Профиль

danko8

danko8

Украина, Полтава

Рейтинг в разделе:

Вставайте


Сара Вагенкнехт: «Весной мы выведем немцев на улицы по примеру «желтых жилетов»
03.01.19      

Французское протестное движение «желтые жилеты» заразило Европу. По примеру Франции в соседней Бельгии протестующие против социальной политики властей тоже одевают «желтые жилеты». Португалия и Испания перенимают опыт Франции. Не осталась в стороне и Германия.

Глава фракции «Левые» в Бундестаге Сара Вагенкнехт в начале 2019 года встретилась в Берлине с журналистами ряда европейских изданий. Общалась она с ними еще в качестве лидера общественного движения «Вставайте», созданного осенью 2018 года. 

Сегодня это движение насчитывает около 170 тысяч сторонников. По словам Сары Вагенкнехт, 80%  сторонников движения являются беспартийными, 11 тысяч принадлежат к «Левым».  Основатель движения за объединение левого крыла Германии заявила, что люди выйдут на улицы в 2019 году, вдохновленное протестами «желтых жилетов» во Франции.

Сара Вагенкнехт призналась журналистам, что французские демонстрации подтолкнули ее к мысли: можно добиться изменений вне рамок одной политической партии. Собственно говоря, именно эти цели — вовлечения в политику самых широких слоёв населения — и преследовало создание движения «Вставайте». И опираться это движение должно на растущее социальное неравенство в Германии, на нежелание  правительства Меркель заниматься решением этих проблем. 

«У нас большие планы на следующий год, не в последнюю очередь потому, что мы видим:  люди выходят на улицы в знак протеста - особенно те, у кого не было политического голоса в течение многих лет, которые заново открывают для себя силу своего протеста —вот тогда могут произойти политические перемены», — заявила Сара Вагенкнехт иностранным журналистам. И добавила: «Это сегодня мы видим во Франции, прямо сейчас».

 «Конечно, среди протестующих есть люди, готовые к насилию, но движение гораздо шире. Ясно, что мы не хотим никакого насилия, но в то же время вы должны признать, что это явное выражение сдерживаемого гнева. Это просто так из ниоткуда не берётся ». И заявила:  «Мы будем заметны на улице и в глазах общественности в 2019 году». 

К словам политика  следует отнестись со всей серьезностью, так как движение «Вставайте» опирается на поддержку известных немецких писателей, политологов, историков и актёров. Если их протестные заявления поддержат простые избиратели, то это движение получит мощный заряд к стимулированию создания левого единого фронта против социальных проблем, преследующих страны.
Сара Вагенкнехт попыталась объяснить журналистам, что ни она, ни ее движение не собираются конкурировать с политическим партиями. И считает, что столь глубокие социально-экономические проблемы Германии можно разрешить только опираясь на консенсус населения ради нового социального возрождения. Одной партии, какой бы влиятельной она ни была, не вытянуть тот воз проблем, с которыми сталкивается общество. 

Она признала, что события во Франции и Великобритании доказали, что инициирование изменений вне узких рамок политических партий имеет больше шансов на успех. Но заметила, что именно надпартийность и выход за пределы жесткой партийной структуры придают тот живой интерес и широкую поддержку социальным движениям, которые могут изменить политику в обществе. 

Вагенкнехт призналась, что в Германии труднее, чем во Франции, убедить простых людей выйти на улицы с протестами. «Франция имеет совершенно другую культуру протеста, чем культура Германии», - сказала она. «Неоднократно, от штурма Бастилии до протестов фермеров, есть примеры того, как французы восстали против фатальной формы политики. Но, честно говоря, люди в Германии, особенно те, которые не чувствуют себя представленными в немецкой политикой, поймут, что они могут  оказать давление на правительство, если они выйдут и будут протестовать».

Зайдите в этот магазин!!!

На задворках Всeленной находится один магазинчик. Вывески на магазине нет уже давно, её когда-то унесло космическим ураганом, а новую хозяин не стaл прибивать, потому, что каждый местный житель и так знает, что магазин продаёт желания. Ассортимент магазина огромeн: здесь можно купить практически всё. 

Огромные яхты, квартиры, замужество, деньги, детей, любимую работу, большую грудь, побeду в конкурсе, большие машины, футбольные клубы, власть, успех, колечки с бриллиантами и многое-многое другое. Не продаются только жизнь и смерть (этим занимается главный офис, который находится в другой Гaлактике). 

Каждый пришедший в магазин (а есть ведь и такие желающие, которые ни разу не зашли в магазин, а остались сидеть на своей попе и желать) в первую очeредь узнаёт цену своего желания. Цeны разные. 

Например, любимая работа стоит отказа от стабильности и предсказуемости, готовности самостоятельно планировать свою жизнь, веры в собственные силы и разрешения себе работать там, где нравится, а не там, где надо. 

Власть стоит чуть больше: надо отказаться от некоторых своих убеждений, уметь всему находить рациональное объяснение, уметь отказывать другим, знать себе цену (и она должна быть достаточно высокой), разрешать себе говорить "Я", заявлять о себе, несмотря на одобрение или неодобрение окружающих. 

Некоторые цены кажутся странными. Замужество можно получить практически даром, а вот счастливая жизнь стоит дорого - персональная ответственность за собственное счастье, умение получать удовольствие от жизни, знание своих желаний, отказ от стремления соответствовать окружающим, небольшое чувство вины, умение ценить то, что есть, разрешение себе быть счастливой, осознание собственной ценности и значимости, отказ от бонусов "жертвы", риск потерять некоторых друзей и знакомых. 

Не каждый пришедший в магазин готов сразу купить желание. Некоторые, увидев цену, сразу разворачиваются и уходят. Другие долго стоят в задумчивости, пересчитывая наличность, и размышляя где бы достать ещё средств. Кто-то начинает жаловаться на слишком высокие цены и просит у хозяина скидку. 

А есть и такие, которые достают из кармана свои сбережения и получают заветное желание, завёрнутое в красивую, шуршащую бумагу. На счастливчиков завистливо смотрят другие покупатели, перешептываясь между собой о том, что, наверное, хозяин магазина их знакомый и желание досталось им просто так, без всякого труда. 

Хозяину магазина часто предлагают снизить цены, чтобы увеличить количество покупателей. Но он всегда отказывается, говоря, что от этого будет страдать качество желаний. 

Когда у хозяина спрашивают, не боится ли он разориться, то он качает головой и отвечает, что во все времена будут находиться смельчаки, которые готовы рисковать и менять свою жизнь, отказываться от привычной и предсказуемой жизни, способные поверить в себя и в свои желания, имеющие силы и средства для того, чтобы оплатить исполнение своих желаний. 

P.S. На двери магазина висит объявление: "Если твоё желание не исполняется, значит, оно ещё не оплачено".

Утренник

Что-то пробило на детскую тему...

