хочу сюди!
 

Елена

45 років, рак, познайомиться з хлопцем у віці 40-55 років

Замітки з міткою «мемуары»

Я смотрел на нее и с трудом сдерживал выпирающий из штанов член


Иногда на приеме случаются довольно странные вещи. И даже эрекция. Читал и знаю из личного пыта, что многие доктора вполне успешно имеют сексуальные отношения с пациентками. И даже не только доктора, но и фельдшеры, медбратья и, пардон, санитары. Особенно психбольниц.

Кстати, про медбратьев, - сложно написать это слово правильно - оно неофициальное, как бы. То есть в речи есть, а в словаре официальном нет. И специальности такой нет. Довольно обидно, что четыре года я работал несуществующим эфемерным сложносоставным словом, не значащимся в словарях.

Так вот, возвращаясь к словам на букву "Э". Эротике и Эрекции. С пациентками такое бывало очень даже часто, были даже эротические метания и фантазии. Особенно помню одну пациентку из Курмана ("Курман-кемельчи", т.е. "Гнилое болото" по-татарски). Было это лет двадцать назад. Или больше. А началось вообще задолго до того, как она стала моей пациенткой. Имени, кстати, не помню.

В Курман я ездил на работу электричкой из Симферополя. Полтора часа. По столичным меркам - почти рядом. По крымским - хер знает куда. И очень часто в электричке я видел обалденной красоты девушку. Всегда в белом. В платье ли, сарафане, в футболке и брюках - но в белом и с обалденной фигурой и грудью. Всегда в белом. И глаза мельком на меня. Я смотрел на нее и с трудом сдерживал выпирающий из штанов член. Я грезил ей по ночам.

И представьте степень моего изумления и возбуждения, когда постоянная обитательница эротических фантазий, незнакомка из электрички вдруг оказалась в палате, которую я вел. Сказать, что во время утреннего обхода у меня случился шок - ничего не сказать. А ведь потом я еще должен был проводить осмотр на гинекологическом кресле, засовывая два пальца туда, что снилось полтора года.

Ситуация - капец. Вроде бы вот оно - событие всей жизни! Здравствуй, эротическая фантазия наяву.

Помню мое дежурство (это было воскресенье - персонала минимум), когда она пришла ко мне в ординаторскую. Никого. Только она и я. Ординаторскую она как бы случайно закрыла нечаянно на защелку. Если это бы на видик снять - любой режиссер оторвет с руками. Такое бывает только в жизни. Прижимания и намеки... сюжет для порнофильма.

Но я всегда был абсолютный семьянин по сути, несмотря на то, что в душе блядун. Перевел разговор на что-то посторонне-медицинское... Она всё поняла, конечно, и я проводил ее в палату. Мне было очень жаль ее и свою эротическую мечту. Но я не мог по другому. А она была готова отдаться. Пришла именно за этим, я тоже был ее эротической фантазией, как оказалось.

Вот такой я не совсем настоящий мужчина. Ну, не самец. А просто верный пес, охраняющий свое пространство. Трус, короче.

