Профиль

Annastezie

Annastezie

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

Важные заметки

Последние статьи

Свежие фотографии

От войны


Поезда не ходят на восток страны:
От войны 
Поездам отказано в маршруте,
Неужели вы опять удивлены?
Неужели вы не знали, что так будет?

Души воинов в квартире мастера
Пишут письма близким о любви,
Мастер пьет таблетки от бессонницы,
Ведь в аптеках нет лекарства 
                                                от войны.

Полутон


(пусть простит меня художник за использование его картины в моем н-сортном художестве) 


О, не фальшивил бы ты, милый,

В четвертом такте, доля - два,
Мне вытерпеть хватает силы
Твой полутон едва-едва.

В антракте зрители в буфете,
В актерах надобности нет,
Народ пьет чай и ест конфеты,
А ты несешь со сцены бред.

Не списывай холсты с Ван Гога,
Ван Гог страдал, он честен был,
Скажи мне правду, ради Бога,
И убирайся, скатертью дорога!

Жизнь Пи


Наша жизнь – это Пи -
Бесконечная странная цифра,
Выжить хочешь – не спи,
Космос - дивный, читай его шифры.

И тогда целый мир
Отразится в ночном океане,
Яркий звездный эфир
Разольется в пустынном тумане.

И огромнейший кит
Плавниками тебя чуть накроет,
Выжить хочешь – не спи,
Пусть луна твои мысли покоит.

воспоминания

Я сегодня вспомнила тебя, и стало так сутужно-сутужно. И песня, которую ты мне все время присылал – «я всегда буду тебя помнить». Это как в том фильме – я вам больше не верю, никому-никому.
Кто-то, быть может, родился только чтобы прочитать чьи-то нежные письма, а кто-то, чтобы кормить облезлых собак у причала, а кто-то, кто-то, то, лишь эхо – пустое и бесцветное.
Когда мне плохо, я интуитивно нахожу людей, которым хуже и спасаю их. Ты помнишь, я все сделала, чтобы спасти твою душу от черной дыры одиночества и холода. Но, как оказалось позже, тебе в тот момент хуже не было, тебе стало так позже, когда наши дорожки по твоей воле и воле не моей, но очень мне близкой и родной, так вот наши дорожки разошлись, тю-тю. И потом мне было чудесно, а тебе было хуже всех, а я жила и не знала об этом. Потому что порой мы делаем такие ошибки, которые не исправить и которые кардинально все меняют.
И что интересно, никто из нас ни о чем не жалеет, потому что не было ничего такого, за что может быть стыдно, и жаль лишь от того, что все в том эпизоде, назовем его «наш эпизод», в нем все-все было заполнено сплошными недоразумениями. Так бывает с теми, кто думает, что можно не говорить, ведь все понятно без слов, а на самом деле ничегошеньки непонятно, непонятно, понятно, но.
Как жаль, что ничего не было понятно. Как же мне жаль, что потом была болезнь, была смерть, были предательства, и никого почти не осталось. А ты по-прежнему считаешь, что я, быть может, что-то сделала не так, так, тик-так, тик-так, время ведь уже того, тю-тю, говорю я, время. И наш эпизод - тю-тю. Мы даже не танцевали ни разу, а было бы, наверное, приятно. Ты – высокий молодой человек с грациозной фигурой и голубыми глазами, я – почти такая же, только я была бы в платье, легком, и его подол развивался бы, когда бы мы парили по кругу. И было бы так хорошо, так хорошо, хорошо.

Геометрия


Удивительный мир, удивительное устройство вещей. Мы живем в одном и том же свете, где любят и предают, где дают жизнь и отбирают, где приносят радость и доставляют немыслимую боль.
Мы родились в одном маленьком городке, не исключено, что наши мамы гуляли с нами, когда мы лежали в колясочках и говорили о каких-то общих темах. Я уверена, что мы виделись тысячи раз и у нас есть тысячи общих друзей, но мы с тобой так и не познакомились. Я знаю твое имя, я знаю, как ты выглядишь и какие у тебя интересы. Я знаю, что у тебя восхитительный вкус и талант, ты фотографируешь на «Зенит», и слушаешь волшебную музыку. Я больше, чем уверена, что ты мечтательной натуры человек, ранимый и тихий. Я думаю, что внутри тебя гейзер, стоит только затронуть, и нужно быть готовой ошпариться ледяным напористым потоком.
Мне странно, что мы незнакомы. Я представляю, как ты будешь выглядеть пожилым человеком в стильной клетчатой жилетке и тонких очках. У тебя будет тяжелая походка и внимательный взгляд, ты будешь замечать все мелочи. Ты такой человек, который видит знаки и распознает их, и более того, ты – такой человек, который создает знаки. Некоторые из них зачерпнули из моей души такие микрочастицы, что стало тошнить и закружилась голова, немногие способны коснуться меня так сильно, не приложив даже никакого усилия и сам того даже не ведая. Что за удивительная личность?
 
Мне сейчас так необходимо пианино, я чувствую себя получеловеком, неудовлетворенным животным, потому что мои старые песни преследуют меня, не давая уснуть, а новые стонут, как рабы со связанными крыльями в сыром подвале. И я с надеждой поднимаю глаза к небу, я жду грозы и града, я мечтаю пострадать от природной красоты, чтобы восторженность моя переросла в настоящее творчество, а не тупое позерство для приезжих.
Я хочу петь и смеяться истерично, ты подумаешь, что я сумасшедшая,  но это правда лишь наполовину. Это может понять только тот, кто способен зависать в межреальности, там, где мы есть и нас нет одновременно, как с пресловутым котом одного ученого, с той разницей, что я могу быть не только живой и мертвой одновременно, я могу быть и певицей, и убийцей въежечасье , могу быть морем и песком, всей планетой могу быть и черной дырой Всемира. Я – луч, у меня есть начало, и нет конца.

