Помощник

  • 08.06.19, 14:14




Навигатор Андрея сошел с ума окончательно еще на подъезде к этой деревне. До того, как он решил срезать путь по грунтовой дороге, он и подумать не мог о том, что стрелочка на мониторе может так быстро перемещаться в пространстве, забрасывая его то на трассу, то на какую-то улицу Фестивальную, то в проезд Сиреневый. В принципе, Андрей примерно понимал, куда ему ехать дальше, чтобы добраться до города, но все же решил на всякий случай уточнить маршрут у местных. 

Остановившись у одного из первых домов, Андрей высунул голову из окна автомобиля и приветливо помахал рукой старушке, сидевшей на скамейке.
- Бабуль, до Ростова так доеду?
Старушка близоруко прищурилась, разглядывая Андрея, но ничего не ответила.
- Бабуль!
Андрей, не дождавшись никакой реакции, окинул взглядом улицу. Жара стояла невыносимая и, может быть, именно поэтому на улице не было видно ни одного человека. Вздохнув, Андрей вышел из машины и подошел к старушке.
- Бабуль, я говорю, до Ростова доеду по этой дороге? - жестикулируя и специально повышая голос, еще раз задал он свой вопрос.
Старушка молча вглядывалась в его лицо, как будто пытаясь вспомнить, не видела ли она его раньше. Через несколько секунд она отвела взгляд и снова уставилась куда-то в сторону.
- Понятно, - снова вздохнул Андрей и уперевшись руками в бока, принялся разминать затекшую от долгой езды спину, - о, а чего у вас калитка на земле лежит? Петли оторвались что ли?
Подойдя ко входу во двор, он осмотрел простенькую дверцу, сбитую из досок разной ширины, схваченных по диагонали еще одной доской. Одна петля была на месте, вторая, нижняя, болталась на одном, вывернутом до половины, саморезе. Петли были порядком заржавевшими, но вполне пригодными для эксплуатации.
- Сейчас я вам все сделаю, а то негоже без двери жить.
С этими словами Андрей подошел к автомобилю, открыл багажник и принялся ковыряться в ящике с инструментами, радуясь тому, что не только отдохнет и разомнется от долгого сидения, но еще и сделает доброе дело. Отыскав, наконец, отвертку и два новых самореза, он вернулся к калитке, на ходу подмигнув старушке.
- Сейчас все починим, бабуль, - усмехнулся он и опустился на корточки.
Дел было на две минуты. Плотно закрепив петлю, Андрей поднялся на ноги и принялся поднимать калитку, чтобы повесить ее на свое место. В этот момент он снова решил сказать что-то шутливое молчаливой старушке, но, обернувшись, так и замер с приподнятой дверцей в руках.

Лицо старушки скривилось в гримасе ужаса, отчаяния и какой-то внутренней боли. Руки затряслись, а из глаз по морщинистым щекам двумя ручейками потекли слезы.
- Что ты делаешь? - закричала она и протянула руку в сторону Андрея, указывая на того пальцем, - не он! Это не ты! Что же ты делаешь? Что же ты... 
Андрей прислонил калитку к забору и, нахмурившись, огляделся по сторонам.
- Ты чего, бабуль? Чего орешь? Я же тебе помочь хотел...
- Это не ты! - старушка вцепилась в рукав Андрея и принялась отталкивать его от своего дома, - это же не ты, зачем ты так? Совести у тебя нет! 
- Да чего ты... 
За его спиной послышался звук открывающейся двери. Андрей, пытаясь вырваться из рук обезумевшей старушки, оглянулся и увидел, что из соседского дома, на ходу пытаясь вдеть одну ногу в тапочек, выбежал мужчина.
- Да отпусти ты уже! С ума сошла что ли? - он резко дернул рукой и снова обернулся, - мужик, помоги, а? Успокой свою соседку сумасшедшую, она мне сейчас руку оторвет.

