Профиль

AL4y

AL4y

Украина, Сумы

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Свежие фотографии

О рекордсмене, его рекордах и воздушной войне в Корее

     Николаю Сутягину принадлежат почти все рекорды воздушного боя  на реактивной технике. Он одержал наибольшее число побед - 21. Сбил наибольшее число реактивных  самолетов - 19. Всех больше уничтожил современнейших на то время F-86 "Сейбр"- 15. Он добился  наилучшего результата в воздушных поединках за один месяц - 5 побед. В военно-воздушных силах США не было пилота, равного Николаю Сутягину по мужеству и  мастерству в "реактивной" войне.

Из стенограммы лётно-тактической конференции соедениения (25 - 26 июля 1951 года):

     "Задание выполняли десяткой, - говорил перед собравшимися Николай. - Ударное звено - майора  Пулова, звено прикрытия - капитана Артемченко справа выше и пара Перепелкина сзади выше. Я шел  в звене прикрытия с ведомым старшим лейтенантом Шулевым. В момент левого разворота в районе  Сенсен я отстал от пары капитана Артемченко на дистанцию 400-500 м. Развернувшись на 50-60  градусов влево, я заметил: внизу слева, из-под ведущего звена, заходит нам в "хвост" пара F-86. Я подал  команду: "Атакую, прикройте" и левым боевым разворотом, в момент которого выпустил тормоза и  убрал газ, с последующим полупереворотом пошел за парой F-86. На второй петле мы уже были в  "хвосте" у F-86-x, и в верхнем положении я дал две короткие очереди по ведомому. Очереди прошли:  одна с недолетом, другая с перелетом. Я решил подойти ближе. После выхода из пикирования пара F-86  сделала отворот вправо, а затем - влево с набором высоты. За счет этого отворота уменьшилась  дистанция до 200-300 метров. Заметив это, противник сделал переворот. Выпустив тормоза, мы пошли за  F-86 под углом 70-75 градусов в сторону моря. Сблизившись до дистанции 150-200 метров, я открыл  огонь по ведомому... F-86 был сбит''. 

    19 июня пятьдесят первого Николай Сутягин открыл счет "реактивным" победам. А уже через три дня, 22  июня, увеличивает их до 3-х. Тогда в момент разворота звену советских летчиков во главе с Николаем  Сутягиным заходила в "хвост" четверка F-86. Умелый маневр, и наши пилоты уже в "хвосте" F-86. Заметив  МИГи, американцы после левого разворота пошли в пикирование. Сутягин на дистанции 400-500 метров открыл  огонь по ведомому. Но вторая пара американцев зашла звену в "хвост", это заметил ведомый старший лейтенант  Шулев - он резким маневром вышел из-под удара. Ведущий первой американской пары, заметив, что стреляют  по ведомому, пошел на "косую петлю". Но он не смог противостоять мастерству Сутягина, который в верхнем  положении, уже сблизившись до 250-300 метров, открыл по нему огонь. F-86 запылал и стал падать. Чуть позже  был уничтожен еще один "Сейбр".

   

     Умению Сутягина драться с американцами завидовали во всей дивизии, как и его нацеленности на победу. Лето 51-го для Николая стало результативным - 6 сбитых самолетов противника, еще результативней осень - - 8 уничтоженных машин. Только в декабре Сутягин одержал 5 воздушных побед. В начале 52-го он стал реже  вылетать на боевые вылеты, как асу ему было поручено выступать перед летчиками полков второго эшелона,  готовившимися к боям. Тем не менее в январе 52-го он сбил 3 самолета противника. Итак, Николай Сутягин за время боевых действий с 17 июня 1951 года по 2 февраля 1952 года произвел 149  боевых вылетов, провел 66 воздушных боев, лично сбил 21 самолет - наивысший результат в корейской войне.  На его счету 15 F-86 "Сейбр", 2 F-80 "Шутинг Стар", 2 F-84 "Тандерджет" и 2 "Глостер-Метеор". К сожалению, сегодня слава лучшего воздушного бойца "реактивной" войны еще не нашла Николая  Сутягина. Американцы, как пилоты, так и исследователи корейской войны, оказалось, большие мастера  фальсификаций. Они "забрали" себе все рекорды, доказывая тем самым тезис, а точнее, миф о своем боевом  превосходстве. Пример - книга "Аллея МИГов", изданная в Техасе в 1970 году.

