хочу сюда!
 

Галина

39 лет, рак, познакомится с парнем в возрасте 38-50 лет

Откуда есть пошла земля русская(по О.Прицаку)

 Омелян Иосифович Прицак. Гарвардский Университет.
 Влияние "юга" на возникшее государство Русь 

До сих пор мы рассматривали восточноевропейскую арену главным образом в северной перспективе, то есть с точки зрения Mare Baltіcum. Но мы также отметили взаимодействие со степью, которое развилось в типичное сотрудничество между "кочевниками моря" (т.н. викингами-варягами) и "кочевниками степи" (хозарской династией). Вследствие этого сотрудничества возник волжско-русский каганат ІХ-Х ст. 
Тем не менее до конца ІX и начала Х ст. выступили два комплекса новых событий в сфере культуры Mare Nostrum, которые дали стимул для дальнейшего развития. Первым, что случилось в Восточно-Средней Европе, было завоевание могущественного аварского государства Карлом Великим, что имело своим следствием Renovatіo Іmperіі в 800 году и "пацификацию" славян, невольников бывшего аварского пакса (863-885). 
Не может быть сомнения, что акция Карла Великого имела экономическую цель: установление сухопутного пути в Хозарию, знаменитой дороги из Регенсбургп (Ратисбона) к Итилю, на которой судилось развится Киеву, а позже и Вене. 
Пацификация аваров не была простым мероприятием. После некоторого времени, в 60-х годах ІX ст., оба Рима (хотя и во враждебных взаимоотношениях, я имею здесь в виду патриарха Фотия и папу Николая І) постановили заполнить пустоту, возникшую после распада аварского государства, повышая статус бывших аварских рабов - славян, их варварский язык должен был теперь стать священным наряду с еврейским, греческим и латынью. Так как тогда только Цареград имел ученых, которые могли бы создать новый литературный язык и перевести христианские религиозные писания, братья Константин-Кирилл и Мефодий, друзья Фотия, получили поручение поехать из Цареграда в Моравию, то есть на землю, которая была в сфере действия римского папы. 


В моравской миссии парадоксально то, что моравские князья, те homіnes novі, обязанные своей позицией аварской харизме, не использовали необыкновенно важного культурного оружия, которое им было даровано. Приняв христианство в славянском обряде в надежде, что их баварские соседи, князья и епископы, будут их считать за равных себе, они рассердились, когда осознали, что этим обрядом не достигнут этой жизненно важной цели. Моравы выгнали славянских миссионеров и заменили свой "низший" обряд латинским вероисповеданием. 
Тем временем болгарские властители, которые уже почти два столетия вели борьбу за супремацию с византийскими царями, в которой их сила удесятерялась, решили слиться со своими славянскими невольниками в одно целое. Им, болгарам, также надо было принять христианство, чтобы быть признанными как европейское государство. 
Хан Богорис (Борис) после длинных колебаний лично принял греческий обряд. Тем не менее его сын, царь Симеон, воспользовался случаем и присвоил себе отвергнутый славянский обряд. Он пригласил изгнанных византийских моравских миссионеров в свои владения и начал закладывать основы независимой славяно-болгарской высшей культуры. В противоположность моравским князьям Симеон, как потомок династии Аттилы, не имел комплекса неполноценности: на его взгляд, собственно византийские цари были парвеню. 
Дунайские болгары вероятно получали помощь от черных болгарв Таманского полуострова, которые, будучи потомками Кобратовой Magna Bulgarіa (VІ-VІІ ст.), остались на земле, где сохранилась эллинистическая культура Боспорского царства. В ІX и Х ст. это было единственное место в Европе, где была еще жива идея перевода и взаимного обогащения культур. Это там Константин-Кирилл выучил еврейский язык и был посвящен в искусство перевода. Пока болгары были язычниками, опасность с их стороны была немалая, но еще не всесторонняя. Однако, появление гордой болгарской версии Восточного христианства побудила царя Василия ІІ к быстрым репрессивным действию. 
Взвесив, сколь серьезной была болгарская задача создать христианскую цивилизацию, способную посоревноваться с византийской, можно понять действия византийского царя Василия ІІ (кстати, швагера Владимира Большого), который получил титул Болгаробойца. 
После 1018 года Болгария перестала существовать как политическая единица, а после 1036 - также и как культурная. 


Вторая половина ІХ ст. также имела большое значение для Восточной Европы, так как в то время вышли на арену истории Киев и территория современной Украины. 
Толчком к этому событию было возвышение Цареграда к положению экономической столицы Евразии. Произошло это благодаря приходу к власти способной т.н. македонской династии византийских царей, которые нанесли решительное поражение арабскому флоту и восстановили превосходство Византии на Mare Nostrum (в частности после битвы при Майяфарикин в 863 году). 
Очевидно, Цареград привлек тогда внимание "викингов", единственного общества в Евразии в ІХ-Х ст., вне Византии и арабов, которое содержало флот. Например, Каролинги остались совершенно равнодушными к мореходству вплоть до своего упадка. 
Вскоре после морского похода Руси на Цареград в 860 году возник знаменитый "Путь из варяг в греки". Днепр заменил Волгу, а бывшая станица хозарской заставы возле днепровского перевоза - Киев - появилась во второй пол. Х ст. как многообещающий сателлит новой экономической столицы мира - Истамбула, Константинополя, Цареграда. 
Около 930 года Игорь из династии волжско-русских каганов завоевал Киев. 