Мужчина, подбежав к ним, быстро оценил обстановку и сделал, пожалуй, самое нелогичное, что он вообще мог сделать. Размахнувшись, он со всей силы приложил ногой по многострадальной калитке, отчего та, жалобно скрипнув, снова рухнула на землю. Справившись с этой задачей, он бросился к старушке и, обняв ее, принялся гладить по голове в выцветшей косынке.
- Всё, всё, теть Люб, успокойся, успокойся. Все хорошо, не плачь. Все хорошо, тише, тише...
- Это не он, - отпустив рукав Андрея и закрыв глаза руками, всхлипнула она.

Мужчина впервые бросил мимолетный взгляд на Андрея и снова посмотрел на старушку.
- Не он, теть Люб. Это дурачок какой-то, чего ты из-за него расстроилась? Ну всё, успокойся. Мало ли каких дураков земля носит. Что ты, из-за каждого будешь расстраиваться? Перестань уже.
Старушка как-то обмякла и ткнувшись в грудь соседа, зарыдала в голос.
- Леша приедет, я все ему расскажу. Он им всем покажет, как старых людей обманывать. Совести совсем у них нет.
- Расскажешь, теть Люб, расскажешь. Лешка им бока намнет, к гадалке не ходи.

Мужчина снова повернулся к Андрею и, заметив в его руках отвертку, посмотрел на калитку.
- Петли прикручивал?
- Ну... Да... А что...
- Делай так, как раньше было. 
- А что здесь вообще...
- Делай как раньше. Бегом.

Андрей пожал плечами, но решил не спорить. Выкрутив свои саморезы, он вкрутил старый до половины и молча сложил инструменты обратно в багажник своего автомобиля.
- Всё? - спросил мужчина, который, успокоив старушку, снова усадил ее на скамейку и подошел к Андрею.
- Всё, - кивнул тот.
- Теперь вали отсюда. И больше не лезь туда, куда тебя не просят.
- А в чем дело-то? - развел руками Андрей,- я же просто помочь хотел.
- Помог? - усмехнулся сосед, - помощничек, б... Курево есть?
Андрей достал из заднего кармана пачку и протянул ее мужчине. Выудив из нее сигарету и прикурив, сосед снова взглянул на старушку. Та уже успокоилась и только изредка смахивала краем платка слезинки с щек. 
- Может расскажешь, что с ней?
Сосед, вдохнув горького дыма и немного подобрев, почесал пятерней грудь и посмотрел на Андрея оценивающим взглядом. Видимо решив, что с этим гостем можно и поделиться тайной, он начал свой рассказ:
- Сына ее Лешкой зовут. Он в отпуск как-то раз приезжал матери помочь по хозяйству, а калитку эту не успел доделать, так и оставил. Сказал, что как вернется, все сделает. Вот... До сих пор не сделал.
- Ну так и в чем проблема? - наморщил лоб Андрей, - если у нее сын разгильдяй, что же ей теперь, без двери жить? Когда он там надумает снова приехать?
Мужчина, прищурившись, затянулся и бросил недокуренную сигарету на землю, прямо под ноги удивленному Андрею.
- Да никогда. Погиб он в Афгане тридцать лет назад... Ладно, вали давай отсюда.

Сплюнув между зубов, мужчина снова бросил взгляд на Андрея и, слегка помедлив, направился к своему дому, шаркая по асфальту тапочками.
- Вчера почтальон наш ходил, - обращаясь к соседу, заговорила старушка, - я спрашивала у него про письма, так он говорит, что не было пока. Тебе Леша не писал? Когда приедет-то?
- Не, теть Люб, не писал, - не останавливаясь, покачал головой сосед.
- А то ж калитку обещал починить...
- Починит, теть Люб, приедет и обязательно починит...

©ЧеширКо


Таким пацанам я доверял свою жизнь... а они мне... свою...


Наверное, мы  не ошиблись друг в друге!




Мы у господа Бога поблажки не просим,
Только пыль да копыта, да пуля вдогон.
И кресты вышивает последняя осень
По истертому золоту наших погон...


Бар "Эмоцион".