Map

любителям большевизма, коммунизма и прочих тоталитаризмов ©


Иногда на портале встречаются, так называемые "коммунисты", люди с гордостью декларирующие свои симпатии к социалистическому прошлому, стране СССР, идеологии Маркса-Ленина-Сталина. Когда пробую с ними полемизировать, выясняется, что они симпатизируют большевикам-коммунистам, даже не представляя,  на самом деле, что такое большевизм, что такое наше советское прошлое. Надо бы людям, искренне верящим в "светлое" советское прошлое, побольше читать воспоминаний участников тех событий. Одним из них является Николай Никулин. В 1941 году Николай окончил десятилетку. В ноябре того же года добровольцем ушел на фронт .Сейчас он - знаменитый ученый, историк искусств от Бога, яркий представитель научных традиций Эрмитажа и Петербургской Академии художеств. Он - глубокий знаток искусства старых европейских мастеров, тонкий ценитель живописного мастерства. У него золотой язык, прекрасные книги, замечательные лекции. Он воспитал несколько поколений прекрасных искусствоведов, в том числе и сотрудников Эрмитажа. Он пишет прекрасные рассказы-воспоминания.Но сегодня Николай Николаевич Никулин, тихий и утонченный профессор, выступает как жесткий и жестокий мемуарист. Он написал книгу о Войне. Книгу суровую и страшную. Читать ее больно. Больно потому, что в ней очень неприятная правда.
Рукопись этой книги более 30 лет пролежала в столе автора, который не предполагал ее публиковать. Попав прямо со школьной скамьи на самые кровавые участки Ленинградского и Волховского фронтов и дойдя вплоть до Берлина, он чудом остался жив. «Воспоминания о войне» — попытка освободиться от гнетущих воспоминаний. Читатель не найдет здесь ни бодрых, ура-патриотических описаний боев, ни легкого чтива. Рассказ выдержан в духе жесткой окопной правды. 
 ...
   На войне особенно отчетливо проявилась подлость большевистского строя. Как в мирное время проводились аресты и казни самых работящих, честных, интеллигентных, активных и разумных людей, так и на фронте происходило то же самое, но в еще более открытой, омерзительной форме. Приведу пример. Из высших сфер поступает приказ: взять высоту. Полк штурмует ее неделю за неделей, теряя множество людей в день. Пополнения идут беспрерывно, в людях дефицита нет. Но среди них опухшие дистрофики из Ленинграда, которым только что врачи приписали постельный режим и усиленное питание на три недели. Среди них младенцы 1926 года рождения, то есть четырнадцатилетние, не подлежащие призыву в армию… «Вперрред!!!», и все. Наконец какой-то солдат или лейтенант, командир взвода, или капитан, командир роты (что реже), видя это вопиющее безобразие, восклицает: «Нельзя же гробить людей!
   Там же, на высоте, бетонный дот! А у нас лишь 76-миллиметровая пушчонка! Она его не пробьет!»… Сразу же подключается политрук, СМЕРШ и трибунал. Один из стукачей, которых полно в каждом подразделении, свидетельствует: «Да, в присутствии солдат усомнился в нашей победе». Тотчас же заполняют уже готовый бланк, куда надо только вписать фамилию, и готово: «Расстрелять перед строем!» или «Отправить в штрафную роту!», что то же самое. Так гибли самые честные, чувствовавшие свою ответственность перед обществом, люди. А остальные — «Вперрред, в атаку!» «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики!» А немцы врылись в землю, создав целый лабиринт траншей и укрытий. Поди их достань! Шло глупое, бессмысленное убийство наших солдат. Надо думать, эта селекция русского народа — бомба замедленного действия: она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных.
  ...
   Бедные, бедные русские мужики! Они оказались между жерновами исторической мельницы, между двумя геноцидами. С одной стороны их уничтожал Сталин, загоняя пулями в социализм, а теперь, в 1941–1945, Гитлер убивал мириады ни в чем не повинных людей. Так ковалась Победа, так уничтожалась русская нация, прежде всего душа ее. Смогут ли жить потомки тех кто остался? И вообще, что будет с Россией?
   Почему же шли на смерть, хотя ясно понимали ее неизбежность? Почему же шли, хотя и не хотели? Шли, не просто страшась смерти, а охваченные ужасом, и все же шли! Раздумывать и обосновывать свои поступки тогда не приходилось. Было не до того. Просто вставали и шли, потому что НАДО! Вежливо выслушивали напутствие политруков — малограмотное переложение дубовых и пустых газетных передовиц — и шли. Вовсе не воодушевленные какими-то идеями или лозунгами, а потому, что НАДО. Так, видимо, ходили умирать и предки наши на Куликовом поле либо под Бородином. Вряд ли размышляли они об исторических перспективах и величии нашего народа… Выйдя на нейтральную полосу, вовсе не кричали «За Родину! За Сталина!», как пишут в романах. Над передовой слышен был хриплый вой и густая матерная брань, пока пули и осколки не затыкали орущие глотки. До Сталина ли было, когда смерть рядом. Откуда же сейчас, в шестидесятые годы, опять возник миф, что победили только благодаря Сталину, под знаменем Сталина? У меня на этот счет нет сомнений. Те, кто победил, либо полегли на поле боя, либо спились, подавленные послевоенными тяготами. Ведь не только война, но и восстановление страны прошло за их счет. Те же из них, кто еще жив, молчат, сломленные. Остались у власти и сохранили силы другие — те, кто загонял людей в лагеря, те, кто гнал в бессмысленные кровавые атаки на войне. Они действовали именем Сталина, они и сейчас кричат об этом. Не было на передовой: «За Сталина!». Комиссары пытались вбить это в наши головы, но в атаках комиссаров не было. Все это накипь…
... 
   Чтобы не идти в бой, ловкачи стремились устроиться на тепленькие местечки: при кухне, тыловым писарем, кладовщиком, ординарцем начальника и т. д. и т. п. Многим это удавалось. Но когда в ротах оставались единицы, тылы прочесывали железным гребнем, отдирая присосавшихся и направляя их в бой. Оставались на местах самые пронырливые. И здесь шел тоже естественный отбор. Честного заведующего продовольственным складом, например, всегда отправляли на передовую, оставляя ворюгу. Честный ведь все сполна отдаст солдатам, не утаив ничего ни для себя, ни для начальства. Но начальство любит пожрать пожирней. Ворюга же, не забывая себя, всегда ублажит вышестоящего. Как же можно лишиться столь ценного кадра? Кого же посылать на передовую? Конечно, честного! Складывалась своеобразная круговая порука — свой поддерживал своего, а если какой-нибудь идиот пытался добиться справедливости, его топили все вместе. Иными словами, явно и неприкрыто происходило то, что в мирное время завуалировано и менее заметно. На этом стояла, стоит и стоять будет земля русская.


