хочу сюда!
 

Татьяна

32 года, водолей, познакомится с парнем в возрасте 30-45 лет

Восстания люда Киевской Руси

Братья и сестры!

Пришло время вспомнить о тех фактах, которые замалчивают, скрывают как только могут и вычеркивают из истории. Мы в праве знать правду о том, как наши пращуры еще долго после крещения творили сопротивление новому деспотичному рабовладельческому режиму вновь пришедших «хозяев».


На систематическое увеличение дани и других княжьих оброков и притеснений народные массы Киевской Руси отвечали сопротивлением. О том, что такая борьба получила широкое распространение, была острой и представляла опасность для господствующей вновь созданной элиты, свидетельствуют государственные мероприятия, направленные на подавление народных выступлений.

К наиболее распространенным формам народной борьбы относились побеги. Результаты их были серьезными. Побеги вынуждали поработителей до некоторой степени ограничивать нажим на холопов, закупов и смердов, иначе возникала угроза для хозяйства остаться без рабочих рук, что, естественно, ставило под удар прибыли. При тогдашних условиях беглец всегда мог найти место, чтобы спрятаться от вновь испеченного «хозяина». Чаще всего бежали холопы — самая бесправная и наиболее притесняемая часть населения, и закупы.

Бежали и смерды. В середине XII в. наблюдалось сосредоточение беглецов-смердов, которых называли «берладниками» (вероятно, от названия г. Берлади), в низовье Прута и Серета. Беглецы, объединяясь в отряды, нападали на города и торговые караваны с солью. В 1159 г. один из отрядов численностью 6 тыс. человек во главе с князем-изгоем Иваном Берладником захватил Кучелмин, но под Ушицей потерпел неудачу и вернулся в Понизовье. Движение берладников является примером того, как массовые побеги родовичей со временем перерастали в крупные народные восстания.

Берладники встречали сочувствие угнетенных в городах, на которые нападали. Во время осады Ушицы к ним присоединились 300 смердов. Имеются сведения о массовых побегах смердов в Новгородской земле, где это явление стало действительно угрожающим. Власть вынуждена была пойти на определенные уступки, чтобы приостановить побеги и вернуть беглецов. В 1229 г. князь Михаил издал закон, согласно которому смердам гарантировалось уменьшение дани, возвратившимся беглецам — освобождение от дани на пять лет.

Распространенными были действия партизанской войны. Характер такой борьбы понимали современники и причины ее видели в обнищании населения. «Аже буду убог — помыслю на татьбу и розбой», — писал по этому поводу Даниил Заточник (древнерусский писатель конца XII — первой половины XIII в.). Охрана личности князя, боярина, купца и тиуна была объектом особого внимания государства. Ряд статей «Русской правды» касается именно действий, направленных против власть имущих, за которые наказывали очень строго.

Высшим проявлением народного гнева в Киевской Руси были восстания жителей деревень и сел и городских низок. Эта форма в отличие от побегов защищала от чрезмерного гнобления уже не просто люда и была направлена не против князей и их холуев, а была попыткой больших групп населения избавиться от вновь созданной рабской системы. Одним из ярких примеров того было древлянское восстание 945 г. Именно им ненормированная дань угрожала потерей не только дополнительного продукта, но, вероятно, и необходимого, что означало лишение их средств существования. Восстание, как упоминалось выше, было подавлено княгиней Ольгой, которая, однако, вынуждена была несколько унормировать повинности.

Народные движения конца X в. в летописи часто названы «разбоями». Однако это были не единичные нападения на дорогах, а более или менее организованные выступления против гнобителей. По требованию митрополита Владимир ввел для восставших смертную казнь вместо денежного штрафа (поистине христианская мораль!). О размахе этих движений свидетельствует тот факт, что память о них долгое время сохранялась в народе.