Демотивирующая хрень. Теперь я буду джудом лоу


Приступы голода и жажды, а еще ностальгии, и все по красоте.
Когда хочется есть, спать и отдохнуть, о походах в кино даже не мечтаешь, а путешествие в ближайшее кафе – суперчудесное приключение.

Отчего такие будни скучные настигли меня? Отчего я болею, и уже во второй раз за этот месяц из меня текут потоки гноя? Наверное, это моя внутренняя желчь, нельзя копить желчь, выплевывайте все грустное в близлежащие лужи. Рядом с нашим домом лужи всегда радужные – это мой сосед выплевывает свою желчь в них, но он такой восхитительный человек, что даже его внутренняя желчь – радужная, а моя – рыжая и с шипами, она изранила мои внутренности, и сгнобила мою психику. И я выплевываю ее в раковину в ванной, а потом долго смотрю на свое изображение в зеркале - впавшие щеки, заострившийся нос и тусклые глаза.
Вчера меня укачало от того, что я попала в небесную воронку. Гроза шла на нашу землю, тучи летели слитным потоком, и вдруг я увидела эту воронку, я не могла ни моргнуть, ни пошевелиться, потом меня затошнило, а руки и ноги стали такими тяжелыми, что мне показалось, буд-то все на планете умерли, остались только деревья, почва, небо и я в своей заброшенной квартире на пустой кровати. И меня все это так поразило, что я до сих пор не могу отойти от этой дозы.
Что бы ты делал, если бы не было меня? Все то же самое бы и делал, и это меня пугает. Потому что я не вижу смысла в своем существовании, в чем мое предназначение, если я ничего не делаю, и ничего не делаю. А быт – это не дела, и все остальное, чем я занимаюсь – это не дела, это убийство жизни, и с каждым днем я становлюсь все старее и более психически неустойчивой.
Отпустите реальность, и сюрреальность прилипнет к вам на столько, что вы и не вспомните о реальности, как таковой. И побольше бы силы и энергии, чтобы чувствовать свою значимость в невесомости абсурдного бытия.
Но побывав однажды в небесной воронке, поверить в свою весомость здесь внизу просто невозможно. Простите.

Получеловек


Как давно я не была там, среди людей. И вот, мы выбрались, туда, где я заведомо знала, что будет скучно и уныло. Но мне был интересен там один человек, да и тот в итоге разочаровал.
Я спрашиваю тебя, человек, почему в 32 ты ведешь себя со мной как подросток? Почему судорожно выдавливаешь из себя эксцентричные ответы и тут же делаешь вид, что не расслышал вопроса. Но я не обиделась, и я не жалею. Мне удивительно, что некоторые люди странны до безумств. И если эти безумства связаны с чем-то хорошим, то зачем их скрывать? А если эти безумства связаны с недоверием и враждебностью, то зачем проявлять какой-то интерес, и даже более того, признаваться в чем-то сокровенном.
Я не выварачиваюсь на изнанку, чтобы кому-то понравится, и я давно уже не строю из себя что-то сверхинтересное и удивительное. Мне бы хотелось, чтобы и мои знакомые так со мной вели себя. И если я делаю тебе комплимент, черт побери, это не означает, что я ожидаю чего-то взамен или встречного комплимента, или хочу поставить тебя в неловкое положение.
Да, я люблю инфантильных мужчин, но я не люблю депрессивной надрывности. Я не люблю однообразия, я не люблю тайн.
Вот и все, что мне нужно в дружбе. Если хочешь, будь моим другом, если не хочешь, то проваливай раз и навсегда, не бывает полуправды, не бывает полудружбы, по крайней мере, не со мной, о получеловек!

И я

 

о революции в Киеве

В шумном городе теней,
Слились улицы в одну,
Я смотрю в зрачок широкий
Ржавой бочки, мы смеемся.


Звук сирены, и мы в скорой,
Ты под капельницей, дышишь,
Я сморю в зрачки открытых:
Как трагично, и как больно.
Ты в рубашке, шрам на шее,
На руке браслет из кожи, 
Под ногтями грязь застыла,
Врач молчит, а ты не дышишь.

Мы нашлись и потерялись
В хищном городе теней,
Что зияет словно пропасть
Глубины застывших глаз.
Все с начала было мертвым:
Город, улицы, машины,
Бочка, руки, шрам и кожа,
И браслет, и ты, и я.

Дочекалася


Коли ти відлітаєш у вирій,
Я лишаюсь на зиму сама,
Я дивлюся у небо синєє -
Де ти є?
А тебе все нема.

Коли ти повертаєшся з неба,
Я цілую тебе у вуста,
Ти цілуєш мене у долоні,
Ти говориш мені: "Ти - свята."

Хто чекав би тебе серед ночі?
Хто чекав би тебе серед бід?
Коли бачу твої сині очі,
То чекала би ще двісті літ.

Все завмерло, і стало так тихо:
Чутно в темряві порухи вій,
Не боюся ні щастя, ні лиха,
Знаю точно, навіки ти мій.

написано лет в 13

Писать стихи, наверно, трудно,
Когда не знаешь, что писать,
Потом их слушать очень нудно,
И сразу хочется зевать.

Смеяться с несмешного трудно,
Казаться милым дураком,
И говорить, что это чудно,
Когда по морде кулаком.
Страницы:
1
2
3
5
предыдущая
следующая