Остается только удивиться прозорливости простого солдата, его мудрым словам - "...эта селекция русского народа — бомба замедленного действия: она взорвется через несколько поколений, в XXI или XXII веке, когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных". Стоит  ли теперь дивиться тому, что мы так живем? Ведь наши народы (и русский и украинский) так селекционированы (лучше не скажешь). Нами правят подонки. А мы разве намного лучше их? Ведь выбираем их на многочисленных выборах себе в управители...

Петровка

«Пойти что ли в магазин за пивом» — крутились мысли в голове, «или из него вернуться?»

Диски были разные. Но все — круглые и обязательно с отверстием по середине. Потому что иначе, как бы они запускались? Хотя...

— Я у вас диск купил, а он-то не запускается! — мужик выглядел злым.
Матумба выглядел пьяным.
— Как же, не запускается-то? — Матумба задумчиво извлёк протянутый ему диск из слима, прищурился и ловким движением руки запустил его в полёт, подобно тарелке фрисби. — Вот же, смотрите, как запускается отлично!
Диск разбился о стену подземного перехода.

А позапрошлой зимой, когда было -30 и Петровка была пустой, торговля вообще отличная была! Только обменов по нолям. Это плохо. Обмен-то — три гривны в карман! А продажа? Гривна, это в лучшем случае...

-32 градуса. Ёб твою мать! Продать семьдесят два диска — я, бесспорно, выдал колоссальный результат для закрытого рынка. Да при такой погоде... Три точки только работали с пираткой. Но и людей-то не было! Кофе с коньяком пил каждые пол часа. Гривен на пятьдесят его выпил. Спасибо Анжеле, в долг наливает.

«Суперхит-2004» стал плохо продаваться.
— Колян, новый год на дворе! Я полиграфию сменю, переименую в «Суперхит-2006»?
— Чебур! Это вообще две тыщи второго года сборник...
Ладно. Всё равно, попса попсой. Не в свежести в дело.

— В офисе жду!
Офис — это бар такой. Кассу там сдавали. Поэтому офис. И вместе с начальством дружно пробухивали. Забавный он человек, хоть и хороший. Мог за день заработать двадцать гривен. А мог больше трёхсот баксов! Но день начинался одинаково...
— Есть гривна на маршрутку? Опять все бабки пробухали, блин!
На тебе гривну. Пошли возьмём у Анжелы кофе, она в долг даёт. Сейчас продаж рубанём и пойдём в бильярд. Пойдём? Пойдём, куда денемся.

Любил я диски продавать. С людьми общаться. Психология, знаете ли. И товар немудрёный — всё по восемь, обмен трёшка.
— А это лицензия? — женщина в очках подозрительно вертит болванку с эмблемой «Best», чем-то напоминающую осьминога, у которго в желудке (или что там у них?) разорвалась петарда.
Лицензия, блять. Голограмму вот при вас от проездного отдираю и клею. Фреш-ап, хуле. Каждый третий вылетал в брак, писалки менялись каждый две недели. Лицензия, блять. За восемь гривен. Ну что за народ?
— Ну... Как Вам объяснить... Полулицензия, так сказать. Это писано с лицензии. По сути, то же самое. Да, можно обменять, конечно. За три гривны. На что хотите. Нет, завтра понедельник, санитарный день... А так — с десяти и часиков до шести вечера. Да, вот я подписал Вам: 32/0. Друзей приводите... У нас ассортимент постоянно обновляется.

