Профиль

black-victor

black-victor

Украина, Сумы

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

Свежие обои

Фальшстарт

А Вы подумали – весна,
Сквозняк вдохнувши в душном классе?
Мотив приятный – регги, ска
Играет вдоль Юкрейнен-штрассе?

«А *** вам хлопці, пішки йдіть!»
И, хлопнув дверцей кадиллака,
Увозит «сонячну блакить»
В поля, где постигают злаки

Все тайны роста по фен шуй,
Самопознанья славный дао
Тепла воздушный поцелуй
Минул орешник, плес, дубравы

И канул в городской фольклор
Таким прозрачным обещаньем,
Что Компанелла, Томас Мор
Наверно, подавились щами.

А виршеплет и клаводав
Подхвачен веяньем беспечным
Решил вложить свое бла-бла
В уста весны столь юной вечно.

Все, что меня не убивает



Не жди меня, я не вернусь,
Найди кого-нибудь достойней
Для вознесенья-рандеву.
У нас здесь – кризисы и войны.

Наверно, редко смотришь вниз,
Тех утр роса едка, как щелочь,
Средь миражей шенгенских виз
Я стал порядочная сволочь.

Мораль, как мудрость всех страшил,
Была мне выдана на вырост,
И если где не согрешил,
Так там возможность не открылась.

Как не испачкаться в помет,
Где ни ступи – удобный случай,
И что меня здесь не убьет,
То непременно скурвит, ссучит.

И я молюсь на свой портрет
Страстнее Дориана Грея,
Что не свело меня на нет
Отнюдь, не сделало добрее.

O, du lieber Augustin, alles ist hin



О чем печаль, о чем грустим,
Мой друг, du lieber Augustin?
Что ж бледен ты, как тот мертвец
Средь килотонн и гигагерц?

Гляди, во всю буяет жизнь,
Благоухают парижИ,
Весна так от бедра идет
Показом высочайших мод,

За блеском золотца колец
Мелькает профессиональный жнец,
В краю он нашем наследил,
Собрав обильные плоды,

Оставь вялотекущий сплин
И будь попроще, Августин!
ХаОса всадника и зла
Конь закусил уж удила,

Весна пустила сердце вскачь
Подснежников рыданье-плач
Слезами синими упал
В век, не дракон где Зверь – шакал,

Засим молчи в сияньи лжи
Лишь вешний луч, неудержим
Расчертит будущего высь
В нам незнакому тайнопись.

Весна, сэр!

Весна. И охранник на крылечке банка завистливым взглядом провожает барражирующие в теплых лучах тушки праздношатающейся по проспекту публики. И в наушниках его явственно угадывается брутально-хриплое «Запахло весной…хозяин, открой…»
Весна. И нежные руки обильно попадающихся навстречу девушек судорожно сжимают тюльпаны-недоростки, купленные себе любимым за углом у монументальных баб, всем своим видом живо напомнивших одноименные творения былинных степных кочевников.
Весна. И дядечка с аппетитным пузиком плюшевого мишки любовно драит заезженную и замызганную «копейку», в процессе вдохновенного мытья растянутые временем «треники» сползают с габаритной попы без всякого стеснения.
Весна. И обкуренные девочки-подростки на балконе второго этажа взрываются безудержным и беспричинным весельем, и даже синхронно показанные тебе три «фака» не делают вечер менее прозрачным, невесомым и воздушным.
Весна. И позолоченные буквы вывески «Лечение геморроя без операции» в наклонных лучах заходящего солнца начинают светиться новой надеждой и обещанием.
Весна. И вездесущие в это время года юные представительницы лучшей (по одной из версий) половины человечества сбросили змеиную кожу скучной зимней одежды и примерили новые наряды и макияж. И по задорному блеску в их глазах очевидно, что теперь у них +25 к неотразимости, +15 к одухотворённости, +35 к взаимности чувств, +45 к установлению прочных и многообещающих «отношений».
Весна. И школьницы на горбатом мосту увлеченно делают «селфи» (правда, против солнца). Сияет блеск на губах, сверкают зубки, горит позолота на пластмассовых очках от Армани. Ничего, перефразируя Джерома К. Джерома, В Контакте и не такое сожрет.