Народный движения в Киевской Руси часто принимали религиозную окраску и связывались с борьбой против христианства, освящавшего народное рабство. Одно из таких народных восстаний, возглавленных жрецами языческой веры — волхвами, имело место в Суздальской земле в 1024 г. Непосредственным поводом к нему был голод. Восставшие убивали «старую чадь» (верхушку общества) и забирали «гобино» (запасы продуктов, присвоенные «старой чадью»). Восстание было жестоко подавлено князем Ярославом Владимировичем.

Подобное восстание произошло в 60-х годах XI в. в Ростовской земле. Оно было направлено против «лучших жен», державших у себя «обилие». «Лучшие жены» — это, очевидно, женщины, которые в Ростовской земле еще в эпоху первобытнообщинного строя держали в своих руках общинные запасы продуктов. С усилением различных форм давления на люд они также сохранили за собой это право. Общинники свое право на общинные запасы вынуждены были доказывать с оружием в руках. Восстание в Ростовской земле также потерпело поражение.

В Южной Руси, как свидетельствует летопись, недовольство народа также использовалось сторонниками старой веры. В 1068 г. в Киеве появился волхв, вещавший какие-то удивительные явления, будто Днепр потечет вспять, а греческая и русская земли поменяются местами. Подобные вещания отражали нарастание народного гнева и, как правило, предшествовали социальным волнениям.

Непосредственным поводом к киевскому восстанию 1068—1069 гг. стало поражение русских войск в борьбе с половцами. После бегства с поля боя Изяслава, Святослава и Всеволода Ярославичей половцы беспрепятственно грабили русские земли и угрожали Киеву. Чтобы дать врагу отпор, киевляне потребовали у князя оружие и лошадей, но в этом им было отказано. Тогда они восстали и изгнали Изяслава из Киева. Спустя семь месяцев Изяслав вернулся в Киев и с помощью польского войска расправился с восставшими.

Летопись не указывает конкретно, к каким народным сословиям принадлежали киевляне, принимавшие участие в восстании. Вероятно, это были городская беднота и присоединившиеся к ней со временем смерды окрестных сел. Последние нападали на польских жолнеров, пришедших с Изяславом и расквартированных по селам.

Более подробно летописец рассказывает об участии смердов в киевском восстании 1113 г. Оно началось сразу же после смерти жестокого и жадного киевского князя Святополка Изяславича. Восставшие разграбили двор киевского тысяцкого Путяты, дворы сотских, ростовщиков и наживавшихся на спекуляции солью. Киевская знать обратилась к Владимиру Мономаху, княжившему тогда в Переяславе, с просьбой занять киевский стол. Бояре и купцы надеялись, что авторитет Владимира Мономаха — организатора борьбы с половцами — поможет им успокоить народ. Первое приглашение Мономах отверг. Киевская знать обратилась к нему вторично, напомнив, что его отказ приведет к расширению восстания. Владимир согласился и, как отмечает современник, «утоли мятеж и голку (волнения.— Ред.) в людях».

Результатом восстания в Киеве был знаменитый «Устав» Мономаха, который несколько облегчал положение люда, на земле живущего, а тако же в градах. Закуп получил право отлучаться со двора боярина на время подачи жалобы князю или для того, чтобы достать деньги для уплаты долга. Отлучка по другим причинам грозила ему превращением в холопа. «Устав» не разрешал бить закупа, если последний не был виновен, но понятие вины закупа не определялось. «Устав» снимал с закупа ответственность за гумно боярина, если его пропажа случилась не по вине закупа.

В 1136 г. произошло крупное восстание в Новгороде, направленное против князя Всеволода Мстиславича. Согласно решению новгородского веча он был взят под стражу, а затем изгнан из города. Одним из обвинений, предъявленных Всеволоду, было то, что он «не блюдет смерд».