Свадьбы, предложения и язва

Продолжаем цикл публикаций из мемуаров бабушки. Забавно иметь монету с человеком, о котором она пишет.

  В 1916-м году, будучи на 4-м курсе университета, отец был мобилизован и, как зауряд-врач (еще не окончивший учебу) направлен в качестве хирурга в военный госпиталь профессора Черняховского, где и начал работать. В это время там уже работала сестрой милосердия моя будущая мать - Таня Любич-Доманицкая, 19-ти летняя хорошенькая стройная девушка, бойкая и общительная. Она сразу произвела на 30-ти летнего Якова Мельничука большое впечатление. Он начал за ней ухаживать и Таня, несмотря на то, что вокруг нее вертелись молодые врачи из аристократических семей (даже был среди них один барон из прибалтов), все же предпочла им всем мужицкого сына и в „Татьянин день” – 25 января скромно обвенчалась с ним в церкви на Сенной площади г. Киева.
  Старшей дружкой у мамы была ее двоюродная сестра Зина Левитская, а шафером папы – его друг и сокурсник Богаевский. Папа очень хотел, чтобы шафером  был его самый близкий друг – Миша Павлов, но он уже был женат и ему не разрешалось быть шафером.
  Поскольку его жена уже ожидала ребенка, то папа с Мишей „поклялись”, что если у них родятся сын и дочь, обязательно их поженят. Так что я, еще до своего рождения уже была помолвлена с будущим сыном Павлова. Во время венчания шафер Богаевский, стоя за женихом в паре с Зиной, дружкой мамы, и держа венец над головами венчающихся, нашептал Зине с очень „значительным ” видом (но так, что слышала вторая пара дружек, которые и рассказали об этом потом): „а чи не стать би і нам з Вами у перший ряд !?”, что фактически означало предложение руки и сердца, да еще перед Алтарем.
  Но Зина только фыркнула в ответ на это серьезное предложение, а напрасно! Она так и осталась старой девой, а Богаевский стал впоследствии профессором и в мои студенческие годы был зав. кафедрой рентгенологии Киевского медицинского института. В первое мое с ним знакомство (он у нас в группе проводил семинар и со мной, как со старостой, познакомился), узнав мою фамилию спросил: „Ви Яшина дочка ?, бо похожі на нього, я одразу впізнав. А чи ще не засватані за Павловського парубка ? Він же Ваш наречений ще зі свадьби”.

После свадьбы отец с матерью стали жить в квартире с бабушкой и Наташей. Отец работал в госпитале и готовился к сдаче гос. экзамена. Сдал его летом 1916-го года, после чего получил назначение в земскую больницу местечка Вязовок (Городищенского р-на, теперь Черкасской области). А его молоденькая жена стала чахнуть, появились боли в животе, вскоре начались рвоты, она сильно исхудала. Отец попросил доцента кафедры терапии Стражеско Н.Д. (тогда еще не профессора и академика, а молодого, но уже считавшегося восходящей „звездой” среди терапевтов) осмотреть его жену.
  Стражеско не отказал и принял маму в клинике (правда, вечером, после тяжелого рабочего дня). Осмотрев ее, он определил у нее язвенную болезнь желудка, назначил режим питания, лекарства, постельный режим и холод на живот. Мама сначала строго выполняла все эти назначения, но затем, заметив, что от них ей не лучше, а хуже, боль от холода усиливается, стала потихоньку от мужа пузырь со льдом с живота снимать. Постепенно боли утихли, рвоты прекратились, а когда в мае месяце почувствовала движение плода в животе, то стало ясно, что у нее просто беременность.
  Об этом случае академик Стражеско на одной из своих лекций рассказал нам – студентам 5-го курса, приводя его как пример врачебных ошибок при диагностике заболеваний брюшной полости. А, когда я сдавала гос. экзамен, он вдруг явился в аудиторию, где сидела вся профессура, принимавшая гос. экзамен по терапии (сюда же входили: все гигиены, детские болезни, неврология, кожно-венерические, инфекции) всех их было 9 профессоров. По традиции, академику Стражеско поставили отдельно, в глубине аудитории столик и кресло, и он лично выбрал из списка экзаменуемых двух отличников, тех же, которых он таким же образом экзаменовал на 4-м курсе.