В детском саду шёл полным ходом утренник. Дети, наряженные в костюмы сказочных персонажей, танцевали вокруг ёлки, громко смеясь, хлопая в ладоши. Дед Мороз, борода из ваты, притопывал ногой, довольно кивал головой, держа в руке посох из дерева, который был облеплен сверкающим дождиком. Один из воспитателей играл на пианино, выводя что-то весёлое, отчего хотелось пойти в пляс. 

Те дети, что не участвовали в спектакле, ёрзали на своих маленьких стульчиках, желая оказаться возле огромной красивой ёлки. За ними расположились многочисленные родители. 

Кто-то просто наблюдал, наслаждаясь игрой маленьких актёров, иные же снимали театральное действо на камеры, наводя резкость, приближая, удаляя. То и дело слышался смех, а иначе быть не могло. Эти маленькие человечки… Да и праздник на носу… 

Пятилетний Антон сидел в первом ряду, хлопая в ладошки, наблюдая за всем происходящим с живым интересом. Уголки губ непроизвольно поднимались вверх, а глаза блестели от наступившего волшебства. Но это ещё не всё. Новый год, в конце концов, а это значит, что в сказочный праздник будут дарить подарки. Да, обязательно всем, ведь Дед Мороз приехал специально на санях, чтобы поздравить маленьких ребят. 

— А где же подарки? – спросил Дед Мороз, обводя взглядом ребят. – Они были в моём волшебном мешке. 

Антон заулыбался ещё шире. Он, конечно, знал, что подарки обязательно вернут. Никому не победить Деда Мороза, не волку, не лисе. Добро всегда побеждало зло. Так было написано в сказках, так показывали в новогодних мультиках, которые он любил смотреть по выходным, утром, после того, как проснётся. 

— Скоро начнут раздавать подарки, — послышался за спиной голос женщины. 

Она следила за всем происходящим, улыбаясь, обращаясь к другой мамочке, которая сидела рядом. 

Хотя Антон и слышал разговор, он не обращал на него никакого внимания. Ведь события возле ёлки развивались стремительно, так что незачем было отвлекаться.  

— Снова не все сдали деньги на подарки, — пожаловалась собеседница. 

— Обычная история. Пытаются экономить на своих детях. 

— Да уж, и не говори. Как меня всё это задрало. Я в этом году не стала платить за других. Сдала нужную сумму, и хватит. В конце концов, на канцелярию сдай, на нужды группы сдай, на подарок воспитателю, и прочее, прочее, прочее. Где столько денег взять. 

— А некоторые родители вообще обнаглели. Вон видишь мальчика? 

— Этого что ли? Который перед нами? 

— Угу. Он из малоимущих. Его мать вообще не сдаёт, говоря, что лишних денег нет. 

— И нафига тогда рожать? 

— А спроси. Думают не головой, а одним местом. Боже, как меня раздражают эти нищеброды. 

— Да таких много, — вклинилась другая мамочка, что сидела по другую сторону от первой. 

— В соседней группе сразу две семьи таких. Ходят в обносках, вечно сопливые. Не удивлюсь, если они ещё и вшивые. 

— Да не, проверяют же. 

Но в голосе второй слышалось сомнение. 

— Угу, только после того, как завшивел каждый из детей. 

Антон непроизвольно прислушался к разговору трёх сидящих за ним тёть. Он каким-то чувством понял, что разговор зашёл о нём, а также о его маме. Но многие слова казались бессмысленными, непонятными. Спектакль переместился на задний план. 

— Может её это научит, если ребёнок не получит подарка. 

— Навряд ли, — со скепсисом протянула другая, та, что с противным визгливым голосом. – Такие не желают учиться. 

— Нищеброды. Для них следовало бы создавать отдельные группы.  Я лично не позволяю своей Полине общаться с такими детьми. Ничего хорошего они не 
научат. Бандиты. 

— Согласна. Ещё своруют что-нибудь.  У нас из шкафчика в прошлом месяце 
пропали колготки, а ещё футболка с изображением Железного человека. Даня её очень любил, и потом долго плакал. Не удивлюсь, что её взяла мамаша этого мальчика, Антона вроде? 

— Купить же она не может, поэтому и ворует. Живёт без мужа.

Отца у Антона не было, хотя он и видел фотографии в альбоме. Что с ним произошло, мальчик не знал, так как мама, как только начинала об этом говорить, сразу плакала. Поэтому, чтобы не расстраивать, он не спрашивал. 

— Да уж. Ты видела в какие обноски она одета? А лицо? Оно явно никогда не знакомилось с косметологом. 

— Пьянь, одним словом. Всё тратит на бухло, а на детей ей плевать. 

«Пьянь?» — подумал мальчик. 

Пьянью называли их соседа, который ходил шатаясь, и от которого дурно пахло. Он постоянно пил водку, иногда прямо из бутылки с другими дядями. А его мама, Антон знал точно, пила только чай по утрам, и чай по вечерам. Или чай тоже нельзя пить, так как будешь пьянью? 

Тогда получается, его мама, сам Антон и его сестрёнка, все они пьянь? 

«Но я люблю чай. А особенно со сгущённым молоком. Оно такое сладкое. Хотя, можно сгущённое молоко и без чая». 

В этот момент спектакль подошёл к своему завершению, и стали раздавать подарки. 

Снегурочка, под присмотром Деда Мороза, извлекала из мешка яркие шелестящие пакеты с конфетами, протягивая их довольным детям. 

— Мой ребёнок никогда не станет общаться с такими детьми, — проговорила третья мамочка. Каждый держится своего круга. 

— Так и должно быть. 

Снегурочка приблизилась к Антону, извлекая наружу подарок с конфетами. Но не с такими, как у всех, а с другими. Это не шоколадные, не киндеры, а простые сосательные, ириски и всё в этом роде. 

— Ты гляди, его мать решила сэкономить на собственном ребёнке. Не стала сдавать деньги, а купила своему какую-то дешёвку. Пожалела пару сотень… 

Мамаша проговорила это настолько громко, что не только сидевшие взрослые, но и дети обернулись к ней. В некоторых глазах родителей читалось осуждение, а в иных полное согласие. 

Но сам Антон был доволен. И пускай у него подарок не такой, как у всех, главное ведь, он от Деда Мороза. Новый год. Он ещё впереди, и мама, знал мальчик, обязательно испечёт вкусный торт, купит ещё конфет, мандарин, и мальчик будет смотреть с мамой и сестрёнкой телевизор. 

Ведь у них любящая семья, Антон не сомневался в этом. 

— Ладно, Полина, давай собирайся домой. 

— Даня, ты тоже. 

— Костя… 

Спектакль закончился, и родители поднялись со своих мест. Они были уже готовы уйти, но не их дети. Вначале к Антону подошла Полина. Она протянула мальчику несколько конфет из своего подарка. Потом, спустя пару мгновений, приблизился Даня, сделавший то же самое. Костя, Юра, Лена, Кира, Соня, Ваня, Тоня, Петя. Уже через минуту на коленях у Антона было столько конфет, что он их просто не съест. Каждый из детей поделился совсем чуть-чуть, но этого вполне хватило на полноценный подарок. 