  • 07.06.19, 08:29




- Пусть понервничает, - сам себе сказал он и ударом ботинка отправил банку на газон, - а то достала уже!
Его взгляд упал на яркую вывеску какого-то заведения, заманчиво переливающуюся яркими цветами. Решив, что бесцельно бродить по городу - не самая удачная идея, если можно провести время гораздо веселее, Виктор направился ко входу в бар.

Внутри было довольно немноголюдно, а точнее - кроме бармена, суетившегося за стойкой, в заведении не было ни одного человека. Усевшись на высокий стул у барной стойки, Виктор принялся изучать меню, аккуратно разложенные перед ним.

- Э-э... Уважаемый!
Виктор махнул рукой бармену и тот тут же оказался напротив него.
- Я вас слушаю, - дружелюбно произнес он, протирая салфеткой и так кристально чистую барную стойку.
- Я хотел узнать по поводу коктейльной карты, - он ткнул пальцем в заламинированный лист картона и посмотрел на бармена, - у вас здесь только названия коктейлей, но нет даже их состава.
- О, если бы мы писали состав наших коктейлей, нам пришлось бы использовать не этот лист, а завести книгу страниц на пятьсот. Слишком уж они... Как бы вам сказать... Многосоставны.
- Секретные рецепты? - усмехнулся Виктор.
- Можно и так сказать, - кивнул бармен, - что-нибудь выбрали?
Виктор снова пробежался глазами по списку.
- Вы мне хотя бы скажите - эти ваши коктейли содержат алкоголь? Хотелось бы немного расслабиться, а то навалилось всего...
- Нет, они все безалкогольные, но поверьте мне, многие из них сносят голову почище любой другой выпивки.
- А-а-а... Даже так? - заговорщицки подмигнул Виктор и заерзал на стуле, - ну что ж... Давайте тогда начнем вот с этого. Он у вас первый в списке.
- О, коктейль "МЕСТЬ", - заглянув в карту, кивнул бармен, - да, это один из самых популярных коктейлей в последнее время.
Виктор даже глазом не успел моргнуть, как перед ним на стойке появилась небольшая рюмка, в которой пенилась и пузырилась какая-то темная жидкость.
- Если хотите, могу охладить, - предложил бармен, - некоторые предпочитают употреблять его именно в таком виде.
- Не надо, спасибо, - покачал головой гость и одним большим глотком опустошил рюмку.

Приятное тепло разлилось по всему телу. Казалось, что оно проникает в каждую клеточку организма, согревая его и бодря. Виктору вдруг захотелось танцевать, петь, веселиться и радоваться. Он даже вскочил со стула, чтобы насладиться этим необыкновенным чувством, но эйфория продлилась недолго. Ее прервала внезапная резкая боль в правом виске. Схватившись одной рукой за голову, второй он оперся на стойку.
- Что, голова РАСКАИВАЕТСЯ? - усмехнулся бармен, внимательно наблюдавший за реакцией Виктора.
- Да, что-то заболела резко, - кивнул тот, - только правильно говорить: "раскалывается".
- Ничего, сейчас пройдет, - не обращая внимания на замечание Виктора, произнес бармен, - это побочный эффект коктейля. Причем, один из самых легких.
- А что, бывает и хуже?
- Конечно. На всех он действует по-разному. Кто-то после первого глотка может испытать приступ паники или страха, другие - злобу и гнев. Кстати, удивительный факт - несмотря на такие неприятные эффекты, последние являются самыми преданными фанатами этого коктейля. Ну что, отпустило?
- Да, - постукивая пальцем по виску, удивленно произнес Виктор, - всё прошло. Крутая штука, но пробовать больше не хочу. 
- И правильно, - кивнул бармен, - другие посмотрите?
Виктор снова сел на высокий стул и уткнулся в коктейльную карту.

