Профіль

rutzit

rutzit

Україна, Кам'янець-Подільський

Рейтинг в розділі:

Пошук


Поиск заметок «смехуечки» в архіві користувача «rutzit»

Кем быть?

У меня растёт живот,
Будет скоро тридцать,
Чем потешить мне народ?
Чем бы отличиться?

Господа и дамы,
В почёте - хамы,
Хамом
          стать
                 проще:
Берём мозги
                   и их
                        полощем.
Тогда - почёт,
Тогда - слава,
И Жириновский скажет -
- Красава!

Жириновским - хорошо,
А рашистом - лучше!
Я бы в дугины пошёл,
Пусть меня научат.
Запускаешь бороду,
Лепишь рожу строже,
Отключаешь здравый
Ум
Ну, и смысл - тоже.

Дугиным - хорошло,
А идиотом - лучше!
Я бы в гиркины пошёл,
Пусть меня научат.
Едешь
          на
             чужбину,
Режешь,
             стреляешь,
Свой маниакальный
                              мир
Воплотить мечтаешь.

Гиркиным - хорошо,
Говномётом - лучше!
В киселёвы я б пошёл,
Пусть меня научат.
Говномёту слово "честь"
Незнакомо,
Без мук лишних
                        совести
Придумаем
                 новости. 

Киселёвым - хорошо,
Х@йлом - интересно!
Я бы в путины пошёл,
Да занято место.

Книгу переворошив
Пробуй всё подряд,
Если хочешь от души
Прокатиться в ад.

Рыфирендум

Рыжий, ты как на стрёме стоишь?! Ты же официальное лицо, ты должен выглядеть солидно! Поправь пижаму. Ну и что, что она мятая? Зато в цвет твоего лица - фиолетовая.
Итак, товарищи пацаны! Заседание подпольной этой, как её, бля, ячейки нашей палаты объявляю открытым. На повестке дня вопрос о проведении рыфирендума о независимости нашей палаты. Наша партия... Ну чё ты Рыжий постоянно лезешь со своими вопросами? Как какая партия? Лучшая Трудовая Партия, сокращённо - ЛТП. Ты чё, сомневаешься что мы лучшие? Налейте Рыжему, пусть убедится.
Короче, товарищи пацаны, так жить нельзя! Санитары - настоящие бендеравцы, ваще обнаглели! А ведь если бы не мы, они бы остались без работы. Мы их кормим, товарищи! А они что себе позволяют? На процедуры водят, клизмы - ставят, выпить - не дают. Если бы не гуманитарная помощь патриотов из соседней палаты, нам бы нечего сейчас было наливать. Сиплый, подтверди. Ну и чё, шо кивает? Конспирацию соблюдает. Налейте Рыжему, пусть заткнётся.
Аметист, сука, ты чё, Правому сектору продался?!!! А тогда какого хрена себе больше наливаешь?!!! Руки у него дрожат... У нас рука должна быть твёрдой, как башка у Сиплого - сколько его жена била, а ему один хрен. Рыжий, ты куда засобирался?!!! Нету её тут - Сиплый перед тем, как его санитары загребли, в подвале её запер. Налейте Рыжему, пусть успокоится.
Да, о рыфирендуме. На рыфирендум выносится вопрос: Ты, падла, за независимость нашей палаты? И два ответа: Да, я - патриот, я - за независимость и Нет, я - бендеровец, я - против независимости. Это, Рыжий, уточнение специально для сомневающихся. Налейте Рыжему, пусть не умничает.
Аметист, оставь газету в покое! Во-первых, это наша скатерть, будь, твою мать, культурным, бля. Во-вторых, нам ещё булитени надо на чём-то делать. Вощем, кто за? Рыжий, когда голосуют, то поднимают руку, а не протягивают стакан. А, налейте ему - он иначе голосовать не умеет. Рыфлекс.
Сиплый, ты чем закусываешь? Шоколадкой? Ты совсем рехнулся, это же закусь идеологического противника. Вон, огурчик под табуретку закатился, будь пролетарием. Вон, смотри - Рыжий ваще не закусывает. Наш человек в доску. Налейте ему для поощрения.
Да, тут от обчествености поступил сурьёзный вопрос - а чё после рыфирендума делать? Налейте Рыжему за сообразительность. Так вот, будем формировать органы власти. Президентов у нас не будет, потому что воровать у нас нечего. Поэтому я буду пример-министром - меня несколько раз из обезьянника за примерное поведение досрочно выпускали. Мордатый будет министром обороны - у него самый шикарный дембельский альбом был. Сиплый будет министром культуры. На него стакана не хватило, так из чашки пьёт. Вона как мизинчик красиво выставил - нтилигент, бля!
У кого заначка дома осталась? У тебя, Аметист? Будешь министром финансов. Рыжий будет главой МВД. Ну и что, что он на посту не стоит, а уже лежит? Враг всё равно не пройдёт - наипнётся. А ежели враги захотят нарушить территориальную целостность нашей палаты, пусть пеняют на себя: первым моим указом будет приведение вооружённых сил в боевую готовность - выпустим бабу Сиплого из подвала. Рыжий, ты куда пополз? Это же потом будет, после рыфирендума! Вот скотина, почти всё сам выжрал, никак, в президенты метит, бля.

