Профиль

В бане

В бане

Украина, Джанкой

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

Эмираты. Аромат денег.

Говорят, что деньги не пахнут. Неправда. Они благоухают американской лавочкой зеленщика Бенджамина, они режут глотку темным переулком блюзового Орлеана, они растекаются ароматом тёкишь-кофе  по золотым венам Дубаи, высоко взетая температурят градусник Бурж-Халифа, стекая золотым звездопадом по небоскребам Дубайской Марины. Ах...какое беззвездное небо Дубая, беззвездное, бессеребрянное, безденежное, ни одного дирхама в небе, только пустые голые облака, натыкаются на грандиозные арабские небоскребы и стыдливо падают салфетками на трап белоснежных яхт, все звезды проданы...на сейлах Дубай-молла и Дейра-сити, задешево рассыпаны в Насер-сквере, красиво выложены вдоль легких  дорог Джумейры.
Майский Дубай. Бесстыдно жаркий, не по весеннему-знойный и не по восточному-безалаберный. Персидский залив. Утро. Бесконечная пустыня пляжа. Песок под ногами чуть твержде арабского пашмина, чистый кашемир из тонких нитей золотого песка. Быстро-быстро перебираю ногами, пока песок прохладен и легок, через пару часов солнце нагреет, раскалит, размягчит его до адского вязкого варева и каждый шаг будет заботливо больно жечь ноги, лизать подошвы услужливым джином, остро покалывать крутой  подъем  розовой ямочки ступни. Бедуины говорят, что перебежать горячий пляж вовсе несложно - нужно просто подгребать пятками, раскачиваясь бедрами. Я так и делаю. Покачиваюсь на волнах песка смешным верблюжонком, неторопливо приближаясь к воде. Это новая вода. Моя новая  вода, еще не изведанная, даже не море, кусочек океана, самая  верхняя макушка сливок могучей стихии. Самая сладкая. прозрачно-голубая, слабая, пенистовоздушная, сквозь воду видны змеистые следы вездесущего песка, серебряные рыбы мечутся тенью .
Утро. Рассвет. Громкие птицы. Непохожие вороны. Тонкие, длинношеие, как черные маленькие лебеди горделиво расхаживают между высоких пальм. Пальмы шелестят в затылок, шепчут по-арабски, поют песню пустыни и ветра. После обеда будет песчаная буря, я уже научилась распознавать ее шаги - небоскребы затянуты дымкой до самого солнца, воздух дрожит и переливается, густое марево собирается над городом. Нужно бежать, скрыться в стеклянных убежищах роскошных бутиков, прохладных кафе, бесконечно длинных коридорах сверкающих мегамаркетов. Там можно купить все. Все увидеть  все понюхать. Я, как обычно, больше люблю видеть и нюхать людей. Маленький молл "Меркато" на Джумейре в Дубаи, рядом с моей гостиничкой. Я его обожаю, Там самый вкусный итальянский ресторанчик и самые красивые люди. Профитроли с манговым кремом цвета лица арабских женщин. Невероятно красивых - влажные газельи глаза, бархатные стрелы ресниц, стыдливые губы под точеным носиком, гибкие маленькие фигурки окутаны черным тонким абаем, расшитым золотыми нитями и разноцветными камнями. Она закутана в восточную ночь, как сияющий серп юной луны.   Целая стайка молоденьких пери щебечет в бутике "Милано", там распродажа и можно почти даром купить чудные босоножки. Из-под абая выглядывает ножка в изящной серебряной туфельке. Боже, какие дураки ваши мужья. Вместо того, чтобы любоваться этой красотой они предпочитают в мужском обществе пить кофе, потягивая сладкий кальян и жадно раздевать глазами иностранок. Мужские абаи всегда светлые - снежно белые, молочные, нежно-кофейные, яркие бейсболки нелепо смотрятся на высоких арабах с гордыми чеканными лицами с аккуратной бородкой, пронзительными черными глазами и лукавым изгибом губ. У меня руки чешутся все это сфотографировать, но нельзя, как почти нельзя смотреть им в глаза - потом не оторвешься. Он ловит твой взгляд, обволакивает, раздевает, ощупывает тебя всю под одеждой, сжигает огнем угольного зрачка твои легкие брючки, тунику, и ты остаешься голой, со скомканным в сумке мокрым купальником, сведенными под столом коленями, вцепившаяся в прохладный бокал ледяного сока. А глаза напротив выпивают твою наготу до дна, и облизнув пересохшие губы он просит счет. Запах денег сейчас похож на запах секса...
 
Продолжение следует

Монолог утонувшего читателя.

