А ты сегодня улыбался?

  • 04.01.13, 17:50

Да-да, вот ты, перед монитором!

























Немного вечной музыки

  • 03.01.13, 22:21

Kansas - Dust In The Wind (The Best Year Of My Life, 1978)

I close my eyes
Only for a moment and the moment's gone
All my dreams
Pass before my eyes with curiosity

Dust in the wind
All they are is dust in the wind

Same old song
Just a drop of water in an endless sea
All we do
Crumbles to the ground, though we refuse to see

Dust in the wind
All we are is dust in the wind

Now don't hang on
Nothin' last forever but the earth and sky
It slips away
And all your money won't another minute buy

Dust in the wind
All we are is dust in the wind
(All we are is dust in the wind)

Dust in the wind
(Everything is dust in the wind)
Everything is dust in the wind
(In the wind)

Постмодернистское хулиганство

  • 31.12.12, 03:48
Иосиф Бродский. Представление

                                                                      Михаилу Николаеву

Председатель Совнаркома, Наркомпроса, Мининдела!
Эта местность мне знакома, как окраина Китая!
Эта личность мне знакома! Знак допроса вместо тела.
Многоточие шинели. Вместо мозга - запятая.

Вместо горла - темный вечер. Вместо буркал - знак деленья.
Вот и вышел человечек, представитель населенья.
Вот и вышел гражданин,
Достающий из штанин.

"А почем та радиола?"
"Кто такой Савонарола?"
"Вероятно, сокращенье".
"Где сортир, прошу прощенья?"

Входит Пушкин в летном шлеме, в тонких пальцах - папироса.
В чистом поле мчится скорый с одиноким пассажиром.
И нарезанные косо, как полтавская, колеса
C выковыренным под Гдовом пальцем стрелочника жиром

Оживляют скатерть снега, полустанки и развилки
Обдавая содержимым опрокинутой бутылки.
Прячась в логово свое
Волки воют "E-мое".

"Жизнь - она как лотерея".
"Вышла замуж за еврея".
"Довели страну до ручки".
"Дай червонец до получки".

Входит Гоголь в бескозырке, рядом с ним - меццо-сопрано.
В продуктовом - кот наплакал; бродят крысы, бакалея.
Пряча твердый рог в каракуль, некто в брюках из барана
Превращается в тирана на трибуне мавзолея.

Говорят лихие люди, что внутри, разочарован
Под конец, как фиш на блюде, труп лежит нафарширован.
Хорошо, утратив речь,
Встать с винтовкой гроб стеречь.

"Не смотри в глаза мне, дева:
все равно пойдешь налево".
"У попа была собака".
"Оба умерли от рака".

Входит Лев Толстой в пижаме, всюду - Ясная Поляна.
(Бродят парубки с ножами, пахнет шипром с комсомолом.)
Он - предшественник Тарзана: самописка - как лиана,
Взад-вперед летают ядра над французским частоколом.

Се - великий сын России, хоть и правящего класса!
Муж, чьи правнуки босые тоже редко видят мясо.
Чудо-юдо: нежный граф
Превратился в книжный шкаф!

"Приучил ее к минету".
"Что за шум, а драки нету?"
"Крыл последними словами".
"Кто последний? Я за вами".

Входит пара Александров под конвоем Николаши.
Говорят "Какая лажа" или "Сладкое повидло".
По Европе бродят нары в тщетных поисках параши,
Натыкаясь повсеместно на застенчивое быдло.

Размышляя о причале, по волнам плывет "Аврора",
Чтобы выпалить в начале непрерывного террора.
Ой ты, участь корабля:
Скажешь "пли!" - ответят "бля!"

"Сочетался с нею браком".
"Все равно поставлю раком".
"Эх, Цусима-Хиросима!
Жить совсем невыносимо".

Входят Герцен с Огаревым, воробьи щебечут в рощах.
Что звучит в момент обхвата как наречие чужбины.
Лучший вид на этот город - если сесть в бомбардировщик.
Глянь - набрякшие, как вата из нескромныя ложбины,

Размножаясь без резона, тучи льнут к архитектуре.
Кремль маячит, точно зона; говорят, в миниатюре.
Ветер свищет. Выпь кричит.
Дятел ворону стучит.

"Говорят, открылся Пленум".
"Врезал ей меж глаз поленом".
"Над арабской мирной хатой
Гордо реет жид пархатый".