- Налей-ка "ОДИНОЧЕСТВА". Мне кажется, этот коктейль сейчас здесь как никогда уместен, - хмыкнул он, оглянувшись на пустой зал.
Не успел он договорить, как перед ним на стойке возникла еще одна рюмка. На этот раз напиток выглядел не так угрожающе - он как будто светился изнутри нежно-голубым сиянием.
- Ну, с Богом, - усмехнулся Виктор и опрокинув в себя содержимое рюмки, стал прислушиваться к своим чувствам.
Сначала ничего он ничего не почувствовал. Он вопросительно уставился на бармена, но тот жестом показал, что нужно немного подождать. Виктор уже собрался выбрать другой коктейль, но вдруг что-то начало происходить. Он схватился за сердце, скривив лицо и резко выдохнув. Из глаз сами собой побежали слезы.
- Что болит? - как ни в чем не бывало, поинтересовался бармен, - ГРУСТЬ защемила?
- Ага, грудь, - не расслышав слова бармена, кивнул Виктор, - что-то внутри как будто сжалось. Какой-то неправильный коктейль - побочка есть, а эффекта нет.
- Это и есть эффект. Просто он на любителя - кому-то нравится, кому-то не очень. Кстати, говорят, что в небольших дозах он даже полезен.
- Сивуха какая-то, - скривился Виктор, - давай что-нибудь другое.

Бармен добродушно улыбнулся и тут же поставил на стойку еще одну рюмку, наполненную до половины какой-то фиолетовой жидкостью.
- Попробуйте вот этот.
- Как называется? - отодвинув предыдущую рюмку в сторону, спросил Виктор.
- "РАЗОЧАРОВАНИЕ". Не знаю почему, но заказывают довольно часто.
- Скажу честно, название не внушает доверия, - хохотнул мужчина, но все же сделал небольшой глоток.
- Ну как? Чувствуете ГОРЕЧЬ? 
- Фу, гадость какая, - снова скривился Виктор, - дайте запить чем-нибудь.
Бармен тут же поставил перед ним стакан с чуть розоватым напитком. Виктор отхлебнул пару глотков, но снова передернул плечами.
- Все равно вкус не проходит. Есть что-нибудь другое?
- Другое не поможет. Это "ПРОЩЕНИЕ". Его нужно пить до дна.
Виктор последовал совету и через секунду поставил на стойку пустой стакан.
- О, вот так нормально, - вытирая губы тыльной стороной ладони, произнес он, - что-то меня прям расстроило это ваше "Разочарование". Та еще гадость.

- Тогда могу предложить вам "ЗАВИСТЬ".
Рюмка моментально появилась перед посетителем и с такой же скоростью опрокинулась в его рот. Виктор почесал шею и прикрыл глаза, прислушиваясь к своим ощущениям, но до конца осознать вкус напитка не получилось - теперь зачесалась ладонь. За ней - плечо, потом - бедро, а еще через несколько секунд он уже чесался весь с ног до головы.
- Что за... Что ты мне налил?
- Не переживайте, - успокоил его бармен, - эффект напитка проявляется после небольшого РАЗДРАЖЕНИЯ.
- Небольшого? - вскрикнул Виктор, пытаясь дотянуться до своей лопатки, - тебе-то хорошо, ты не чешешься!
- А вот и эффект, - расплылся в улыбке бармен.
- Сам-то, наверное, не пьешь это пойло? Себе что-нибудь получше выбираешь, покачественнее? О, вроде перестает чесаться...

Виктор снова занял свое место, отодвинул от себя коктейльную карту и посмотрел на барную полку, на которой стояли разноцветные бутылки, аккуратно выстроенные по высоте.
- А вон-то что там у тебя?
- Где? 
- На второй полке, самая крайняя бутылка прозрачная.
- А, это... - бармен махнул рукой и, шагнув в сторону, попытался заслонить ее спиной, - лучше выберите из карты, там еще много разных коктейлей...
- Так что за бутылка? - перебил его Виктор, - плесни-ка мне из нее.
- Может лучше что-нибудь другое?
Глаза бармена растерянно забегали.
- Давай, давай уже ее сюда.
Хозяин заведения грустно вздохнул и, взяв с полки бутылку, налил ее содержимое в рюмку.
- А это как называется?
- "ЛЮБОВЬ", - недовольно буркнул бармен.
- Вот, отличное название, - улыбнулся Виктор и выпил.