Читать я научилась раньше, чем плавать. Или нет? Не помню. Два фрагмента, совпавших во времени, подсовывает мне услужливая память: скользкий бок красного надувного круга и разноцветные буквы на надгробиях старого кладбища. Память такая странная штука - мешанина картинок, запахов, звуков и  ощущений, словно тебя забросили в игрушечный калейдоскоп, озвучили яркие куски и дали их потрогать. "Не да-а-а-а-а-а-а-ам..", - мокрый полукруг полусдувшегося детства, за который цепляешься изо всех сил,  молотишь ногами, опускаешься в никуда  и цепляешься за отцовскую руку, что отбирает у тебя последний твердый островок  в безбрежном  легком мире. Мире, который станет потом твоей отдельной личной радостью  соленых морей и пахнущих тиной рек. Потом я научусь жить в невесомости, нырять так глубоко, что путь наверх покажется новым рождением...Научиться плавать - это как научиться читать - немного страшно, но никогда не разучишься.

"Иррр-и-на Серрр-ге...". На обратной стороне калейдоскопа  с интересом разглядываешь слова, топая среди старых могил, и  громко с выражением читаешь надписи на надгробиях, пока  родня сбилась с ног в поисках пропавшего чада. Какие глупые люди эти кладбищенские писатели серых камней, разве непонятно, что "Ирри-на" надо писать красным, потому что это красное слово, а "Серрр-гее-вна" - темно синее в махонькую крапинку. Это потом я пойму, что фразы звучат совсем по другому на бумаге, чем в дыхании. Одни выцветают, другие наполняются красками образов. Уже научившись нырять в книги, я придумаю себе игру. Если долго вслух повторять слово - оно теряет свой первородный смысл, затекает странными фантазиями и домыслами. сияниесияниесияниесияниесияниесияниесияниесияниесияниесияниесияние.....из сияющих светло желтых кусочков слово плавится в грязно синюю лужицу разлитых чернил, послевоенных, выцветших, из мифической непроливайки в затрепаной бабушкиной тетради....Научиться читать - это как научиться любить, не страшно прыгнуть вниз, страшно всплыть на поверхность, голой, беззащитной, без кожи и цвета глаз.

Калейдоскоп вращает колесики со скоростью детского бега. На ходу облетает цыплячий пушок и стремительно близится лето. Лето, в котором умираешь, купаясь нагишом. Это словно заниматься любовью  и открывать новую книгу. Ты пришла на запах, на дыхание, на шелест страниц, на его и свой голод тела. Наплевать на все..  ты просто его читаешь. Раскачиваешься птицей на глади волны и  можешь в любую секунду взмыть в небо, заглянуть в конец повести, а можешь нырнуть, заполнить собой пустоты клеток и мембран, оглохнуть от собственного крика и мягко опуститься на дно...обняв его за теплую шею. Только не смотреть в глаза, накинуть на них вуаль поцелуев, чтоб не узнать отражения имени, не запомнить названия, только цвет, вкус и запах.Тем летом я первый раз влюбилась, по самую шею завязла в рассказах Савицкого и чуть не утонула в ночном море. Заплыла так далеко, что они с берегом  слились в одну гладь черного зеркала, и небо давило над головой бесполезными желтыми точками. Когда лежишь на воде, усталость опускается в низ живота, боль судороги не режет так правую ногу, зато кажется, что море и небо поменялись местами. Ты плывешь по сухой прохладной небесной тверди, а спину тебе ласкает мокрая нежная смерть. Меня спас маячок костра на берегу. И потом, лежа на остро пахнущих камнях и бумажных обрывках мусора,  наполовину в воде, наполовину живая, я думала как хорошо плыть на огонь, не оглядываясь назад...

Там позади нет ничего, нет прошлого, нет будущего, есть только сейчас. Есть маятник в калейдоскопе.

Научиться жить - это не страшно и так легко, легче чем читать, плавать и любить, главное вовремя вынырнуть... 

Заметка.

Удивительной трогательности заметка о превратностях и нежном цинизме бытовой любви в раннем браке. Там еще про то, что он от ее любви и пирожков поправился на 8 киллограмм, но все равно ушел от нее к собачьей парикмахерше, ко всем чертям собачьим... И последняя сцена прощания, полная драматизма и пятен на ковре, с элементами эротики на стиральной машинке...А телевизор все равно забрал..с плоским экраном...козел... И все равно она выкарабкалась и все у нее хорошо, только пропала гречка почему-то ...из магазинов.

P/S/  Лёня, жги.

 

 

Блог

  • 02.03.11, 16:40
место для текста