Входит Сталин с Джугашвили, между ними вышла ссора.
Быстро целятся друг в друга, нажимают на собачку,
И дымящаяся трубка... Так, по мысли режиссера,
И погиб Отец Народов, в день выкуривавший пачку.

И стоят хребты Кавказа как в почетном карауле.
Из коричневого глаза бьет ключом Напареули.
Друг-кунак вонзает клык
В недоеденный шашлык.

"Ты смотрел Дерсу Узала?"
"Я тебе не все сказала".
"Раз чучмек, то верит в Будду".
"Сукой будешь?" "Сукой буду".

Входит с криком Заграница, с запрещенным полушарьем
И с торчащим из кармана горизонтом, что опошлен.
Обзывает Ермолая Фредериком или Шарлем,
Придирается к закону, кипятится из-за пошлин,

Восклицая: "Как живете!" И смущают глянцем плоти
Рафаэль с Буанаротти - ни черта на обороте.
Пролетарии всех стран
Маршируют в ресторан.

"В этих шкарах ты как янки".
"Я сломал ее по пьянке".
"Был всю жизнь простым рабочим".
"Между прочим, все мы дрочим".

Входят Мысли О Грядущем, в гимнастерках цвета хаки.
Вносят атомную бомбу с баллистическим снарядом.
Они пляшут и танцуют: "Мы вояки-забияки!
Русский с немцем лягут рядом; например, под Сталинградом".

И, как вдовые Матрены, глухо воют циклотроны.
В Министерстве Обороны громко каркают вороны.
Входишь в спальню - вот те на:
На подушке - ордена.

"Где яйцо, там - сковородка".
"Говорят, что скоро водка
Снова будет по рублю".
"Мам, я папу не люблю".

Входит некто православный, говорит: "Теперь я - главный.
У меня в душе Жар-птица и тоска по государю.
Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной.
Дайте мне перекреститься, а не то - в лицо ударю.

Хуже порчи и лишая - мыслей западных зараза.
Пой, гармошка, заглушая саксофон - исчадье джаза".
И лобзают образа
С плачем жертвы обреза...

"Мне - бифштекс по-режиссерски".
"Бурлаки в Североморске
Тянут крейсер бечевой,
Исхудав от лучевой".

Входят Мысли О Минувшем, все одеты как попало,
C предпочтеньем к чернобурым. На классической латыни
и вполголоса по-русски произносят: "Все пропало,
а) фокстрот под абажуром, черно-белые святыни;
б) икра, севрюга, жито; в) красавицыны бели.
Но - не хватит алфавита. И младенец в колыбели,
слыша "баюшки-баю",
отвечает: "мать твою!"".

"Влез рукой в шахну, знакомясь".
"Подмахну - и в Сочи". "Помесь
лейкоцита с антрацитом
называется Коцитом".

Входят строем пионеры, кто - с моделью из фанеры,
кто - с написанным вручную содержательным
доносом.
С того света, как химеры, палачи-пенсионеры
одобрительно кивают им, задорным и курносым,
что врубают "Русский бальный" и вбегают в избу
к тяте
выгнать тятю из двуспальной, где их сделали,
кровати.
Что попишешь? Молодежь.
Не задушишь, не убьешь.

"Харкнул в суп, чтоб скрыть досаду".
"Я с ним рядом срать не сяду".
"А моя, как та мадонна,
не желает без гондона".

Входит Лебедь с Отраженьем в круглом зеркале,
в котором
взвод берез идет вприсядку, первой скрипке корча
рожи.
Пылкий мэтр с воображеньем, распаленным
гренадером,
только робкого десятку, рвет когтями бархат ложи.
Дождь идет. Собака лает. Свесясь с печки, дрянь косая
с голым задом донимает инвалида, гвоздь кусая:
"Инвалид, а инвалид.
У меня внутри болит".

"Ляжем в гроб, хоть час не пробил!"
"Это - сука или кобель?"
"Склока следствия с причиной
прекращается с кончиной".

Входит Мусор с криком: "Хватит!" Прокурор скулу квадратит.
Дверь в пещеру гражданина не нуждается в "сезаме".
То ли правнук, то ли прадед в рудных недрах тачку катит,
обливаясь щедрым недрам в масть кристальными слезами.

