хочу сюда!
 

Александра

44 года, лев, познакомится с парнем в возрасте 39-49 лет

Сон в руку (окончание)

  • 14.03.09, 01:02

Ершов никогда не помнил своих снов. Даже если снилось что-то ужасное, что должно было зацепиться за память, наутро в памяти не оставалось ничего. Два же последних сна Ершов помнил очень четко.
"Зеленый мужик" очистил ему карманы в реале, а директор накормил его "кучей песка". Ершов вспомнил при каких обстоятельствах происходила его трапеза на острове. Он решил не давать папуасам шанса и сбегал за листком с телефонами.
Перезвон не дал успехов. Многие телефоны просто не отвечали. Трубки брали в основном неутомимые труженики сетевого маркетинга. Перспектива продажи хлама идиотам совершенно не устраивала Ершова. Впарить недалекому человеку чудо-носки за 50 баксов было для Ершова несложной задачей, но свою миссию он видел в другом. Он хотел пробиться в топы, поэтому начинать карьеру в компании неудачников ему было не с руки.
— Ершов, везде тебя ищу, — в курилке появилась секретарша с ресепшена, недалекая молодая девченка 19 лет, — зайди к директору.
Босс начал с нынешних тяжелых времен, что как снег на голову обрушились на компанию. Ершов вспомнил про новенький мерс-кабриолет, который диретор разбил на третий день после покупки 2 месяца назад. Остатки машины притянули во двор компании, где они и ржавели под открытым небом. Через неделю после аварии была куплена новая машина.
В качестве оздоравливающей меры директор предлагал оптимизацию. Кого, по мнению Ершова, нужно сократить в их отделе. Идиотский по своей сути вопрос. Все менагеры сидели на проценте. Нет продаж — нет денег. Ершов честно сказал, что не знает. "Давно нужно было валить от этого козла..." — зло подумал Ершов и посмотрел в окно.
— Ты подумай. Впереди выходные, — директор протянул ему свою пухлую влажную от пота ладонь.
Домой Ершов пошел пешком. Хотелось развеяться и собраться с мыслями поскольку дома это сделать было тяжело.
Было лето. До вечера было еще далеко, но жара уже заметно спала. Дорога шла через парк, но Ершов не стал идти по асфальту, а свернул на едва видимую в траве тропинку. Тропинка раздвоилась, образовав латинскую букву V. Сюда уже не долетали звуки от оживленной трассы и Ершов присел на пенек старого тополя. В кармане зазвонил мобильник. Это был Димка.
— Ну что Ерш, готовишься морально?
— Да уже готов.
— Как дела. Кризис покусывает?
— Оптимизирует.
— Даже так, — друзья понимали друг друга с полуслова, — ты сейчас как?
— Свободен.
— Подтягивайся к восьми к кабаку "Виктория". Ну знаешь там, у фонтана.
— Знаю. Буду.
— Ладно, до встречи, старик.
Без пяти минут восемь, Ершов смотрел на облупленный фонтан, на котором примостились растрепанные городские голуби. Фонтан не работал уже давно. Все дно его поросло травой, а кое где сквозь трещины показались первые робкие деревца.
К кафе подехала синяя димкина девятка. В кафе заказали соки — машина.
— Че там у тебя. Уходить не думаешь, — взял сразу быка за рога Димка.
— Думаю, — ответил Ершов, — денег все-равно нет. Чего сидеть.
— Правильно мыслишь. Тут вот такое дело. Нам нужен толковый системотехник. Тоже понимаешь, сокращаем персонал. Вместо 10 лоботрясов нужен один, но толковый.
— Я по спецухе давно не работаю, — неуверенно начал Ершов.
— Ну я тебя на первых порах прикрою. А там уже сам. У нас стажировки есть, сам знаешь, — фирма в которой работал Димка была крутая, с французскими инвестициями.
— Я согласен, — отпив немного сока, сказал Ершов.
— Отлично. В общем не тяни кота за хвост, в понедельник махни своему ручкой, а во вторник дуй к нам. Там освоишься. А то засиделся ты в менагерах.
Дома Ершов перерыл папку с документами и отыскал свой диплом.
Перед сном снова вспомнился зеленый мужик и островные людоеды.
Теперь они уже не внушали страх неведения. Было ощущение — что-то сдвинулось в нужную сторону. Потом Ершов заснул.
Приснилась ему какая-то турфирма. Девочка - менеджер говорила, что туров во Францию нет, но есть места в хорошем пансионате на Черном море. Ершов же настаивал на Франции. И тут во сне он понял, что это сон. Что комната турагентства, девочка за компьютером и даже фикус на подоконнике лишь персонажи его пьесы. Осознав это Ершов сделал волевое усилие.



— Мне в Париж, — сказал властно Ершов. Тогда девушка достала какой-то сине-бело-красный бланк. На бланке красовалась Ейфелева башня, под которой латиницей была напечатана фамилия Ершова.
На следующий день вечером пришел Димка и компания старых друзей. Пили долго.
В понедельник Ершов положил на стол директору заявление об уходе.
Во вторник вечером взялся за французский язык. Спать потом долго не хотелось. Да и сна он уже не помнил.

6

Комментарии

Гость: shyrkan

114.03.09, 09:24

Люблю, когда заканчивается все хорошо. Пиши. у тебя славно получается

    214.03.09, 16:38Ответ на 1 от Гость: shyrkan

    Автор не может сделать плохо персонажу, которому он симпатизирует. Но это не автобиография конечно

      314.03.09, 21:46

      замечательно написано!
      Очень легко читается!

        414.03.09, 22:06

        мне понравилсся рассказик

          514.03.09, 22:39Ответ на 3 от Mata Hari

          Спасибо. Надеюсь это не тот случай, когда простота хуже воровства

            615.03.09, 00:01Ответ на 5 от S_LUCAS

            Спасибо. Надеюсь это не тот случай, когда простота хуже воровства совершенно не тот ))

              718.03.09, 23:14

              Отличный расскащзик! А что-то в стиле Толкина не пишешь?

                818.03.09, 23:22Ответ на 7 от Lady Olven

                Пасиб!. Не пишу пока