КОВИДный флешмоб.


 "Некрасов"

Однажды, в жестокиий ковидныий локдаун
Я из дому вышел, вокруг ни души,
Вдруг прёт мне навстречу (похоже, что даун)
Без маски, перчаток... Кричу:
– Не дыши!
– Откуда, болезный?
– Да тут, недалече. С больницы ковидной!
– Так ты там лежал?
– Чему удивляться, ведь нас там не лечат.
   Отец нынче помер, а я убежал!

А про психов почитать?




 Эдгар Алан По.

«Система доктора Смоля и профессора Перро». 
(ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)

Осенью 18___ года, путешествуя по самым южным департаментам Франции, я оказался в нескольких милях от одного Maison de Sante, или частной лечебницы для душевнобольных, о которой я много слышал от знакомых парижских врачей. Я никогда не бывал в подобного рода заведениях и вот, решив не упускать представившейся мне возможности, предложил своему попутчику (господину, с которым случайно познакомился несколькими днями раньше) сделать небольшой крюк и потратить часок-другой на осмотр лечебницы. Но спутник мой отказался, сославшись, во-первых, на то, что очень спешит, и, во-вторых, на вполне естественное чувство страха перед умалишенными. Впрочем, он просил меня не стесняться и сказал, что соображения вежливости не должны помешать мне удовлетворить свое любопытство; он добавил, что поедет не спеша и что я смогу догнать его сегодня же или, в крайнем случае, завтра. Когда мы прощались, мне пришло в голову, что доступ в лечебницу может быть затруднен и меня, пожалуй, не впустят туда; опасениями на этот счет я поделился со своим спутником. Он ответил, что затруднения действительно могут возникнуть, если только я не знаком лично с главным врачом, м-сье Майяром, и не располагаю никакими рекомендательными письмами: ведь порядки в таких частных заведениях гораздо более строгие, чем в казенных больницах. Сам он, как выяснилось, познакомился где-то с Майяром несколько лет назад и берется проводить и представить меня; ему же самому чувство страха, о котором он говорил, не позволяет переступить порог этого дома.
[ Читать дальше ]

Фотоотчет...о проделанной работе.

  • 09.11.21, 10:36

 phone Телефон у меня обычно пустой, это привычка. prostite Если на телефоне скапливается больше 3-5 фот я их скидываю на свой ПК, а дальше...дальше когда наберётся в папке много фот, на облако, тоисть на свой облачный диск.
uhmylka Вот и сейчас, поставил на зарядку и прошерстил, шо я там наснимал?!
tost По древнеславянской традиции, начну с актуального.
tears Погода у нас гэть испортилась chih  тоисть, начала превращаться в настоящую осеннюю. stena  Это я своими стишатами про "Бродяга дождь" накликал...





hypnosis Ооо! Кстати, пра виноград. smoke  Растёт у нас у суседнего подъезда такая нихилая лоза (в этом году таки доросла до крыши). Но в основном вьётся мимо окон лестничных клеток. Я хочу сказать, что ничья и всем на неё плювать. uhmylka  По этой причине виноград на ней никто и не думает собирать! look  Отета, на фоте, в красном кружке, чисто один виноград висит dada  Листья с лозы ужо поопадали, а виноград так и висит. look  Скока там? Если собрать? Два ведра, три?
umnik Буду мимо пробегать, крупным планом сфоткаю! dada



podmig Но есть и кросивые новости! Глянте, как меня встретила моя вишенка Шпанка-Вишенад! Покрасилась в модный цвет. lol







sila А Майорики стойкие, не зря ж они "настоящие майоры"! lol



podmig И Черики стойкие! hypnosis  Не верите? Всё ещё помидорки свои!





angel Ну и...как же домой прийти с пустыми руками?! Дома тож обязана быть красота! dada  Цветы у меня во всех комнатах. Последние, осенние цветы unsmile





uhmylka Шобы не подумали, шо только один скромненький букетик...angel







unsmile Вот начнутся бураны да метели, а я открою эту папку (или заметку) и буду любоваться своей поздней осенью 2021 года yazyk  lol

Психиатрия.

Врачебная ошибка в психиатрии. Эксперимент американского психолога Дэвида Розенхана и результаты исследования с реалиями сегодняшнего дня.
 
