стоит. Ушлый боцман со свистком по берегу бегает, помощника себе вербует. И так захотелось нашему герою стать моряком – ни спать ни есть, ни встать ни сесть!

            Сколько слов было сказано в лохматое ухо боцмана, сколько рома выпито в портовых кабаках – история об этом умалчивает. Да только стал наш мальчик капитаном на судне. И все бы хорошо, и лежит перед ним бескрайнее море, и ни одной собаки на пути, да только вот незадача – не умеет он судно водить. Долго ли коротко, освоил он снасти, сменил маечку (ИНН) на тельняшку (ОКПО). Самое важное в этом деле – с креном не переборщить (баланс) да перегруза не допустить (бюджет). Наполняет для остойчивости трюмы провиантом (активы), запасами пресной воды (акционерный капитал), грузит пеньку и пушнину (заемный, ссудный капитал), паруса наполняет ветром (конъюнктура) и отправляется в свободное плавание. Подняты гюйсы (маркетинг), лоцман (юрист) мели и течения указывает, матросы (наемный труд) мечутся по палубе, плещутся волны и свистят ванты. Лепота!

            Подходит сторожевик: «А нет ли у вас чего-нибудь запрещенненького?» (пограничники). Потом подходит следующий: «А не вкусили ли вы чего-нибудь психотропненького?» (отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков). После него очередной подходит: «А не завалялось ли чего-нибудь огнестрельненького?» (служба безопасности). И каждый визит: «Нет-нет!..Не откажусь…А можно еще картошечки…Ваше здоровье…Семь футов под килем!». К тому же необходимо зайти в ближайший порт с почтением (декларацией) и повторить процедуру. А это больше похоже на каботаж.

Долго ли коротко горе мыкал, а только оставил позади внутренние воды и вышел в открытый океан. Идет наш герой под всеми парусами, трубку курит, в носу ковыряется. Показалось на горизонте какое-то судно. Присмотрелся – быстроходное. Пригляделся пристальнее – абордажное! Все, п-ц, приехали! Прошу любить и жаловать – пираты (рейдеры)…

Мораль:  Потому что помимо пиратов, микроэкономику кончают: либо бунт на корабле (аутсорсинг) со сменой власти (санация); либо шторм и рифы (в нашем случае – кризис и дефолт) как следствие рулежки (компетентности), рыка и рынды (микроклимата) или погода, айсберги и течения (макроэкономика). Но это уже совсем другая история…

Пробую перо

Попробую-ка я слегка подвылезти из темного пыльного чердака, куда занесла меня нелегкая.
Чердак при этом должен быть надежно предохранен каской на случай чего...
Вылезу и посмотрю на белый свет голубыми глазами наивного младенца.
Я верю вам, люди!
Я верю в гуманность и мягкость ваших вёсел!..

Вот такие пироги

Кто боится смерти?

Оффисные менеджеры тянутся к моему горлу наманикюренными ручками. В ручках ручки, страшные-престрашные документы, ужасного вида проводочки-тумблерочки и Власть.
По логике вещей меня должен охватить парализующий страх.
Не охватывает. Хорошенько покопался в себе, проинвентаризировал свои ощущения. Нету страха!
Теперь должен почувствовать страх от отсутствия страха. Ну хоть чуть-чуть...
Нету!!!
Эх, сирота я, сирота!

8%, 1 голос

31%, 4 голоса

38%, 5 голосов

23%, 3 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.
Страницы:
1
63
64
65
66
67
68
69
70
предыдущая
следующая