И за смертною чертою, лунным блеском залитою,
челюсть с фиксой золотою блещет вечной мерзлотою.
Знать, надолго хватит жил
тех, кто головы сложил.

"Хата есть, да лень тащиться".
"Я не блядь, а крановщица".
"Жизнь возникла как привычка
раньше куры и яичка".

Мы заполнили всю сцену! Остается влезть на стену!
Взвиться соколом под купол! Сократиться в аскарида!
Либо всем, включая кукол, языком взбивая пену,
хором вдруг совокупиться, чтобы вывести гибрида.

Бо, пространство экономя, как отлиться в форму массе,
кроме кладбища и кроме черной очереди к кассе?
Эх, даешь простор степной
без реакции цепной!

"Дайте срок без приговора!"
"Кто кричит: "Держите вора!"? "
"Рисовала член в тетради".
"Отпустите, Христа ради".

Входит Вечер в Настоящем, дом у чорта на куличках.
Скатерть спорит с занавеской в смысле внешнего убранства.
Исключив сердцебиенье - этот лепет я в кавычках -
ощущенье, будто вычтен Лобачевский из пространства.

Ропот листьев цвета денег, комариный ровный зуммер.
Глаз не в силах увеличить шесть-на-девять тех, кто умер,
кто пророс густой травой.
Впрочем, это не впервой.

"От любви бывают дети.
Ты теперь один на свете.
Помнишь песню, что, бывало,
я в потемках напевала?

Это - кошка, это - мышка.
Это - лагерь, это - вышка.
Это - время тихой сапой
убивает маму с папой".

1987


Кое-что из Зощенко...

  • 27.12.12, 22:21

"Вот когда госпожа смерть подойдёт неслышными стопами к нашему изголовью и, сказав "ага", начнёт отнимать драгоценную и до сих пор милую жизнь, - мы, вероятно, наибольше всего пожалеем об одном чувстве, которое нам при этом придётся потерять. Из всех дивных явлений и чувств, рассыпанных щедрой рукой природы, нам, наверно, я так думаю, наижальче всего будет расстаться с любовью"

- так когда-то написал Михаил Зощенко в "Голубой книге".

Дежурство спецбригады психиатрической помощи в канун конца света

  • 25.12.12, 02:16
Сначала был вызов к восьмидесятилетнему дедушке. Его сиделка по телефону заявила, что у них в квартире конец света уже наступил. Приехали — ба, точно наступил! Все люстры выдраны с корнем. Дед бодреньким зайчиком скачет по квартире, требует от сиделки непотребного. Что ему конец света — на его личном календаре сейчас май 1962 года, он весь из себя неженат и полон етической силы. Спецбригаде была предъявлена претензия — мол, долго ехали, могло бы случиться непоправимое. На глазах у всего Кишинева. Денис Анатольевич пристально посмотрел на сиделку и выразил осторожное сомнение: где мы, а где Кишинев? Так через камеры за нами наблюдает, доктор! Доктор посмотрел ещё пристальнее — через какие такие камеры? Сиделка показала. И в самом деле, по всей квартире. Правда, на ванную и туалет не хватило. Оказывается, родня из Кишинева таким образом присматривает, чтобы за дедом ухаживали как положено. И ценные указания по скайпу даёт. И проверяет, на что идут выделенные средства. Вы бы, доктор, вон в ту камеру что-нибудь сказали. Денис Анатольевич сказал.

Потом пришлось ехать к даме, которая металась по квартире в ожидании неминуемой погибели, роняла предметы интерьера и всячески усугубляла локальную внутриквартирную энтропию. Поскольку уши её отказывались что-либо слышать, а мозг — что-либо критически оценивать, пришлось общаться с более фундаментальной частью её тела. Четыре кубика успокоительного — и всё, и никакого апокалипсиса.

Ряд готически настроенных товарищей пытался уйти из жизни, закатив предварительно прощальную пьянку. Помешать удалось не всем, несмотря на объединённые с МЧС усилия.

Следующий вызов сделали сотрудники полиции. Они прибыли на дачный массив освобождать из погреба заложников — так им обрисовали ситуацию дачные сторожа. Услышав доносящиеся из погреба на одном участке ругань и плач, они отреагировали незамедлительно. Погреб вскрыли. Оказалось, мужик решил переждать глобальную катастрофу в узком семейном кругу. Семейный круг в составе жены и двоих детей индуцировался и возражать не стал. Обустроились капитально: ящик тушёнки, пара коробок прочей снеди, фонарики, керосиновые лампы и незадекларированная пятилитровая бутыль самогона.