Три мамаши, стояли молча, с широко открытыми ртами, наблюдая за всем происходящим. Они не ожидали ничего подобного от своих детей. Ведь их воспитывали совсем не так. Такому не учили. А маленькие человечки оказались куда более добрее своих родительниц. В их сердцах не было ненависти, зависти и яда.

 И это была не жалость. Совсем нет. Просто они поделились со своим товарищем.

дети и алкоголь


Как объяснить ребенку, зачем взрослые пьют алкоголь? Вопрос не прост. Обычно, люди отмахиваются фразой «Мал ты ещё… » или подобным бредом, суть которого сводится к тому, что «Взрослым можно». В результате у ребенка формируется понимание, что алкоголь есть признак человека взрослого, а какой ребенок не мечтает поскорее стать взрослым? Последствия подобных умозаключений представить не сложно. 

Предлагаю отвечаю на этот вопрос детям честно: «Взрослые употребл*ют алкоголь что бы стать глупее!» 
 
И это очевидный факт. Естественно, возникает второй вопрос: «А зачем взрослым дядям становиться глупее? » 

Ответ тоже не сложен: «Взрослые хотят на время вернуться в детство и отдохнуть от взрослых проблем. Самый простой способ погрузиться в детство — это стать глупее. Причем чем большее количество алкоголя употребл*ется, тем глубже погружение в детство происходит, некоторым удается откатиться до возраста младенца, который не может разговаривать и писается в штаны». 

Захочет ли ребенок после такого объяснения попробовать алкоголь? Думаю, что нет. 

Такая вот теория простая для понимания даже пятилетнему малышу.

С Новым Годом!

С Новым годом, друзья! С Новым годом, враги! 
Посылаю любовь. Закрываю долги. 
Я мечтаю о том, чтобы мы в этот год, 
Встали все как один, превратившись в НАРОД! 

По-отдельности мы – огонёчки в ночи. 
Нас легко потушить, словно пламя свечи. 
А огромный костёр ты попробуй задуть! 
Он лишь выше взлетит и явит свою суть! 

Я желаю нам всем вспомнить то, кто мы есть, 
Чтобы совесть вернуть, и отвагу, и честь. 
Мудрость предков познать, свет Души оживить 
И Планете – светить! И Вселенной – светить! 

А ещё я желаю ЛЮБВИ и тепла. 
Пусть счастливым улыбкам и не будет числа!

спец. ответ для atttonikam

В настоящий момент идейных приверженцев абсолютной монархии не так много, хотя аргументы, которые они приводят, кажется порой вполне разумными. 
Например: 

А) Должен быть человек, который стоял бы над государственными институтами, мог принимать решения, исходя из соображения морали, и не был бы скован существующим (неизбежно косным) законодательством. 

Б) Для государя интересы монарха и его семьи неотделимы от интересов государства, поэтому сам у себя воровать он не будет. 

В) Королевская власть, передающаяся наследнику, позволяет «играть вдолгую», тогда как выборная демократия ограничена сроком полномочий и власть должна быстро продемонстрировать свою успешность. 

Аргумент А) разумен, однако подобные механизмы есть и в странах выборной демократии. Президент традиционно имеет право помилования, которым пользуется, если закон разошелся с моралью. Также глава страны обычно имеет достаточную власть, чтобы своим решением «разруливать» проблемы. 

Аргумент Б), что «у себя воровать не будет», лукав. Во-первых, у каждого – своя система приоритетов, и есть масса примеров, когда в воюющем государстве на одежду августейшей семьи тратили примерно столько же, сколько на армию и флот. Во-вторых, у монарха есть куча вороватых родственников, которых надо пристроить, и замечать их шалости просто неприлично. В-третьих, у монархов имеются давние и очень запутанные родственные связи, и зачастую государства отстаивает не свои интересы, а интересы какой-нибудь внучатой племянницы. 

А вот аргумент В) разбивается о суровую действительность. Начнут монархисты рассказывать о мудрых и неподкупных монархах – а им в ответ список психов и идиотов из этих самых монархов. 

Люди, конечно, разные бывают, но именно среди монархов количество уродов как-то зашкаливает, и следует относиться к придурковатому монарху не как к досадному исключению, а как к правилу. 

Причин для общего оглупения монархов как минимум две. 

Первая – это близкородственное скрещивание. У людей имеется большое количество «вредных» рецессивных генов, которые особенно часто проявляются при браках родственников. Современные королевские семьи в основном принадлежат к нескольким семьям, из-за чего наследственных генетических заболеваний у них ну очень много. 

Достаточно вспомнить гемофилию, из-за которой во многом и приказала жить Российская империя. У Николая II был единственный наследник, больной гемофилией и способный умереть в любую секунду от легкого кровотечения. Его пользовал Григорий Распутин, умевший «заговаривать кровь», чье недостойное поведение в огромной мере послужило ненависти к царской семье и власти. 

Конечно, конюхи и садовники «разбавляют» гнилую королевскую кровь, однако умные люди в эту категорию редко попадают, что также не соответствует повышению королевского интеллектуального уровня. 

В прежние годы определенным преимуществом для монархов было то, что их с детства готовили к управлению, обучали «царскому делу». Но в эпоху всеобщей доступности образования это преимущество пропало, уровень образования зависит в первую очередь от самодисциплины и настойчивости, которые у обеспеченных наследников обычно не на самом высоком уровне. 

Вторая причина оглупения монархов – суровые последствия бесконкурентной среды. Отсутствие Дарвиновского отбора приводит к снижению приспособленности вида – и в том числе к увеличению числа болезней и снижению интеллекта, нужного для выживания. Монархи уже давно живут в тепличных условиях, и поглупение у них выражено значительно сильнее. 

Поэтому сейчас и приходится отказываться от наследственной монархии – современные монархи слишком неприспособленные к жизни, чтобы осуществлять эффективное руководство страной. 

В условиях выборной демократии, на которую (хотя бы формально) перешли почти все страны мира, имеется другая проблема, которая тоже является следствием тотального оглупения людей. 

Но термин «оглупение», пожалуй, не вполне точен, более точным термином было бы «дураковаляние», которым могут заниматься и умные, но не слишком серьезно относящиеся к жизни люди. Если посмотреть на современных политиков и сравнить их с политиками прошлого, то разница бросается в глаза. Тут не только снижение интеллектуального уровня и появление огромного количества клоунов от политики, но и изменение стиля поведения. Ранее политик пытался изобразить из себя человека серьезного и сдержанного. Однако такие люди современным избирателям кажутся слишком скучными. 

Поэтому современные политики, как мне кажется, часто делают вид, что они глупее, чем есть на самом деле. Хотя и здесь термин «глупее» не вполне точен, более точным термином было бы «отвязаннее». В качестве примера давайте сравним какого-нибудь пыльного и занудного Ллойд-Джорджа и Борюсика Джонсона. 

У меня есть ощущение, что современные избиратели из благополучных стран, не знающие, что такое голод, нищета и война, голосуют просто по приколу. 

