хочу сюда!
 

Ксюша

42 года, овен, познакомится с парнем в возрасте 43-50 лет

bambr

предыдущая
следующая

22-е июня....

Двадцать второго июня, Ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили,

Что началася война.

Вся европа которая была под пятой гитлера двинула на Советский союз.

С первых дней кроме захвата територий началось истребление восточно славянского  населения.

Помню, как горели у убитой мамы волосы... А у маленького возле неё — пелёнки... Мы переползли через них со старшим братом, я держалась за его штанину: сначала — во двор, потом в огород, до вечера лежали в картофлянике. Вечером заползли в кусты. И тут я расплакалась...

Тоня Рудакова, 5 лет

Черный немец навел на нас пулемёт, и я поняла, что он сейчас будет делать. Я не успела даже закричать и обнять маленьких...Проснулась я от маминого плача. Да, мне казалось, что я спала. Приподнялась, вижу: мама копает ямку и плачет. Она стояла спиной ко мне, а у меня не было сил ее позвать, сил хватало, только чтобы смотреть на нее. Мама разогнулась передохнуть, повернула ко мне голову и как закричит: «Инночка!» Она кинулась ко мне, схватила на руки. В одной руке меня держит, а другой остальных ощупывает: вдруг кто-нибудь еще живой? Нет, они были холодные... Когда меня подлечили, мы с мамой насчитали у меня девять пулевых ран. Я училась считать. В одном плечике — две пули и в другом — две пули. Это будет четыре. В одной ножке две пули и в другой — две пули. Это будет уже восемь, и на шейке — ранка. Это будет уже девять.

Инна Старовойтова, 6 лет

У нас в хате собралось шесть человек: бабушка, мама, старшая сестра, я и два младших братика. Шесть человек... Увидели в окно, как они пошли к соседям, побежали в сени с братиком самым маленьким, закрылись на крючок. Сели на сундук и сидим возле мамы. 

Крючок слабенький, немец сразу оторвал. Через порог переступил и дал очередь. Я разглядеть не успел, старый он или молодой? Мы все попадали, я завалился за сундук...

Первый раз пришел в сознание, когда услышал, что на меня что-то капает... Капает и капает, как вода. Поднял голову: мамина кровь капает, мама лежит убитая. Пополз под кровать, все залито кровью... Я в крови, как в воде... Мокрый...

Вернулось сознание, когда услышал страшный женский голос... Крик висел и висел в воздухе. Кто-то кричал так, что, мне казалось, он не останавливается. Полз по этому крику как по ниточке, и приполз к колхозному гаражу. Никого не вижу... Крик откуда-то из-под земли идет...

Встать я не мог, подполз к яме и перегнулся вниз... Полная яма людей... Это были все смоленские беженцы, они у нас жили в школе. Семей двадцать. Все лежали в яме, а наверху поднималась и падала раненая девочка. И кричала. Я оглянулся назад: куда теперь ползти? Уже горела вся деревня... И никого живого... Одна эта девочка... Я упал к ней... Сколько лежал — не знаю...

Слышу — девочка мертва. И толкну, и позову — не отзывается. Один я живой, а они все мертвые. Солнце пригрело, от тёплой крови пар идет. Закружилась голова...

Леонид Сиваков, 6 лет

«Нас, двух девчонок, окружили несколько мотоциклистов, – вспоминала она. – Стали хватать, мы отбивались, а они избивали прикладами автоматов, били по груди, сильно разбили мне голову и лицо. Потом стали забавляться. Мы бежали, а они догоняли нас и со скоростью наезжали на нас сзади, сбивали с ног. У меня были длинные волосы, схватили за косы и поехали. Пришлось бежать рядом. Быстро бежать я не могла и падала, меня тащили, и опять били…».

Девушка очнулась к вечеру: избитая, в крови, порванной одежде. Рядом в крови лежала ее однокурсница по театральному училищу. Немцы изнасиловали ее, а затем пристрелили.

Фрума долго плакала, смотря на убитую подругу; потом поднялась и пошла к городу.

Бывшая будущая актриса шатаясь шла по изорванному колесами мотоциклов полю; силы оставляли ее, и она, оступаясь, падала. То и дело натыкаясь на истерзанные тела подружек, с которыми еще утром шутила и смеялась, она, плача, полушла, полуползла по казавшемуся бесконечным полю.

Город встретил ее вымершими ночными улицами.

На месте родного дома зияла воронка.

Фрума пошла к дому своей тети – но было уже поздно.

Немцы повесили тетю Розу прямо во дворе на белой акации, посаженной ею когдато, и пристрелили ее дочерейдвойняшек.