Полиграфка

Полиграф Лохторатский, -тилетний дядька, отданный двадцать два года тому назад молодому государству в ученье самому за себя принимать решения, в ночь на Андрея не ложился спать. Дождавшись, когда заснут соседи (подозрительные типы!), он достал из тумбочки ручку с гравировкой "Ударнику Х пятилетки" и, вырвав пожелтевши листок из блокнота с надписью "Олимпиада 1980", начал писать. Прежде чем вывести первую букву, он несколько раз пугливо оглянулся на телевизор и тихо урчащий на столе старенький комп, и прерывисто вздохнул.
"Дорогой Владимир Владимирович! - писал он. - И пишу тебе письмо. Поздравляю Вас с очередной победой - возглавлением стада редчайших улиток Забайкалья и желаю дальнейших подвигов на нелёгком поприще спасения мира. Нету у меня ни Генерального секретаря, ни товарища майора, которому я исправно писал с момента вступления в пионеры, одини ты у меня остался."
Полиграф перевёл глаза на монитор, на котором заставкой реяло кумачёвое знамя борцов за Светлое будущее и живо вообразил себе Президента Самой Великой Страны. Это маленький, но удивительно бессменный рулитель, в последнее время быд единственной надеждой Полиграфа, окружённого враждебными русофобами и предателями.
Полиграф вздохнул и продолжал писать:
"А надысь мне пришлось выпить все запасы валерьянки. Эти западенские фашиствующие бендеравцы, осоловело блестя стеклянными глазами, собрались на площади Октябрьской революции, подло переименованной на (тьфу!) майдан Незалежности, и начали требовать разрешить расписывать в загсах содомитов (Дима Киселёв подтвердит)! Соседи надо мной насмехаются, обзывают ретроградом и совком, а наши продажные олигархи по телевизору ничего, окромя этого содомского Майдана не показывают. А правды нету никакой. По телевизору - сплошная ложь: изуверы-студенты, лодыри, изобьют милиционеров - говорят, милиционеры их побили, приедет за американские деньги 150 западенцев в Киев - говорят полтора миллиона бесплатно приехало, двести тыщ трудового народа, в едином порыве, ради справедливости, объявят бессрочную акцию поддержки Таможенного союза - говорят, 50 тыщ собралось, за деньги и из-под палки, да и те уже разбежались.
Милый Владимир Владимирович, сделай божецкую милость, возьми меня отсюда, а ещё лучше, воссоединись, как раньше, нету никакой моей возможности. Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно благодарен. Буду верой и правдой служить тебе, помогать разоблачать твоих хулителей, спасать мир от жидомассонов, а также прочих твоих многочисленных врагов, которые мешают поднимать страну с колен.
Остаюсь твой верный почитатель Полиграф Лохторатский".
Полиграф свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, купленный накануне на почте... Подумав немного, он взял ручку и написал адрес:
В Кремль, Путину.
Дойдёт. Нешто не дойдёт? Разве что западенцы с црушниками попробуют перехватить...




Луч подкрался к изголовью...

Луч подкрался к изголовью,
Пробежался по руке,
И, горя большой любовью,
Взял и треснул по башке.

Зуд зачешется в поэте,
(Я ж упёртый дохрена),
И настигнет на рассвете
Сладострастная волна.

Всё! Оргазьм и вздох. Отдышка.
И стиха готов букет,
Понесу ложить вприпрыжку
В адЪ кромешный - интырнед.

Ыропорт

Почему мы все летаем,

Ясно каждому без слов,

Самолёты - лучше самых 

Поездатых поездов.


Здесь и проводы, и встречи,

От зари и до зари,

Стюардессы, ёлы-палы,

И, конечно, дьюти-фри.


С гулом мчатся самолёты,

Даже из далёких стран,

В лоу-кост валят туристы,

Есть бомжи, но нет цыган.


Вечер звёздами сияет,

До отлёта - полчаса,

Почему же раздаются

Недовольных голоса?


Ах, не стройте вы догадку,

Нами движет позитив:

Ждёт нас милая Анталья

И родной олл-инклюзив.

Дивным чародеем нам луна звездила

В плавках затвердело страстное желанье,

К музе потянулось, просто, без прикрас,

Души заполняло нежное признанье

А кого-то даже литры рвотных масс.


Мощное либидо снова прикатило,

Пробил жаркой рифмы всемогущий час,

Дивным чародеем нам луна светила,

А кому-то даже засветила в глаз.


И теперь всё в прошлом, всё, что с нами было,

Хочется скорее про конфуз забыть,

Раны этой встречи время исцелило,

Хоть кого-то всё же поздно уж лечить.


З.Ы. И у конце шото слезлительно-музыкальное.

Политическая азбука для самых маленьких

Выборы,выборы,

кандидаты - … (censored)

Шнур

 

Совесть в политике – болезнь редкая, но излечимая

Редакция

 

 

А

Азаров – друг,

Азаров – брат,

Но только если есть

Откат.