В истории каганов Руси есть по крайней мере три эпохи: волжская (около 839-930), надднепрянская (около 980-1036) и киевская (1036-1169). При первых двух Русь владела скорее народами, чем обозначенными землями, взимая дани и контролируя торговлю вдоль главных международных путей (и, конечно, отстраняя соперников, например, полоцких Ylfіngar). Этими путями были: 1) волжский и двинский торговые пути, важные в ІХ и в первой пол. Х ст., что вели к двум центрам исламской торговли - Булгару и Итилю; 2) днепровский торговый путь в Х - XІ ст. от варягов через Киев к греческому Цареграду, как выше сказано, тогдашнему центру международной экономики. Третья - Киевская эпоха, знаменовала собой начало культурной консолидации Руси и попытку ее национализации. 


После 1036 года Ярослав разбил печенегов (степных кочевников, наследников хазар) и положил начало своей версии Римской империи, с сердцевиной в соборе св. Софии в Киеве. При том он принял за священный язык своего обряда церковнославянский язык, который после упадка дунайских болгар остался снова без собственника. 
Ярослав начал также превращать Русь в териториальное сообщество, которое охватывало бы Киевщину, Черниговщину и Переяславщину. Там он поселил свою дружину, до тех пор следовавшую за князем в его карьере. Только теперь, со второй половины XІ и в начале XІІ ст. термины Русь и русская земля появляются в новом, узком значении: южная Русь (сегодняшняя Украина). Только теперь произошла культурная революция на Руси, началась связь власти с территорией. Превращенная из полиэтнического, многоязычного и нетериториального сообщества с низкой культурой, Киевская Русь (то есть Русь, расселенная в Киевщине, Черниговщине и Переяславщині) стала обновляться новой, высокой христианской культурой, которая опиралась на чужеземный, письменный и священный славянский язык (т.н. церковнославянский). Она, Русь, и вышла теперь на сцену истории Восточной Европи. 
Такой исход, в результате которого Киевская Русь появилась как политический и религиозный центр, была тем логичнее для ее творцов, которые после упадка независимого дунайско-болгарского государства его церковь и славянский обряд с относительно большим корпусом церковных и государственно-"политических" текстов остались, как было сказано выше, без собственника. 
Таким образом Киевская Русь могла немедленно присвоить себе культурную сферу без угрозы потери тождественности. Так вот вместе со священным церковнославянским языком и кирилловой письменностью (кириллица) возник русский обряд (язык). 
Славянский русский обряд стал основой для "национализации" или слияния поляно-словянских и неславянских (русских и других) элементов в одну русскую землю, что означало постоянное расселение Руси на территории Киевского, Черниговского и Переяславського княжеств, то есть на центральных украинских территориях. 
До того времени Русь была только чужеземным правящим слоем, базирующимся на примитивной организации кочевников моря и рек, которые периодически собирало на подвластной территории дань (полюдье) и были подданными своего князя, но не были связаны ни с какой территорией. 
Чтобы предоставить Ярославовой династии христианскую законность, надо было оживить культ его братьев, Бориса и Глеба. Хотя они были убиты в обычной борьбе за власть, эти сыновья болгарской княжны были канонизированы киевским митрополитом Иоаном (который сам был болгарином) почти сразу после их смерти (около 1020). 
Ярославу, действительному основателю Русской династии, удалось установить свою новую репутацию доброго брата, который отомстил за смерть святых невинных братьев (хотя, вероятно, он сам был причастен к их убийству), и перенять для себя и своей династии харизму св. Бориса и Глеба. 
Он приказал праздновать "праздник новый Русьская земля" в честь Бориса и Глеба торжественно шесть раз в год, при чем 24 июля было главной празником. Именно в этот день в 1072 и 1115 годах состоялись массовые "общенациональные" манифестации по случаю перенесения мощей этих святых. В обоих случаях эти манифестации использовались, чтобы сделать достоянием гласности редакции оригинальных сборников летописей, созданных специально по этому случаю в первом интеллектуальном центре Восточной Европы - Печерском монастыре в Киеве. 
Только теперь, на киевском этапе, достигнув своего собственного исторического сознания, Русь появляется как законная историческая единица. 


Выводы 

200-летний спор норманистов и антинорманистов не мог решить проблемы происхождения Руси. Поэтому он здесь заменен другой теорией в более широком контексте мировой истории, которая опирается только на исторические критерии. 
В VІІІ и ІX ст. появилась многоэтническая, многоязычная, объединенная общественная и культурная сфера ("низшего" культурного типа), представленная морским и торговым сообществом Mare Baltіcum, перенесенная туда носителями культуры Mare Nostrum. Потребовалось еще два века, чтобы многоэтнические и многоязычные торговые усилия некоторых коммерческих компаний и "кочевников моря" развились (при вмешательстве политической структуры типа степной империи) в высокую христианскую культуру, славянскую по языку, которая собственно и стала Киевской Русью. 

Лекция, прочитанная на английском языке 24 октября 1975 года по случаю инаугурации автора первым профессором Кафедры истории Украины им. М. Грушевского при Гарвардском университете.
0

Комментарии