Поэтому мне кажется, что в нынешней ситуации наиболее эффективным вариантом правления является что-то среднее между «балаганом выборной демократии» и «монархией вырожденцев», то есть вождизм. Мне резко не нравится такой вариант, но логических контраргументов против него я не вижу. Все остальные альтернативы еще хуже.

Притча о любви.

Шла Любовь по лесу, с любовью осматривая всё вокруг и, засмотревшись на красоты лесной поляны, провалилась в медвежью яму. Сама выбраться не могла и стала просить о помощи проходящих путников. Первый, постоял у края ямы, подумал и спросил: 

- А деньги у тебя есть? Дело хлопотное и по времени затратное тебя вытаскивать из ямы. Ещё и испачкаюсь... А время - деньги. 

- Проходи мимо, корыстолюбивый человек. Не нужна мне от тебя помощь. 

Вскоре подошёл и второй путник. Он поинтересовался: 

- А кто ты? 

- Я Любовь. 

- Любовь? А ты красивая? Покажи личико, Гюльчатай. 

- Я не видимая. 

- Даже так...А вдруг ты ведьма крокодилья, любовью прикрываешься... 

- Проходи мимо, похотливый человек. Не нужна мне от тебя помощь. 

Сидит Любовь в яме, жажда её замучила и день к концу клониться начал. Но вот послышались шаги ещё одного путника. 

- Помоги мне, добрый человек, выбраться из ямы, иначе пропаду здесь. 

- Сейчас, сейчас, - и он стал разматывать поясной шарф, - берись за конец покрепче, тащить буду. 

Вытащил весь шарф, но на конце его никого не увидел. удивился путник и спрашивает: 

- Интересно всё же, кого я освободил из ямного плена? 

- Я Любовь и невидима. 

- Да, не всё на этом свете является видимым. 

- У тебя доброе сердце, можно я побуду в тебе и согреюсь. 

Ещё больше удивился путник и придумал, как увидеть Любовь. 

- Сидя в яме ты, вероятно, мучилась от жажды и ослабела. Сядь здесь на пенёк, а я тебе водицы в руках принесу. 

Поднёс путник воду и посмотрел на отражение, когда Любовь стала пить. И увидел сердечко любви. "Такую жительницу можно впускать в сердце", - подумал он, - заходи в меня и живи там сколько хочешь!" 

- Я наполню твоё доброе сердце любовью и никакие несчастья тебе не будут страшны. Как у тебя хорошо и приятно, я уже согреваюсь и начинаю засыпать. 

А для путника всё вокруг вдруг засветилось волшебными красками любви и радости. И он, счастливый, продолжил свой путь, неся в своём сердце самое дорогое в мире сокровище - Любовь!

Размышлялки. А скоро выборы...

  

 Суть  политики Запада против нашего народа на уровне, доступном младшей школе. Каким образом после «торжества демократии» происходил и происходит экономический геноцид населения?

 Берём счётные палочки, рекомендованные для 1-го класса и старших групп детского сада…

3+3+3+3 = 12
6+0+6+0 = 12
12+0+0+0 = 12

Скажите мне, по совести, не тая от меня горькой правды: я слишком сложные числовые ряды выстроил?!Есть у кого-нибудь непонимание вышеприведённых примеров?!Если вам трудно с ними разобраться, ну, пожалуйста, возьмите счётные палочки для первоклашек, они дешёвые и разложите на столе!

И вы воочию увидите, что наличную сумму материальных благ можно поделить на 4 или 2 кучки, или не делить. Используйте монетки, спички. 

То есть живут четыре человека, и на зарплату им выделяется 12 тугриков. Если делить на четверых, то получится по 3 на нос. Но если сумму благ, которую раньше делили на четверых, поделить на двоих – то у них возникнет «удвоение ВВП». Получатся (см. ряды для первоклашек) два ноля и две шестёрки. 

Это и есть распределение благ при капитализме. В условиях отсутствия роста производства (а где оно растёт, покажите, пожалуйста!) – увеличить доход одних, исходя из конечной, ограниченной суммы, можно только убив других.

А если сумму, выделенную на четверых – заберёт себе один? Ну, очевидно же, что если производство не росло, то он увеличит свой доход в 4 раза. А если оно ещё немножко подрастёт (мы этого 30 лет не видели, но теоретически допустим) – то возможен вариант: не в 4, а в 5 раз ( у Порошенко в 12 раз).
Из чего вытекает, что и рост производства (которого, впрочем, нет) – не панацея ни от чего. 

Важнее проследить не сам рост – а в чей карман он пошёл. История капитализма полна ситуаций, в которых параллельно шёл и рост производства и рост нищеты. И хотя это не про нас (мы пока только рост нищеты видели) – такое тоже, теоретически, может быть.

Теперь, собственно, чего хотят кандидаты в президенты и еже с ними? Они хотят буржуазной демократии и свободы рынка.Это когда государство в распределение материальных благ не вмешивается. 

И волк с ягнёнком делят их «в двустороннем формате». Арбитра, третьего, с ружьём – за столом их переговоров не сидит. Вот вы в переговорной, а вот олигарх с его миллиардами и вооружённой охраной. И как вы договоритесь, так и будет. Никто не вмешивается – ибо всем на всех наплевать, да и не свобода это, вмешиваться в заключение контрактов…
Ну и как вы договоритесь?

 Ребятки 6-7 классов, которым всякие европействующие запудрили мозги, вы уже проходили счётные палочки, давайте напряжём ум.Есть сумма 12. И вы её делите: волк и ягнята. Будет волк её делить 3+3+3+3? Сами-то как думаете?

Мне кажется, что будет 12 и три ноля. А вам?

Теперь о буржуазной демократии. У нас четыре кандидата, у одного 12, у трёх других три ноля. Как вы думаете, кого выберут? Не кажется ли вам, что абсолютная экономическая зависимость ноликов делает абсолютно предсказуемым итог выборов в такой обстановке?

И дело даже не в том, что ноликам не на что выдвигаться, не на что вести избирательную компанию. Это есть, но не это главное. У ноликов нет не только денег на выборы, но и времени активно там вращаться.

 Они ходят на работу, добывая пропитание в ежедневном режиме: сегодня схалтурил, завтра уже помер. А кто им выдаёт жизнь утром до вечера? Тот, кто всё прибрал к рукам. Они - абсолютно зависимы. У них нет базиса для собственной политики, собственного мнения.Такому человеку не то что избраться куда-то, даже просто стоять на площади некогда.

Я ещё раз вам говорю: можно 12 разложить на 3+3+3+3, а можно взять целиком. Каждые 12, взятые целиком – это три разрушенных судьбы, три погубленных семьи. Но нет сомнения, что 12 больше 3, что получать за четверых – выгоднее с финансовой точки зрения, чем за одного себя.

В психологии это называется «игра «Крысиный король».
В средневековой Англии (где ж ещё, кроме как у этих извращенцев?), чтобы извести корабельных крыс, моряки сажали несколько крыс в бочку. От голода крысы в бочке сходили с ума и начинали жрать друг друга.