В 1973 году Дэвид Розенхан провёл эксперимент, исход которого неожиданно поставил под вопрос существование всего института психиатрии. Психолог задался вопросом, насколько точно психиатры могут отличить психически больных от «нормальных» людей. Не строя гипотез, Розенхан уговорил восьмерых друзей пожертвовать несколькими месяцами своей жизни. Все участники эксперимента отправились в восемь разных психиатрических клиник, расположенных в пяти американских штатах. Лечебницы отличались друг от друга по статусу: часть «пациентов» посетили государственные учреждения со «среднестатистическими» условиями, другие — попали в частные клиники, где могли наслаждаться относительной роскошью.
По условиям эксперимента каждый из участников самостоятельно прибыл в лечебницу, оказался на приёме у психиатра и пожаловался на один-единственный специфический синдром — на слово «плюх», звучащее в его голове. «Плюх» был единственным «симптомом» болезни. В остальном мужчины вели себя адекватно, говорили о себе исключительно правду, не скрывали никаких фактов своей биографии. Несмотря на это, все они были госпитализированы, каждый получил тяжеловесный диагноз — шизофрению или депрессивно-маниакальный психоз. Интересно, что после госпитализации участники обращались к медперсоналу и утверждали, что им стало лучше, что голос пропал и что они готовы вернуться домой. Однако никто из них не был выписан досрочно. Кроме того, все «пациенты» получали медикаментозное лечение (участники эксперимента не проглатывали лекарства). При этом и сегодня, спустя более 40 лет, наука не может предоставить точных данных о характере действия большинства психотропных препаратов.
Результаты эксперимента, опубликованные в журнале Science, вызвали скандал в научном сообществе. На Розенхана обрушилась критика и, прежде всего, со стороны психиатров. Многие из них считали, что эксперимент был поставлен некорректно. А автор классификации психических расстройств DSM-II Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (англ. Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders — DSM ) — принятая в США номенклатура психических расстройств. Роберт Спитцер заявил:

«Если бы я выпил литр крови и, скрыв это, с кровавой рвотой явился в отделение экстренной медицинской помощи любой больницы, то поведение персонала было бы вполне предсказуемым. Если бы они мне поставили диагноз и назначили лечение, как при язве желудка, вряд ли бы я смог убедительно доказать отсутствие у медицинской науки знаний о диагностике этого заболевания».

В ответ Розенхан провёл ещё один незапланированный эксперимент, поскольку возмущённые специалисты одной из клиник сообщили Розенхану, что никогда не перепутали бы здоровых и нездоровых людей. Они предложили ему вновь провести аналогичное исследование, направив в их больницу любое количество «псевдопациентов». Розенхан согласился. Через три месяца руководство учреждения сообщило, что выявило 41 здорового человека. При этом Розенхан никого в клинику не отправлял.

Эксперимент, сломивший статус психиатрии, спровоцировал не только общественные дебаты. Упоминавшийся выше Роберт Спитцер принялся за создание новой классификации DSM-III, исключающей любые эфемерные утверждения. Теперь, с 1980 года, диагнозы базировались на конкретном перечне симптомов, частоте и длительности их проявления. Сам Спитцер утверждал, что исправленная версия DSM являлась «защитой медицинской модели применительно к психиатрии».

Спустя годы психолог, журналист и писатель Лорин Слейтер, заинтересовавшаяся экспериментом Розенхана, решила его повторить. Женщина выбрала клинику с отличной репутацией и попала на приём к психиатру. После первой же беседы, в ходе которой она пожаловалась на слово «плюх», врач выявил у нее признаки психоза и выписал антипсихотическое средство.

После Слейтер посетила ещё восемь клиник, встретилась с врачами и повторила легенду. В большинстве случаев женщине ставили диагноз «депрессия» с элементами психоза. Важно, что в классификации DSM депрессия находится «в разделе тяжёлых заболеваний, сопровождаемыми выраженными моторными и интеллектуальными расстройствами». За время эксперимента Слейтер получила рецепты на 25 антипсихотических препаратов и 60 антидепрессантов. При этом беседа с врачом ни разу не длилась более 12,5 минут.

Слейтер поспешила сообщить о своём опыте Роберту Спитцеру, который сдался после долгого сопротивления идее Розенхана. Он сообщил:

«Я разочарован. Думаю, врачи просто не любят говорить: «Я не знаю».

Тем не менее результаты двух аналогичных экспериментов кое в чём различались. Во время исследования Розенхан отмечал, что к пациентам психиатрических лечебниц относились не только непрофессионально, но и не по-человечески. Он записал, что пациентов били и игнорировали. По его словам, однажды в многолюдную палату зашла медсестра, расстегнула блузку и поправила бюстгальтер. Было очевидно, что она не воспринимала своих пациентов как полноценных личностей: для нее их не существовало.

Во время эксперимента Слейтер персонал обходился с ней более чем тактично. Кроме того, ей ни разу не предложили госпитализацию, как это сделали бы около 40 лет назад.