Б


Божье слово, истинный алмаз,

Богословы испохабят враз. 

В


Витюня Ющ – в святые метит,

А за базары – кто ответит? 

Г


Грач – смелый, всех и всюду хает,

Но, блин, на юг – не улетает. 

Д


Добкин Миша – молодец,

Дебильных текстов – лучший чтец. 

Е(Ё)


Ёксель-моксель, ё-моё,

К власти рвётся вороньё,

Хоть и в перьях все павлиньих,

Но ведут себя – как свиньи. 

Ж


Жизнь клепает нам урок

Из разряда мистики:

Жадность ныне – не порок,

А характеристика. 

З


Знают дети: много знать -

Президентом – не бывать. 

И


И в беде, и в радости прилизанной,

Чувствуешь какую-то несвязанность:

Дуракам законы не написаны,

Хоть прямая это их обязанность.

 

К

Кум для кума – не преграда,

Переступим, если надо,

Пусть не стонут нытики,

Что мы – не политики. 

Л


Литвин улыбкою сияет,

Наверно, что-то замышляет. 

М


Межигорский скопидом

Тащит всё в большой свой дом,

Движет им одна отрада:

Бабки есть – ума не надо. 

Н


“На” и “В” – набор предлогов,

Для политиков дорога. 

О


Ограничений ограниченностям нет.

Того и правят нами. Вот и весь секрет. 

П


Правда осушит море,

Правда раздвинет горы,

Правда – как дождь в пустыне,

Правда, не в моде ныне.

Р


Рвётся отчего-то

В Раду шустрый кто-то,

Рада мёдом мазана,

Этим всё и сказано. 

С


Симоненко – друг рабочим,

Ездить на метро не хочет. 

Т


«Ты – гибкий! Как длинный

И жалящий хлыст!»

Твердил себе дядя,

Живучий, как глист…

 

У

У партии – траур, у партии – горе,

У партии рейтинги канули в море,

А то, что страна скоро в море том будет,

Об этом не думают важные люди. 

Ф


“Фу” – запах в политике модный,

Хотя вовсе не благородный. 

Х


Холёные дяди, холёные тёти

Сидят на холёной, непыльной работе,

Они для неё лишь одной рождены,

Зачем им проблемы какой-то страны? 

Ц


Цыц, народ, закрой-ка пасть,

Мы – не ангелы, мы – власть. 

Ч


Чечет – не пахарь, не водопроводчик -

Главный в парламенте которазводчик,

Машет руками, лепя дирижёра,

Из прохиндея, подлизы и вора.

 

Ш

Шестёрки, властью ссучены,

Шить дела приучены.

И богу влепят от души,

Лишь пальцем только покажи.

 

Щ

Щедрости не ведая, жалости не зная,

Кандидаты бодрые снова обещают.

Мы же – все учёные, мы не верим всуе,

И, в порыве преданном, снова голосуем. 

Э


Энто скоко выпить нада,

Штобы верить энтим гадам? 

Ю


Юродивая власть

Опять раскрыла пасть,

Вопрос лишь остаётся:

Когда она нажрётся?

 

Я

Якунович – вот герой,

За Россию он – горой,

Всем твердит, что с нею дружен,

Но и там он нахрен нужен.

Иконостас Брокер. “Тефаль”

Клянусь четой и нечетой,
Заметки часа произволом:
Ты получил сковородой
И задолбал всех "рокенролом".

Оставил здравый смысл тебя,
И мера повернулась задом,
Своё лишь творчество любя,
Ты бредишь рукотворным адом.

И подлый мир, кривя оскал,
Крадётся за тобой, иуда,
Твой изумительный вокал
Не комментируя, паскуда.

Но ты уйми свою печаль,
В объятья "дурки" смело следуй,
Люби себя и свой "Тефаль"
Дрожащей твари проповедуй.

Шо такое “Пять сек”

Позвони пять сек,
Позвони-ка са,
Чтобы поскоре
Пришли санита.

Тихо прослези
Слыша этот во,
И в рубахе дли
Забрали с собо.

Будешь ты как ца
Ехать в дальний до
На машине бе
С красненьким кресто.

Там Наполео
Уж который го
По тебе тоску,
Мучится и ждё.

Да и главный вра
Тоже человек,
Ты его не му,
Позвони пять сек.

Эвфония

Решил развеять я печаль,
Потопал к синю морю,
А там подруга и рояль
Чернеет на просторе.

Тогда собрался в горы я -
Манят меня так дали,
Но убежал, ведь там, друзья -
Подруга за роялем.

Я в спелеологи пошёл,
Чтоб одолеть кручину,
Но под землёй я лишь нашёл
Рояль и с ним - дивчину.

Срывал с загадок я вуаль,
На небо забирался,
Но неизменно там рояль
С подругою встречался.

Теперь не знаю, как мне быть,
Чтобы не видеть кралю,
Не надо было мне курить
Опилки из рояля.
Сторінки:
1
2
попередня
наступна