  Этими отличниками были я и Андрущенко Степан из нашей группы. Мы со Степой уже знали, как будет проходить этот экзамен и не очень переживали – за нас переживала вся профессура, сидевшая в отдалении за экзаменационным столом.
  Он просто проводил с нами беседу, ничего у нас не спрашивал, просто давал практические советы для нашей будущей работы. И вот, во время этой беседы, я и призналась, что я и есть та самая „язва”, которую он находил у моей мамы 20 лет тому назад. Он был очень удивлен и даже обрадован и расстроган этим фактом, все расспрашивал меня о дальнейшей судьбе моих родителей.

Досуг. Часть VІІІ. Мемуары

Вот случился диалог в комментариях и нахлынули на меня воспоминания. Я таки сравнительно немало попутешествовала по просторам тогдашнего СССР.
И служебные командировки в далекую Сибирь город Кемерово, и по профсоюзным путевкам к морям и горам, и случилось однажды попасть по профсоюзной бесплатной (!) горящей путевке на войну - 1989 год, Северный Кавказ - наверное это было самое начало конфликта, в интернете нашла "Война началась 14 августа 1992 года после ввода на территорию бывшей автономии Грузинской ССР войск..." а я наблюдала (да практически участвовала - выбиралась из зоны конфликта) это начало в середине июля 1989 года, наверное после 1992 года это уже невозможно было скрыть...
Может позже еще напишу об этом - есть фото еще пленочные и очень некачественные - тогда как назло заглючил мой первый фотик с электроникой, до этого обходилась полностью механическим.

Но сейчас не об этом - в 1981 году была на учебной практике в Москве. Писала письма домой. Маме мои письма очень нравились и она их хранила много лет.
Я их однажды перечитала и решила сделать сборник цитат из тех писем, ну и шутя оформила брошюрой.
А недавно нашла, перечитала... понравилось! И хорошо, что вздумалось мне сделать электронную копию, потому как моему кошаку это издание категорически не понравилось... :(
И вот теперь я могу поделиться вышеупомянутой информацией - на фото текст читать неудобно, поэтому ниже копия текста.
Итак, это лето, экзаменационная сессия и отъезд на учебную практику - в Москве поселили в общежитии железнодорожного института, а практика проходила в каком-то проектном институте. 

[ Читати далі ]

Что я делала этой ночью ( мемуары )

  Снега было раньше , как  Сказочник заказал : через забор на лыжах переезжали , лыжи у меня были короткие и широкие как у охотников на Севере . И санки тоже были , тяжеленные , до сих пор  есть , деревяшки уже протрухли , а железо еще  200 лет ржаветь будет. 
 Теперь про ночь : после поедания кутьи (невкусной) , все  селяне по православному обычаю выгоняли мороза , который в это время был и до 30 с гаком . Ночь звездная (лунная, снежная ,  буранная , тихая , вьюжная...) не важно , все -равно люди из теплых натопленных дровами хат (газа и в помине в селе  не было в 60-е )  вываливали  во дворы  и деревянными  кто чем запасся лупили по деревянным  же столбам и столбикам и просто деревьям .  При чем не молча , а кто во что горазд рассказывали морозу что ему пора .  ПО всему селу  эти стуки слышались , так люди понимали , что традиции соблюдены и мороз испугался и успокаивались и шли спать . Ночь на дворе. 












  Долупились . 
 

Странная Донбасская Война...– ВИД "ИЗНУТРИ"...Часть-5.

НИКОГДА НЕ ОСТАВЛЯЙТЕ СВОИХ ДРУЗЕЙ!!!

В то военное лето-2014 в Луганске появилось очень много брошенных
животных – породистых и ухоженных собак, кошек... Они уныло бродили
по всему городу, и некоторые из них зарабатывали себе на пропитание,
показывая чудеса дрессировки... Их хозяева, спасая свои шкуры, 
бросили на произвол судьбы своих питомцев... 

Но я столкнулся с ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛЮБЯЩЕЙ свою собаку дамой...

Однажды, когда я возвращался на велосипеде домой, ко мне привязалась
Немецкая Овчарка – она СМИРНО БЕЖАЛА РЯДОМ со мной... – наверное,
она точно так же когда-то сопровождала на прогулках своего хозяина... 
Но что я мог для нее сделать? – когда каждая копейка на счету...
Кота своего я еще кое-как мог прокормить, но большую собаку... 