Сегодня психиатры опираются на руководство DSM-V Последняя официальная версия диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам, опубликованное в 2013 году. Но несмотря на постоянные инновации и усовершенствования, на сегодняшний день психиатрическое лечение всё также остаётся далёким от идеала. Безусловно, нельзя отрицать, что многие психиатры являются заслуженными специалистами и в буквальном смысле спасают своих пациентов. Однако на общем фоне такие примеры — скорее исключение.

Розенхан полагал, что в клинике стремление выявить патологию определяло диагноз. Слейтер в свою очередь считает, что сегодня диагноз базируется на рвении выписывать лекарства. При этом известно, что большинство препаратов лишь купируют симптомы заболеваний, и до сих пор неясно, как именно действуют многие, даже чаще всего рекомендуемые врачами медикаменты. Слейтер пишет:

«Как и в случае лоботомии, никто не знает в точности, почему прозак помогает».

Без сомнений, клиника клинике рознь. Однако в расследованиях и репортажах некоторых журналистов нередко встречаются описания «психиатрии времен Розенхана». Например, журналистка Марина Коваль устроилась работать санитаркой в одну из провинциальных психиатрических клиник в 2013 году. После она опубликовала репортаж, в котором сообщала о чудовищных условиях, в которых были вынуждены жить пациенты. Коваль пришла к выводу, что грубое нарушение санитарных норм, побои, угрозы, курение медперсонала в палатах, воровство вещей пациентов и пр. является простым следствием того, что психически больных людей не воспринимают как полноценных личностей. Помимо этого, пациенты принимали психотропные препараты, купировавшие симптомы и одновременно делавшие его очень послушным и удобным для медперсонала. Некоторые больные жаловались на побочные эффекты от лекарств: одни падали в обмороки, другие теряли память, третьи резко набирали вес. При этом осмотр психиатра в лучшем случае занимал пять минут. Коваль отмечает, что в современных психиатрических клиниках находится немало внешне абсолютно нормальных людей. В больницу их мог привести простой нервный срыв. Однако, как и в случае с Розенханом, после постановки диагноза и оформления медицинской карты, вопрос «нормальности» никого не волновал.

Безусловно, нельзя дискредитировать психиатрию как институт, обесценив многочисленные инновации, благодаря которым многие получают своевременную и эффективную помощь. Однако эксперимент Розенхана и последующие исследования ставят под сомнение многие принципы современной психиатрии.

По музону загуляю - СКОРПЫ и Ванесса Мэй.


 Scorpions & Vanessa-Mae - Still Loving You (Taratata, 28 Apr 1996)



Осенняя меланхолия.


 


Осень в тучах спрячется
И дождём расплачется.
Даже, если больно ей, мне не говорит.
Осень с нами мается,
Всё свести пытается,
Верит, не потухло, что-то там внутри.

Говорят, что стерпится.
Только мне не верится.
И лежит на сердце серая тоска.
Память вольной птицею,
Шелестит страницами
Пролетает пулею, мимо у виска.

Между нами прошлое
Пробежало кошкою.
Нам теперь разбитые клеить зеркала.
Но минуты мечутся –
Ничего не лечится.
Разве, только то, что ты у меня была.

Но сыграли мы в ничью
С этой обреченностью.
Нам бы только эту зиму пережить.
И наступит вновь ОНА,
Наша юная весна,
Ничего не кончено. Значит нужно жить!

© Copyright: Сергей Байок, 2021
Свидетельство о публикации №121110707823

Rod Stewart. (В Альберт Холле)


 Rod Stewart - I Don't Want To Talk About It (from One Night Only! Live at Royal Albert Hall)

 

 uhmylka Многие и не помнят, хто такой этот Роди Стьюорт?! А вот и он!

Bryan Adams, Rod Stewart, Sting - All For Love



Гусарская рулетка.

  • 07.11.21, 13:53

 smoke Стих понравился!




Мне эта ночь явилась чёрной меткой,
Сдавила сердце смертная тоска.
Я с ней сыграю в русскую рулетку -
Уж дуло револьвера у виска.
Постигнув суть старинного нагана,
Взведён курок. Сомненья - моветон.
И лишь в одной каморе барабана
Находится единственный патрон.
Как элемент последней мизансцены,
Былых страстей остывшая зола.
Считает ритм пульсирующей вены
Стальное безразличие ствола.
Щелчок и тишина. Мой фант удачи
Судьбой разыгран. Надо разуметь,
Что этот фант везением оплачен -
Не довелось сегодня умереть.

        13.10.2021г.Олег Поварницын