   

    Заокеанские исследователи вовсю пытаются приподнять мастерство своих пилотов. Они часто подчеркивают,  что первым в истории реактивным асом стал капитан Джеймс Джабара, сбив к 20 мая 5 самолетов (всего на  счету Джабары 15 воздушных побед). Отмечают, сильнейший летчик корейской войны капитан Джозеф  Маконнел (выиграл 16 поединков). Часто пишут, что 39 американских летчиков стали асами, сбив от 16 до 5  истребителей МИГ-15. Разумеется, нужно отдать должное мужеству и мастерству американских летчиков, они сражались достойно,  а порой и на равных с советскими асами. Причем те же Джозеф Маконнел и Джеймс Джабара, что называется,  до конца остались верны небу. Первый погиб при испытательных полетах в 1954 году. Второй поставил целью  стать асом и вьетнамской войны, был туда направлен, однако не осуществил своей цели - погиб в  авиакатастрофе. Кстати, там он мог бы столкнуться с воспитанниками Николая Сутягина, который был  советником во вьетнамских ВВС.

   

    Не принижая мастерства отдельных американских летчиков, скажем, что счет советских асов солиднее.  Николай Сутягин - 21 воздушная победа. 20 поединков выиграл полковник Анатолий Пепеляев. По 15  самолетов противника уничтожили капитан Лев Щукин, подполковник Александр Сморчков и майор Дмитрий  Оськин. Еще 6 советских пилотов одержали 10 и более побед. Здесь следует назвать нашего соотечественника  Анатолия Карелина, уничтожившего в ночных воздушных боях 6 самолетов Б-29. Ну а все рекорды "реактивной  войны", как я уже отмечал, принадлежат Николаю Сутягину. О чем нужно говорить и писать, уточняя отдельные  позиции в истории воздушных войн.

   

    До сих пор в США пытаются подправить и общий итог войны. Так, в "Энциклопедии авиации (Нью-Йорк,  1977 г.) отмечается, что всего американскими летчиками за время войны сбито 2300 "коммунистических"  самолетов (СССР, Китая и КНДР), потери США и их союзников - 114. Соотношение - 20:1. Внушительно?  Однако наиболее серьезные американские специалисты еще в пятидесятых годах, когда общие потери было  скрыть трудно (смотри книгу "Воздушная мощь - решающая сила в Корее", Торонто - Нью-Йорк - Лондон,  1957 г.) отмечали, что ВВС США только в боевых схватках потеряли около 2000 самолетов, потери  "коммунистических" самолетов они тогда оценивали скромнее - примерно в 1000 самолетов. Однако и эти  цифры далеки от правды.

    На сегодня Генеральный штаб Вооруженных Сил России рассекретил документы времен войны в Корее. Вот  общие данные. Советскими летчиками 64-го истребительного авиационного корпуса (за время войны в него  попеременно - от 6 месяцев до одного года - входило десять дивизий) было проведено 1872 воздушных боя, в  ходе которых было сбито 1106 самолетов противника, из них F-86 - 650 единиц. Потери корпуса: 335  самолетов. Соотношение - 3:1 в пользу советских пилотов, в том числе по новейшим машинам (МИГ-15 и F-86  "Сейбр") - 2:1. Отметим: американские летчики действовали менее эффективно, чем пилоты Объединенной  воздушной армии, в которую входили части Китая и КНДР. Они сбили 231 самолет, а потеряли - 271. Словом, верх остался за воздушной школой, которую представлял Николай Сутягин. Именно его мастерство  и мастерство таких, как он, их крепкая воля вынудили признать командира одного из американских крыльев:  "МИГ-15 страшен, если управляется хорошим, инициативным летчиком". Николай Сутягин - это легенда, это  Иван Кожедуб пятидесятых.

МиГ-15бис к-на Сутягина, 17 ИАП, февраль 1952 г.

     По основным летно-тактическим данным советский истребитель МИГ-15 и американский F-86  "Сейбр" были равны, но каждый имел свои сильные и слабые стороны. МИГ превосходил "Сейбра" в  скороподъемности и удельной тяговооруженности. F-86 быстрее набирал скорость на пикировании, был  более маневрен, обладал большей дальностью полета. Однако он проигрывал в вооружении. 6  крупнокалиберных "сейбровских" пулеметов "Кольт Браунинг", несмотря на большую  скорострельность (1.200 выстрелов в минуту), уступали трем пушкам МИГа: двум 23мм калибра и одной  37-мм. Их снаряды пробивали любую броню. 

                                                                                                                                                                  (с)