Innanzi Tempo

- Неужели, Витя, нам осталось только медленно состариться?
- Отнюдь, Лара, мы состаримся быстро.

Мы состаримся быстро
Просто неудержим
Спуск салазок до самых последних регистров
Лекарь нам Охлобыстин?
Доктор Нонна? Тянь Ши 
Разбросал в сердцах травы целебные во поле чистом

Не поможет реклама
Немецких пилюль
Всуе мантр песнопенья тибетского ламы
Ведь на наши все планы
Жизнь ложила свой ***
Крупный, как у слонов славных войск мертвеца-Тамерлана

Проживая прилично
Свой кастрирован век
Мы оставим лишь пару невредных привычек
В ироничных кавычках
Сапиенс человек
Уникальный в своей упаковке фабричной

И на томике Блока
Как в лучших домах
Книжной пылью рассыплемся мы во мгновение ока
И, пристроены ловко,
Возведем Тадж Махал
Меж житейскою мудростью и афоризмом глубоким

Даже и не заметив
Что нас уже нет
Мы напишем про яблонь цветущие вешние ветви
Бог мой, как привередлив
И вздорен поэт
Что был юн и свободен (похоже). Недавно. Намедни.

Мы состаримся быстро
Любимый экран
Нам заменит эмоции, чувства, поступки и мысли
Видишь дым коромыслом?
К финалу устав
Мы поймем, что наш путь – не сюжет а-ля граф Монте Кристо.

С приходом весны!



С небес все отчетливей веет весной – 
То зим равновесье теряет покой,
Сосульки грохочут со звоном оков,
Пророча Исаей изгнанье снегов.

Как царственен солнца закатного лик,
Где щурится в каждом окне вечер-блик,
Вороны за трапезой из сухаря
Клянут хлад и сырость, клянут почем зря.

В зигзагах и криках, крылом теребя
Лучи, что, как нить, водят солнце-дитя,
Втоптав рыхлый снег в почерневшую грудь,
Ему указуют, где место уснуть.

Бездомное братство, собачий Эдем,
В тепле, у стен древних, что твой Вифлеем,
Не помня друзей, обратившихся в тлен,
Находят вполне упоительным плен

Светила, взметнувшего сини небес,
Сорившего золотом, словно царь Крез,
Пора, ведь прочитаны все сто страниц.
Весна. Рыжий свет, как меха у лисиц.

1993

Расслабьтесь. Это - ******.



Миром правят иные гармонии
Нам навесивши бирку «отстой»
Я – змея на главе у Горгоны и
Мне, похоже, пора на покой

Сколько плебса за жизнь мою видано
В дрань-лохмотьях, в шелках от кутюр
Я вступаю античными плитами
В сад нетающих селф-мейд скульптур

Вот – барыга, а вот – актер травести,
И водитель маршру… мини-вэн
И грызут свои локти от зависти
Микеланджело, Гуччи, Роден

Кто б вас помнил, убогих и немощных
Карандаш, краска, уголь иль мел? 
Ваш последний испуг – гость у вечности
Как удачлив ваш жребий-удел!

Ах, без счету пороков и пошлостей
Оскульптурнено, окамнено,
Сколько слов мягких и поубористей
На губах призастыло давно!

Но мы сыты давно этим хаосом 
Столь хронически злых хромосом
И так сладко и долго мечтается
Повстречать беспробудный свой сон

Где мой лекарь-Персей? В сферах-областях
Где ширяет сей долбоптенец?
Молвить вам не хочу (не из жалости):
«Улыбайтесь, ведь это – ******».