Несколько минут прошли в тишине. Виктор сидел на стуле, облокотившись на стойку, и задумчиво смотрел перед собой. Бармен, потеряв к нему всякий интерес, протирал салфеткой бокалы.
- Сколько с меня? - наконец-то нарушил молчание посетитель.
Расплатившись по счету, Виктор поднялся со стула и направился к выходу из бара.
- Может еще по одной? - с надеждой в голосе спросил бармен.
- Нет, спасибо, - не оборачиваясь, произнес Виктор, - я домой. Меня там ЖДУТ.

***
Бармен работал в этом заведении с самого его основания, но до сих пор не мог понять, почему все его посетители уходят сразу после того, как пробуют этот напиток. Спрятав бутылку под стол, он достал из кармана шариковую ручку и, повернув к себе коктейльную карту, написал внизу большими буквами: "ЛЮБВИ НЕТ". Затем, подумав, приписал чуть ниже: "ПРИ ЗАКАЗЕ ДВУХ "ОБИД", "БЕЗРАЗЛИЧИЕ“ ЗА СЧЕТ ЗАВЕДЕНИЯ".
- Ведь самое главное в этом деле - правильный маркетинг! - ухмыльнулся он и, схватив салфетку, еще усерднее принялся натирать стойку. 

©ЧеширКо


Наверное всем нам ...

  Наверное всем нам ... вот так нужно любить жизнь и хотеть жить,  а главное  -уметь... только вот... не всегда и не у всех это получается...(


Дорога в рай...




Вы ведите, дороги,
В край, где небо не строгое,
Там, где небо не строгое,
Может, ждут нас давно.
С суетою проститься
И с далекими птицами,
Мы с далекими птицами
Будем петь заодно.
(Пикник)

- Вы - кузнец?
Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.
- А стучаться не пробовали? - грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.
- Стучаться? Хм... Не пробовала, - ответил голос.
Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент. 
- Вы не могли бы выправить мне косу? - женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.
- Всё, да? Конец? - отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.
- Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, - ответила Смерть.
- Логично, - согласился Василий, - не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?
- Выправить косу, - терпеливо повторила Смерть.
- А потом?
- А потом наточить, если это возможно.
Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.
- Это понятно, - кивнул он, - а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать...
- А-а-а... Вы об этом, - плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, - нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?
- Так я не умер? - незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.
- Вам виднее. Как вы себя чувствуете?
- Да вроде нормально.
- Нет тошноты, головокружения, болей?
- Н-н-нет, - прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.
- В таком случае, вам не о чем беспокоиться, - ответила Смерть и протянула ему косу.
Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.
Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.
- Вы это... Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! - вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.
Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

***
Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью. 
- Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.
Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.
- Что вы сказали? - тихо произнесла она.
- Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое...
- Оружие? Вы сказали оружие?
- Может я не так выразился, просто...
Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.
- Как ты думаешь, сколько человек я убила? - прошипела она сквозь зубы.
- Я... Я не знаю, - опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий. 
- Отвечай! - Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, - сколько?
- Н-не знаю...
- Сколько? - выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.
- Да откуда я знаю сколько их было? - пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.
Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.
- Значит ты не знаешь, сколько их было? - тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, - а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?
- Но... А как же?...
- Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, - она ненадолго замолчала, - ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно... Посмотри, что со мной стало!
Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.

Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.
- Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? - она сделала шаг в сторону Василия.
- Нет, - сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.
- Конечно не знаешь, - ухмыльнулась она, - это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса... 
Глаза Смерти заблестели.
- Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто... - она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, - я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей... Отдай мне мою косу, дурак!

Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.
- Можно один вопрос? - послышалось сзади.
- Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? - остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.
- Да.
- Дорога в рай... Она уже давно заросла травой.

©ЧеширКо



В лунном сиянье ранней весною ...

В лунном сиянье ранней весною
Помнишь ли встречи, друг мой, с тобою.
Динь-динь-динь динь-динь-динь -
Этот звон, этот звон о любви говорит.
Колокольчик звенит.


Страницы:
1
2
3
4
5
7
предыдущая
следующая