Вначале три крысы расправлялись с самой слабой. Потом выискивали жертву из оставшихся трёх. Последняя крыса, победитель, самая сильная крыса-каннибал, именовалась «крысиный король». 

Матросы выпускали её на корабль, и она уничтожала корабельных крыс лучше любой кошки. Кошки, кстати, с крысами, в большинстве своём побаиваются связываться. Из 10 котов разве что один, самый храбрый, рискует стать крысоловом. 

А «крысиный король» с необратимыми изменениями психики – в то же время выглядит «своим» в крысином обществе, в совершенстве знает крысиный язык коммуникации, и думает в целом, как крыса. И крысам корабельным от него не спрятаться!

А теперь, зная эту незамысловатую историю, осознайте главное: миллионеры, выращенные в бочке нашей приватизации – это «крысиные короли». Они взяты из нашей среды и приучены к каннибализму. Конечно, человек не крыса, он сложнее, в редких, исключительных случаях может одуматься и олигарх…

Однако – всё же у большинства у них уже произведены необратимые изменения в психике, сделавшие их до конца их дней каннибалами. В среде, где 12 делилось на четыре тройки, они захапали себе всё, что было, мотивированные прибылями и стимулированные страхом. 

«Крысиный король» выделяется не просто так, а в жестокой борьбе с себе подобными. Не окажись он самым сильным – он был бы съеден каннибалом.

А вы теперь, не снимая школьных мундирчиков, хотите поиграть в выборную демократию с этими вот чемпионами каннибализма?! Вы действительно думаете, что крысиные короли приватизации обеспечат вам «равенство всех перед законом» и «независимые суды»?

Окей, соглашусь с вами. Три ноля, образовавшиеся из четырёх бывших людей – действительно равны перед законом. Именно как ноли и равны: один не важнее другого. Да и суды будут независимыми – от закона, от общества, от вас, пытающихся избрать исполнительную власть, на которую независимый суд плевать хотел: он же независимый!

Суть жизни в том, что любую сумму благ можно поделить по совести или в драке без правил. Если вы выбираете второй вариант, то помните, что 90 шансов против 10, что вы по итогам останетесь никем с ничем на руках.

Ибо опытный грабитель «бреет» чисто, как опытный комбайнёр зерна в поле не оставит.

Возьмите в руки счётные палочки, прошу вас! Если вы этого не сделаете, то вам не жить. Да и мне тоже.
 Но я старый, я своё пожил. А вы ведь и не начинали ещё! Себя-то не жалко?!

Размышлялки. Игра с шулерами.


Во всех сферах нашей жизни сосуществуют пиар (PR) вещи и её функциональность. В старину это называли «авторитетом» и «опытом». Какой бы товар не пиарили продавцы и наше окружение – проверка его функциональности неизбежна.

 Хотя, конечно, пиар предшествует проверке: прежде чем купить лампу или телевизор, автомобиль или кофемолку, мы читаем про неё, смотрим рекламы, слушаем знакомых и т.п. Однако проверка пиара практикой неотвратима: рано или поздно мы взамен чужого опыта обретаем собственный.

Одна моя знакомая купила себе «тойоту», вдохновившись пиаром «тойота не ломается». В легенде и мифе этот автомобиль неубиваем. Но, как на грех, в руках моей знакомой конкретный автомобиль «тойота» стал вдруг ломаться и буквально рассыпаться…

Может быть, это просто ей не повезло, отдельный, частный случай, который не должен бросать тень на репутацию всей «Тойоты»: как говорится, и на старуху бывает проруха. Но вряд ли моя знакомая теперь снова выберет «тойоту» или порекомендует её своим близким…

Так личный опыт перечёркивает мнение чужого авторитета. Так проверка функциональности разбивает порой дьявольски убедительные мифы пиара (PR).

Были времена, когда европейский миф достиг в нашей стране гомерических размеров неопровержимости. Только больной на голову тогда мог усомниться в пользе и необходимости «европеизации».

Она стала не просто стратегическим выбором моего народа, но и его символом веры, «церковью» с колбасным причастием. В Европу верили, как во Христа, в коммунизм, а до того в град Китеж.

Подобно тому, что «тойота не ломается» - считалось, что европействующие не бедствуют.Но, понимаете, какое дело? Лампа, кроме пиара, кроме восторженных отзывов о ней – должна ещё и светить. А если она всё время перегорает или вообще не включается – то это плохая лампа. Что бы о ней не говорили и не писали.

 И телевизор должен, кроме хвалебных отзывов, иметь ещё изображение и звук. А если у него нет ни изображения, ни звука, то вы рано или поздно поймёте, что хвалебные отзывы в гламурных журналах лгали.

Главная претензия к европейскому мифу сегодня – в том, что он не работает. Он красиво себя поставил, он красиво себя презентует, его «впаривают» опытные и даже талантливые маркетологи. С ним вообще всё в ажуре, кроме конечной функциональности.

Его все хотят приобрести, но, приобретя – не знают, что с ним делать. Европейский миф из актива превратился в пассив, который никто не хочет критиковать (боятся выглядеть чурками) – но всем приходится.Потому что он – нефункционален.

Но людям, отдавшимся ему в 90-х, как девственница растлителю, трудно осудить его самоё. Им гораздо проще и комфортнее верить, что это исполнители не те, что сама по себе Европа прекрасна, просто курс в неё прокладывали доселе плохие лоцманы.

Интересны антирейтинги европействующих украинских президентов. Примерно 70-80% населения говорят им после первого же их срока – «никогда больше». Таков антирейтинг Кравчука, таков же антирейтинг Ющенко. Консенсус по поводу этих политических трупов напоминает проклятие: никогда им больше ничего не доверять!Ничего нового и с Порошенко: все социологические исследования настроений электората 

Украины едины в одном — в рейтинге действующего президента. Многочисленные соцопросы, независимо от того, кто их оплатил, свидетельствуют, что популярность Порошенко оценивается в диапазоне от 5 до 6,5%

.Кравчук вёл укров в Европу, и стал ненавистным памятником позора. Ющенко вёл – и стал тем же. Теперь Порошенко – на тех же граблях. Туда же и Тимошенко...

Но почему-то удручающе-регулярные провалы европействующих не приводят среди украинцев к разочарованию в самом их базовом мифе, европействующем юродстве. Проклинают конкретные персоны – но не породивший их миф.

Здесь я вижу массовую неспособность к обобщающему мышлению, к индукции вывода. А это не шутки. Это серьёзное социопсихическое расстройство.

Неспособность рыбы сделать обобщающий вывод позволяет снова и снова ловить её на один и тот же крючок. Неспособность мыши сделать обобщающий вывод – позволяет снова и снова заманивать новых мышей в одну и ту же мышеловку.

Люди, которые ненавидят Кравчука, Ющенко и Порошенко – по законам логики обязаны были бы сделать вывод и о том, что все эти фигуры обобщает: европействующем юродстве.И некоторые действительно сделали.