У меня ДО войны была Восточно-Европейская "старушка" – но она была "МЕЛКОЙ" по сравнению с этой, и каждый день она аппетитно кушала примерно 2 литра каши + отходы со стола...
А где ж сейчас столько наберешь жратвы...
Нет, не потяну я еще и такое...
Отогнал... 
Собака обиженно глянула на меня – и прилегла в тенечке.
А я поехал дальше...


*** Фото НЕ МОЕ - просто нашел в Инете фото овчарки
с ТАКОЙ ЖЕ ВИНОВАТО-ПОНИМАЮЩЕЙ УЛЫБКОЙ...

У самого дома меня обгоняет легковушка – и резко тормозит...
Выскакивает довольно ухоженная девица: 
-"Простите, вы случайно тут на поселке не встречали Немецкую Овчарку? 
У нас во двор мина попала – кусок забора снесло, а она раненая убежала 
из вольера! Помогите! Если вдруг ее увидите, и она отзовется на "Кэти" – 
позвоните!" (дает бумажку).
*** Тогда еще мобильная связь работала, хоть и со сбоями... 
Я говорю -"Да вот только что меня сопровождала овчарка – может ваша?".
-"Ой, а где вы ее видели? Если еще увидите – позвоните, я заплачУ!!!". 
Рассказываю.., она бегом в машину – и уносится...

Часа через полтора иду на почту...– попросили забрать оттуда мою
неотправленную посылку, потому что отделение будет закрываться, 
и почта больше работать не будет... 
Захожу в коридорчик – а там, вытянувшись во весь рост на прохладном
бетонном полу, лежит ТА САМАЯ ОВЧАРКА, что меня сопровождала..
Спрашиваю у людей "Кто хозяин этой собаки?" – все молчат...
-"Сейчас мы найдем твою хозяйку!",- говорю собаке – и набираю номер.
И стою на улице, подпирая двери – чтоб она не убежала...

Девушка буквально ПОДЛЕТАЕТ к почте, резко тормозит – и со словами 
"Боже, моя Кэти! Наконец-то нашлась!!!" – забегает в коридор. 
...И через 3-4 минуты понуро выходит оттуда... 
"Это – не Кэти... Но все 
равно СПАСИБО вам за сочувствие...
Вот вам..." – и сует мне "Пятидесятку"...
-"Да вы что? Если бы вы хотя бы нашли свою псину – взял бы может,
а так – ЗА ЧТО?!  Послушайте, я не знаю, найдете ли вы свою собаку,
и жива ли она после ранения... Но может быть, ВЫ ЗАБЕРЕТЕ ЭТУ? 
Ну посмотрите на нее – она ж такая воспитанная молодая красавица!".
-"Может быть.., только все равно нашу "старушку" Кэти будем искать! 
Я сейчас переговорю с мужем – и что-то решим...".

Не знаю, что там они решили.., 
Но когда я через 10-15 минут выходил из здания, то уже не увидел 
на улице ни машины с девушкой, ни собаки...
Наверное, этой собачке сильно повезло... 
Очень хочется надеяться...

===

ИЗ ОГНЯ – ДА В ПОЛЫМЯ...

Иногда, когда появляется мобильная связь – созваниваемся мы, 
старые "аэропортовские", рассказываем друг другу, кто где сумел
"пристроиться на выживание"... НАШИХ в городе осталось всего 
четверо "стариков", а кто помоложе – разъехались кто куда...–
устроились на работу в Харькове, Днепре, Киеве... 
И половину весьма приличной зарплаты приходится отдавать 
местным "торговцам жилплощадью".., а ведь у всех СЕМЬИ, 
которые надо накормить-одеть...

Звонит однажды мой друг, с которым мы вместе проработали в одной 
смене авиадиспетчеров больше 20 лет: 
-"Ты где сейчас? – остался в Луганске – или успел выехать?".
-"Да некуда мне выезжать... А бомжевать не хочу... А КАК ТЫ?!"
-"А нас в районе автовокзала так бомбили минами, что мы трое суток
просидели в подвале... А потом мы не выдержали этого – решили уехать
на дачу под Успенку...".
-"Так именно там сейчас и БАХкают! – аж сюда слышно!",- говорю я.
-"Так ОТОЖ..! Нашу улицу в городе даже не зацепило – зато здесь 
творится ТАКОЕ!!! Блин, как "из огня – да в самое полымя" попали!
Мина взорвалась во дворе – вынесло все стекла, уже неделю сидим 
тут безвылазно в погребе! Нет ни воды, ни света, ни газа, ни связи...
Воду речную кипятим на костре в сарайчике – и на ней варим остатки
ячневой и перловой крупы, да еще картошку печем – ото и вся еда... 
А дома полный холодильник мяса.., там уже все разморозилось...  
В Луганске нам хоть было как-то не так страшно! Там хоть какая-то 
цивилизация присутствовала...".
-"Что дальше думаешь? – возвращаешься обратно?".
-"Не-е, обратно – жена боится... Может, как немного поутихнет – 
будем прорываться поближе к Одессе, к родичам...".