Девушка похоронила родных в том же дворе; к утру она поседела.

…Двадцать пять лет спустя генерал фон Макензен, чьи войска захватили Днепропетровск, напишет в воспоминаниях: «Гражданское население города было вполне спокойно, даже обрадовано освобождением от большевизма». Эту ординарную генеральскую ложь цитируют до сих пор.

 

«Русских примерно на сорок миллионов больше, чем нужно, и они должны исчезнуть». – «Каким образом?» – «Голодной смертью. Голод уже стоит у дверей». – «А по ту сторону новой границы, на востоке?» – «Там будут влачить „степное существование“ уцелевшие евреи, русские и другие недочеловеки. И эта „степь“ не будет больше никогда опасной для Германии и Европы»

По мере продвижения фронта на Восток на смену военной оккупационной администрации приходила гражданская. И если задача военной администрации по большому счету заключалась единственно в усмирении завоеванных территорий, то задача гражданских властей состояла в организации их эффективной эксплуатации. «Меня знают как жестокого пса. Поэтому меня и направили комиссаром Германии на Украину, – заявил назначенный рейхскомиссаром Украины Эрих Кох. – Наша задача заключается в том, чтобы, не обращая внимания на чувства, на моральное и имущественное состояние украинцев, выжать из Украины все. Господа, жду от вас абсолютной беспощадности в отношении всех туземцев, населяющих Украину». 

Изъятие из Украины сельскохозяйственных излишков в целях снабжения Рейха мыслимо при условии, если внутреннее потребление на Украине будет доведено до минимума. Это будет достигнуто следующими мерами:

 1) уничтожением лишних едоков (евреев, населения крупных украинских городов, которые, как Киев, вообще не получают никакого продовольствия);

 2) путем предельного сокращения продовольственной нормы украинцев – жителей других городов;

 3) уменьшением продовольственного потребления крестьянским населением.

 Если украинец обязан работать, то мы должны обеспечить его физическое существование отнюдь не из сентиментальных чувств, а из трезвого хозяйственного расчета.

А вот как работалось нашим гастарбайтерам

Вчера днём к нам прибежала Анна Лиза Ростерт. Она была сильно озлоблена. У них в свинарнике повесилась русская девка. Наши работницы-польки говорили, что фрау Ростерт всё била, ругала русскую. Покончила та с собой, вероятно, в минуту отчаянья. Мы утешали фрау Ростерт, можно ведь за недорогую цену приобрести новую русскую работницу...

Из письма обер-ефрейтору Рудольфу Ламмермайеру

Огромная благодарность Красной армии нашему народу за то что мы есть.

За то что выстояли и не дали исчезнуть нашим народам.

1

Последние статьи

Комментарии

Гость: Шляпник

121.06.12, 10:19

22 июня 1941 года, около 4-х утра родилась моя мама...
Царствие ей небесное.

    221.06.12, 10:32

    Моя мать 33го г.р., Черкасская обл. Разницу между приходом немцев и "наших" в 43м описывает так: немцы пришли - млеко, яйки, иногда рассчитывались шоколадом.
    "Наши" пришли - молча вывели из сарая корову, за счет которой выживала многодетная семья, бабку держали под прицелом, пока корову добивали и разделывали.
    Отец, 27го г.р., был гастарбайтером, под Лейпцигом, и еще где-то, не помню. Что такое регулярно питаться узнал только там. Хотя евреям там действительно приходилось тяжело.

      321.06.12, 10:48

        421.06.12, 10:57Ответ на 2 от MIRIKo

        У нас немцы тоже не сразу пришлив 41-м боев не было. Н обыстро появилась администрация. два завода снова стали работать. В 42 начали людей в германию увозить. Одна девушка не хотела убежала домой. Из дома ее никто не забирал, вместе с родными сожгли в доме. В конце 42-го проходила какаято немецкая часть и толи смеха ради толи от холода сожгли 10 хат. А потом в документах написали уничтожили евреев. Моей бабки полностью разграбили и разбили дом. Спасиюо соседям что немного давали еды и окна и дыры позабивали досками. Когда пришла краснаяч армия дали пару буханок хлеба и пару банок тушонки. Попа старенького повесили в церкви, не хотел гитлера аки бога прославлять и запретили снимать труп.

          521.06.12, 11:46Ответ на 4 от bambr

          а еще немцы массово насиловали славянских девушек и занимались каннибализмом....

            621.06.12, 12:07Ответ на 5 от MIRIKo

            про канибализм не знаю а вот насильничали постоянно всех кого поймали