 А большинство оказалось неспособно на такую «сложную» умственную операцию. Подсунь им свежего юродивого «Европы ради» - и они снова, забыв потерянные страшные годы, ломанутся за ним, очертя голову…

Кроме индукции в познании вменяемого человека (а невменяемость масс – главная проблема современной политики) есть ещё и дедукция. Проще говоря, кроме опыта есть ещё и логика (если она есть). Должно быть какое-то общее исходное предположение – почему вы верите, что ЭТО заработает.

Вот оно раз за разом, майдан за майданом не срабатывает. Индукция подсказывает, что предполагаемая схема достижения успеха ошибочна. А что подсказывает дедукция? Да то же самое!

В европейском мифе нет связного и целостного представления о механике или анатомии перехода. И никогда не было. В европейском мифе куда больше от псевдокульта, чем от скучной, но понятной и отработанной технологии.

Но чтобы что-то построить – надо не камлать, а знать, как строить. В нашей цивилизации существует только один метод обучения и воспроизводства: решить сложную задачу, разбив её на множество простых и понятных.

 Школьник приходит в школу неграмотным, а выходит из неё со знанием высшей математики (точнее, раньше выходил).Но ведь он же не сразу к высшей математике в первом классе приступает; его ведут от счётных палочек и зазубривания цифр!

Подобно школе строится в цивилизации и разделение труда. Каждый участник выполняет свою, порой очень скромную, часть работы – а при сборке плодов их усилий получается сложнейший агрегат.

Европейский миф, он же миф о рыночной экономике, он же миф о либеральной демократии – представляет из себя неделимое «таинство», которое ни у кого из сторонников не получается разобрать по деталям, разложить по чертежам узлов.

Попытка любой детализации – приводит нас к советского типа производственному рационализму и технологическому реализму.

Вот что ни возьми! Хотите – возьмём любой предмет, и попробуем, потренируемся в логике?

Чего нам там, в 1990-м году, не хватало острее всего? Колбасы?
Ну, давайте с колбасой рассмотрим…

Рационально мыслящий человек, в отличие от первобытного шамана, не может верить в то, что колбаса берётся сама по себе, из «воздуха свободы» и по причине альтернативных голосований.

Рационалист понимает, что колбаса (как и любой продукт) – делается.
Но если она делается на производстве, то значит, существует и технология производства! Но тогда при чём тут ваш «воздух свободы» и «альтернативные выборы»?

Технология – это делать не то, что хочется, а то, что нужно по технологии. Никакой свободы в технологиях нет, и никогда не было.В них есть совсем другое: знание или незнание, обученность или необученность, понимание или непонимание. Это касается как колбасного производства, так и любого другого. 

Если вашим людям не хватает знаний, умений, ответственности – так и говорить нужно об этой нехватке, а вовсе не о нехватке мифической «свободы»!

Школьник, срезавшийся на экзаменах, должен засесть за учебники и готовится к 
переэкзаменовке. А в режиме «свободы» и альтернативных выборов учителей он вряд ли будет отовиться к переэкзаменовке, куда вероятнее – пойдёт футбол гонять…

Если мы понимаем европейский миф, как изобилие продукта – то путь к изобилию лежит в увеличении производства продукта. Такие азбучные вещи мне даже неудобно повторять – но приходится. Потому что, как ни странно, многие этого не понимают.

Не понимают той аксиомы, что если тебе чего-то не хватает – нужно научиться производить этого больше и быстрее. Любое производство можно описать языком технологий – следовательно, можно (и нужно) запланировать и в плановом режиме осуществить.

Сюрреализм рыночного бреда – насчёт того, что мы не можем заранее планировать производство, потому что заранее не знаем, чего нам будет нужно – это бред за гранью разума и цивилизации. 

Во-первых, как это не знаем, когда очень даже знаем? Какие нужны суперкомпьютеры, чтобы рассчитать: потребность в квартирах равна количеству семей в стране? Это я вам и на счётах рассчитаю! Скажите мне, сколько семей – и скажу вам, сколько нужно квартир…

Большинство продуктов нашего потребления циклические. Базовые потребности переходят почти неизменно из года в год и по наследству. Человек из года в год потребляет определённое количество хлеба, молока, колбасы, яиц и т.п. Складываются устойчивые потребительскиепривычки, устойчивые вкусы, а следовательно – стабильный и неизменный запрос. 

Но европейский миф обещает изобилие не через единственный рациональный путь неуклонного наращивания и совершенствования производства недостающих благ. Европейский миф сулит сказочное изобилие через сказочные же заклинания и детское в своей наивности волхование.

А сказку нельзя разложить на технологии. Нельзя описать научно - схему появления продуктов на скатерти-самобранки. Или – схему набора скорости у сапогов-скороходов.

Европействующие изначально строят не механизм, а волшебную палочку. Механизм содержит в своих деталях логику цели. Волшебная палочка – логики по определению содержать не может.

Возвращаясь к колбасе, фетишу «перестройки» (о котором многие сегодня забыли как в переносном, так и в прямом смысле): чтобы стало больше колбасы, нужно больше мясного скота. В таком подходе логика очевидна: мы хотим больше продукта, и добываем больше того, из чего делают продукт.

Но европействующие повсеместно доводят мясное (как, впрочем, и молочное) стадо – до ноля. И понять их средствами логики невозможно.То ли их колбасу делают не из мяса, то ли они думают, что их будут даром кормить импортной 
колбасой (кто и зачем станет этим заниматься?!), то ли их колбасы самозарождаются из «европейских институтов».

Практика показывает, что это бред, а умному человеку и не нужно практики, он сразу же, до опыта, дедуктивно рассчитает, что в итоге европействующего юродства получится хрень.

Если масса не владеет ни способностью к обобщению, ни способностью к логике - она обречена менять ющенок на порошенок. Положение такой народной массы – трагическое, но весь трагизм вытекает из деградации мыслительных способностей.

Неспособность мыслить – подобна слепоте или глухоте. Препятствия, смехотворные для зрячего, для слепого могут стать непреодолимыми на пути к заветной цели. А глухой не услышит даже самые громкие сигналы, даже вой сирены!

Прогнозирую (с болью в душе) что мы вымрем, как мамонты, если не научимся обобщать опыт. Если мы, корчась от боли, окажемся неспособными определить источник боли.

Допустим, бандит, который сорок лет грабил на большой дороге, пригласил вас в свой роскошный дом, вызывающий восхищение своим богатством. На ваш вопрос – откуда такая роскошь – он (ясное дело) не хочет говорить вам правду. И он врёт вам, что заработал на такую домину… ловлей птиц.

А что? Он действительно на досуге увлекается ловлей певчих пташек. Он многое знает о них, в его доме несколько клеток с канарейками и чижиками. И для того, чтобы скрыть свой основной источник дохода, бандитизм, он очень старательно изображает из себя успешного птицелова…

Что вы видите?

1. Вы видите, что много лет он ловил птах в лесу.
2. Вы видите, что он построил себе дворец, подобный Версалю и Лувру.
=====================
Вы по наивности делаете самую распространённую логическую ошибку. 
То есть вы связываете птицеловство с роскошью миллионера.