Потом семье наскучило наблюдать, как самогон уничтожается в одно небритое лицо, и поступило предложение выйти на поверхность, поглядеть, кто там уцелел. Опять же, биотуалет не резиновый. Выяснилось, что люк не открывается — то ли примёрз из-за конденсата, то ли замок заклинило. Мужик, судорожно допивая самогон, высказал предположение, что их уже затопило. Или засыпало вулканическим пеплом. А может, даже радиоактивным. Разгорелась жаркая полемика. Прибывших на подмогу полицейских первым делом спросили, уцелел ли город и можно ли выходить без противогазов. Те обнадёжили — мол, всё нормально, только вашим отсутствием порядок и держится. А насчёт противогазов... Выходить-то можно, но вот внутрь за вашим супругом мы без них не полезем. Когда увидели, в каком состоянии выглянул глава семейства — перекрестились даже атеисты с пофигистами, и вызвали на себя спецбригаду.


Потом снова вызывала полиция, к себе в участок, где за решёткой бесновался товарищ весь в наколках, но без имени: мол, какие имена, люди, мы ведь уже на том свете! Расспросив безымянного подробно, осмотрев повнимательнее и обнаружив у него заначку со «скоростью», Денис Анатольевич пристыдил симулянта и оставил его на попечение приободрившихся сотрудников.

Последним, уже под утро, навестили одного из наших пациентов. Тот так сильно переживал о судьбах человечества, что залпом проглотил горсть антидепрессантов. И УВИДЕЛ, как рушатся дома, как падают с неба огненные метеориты и лавовые бомбы, как садится посреди двора инопланетный корабль и как сходит по трапу десант майя с настенными календариками в одной руке и ножами для жертвоприношений — в другой.

Спецбригаду он первым делом спросил, не индейцы ли они. Отрицательный ответ его не успокоил, и он продолжал пытать их на предмет причастности к катастрофе. Денис Анатольевич успокоил:

-- Чего ты шебутишься? Всадники мы. Четвёртого внизу оставили, коней сторожит. Вот сейчас тебя доставим куда положено — и дальше по делам поедем. (c)

Песня о КС

  • 20.12.12, 23:33
(с) По мотивам В. Высоцкого 

Уважаемые майя! Лично я не понимаю…
Чем вы думали-гадали, составляя календарь?
Может, был слегка поддатый, тот, который ставил даты?
Может, краску экономил? (Чем вы там писали встарь?)
Затупилося зубило, или на хандру пробило?
Может быть, не оплатили мужику ударный труд?
Двадцать первое — и здрасьте! На хрена такие страсти!
Нет, такого перебора, не поймёт российский люд!
Прекратите ваши штучки! Обещали нам получку
Дать пораньше. Чтобы к сроку — двадцать первого как раз!
Наш начальник — он же дятел! У него умища хватит
На Армагеддон сослаться! Фигу он тогда отдаст!
Вроде бы очко — к удаче? А у вас — к отбою, значит?
Там же Новый год маячит — это ж надо понимать!
Россияне ждут момента выпить рюмку с президентом.
Даже будь вы трижды майи — грех традицию ломать!
Вы бы только знали, братцы, как хозяйки суетятся.
Бусы — ярче, чем на ёлке, и закуски на столе…
Тут соленья и колбаска, не застолье — просто сказка!
Сельдь под шубой и конечно, полный тазик оливье!
Рады взрослые и дети! Первая, вторая, третья —
Полетели чарки-чайки: провожаем Старый год!
Бьют кремлёвские куранты! Мужики сегодня франты.
А вот Леди прямо павы! Ну, а вы — такое вот???
Если речь пошла про даты, то логичнее, ребята,
Общий нам финал наметить на начало января…
После бурного веселья люди маются с похмелья
И, пожалуй, не заметят, откровенно говоря…
Нас концом пугают света. Мол, сбываются приметы,
В ряд построятся планеты, как солдаты, напоказ!
Что за повод для печали? Свет нам столько отключали…
Часто — вместе с отопленьем… Пронесёт и в этот раз!
Страницы:
1
49
50
51
52
53
54
55
56
предыдущая
следующая