...Связь с ним появилась только через месяц...– когда у нас начала 
"прорезаться" мобильная связь, я получил от него СМСку...
Все же им удалось вырваться к родичам... Так и живут ТАМ... 
...А ДУШОЮ – ДОМА...

===

БЕЗХОЗНОЕ СТАДО КОЗ...

Недалеко от меня живет бабуся, которая издавна держит КОЗ...
Их молоко удивительно долго не прокисает даже НЕкипяченое,
оно само по себе стерильное и целебное. Когда-то очень давно
только козье молоко помогло нам выкормить моих двойняшек, 
когда у их мамы вдруг пропало молоко – мы тогда купили нашу 
черную с белыми ногами и "галстучком" любимицу Чару...

Договорился я с бабусей, что она будет мне оставлять по 3 литра
молочка каждые 5 дней – и вот так тоже выжил в войну = краюха 
домашнего хлеба + кружка молока – и можно полдня жить!!!
Вооот... 
Встречаю однажды запыхавшуюся бабусю...- говорит, что второй
день ищет хозяйку прибившегося к ее стаду 15 пуховых козочек...
Кормить-пасти их накладно, а молока они практически не дают.., 
к тому же, уже нашлись и охотнички "на халяву" пустить козочек 
на шашлыки – и боевая бабуся еле отбила от них чужое стадо...
Всем сообществом жаждущих людей, приходящим "на водопой", 
помогаем искать... 

И однажды объявляется хозяйка это стада – оказывается, козочки 
разбежались после обстрела Новоанновки, села в 10 км от Луганска, 
и собравшись в стадо, пошли подальше от взрывов в селе...    
Сколько искренной радости было у козочек и их хозяйки! – это надо 
было увидеть!!! Так могут любить свою хозяйку только животные...

===

ШУТКА НА БЛОК-ПОСТУ НЕ УДАЛАСЬ...

Мой Очень Далекий Родственник жил в селе Переможное, в 3 км за
Луганским аэропортом. И однажды, когда уже совсем "уХи опухли"
без КУРЕВА, а душа просила ПИВКА (и перестрелка слегка утихла) – 
он собрался "на вылазку" в Луганск...
На выезде на трассу его остановили на блок-посту, уточнили КУДА 
и ЗАЧЕМ едет – и спросив, будет ли он возвращаться, отпустили со
словами "НУ, ЕСЛИ БУДЕШЬ ВОЗВРАЩАТЬСЯ – ПРОЕЗЖАЙ!"...

На обратном пути, повеселевший от пивка и накурившийся, товарищ
решил, что он уже типа "ПОКОРЕШЕВАЛ" с ребятами – и решил без 
остановки проехать мимо блок-поста, прокричав в открытое окно:
-"Привет, бойцы! ЭТО Я ВОЗВРАЩАЮСЬ!".
*** Ну, как договорились: "Будешь возвращаться - ПРОЕЗЖАЙ!" :-)

Бойцы как-то неправильно восприняли такую вольность – и шмальнули
автоматной очередью вслед... Пять пуль прошили новенькую иномарку,
одна их них попала в ногу – и "гонщик" вынужден был остановиться...

Правда, надо отдать должное: сами подстрелили – сами же сразу 
перебинтовали, и сами доставили на подстреленой машине в больницу.
И даже не "отжали" ее – а доставили по указанному водилой адресу...
Больше он так не шутил...
---
Закон Мэрфи: выражай свои мысли ЯСНО!!!
Если есть хотя бы ОДИН шанс из 100,
что тебя МОГУТ понять НЕПРАВИЛЬНО 

значит, в 99% тебя именно так и поймут = НЕПРАВИЛЬНО! stena
===

Как обустроить Рабкрин и жить православным веганом. Горжусь

Сегодня горжусь. Совершенно негативного ревуще-брыкающегося ребенка сумел таки постепенно уболтать и расположить к себе. Расставались почти друзьями.