Попавшись в ловушку этой логической ошибки, вы начинаете бешено заниматься птицеловством. Вы сами ловите птиц и заставляете ловить их всех своих домочадцев. Вы тратите последние гроши на литературу о лове птиц и певчих птицах.

Вся ваша бурная деятельность имеет предсказуемо-жалкий финал. Птиц мало, и они плохо ловятся. Пособия врут. На рынке птиц не покупают. А если покупают – то дёшево и совсем немного.

Вы пытаетесь добиться желанной цели, используя фальшивое средство, которое вам подсунул тот, кто хотел бы скрыть подлинные источники своего успеха.

С Европой – точно так же. Все европействующие, кроме умных (Петра I, Сталина, Косыгина и Байбакова) – копировали у Европы не причины, а поводы.

Европа добилась того, чего добилась – веками развития точных наук. Но своим подражателям подсовывает неточность шаманизма. 

Европа поднялась на жесточайших имперских диктатурах развития, на веках инквизиции – а подражателям подсовывает смесь снотворного со слабительным в виде дурмана «свободы и демократии».

Европа – это мировой бандит, веками колониализма крышевавший весь планетарный криминал. Но своих подражателей она учит быть жертвами разбоя, а не разбойниками, подобными ей самой.

Европа есть железная олигархия правящих масонерий; все выборы и референдумы в ней – «общество спектакля». А вот подражателям она навязывает демократию, толпу и дегенератизм некомпетентных быстрых выборных карьер.

Европа делает всё, чтобы расширить пропасть, отделяющую её от других народов.А европействующие делают всё, чтобы ей в этом помочь.

Размышлялки. Европейский уровень жизни.


 Уровень жизни населения стали считать не по качественным показателям потребления, а по географии. Например – сверхпопулярное выражение «европейский уровень жизни». Но ведь это терминологическая амёба, которая не содержит в себе никаких конкретных величин или индикаторов! Это просто география, которая не сообщает о себе ничего, кроме местоположения…

Разумный человек уровень жизни измеряет объёмами и удобствами. Из убеждения «я ем мало колбасы» - вырастает рациональное действие: увеличить производство колбасы. То же самое в случае нехватки жилья или автомобилей. Очень важный вопрос – достаточны ли социальные гарантии всего необходимого в моей жизни? Если нет – то мне жить страшно, неспокойно, дискомфортно. Следовательно – нужно нарастить гарантии необходимого…

Правда в том, что уровень жизни не бывает европейским, азиатским или океаническим. Он измеряется доступом человека к благам совершенно независимо от географии. В самых нищих африканских странах есть сказочно-завидные богачи, а в Париже – предостаточно клошаров. 

Реальный уровень жизни – это числа.  Против лозунга «давайте жить лучше, умнее, рациональнее» никто не будет выступать (кроме умалишённых – а вот их, к сожалению, всё больше и больше).И если бы «горе-реформаторы» изначально сосредоточились бы на повышении уровня жизни, исход реформ был бы иным.

 Но они зловеще сместили акценты с величин на географию. Вместо количества и качества продуктов стали насаждать «институты», совершенно не соотнося (не умея, да и не желая) имплант с тканями среды.

В таком виде тема «институтов» сразу же   превратилась в пересаживание слону сердца от кита – на том основании, что у кита сердце больше и мощнее. А то, что, извините, каждое сердце и каждый орган сформированы под свою анатомию, никто не думал. Сердце кита – оно хорошо для кита, сформировавшегося как кит, а слона оно просто убьёт.

Институциональные реформы заменили вопрос о добре и зле вопросом о псевдосходстве. Была поставлена задача максимально-подобно имитировать внешние формы чужого бытия, безотносительно того, как это скажется на уровне жизни людей. Так вопросы количества и качества жизни были подменены вопросами подобия и сходства с анатомически-чуждыми аналогами.

Очень важно хотя бы профессиональным экономистам отличать генерирующие мощности благосостояния от конфигурационных.Генерирующие вырабатывают благосостояние сами из себя. Конфигурационные несут деньги лишь потому, что оказались в нужном месте и в нужное время. Перенеси их на несколько километров или через несколько лет – и они окажутся сами по себе совершенно убыточными.

Чтобы было понятнее, приведу простой пример. Два человека имеют две совершенно одинаковых советских типовых квартиры. Совершенно одинаковым образом они их сдают в аренду. Но одна квартира находится в центре Киева, а другая – на окраине Кацапетовки. Финансовый анализ двух арендодателей покажет безусловное превосходство киевского арендодателя над кацапетовским.

 Но на самом-то деле кацапетовскому нечему учиться у киевского коллеги: никаких особых приёмов или технологий у того нет, а просто с местом повезло. Поменяй их местами – и ничего не изменится.

В то же время есть и генерирующие мощности благосостояния – которые можно и нужно скопировать, если они эффективны. Главное условие – сперва отделить их от конфигурационных! Не искать архитектурных особенностей у киевской хрущевки, которая позволяет ей быть настолько дороже . Ибо дороговизна киевского жилья связана не с его архитектурой, а с его местоположением. С тем, что в другое место не перевезёшь, в отличие от технологий…

Генерирующие мощности благосостояния отличаются от конфигурационных случайностей железной закономерностью: сразу после запуска они повышают уровень жизни тех, кто их запустил.Есть то, что можно скопировать, а есть то, что скопировать нельзя. Экономиста, который не умеет это различать – надо в шею гнать из профессии.

Если мы движемся правильным путём, то никаких «переходных периодов» у нас не будет, а сразу же станет лучше. Если в доме установлен телефон – то он звонит сразу же, а не после 10 лет «переходного периода». А если вместо телефонного аппарата некий Хоттабыч поставил у вас муляж, то никакой переходный период не поможет. Внешне похожий муляж не зазвонит ни через 10, ни через 40 лет.

Можно взять чужое искусство, но нельзя взять чужое естество. Ибо оно уникально. Птицефабрику можно возвести где угодно – были бы источники дешёвой энергии, а вот залежи руд, месторождения нефти, мягкий климат – вне сферы компетенции человека.

 Равно как и исторический пролог текущей ситуации: страна, 200 лет не воевавшая, не может равнять себя с обескровленной страной, лежащей в руинах после страшной войны. Это всё равно, что профессиональному бегуну тягаться с человеком, у которого ноги загипсованы после перелома.

Фундаментальная и роковая ошибка властей Украины в том, что они строили и пытаются строить (с упорством, достойным лучшего употребления) – жизнь неопределённых параметров. А это изначально обречённая долботня с очевидным изначально худым результатом.

Дело в том, что можно построить дом 4-этажный или 8-этажный. Для такого дома можно составить проект, рассчитать затраты, время, трудовые ресурсы и материалы. Почему? Потому что заранее заданы параметры!

Нельзя построить дом с неопределённым количеством этажей – так же, как нельзя построить «европейский уровень жизни» без уточнения ключевых индикаторов. Как вы сделаете проект для дома с неопределённым количеством этажей?