Летописи сохранили сведения о народных движениях в середине XII в. В 1146 г., воспользовавшись ослаблением власти после смерти киевского князя Всеволода Ольговича, киевляне решили свести счеты с княжескими тиунами. Началось восстание. Новому князю Игорю Ольговичу восставшие заявили, что тиун «Ратша погуби Киевъ, а Тудоръ Вышегородъ», и требовали гарантий, чтобы в дальнейшем подобных притеснений не было. Игорь вынужден был пойти на уступки, но борьба на этом не закончилась. После поражения Игоря Ольговича в войне с Изяславом Мстиславичем киевляне летом 1147 г. снова восстали.

Еще одно восстание подняли киевляне после смерти князя Юрия Долгорукого. Как рассказывается в Ипатьевской летописи, народ «разграбиша дворъ его красный и другый дворъ за Дн&#1123пром розъграбиша, егоже звашеть самъ Раемъ и Васильковъ дворъ сына его разграбиша в город&#1123».

Широкий размах имело восстание 1174 г. в Суздальской земле. Воспользовавшись убийством Андрея Боголюбского, жители Боголюбова разграбили княжий двор и выступили против засилия «лучших». Вслед за ними восстали и владимирцы, которые устроили расправу над посадником, тиунами, мечниками и детскими. В движении приняли участие и жители окрестных сел: «грабители же ись сел приходяче грабяху».

В 1207 и 1228 гг. имели место крупные восстания в Новгороде. В первом случае восставшие выступили против посадника Дмитра Мирошкинича и его братьев, обкладывавших городское и сельское население непомерными данями, во втором — против архиепископа Арсения и посадника Вячеслава, которые имели огромные запасы продовольствия, в то время как народ голодал.

Нередко княжим родам разных русских земель, постоянно ведшим борьбу за власть, удавалось использовать недовольство люда в своих интересах. Так было в 1146—1147 гг., когда великий киевский князь Изяслав Мстиславич расправился с Игорем Ольговичем и теми, кто его поддерживал. Аналогичная ситуация сложилась и в 1157 г., когда острие нового восстания киевлян, не без участия претендента на киевский стол Изяслава Давидовича и черниговских князей, было направлено против окружения покойного князя Юрия Долгорукого.

Русский люд был далек от того, что «творили» князья да бояре. Люди выступали против всех форм гнобления со стороны угнетателей — крупных землевладельцев, ростовщиков, княжих «лучших» людей. Еще на протяжении четырех столетий русские люди упорно сопротивлялись вновь пришедшей системе нечеловеческого рабства. Они собирали вопреки строгим запретам народные вече, ведомые выборными представителями и волхвами. Изгоняли князей, на время возрождая народно-общественный строй. Накал этой борьбы был безмерным, формы жестокости, с которой подавлялся народный гнев, — нечеловеческими и изуверскими. Помните это…

По материалам издания: История Украинской ССР в десяти томах (Киев, 1981)


6

Комментарии

Гость: Вечный бан

114.09.13, 19:22

По материалам издания: История Украинской ССР в десяти томах (Киев, 1981)

Значит не замалчивалось.

    214.09.13, 19:31Ответ на 1 от Гость: Вечный бан

    лиха беда начало, тогда не замалчивалось, а вот сейчас...
    легче комментировать, да вот самому что-то делать - тяжелее.

      Гость: Вечный бан

      314.09.13, 19:37Ответ на 2 от Святобор

      лиха беда начало, тогда не замалчивалось, а вот сейчас...
      легче комментировать, да вот самому что-то делать - тяжелее.
      Кто знает кто и что делает? Легко сабелюку изобразить на авке, тяжелее всю жизнь эту сабелюку в руках проносить.

        414.09.13, 19:39

        а ха ха ха !!!! історія! не сміши! напів бред! яка могла бути історія 1981 року? совітська бредятина!

          515.09.13, 12:09

          Благодарю Святобор за полезную статью
          заметно, что все беды на земле славянской со второго тысячелетия от р.х.
          до того, либо нет информации либо люди жили по людски?

          знакомые все шавки набежали, лишь бы тявкнуть от скуки
          и что ждать от "свиньи, которую посади за стол она и ноги на стол"