Фамилия у мамы очень смешная по мужу. Впрочем, девичья не лучше.

Дочитали с женой "Низкие истины". Сука редкостная, конечно этот Кончаловский. Эгоист до мозга костей, но зато почти искреннен. Хорошо, что хочет независимо творить, но очень плохо, что только для того, чтобы приобрести очередную цацку-машинку-дом. Это глупо. Хотя к старости немного поумнел. Это я так думаю, потому что начал читать "Возвышенный обман". Хоть чуть-чуть больше умного.

Мне нравится, когда люди просто пишут то, что у них в голове. Потому что художественная литература - это на самом деле красивое гавно. Ну в детстве там Жюль Верна почитать. Ну иногда под настроение что-то совсем уж красивое, чтоб потешить свои эстетические рецепторы. И всё. Я тоже могу такого насочинять, что десять критиков не разберутся. Арнольд Худышкин отдыхает. А еще не люблю всякую заумную гыдоту про то, "как нам обустроить Рабкрин" или почему святое прозрение научило меня жить правильным православным веганом. 

Простые обыденные мысли другого человека - интересны почти всегда при условии, что он умеет грамотно и более менее читабельно составлять буквы в предложения. Вне конкуренции - Лимонов. Это талант от Бога. Врожденное чувство языка. Кончаловский же пишет очень посредственно. Даже еще хуже, на два с плюсом. Тяжело, совсем не следит за ритмикой и частотой. Но искренне. 

А собой горжусь. Плачущую Анюту удалось и осмотреть и сделать другом. Из таких маленьких радостей, как по мне, и состоит жизнь. А совсем не из новых лакированных машин Кончаловского и прочих идиотов, которым завидует Василий Ливанов. Впрочем, к старости Кончаловский и сам до этого додумался. Жизнь - это то, что сейчас и от чего получаешь удовлетворение. Если радуешься от того, что сделал доброе дело - это хорошо. Если чванливо - "хорошему обществу" и дорогой машине - плохо. Это - мое мнение. Но!... Оно у меня было с рождения (ну или с тех пор, как я себя помню) , а Кончаловский пришел к этому только в глубокой старости. Дурак он, видимо по жизни. Хотя и очень везучий. 

А засыпать сегодня буду все равно, вспоминая льющую слезы и сучащую ногами Аню. Как удалось ее не только уговорить лечь на кушетку, но и осмотреть. И то, какими друзьями мы расстались.
Map

Все сложнее заставить себя. Ерундюпели против Льва Толстого

Нашел свою работу двенадцатилетней давности на винте случайно. Накатило, нахлынуло....Все сложнее заставить себя о чем-то писать и выкроить время. И клавиатура какая-то неудобная стала и мышка в руку не ложится. К счастью, все реже бываю в интернете. Хотя тут сложный вопрос в определениях. Дело в том, что я женат, если кто не знает. А супруга разницы между интернетом, компьютером или просто текстовым редактором не только не знает, но даже не понимает о чем разговор.

Пару раз пытался ей объяснить, что я не "в интернете трахаюсь", а просто пишу текст или работаю над фотографией... Бесполезно. Непоколебимая женская логика - если сидишь рядом с компьютером и не смотришь в глаза - это измена с интернетом. И сразу  истерика. А я ведь когда-то мечтал даже книгу написать...Увы.

Да и хер с ним, с интернетом. Мне лично - ничего в нем не нужно, кроме всяких ерундюпелей, без которых как раньше жил легко, так и дальше буду. Но иногда хочется или мысли попытаться выстроить или какую-то фотку до ума довести. А возможности такой нет. Супруга мне Льва Толстого сразу в пример приводит,- дескать он без компьютеров на обычной бумаге писал. Ну, согласен. Только на бумаге процесс редактирования и рождения намного сложнее. Так что, увы мне, увы... Не судьба мне стать интернет-героем или известным блогером. За полчаса в сутки, когда жена уснула, а я еще нет, написать что-то путнее практически нереально. Впрочем, к бумаге она точно также меня ревнует. Так что и Львом Толстым мне тоже не стать.

А свои самые заветные душевные строки я все-таки на бумажке пишу на кухне поздним ночером. Но такое случается всего пару раз в году и почти не публикуется. Map

Сторінки:
1
2
3
попередня
наступна