То же самое касается и «европейского уровня жизни».

 Допустим, мы взяли потребление среднего гражданина в европейской стране. Сразу вопрос: в какой? В ФРГ? В Португалии? В Албании?Допустим, в ФРГ. И, допустим, за 1970 год. Это необходимо, потому что в 1969 оно было иным, и в 1971 тоже стало уже иным.

 А чтобы составить табличку точных цифр, нам нужен конкретный год в конкретной стране.В табличке мы установили, сколько этот средний человек потреблял тканей, хлеба, мяса, сколько на него приходится жилплощади и т.п. Если это наш проект мечты, то мы начинаем воплощать его в нашей реальности: подтягивать существующее потребление до запланированного.

Это и только это придаёт смысл и рациональность все нашей деятельности. У нас появляются критерии оценки достижений, и критерии выявления ошибок!
Если потребление яиц вдруг сократилось, мы понимаем, что где-то маху дали. А если растёт, как планировали – значит, всё правильно делаем.

 Жизнь корректирует наши действия в соответствии с плановыми показателями. Мы точно, объективно знаем – какой руководитель хороший, а какой плохой: нам это говорят цифры.А если цифры молчат – как тогда оценить руководителя? Как это делает современный PR, с помощью обаятельных улыбок, манипуляции, поглаживания и прочей показухи?

 Ну, мы пошли этим путём, и попали в зазеркалье тотального маразма, в котором ни назначение руководителя чего бы то ни было, ни его снятие с должности толком не могут объяснить даже те, кто ставит и снимает. Ибо попросту нет тех плановых заданий, за выполнение которых награждают, а за срыв – наказывают…

Если мы имеем цель, выраженную в числе, в количестве и качестве необходимого – то мы можем подобрать и средства, и материалы, и кадры. Если же нет такой цели-числа, то мы уподобляемся попугаям, разучивающим друг от друга слова, смысла которых они не понимают. 

Можно измерить уровень жизни конкретным потреблением конкретного продукта. Но нельзя его измерить географией или псевдосходством!Говоря «европейский уровень жизни», мы уже забыли, как жила Европа в XIX веке (а там были просто смерть и ужас), и мы не знаем, как она будет жить даже в ближайшем будущем.

 Мы пытаемся уподобиться неопределённости, бездумно повторяя все кривляния и зигзаги чужого пути.Ибо нет никаких твёрдых ориентиров для себя самих, а есть подражательский экстаз, очень смутно понимающий, чему именно он так рьяно собрался подражать: то ли строителям собора Парижской Богоматери, то ли организаторам гей-парада?

Подобие и внешнее бездумное сходство – не отражают ни количества, ни качества. Формально килограмм булыжника равен килограмму алмазов, потому что килограмм. А фактически… 
Сами понимаете. Внешнее сходство веса и формы свинцового слитка с золотым не делает их равными ни по количеству, ни по качеству содержимых благ.

А все эти институты, вроде европейского парламентаризма или судебной системы прецедентного права – именно вес и форма, но не количество и не качество жизни. Можно переплавить свинцовый куб в подобие золотого слитка, тюкнуть пробу на бок – но золотого слитка не получится.

Количество и качество жизни – отражаются в конкретных показателях и дружат с числом, а не с демагогией. Их можно и нужно улучшать – но для начала нужно поставить вопрос и ответить на него: в какую сторону и какими методами?

Первая заповедь врача «не навреди!» должна стать и первой заповедью экономиста. Ибо неправильное лечение любого недуга запросто становится (у нас и стало) в сто раз хуже самого недуга. Неограниченный запретом на ухудшение жизни, экономист превращается в чудище .

Мало ли чего ему взбредёт в голову поменять – если нет твёрдого запрета на снижение достатка населения?! Он таких реформ нагромоздит, радуясь перспективам «свободного художника», что всю страну с трудов его вытошнит…

Если бы древний человек вместо изучения протыкающих свойств копья начал бы плескать в пещерных медведей водой, или посыпать их опавшей листвой, человечество бы исчезло давным-давно. Но уже первобытный человек знал: оружие не то, что я выдумаю считать оружием, а то, что действительно, объективно имеет свойства оружия.

Первобытный человек понимал это – а мы, свихнувшись на обилии жратвы в городах ХХ века – утратили это понимание. Мы разучились выделять в окружающей реальности полезное, вредное и пустое. Отсюда и теория свободного рынка, стремящаяся перечеркнуть научный подход к системе жизнеобеспечения человека.

Рыночная совокупность саму себя выставляет неделимой и непостижимой, неприкосновенной. Это и не даёт разуму сделать его работу – то есть разделить совокупность факторов на позитивные, негативные и никчёмные, пустые.

Если разумное движение есть поступательное движение от худшего к лучшему, то рыночная стихия – движется по странной траектории, непредсказуемой и лишённой определяющего вектора. Даже многолетний рост в ней ни о чём не говорит, потому что запросто сменяется таким же многолетним обвалом и упадком. Поэтому общество не восходит, а шарахается.

Понимая стратегическую ошибку «реформ», мы понимаем и выход из неё. Уйти от смутных псевдокультов сомнительных уподоблений в расчётное пространство.

В нём будет:

- Рационально поставленная цель (цели)
- Соответствие средств этим целям
- Объективная оценка функционеров, в зависимости от достижения цели или удаления от неё. 
- Соответственно, и ротация кадров согласно объективным показателям достижений/провалов, 

которые понятны каждому и могут быть предъявлены всем.

Без ясно понятой цели нельзя выбрать ни инструмента, ни работника. Если вы не решили, сапоги вам нужны или пироги – вам не помогут ни хороший сапожник, ни хороший пирожник. Вне целеполагания нет понятия профессионализма: хороший «профи» в одном может быть очень плох в другом…

Как вы можете выбрать между лопатой и половником, если вы не решили для себя – суп ли собираетесь варить или яму копать?Но ведь именно это и происходит со всеми правительствами пост-советских бантустанов: поскольку их цели не обозначены, любые инструменты и методы в их руках одинаково абсурдны.

Когда «борьбу с бедностью» ведут не выплатами, а вычетами – доводя не зарплаты, а цены и структуру платежей до европейской – это действительно уже театр абсурда. Или когда «экономическое развитие» видят в закрытии, банкротстве заводов…

Но если мы хотим сделать былью добрую сказку, а не «рождены, чтобы Кафку сделать былью» - то нужно стремиться не к формальному подобию институтов, а к устойчивому развитию, исключающему традиционный для рыночной экономики мотив «завтра стало хуже, чем вчера».
Единожды достигнутый уровень жизни должен фиксироваться, превращаться в законное право человека, а его падение – рассматриваться как кража.

Иначе безумные «реформаторы», психи и воры, постоянно будут выдавать нам погром за прогресс. А мы, лишённые рациональных инструментов измерения, подменившие количественный и качественный уровень жизни географическим уподоблением – обречены будем принимать это за чистую монету.

А нужно ли нам так жить, и такой мир детям оставить?